Аляска, сэр!

В начале июня 2013 выдалась вдруг-неожиданно, неделя отпуска -и я решила ее использовать с максимальной пользой. Нашла круиз из Анкориджа до Ванкувера с пятницы по пятницу. Поиск билетов показал, что возвращаться из Ванкувера будет дороже, чем неделя круиза, зато за $40 я могу доехать на поезде из Ванкувера в Сиэттл, откуда билеты уже стоили вполне разумно.

Поскольку все делалось в последний момент, расписание у меня было составлено буквально по минутам, утренние  пробки в Миннеаполисе привели меня в состояние близкое к "панической атаке," но все обошлось - я везде успела.

Итак, утро - 7:45 - аэропорт в Миннеаполисе, сдаю сумку в багаж, спокойно прохожу регистрацию и охрану - никого почти нет, и завтракаю неплохим, но дорогим кофе и захваченным из дому сэндвичем - по опыту знаю, что еда в кафешке в зале отлета терминала Хамфри несъедобна. Дома позавтракать не могла по причине предотъездной трясучки - в первый раз за 7 лет путешествую одна.

На пятом часу полета за иллюминатором появились снеговые горы - это Юкон. В самолете суматоха - кому-то стало плохо, и нас чуть не посадили в Канаде в Уайтхорс, столице Юкона и самом большом городе этой провинции. К счастью, видимо, состоянее пассажира было удовлетворительным, а ветер на земле слишком сильным, и мы все-таки долетели до Анкориджа.

Вскоре после Уайтхорс, горы стали пониже, и появились ярко-бирюзовые ленточки рек, с узкими полосками зелени по берегам. Аляскинский залив поразил бурой и мутной водой - казалось, раз реки такие яркие, то и залив должен быть бирюзовым. Потом мне объяснили, что ледники несут много каменной пыли - отсюда мутная, заиленная вода залива.

Первые впечатления от Аляски - естественно, аэропорт. Больше всего понравились бронзовые скульптуры, напоминающие о золотой лихорадке: печка, лыжи, чемоданы, коробки, тазик для промывки золота, а главное - высокие рыбацкие сапоги и удочки.Очень любопытные деревянные  птицы украшали зал второго этажа.
Анкоридж встретил ужасной жарой (по местным меркам) - 85, это почти 30.

Прилетели мы в 12:30, а в 3 часа уходил автобус в Сьюард - порт, откуда уходил мой круиз, так что времени было мало. Таксист малость покатал меня по городу, который особого впечатления не произвел. Интересными показались Центр Информации для туристов с заросшей травой дерновой крышей, белый мормонский храм - самый северный в мире, и Анкориджский Музей Изящных Искусств, окруженный скульптурами полу-людей - полу-животных.

Автобус уходил от музея и я рассчитывала его посмотреть, но времени у меня оказалось только на то, чтобы перекусить в музейном кафе. Очень вкусный рыбный суп скрасил впечатление от вполне безликого бургера и пышно названного, но невкусного "пирога из диких ягод."

Мне повезло, что я заказала билет на автобус заранее - к 3 часам набежала куча народу и кое-кому места не хватило. Дорога на Сьюард, после того как мы, наконец выбрались из бесконечных дорожных работ в пригородах, пролегала через дивной красоты полуострова Кенай.  Озера, некоторые еще с остатками льда, напоминали о старой песне "Карелия": "остроконечных елей ресницы над голубыми глазами озер"... Прозрачные быстрые ручьи, камни,разноцветные люпины... Снежные горы и яркое солнце. Совсем не похоже на Аляску, которую я представляла по рассказам Джека Лондона, ведь почти все его рассказы об Аляске   рассказывают о зиме и "белом безмолвии."

Сьюард произвел на редкость унылое впечатление - впрочем, я по сути видела практически только порт - может, где что и есть. Но порт обманул все мои ожидания: никак не представляла "терминал" круизных линий в виде огромного амбара, окруженного ржавыми конструкциями непонятного назначения, и еще каким-то строительно-индустриальным хламом. Одна радость - пропустили нас очень быстро - через 15 минут я уже шла к трапу лайнера "Милленниум". Про Сьюард  я знала, что это чуть ли не первая русская фактория на Аляске, основанная в 1793 году Александром Барановым, и ждала хоть каких-нибудь упоминаний об этом где-нибудь - не дождалась.

Поскольку это мой первый круиз - сравнивать мне было не с чем, так что на лайнере мне все понравилось. Каюта у меня была маленькая и без окна - выбор для одиночных путешественников не велик. Но мне хотелось одиночества и меня все устраивало.  Порадовал смешной зверек из полотенец, впечатлил ресторан.Каждый вечер мне оставляли экзотическую шоколадку - апельсин с валерианой, лаванда с малиной и т.д., и   целую брошюру с информацией о грядущем дне и увеселениях.
 
Чтобы не возвращаться к прозе жизни, пара заметок на будущее:
Целью моей был полный отдых от всех и всего - и я не брала свой лэптоп. Интернет на судне совершенно не стоит таких денег, которые за него просят. Хотела было воспользоваться интернет-кафе - но за 75 центов в минуту откровенно говоря, жаба заела. Да в сущности и времени не было: то завтрак, то экскурсия, то надо в джим, то в бассейн с морской водой, а в 7:30 ужин - формальный, к которому было не обязательно, но желательно переодеваться - как-то неловко в футболке и шортах, когда вокруг вечерние туалеты - не у всех, но все таки....

Тут музыкальное трио, там дуэт, в третьем салоне - гитарист, в театре- шоу, каждый день новое. Впрочем, о последних у меня особое мнение: они рассчитаны на бэби-бумеров на пенсии и меня совершенно не трогали ни песни, ни танцы, но публика в массе была в восторге. Артисты, как практически везде в Америке, отлично пели и танцевали, и молниеносно переодевались - за часовой концерт минимум раз 5.

Если не берете комп - берите адаптер для УСБ для телефона, киндла, и т.п. Мне пришлось покупать на борту за $19 (нa ebay стоит $5). Вообще, дерут за все - за упаковку tums $2.99! Так что берите всяческие мелочи.

Вечером в пятницу я уже ни на что не была способна - учитывая 3-х часовую разницу с Миннеаполисом день был на редкость длинным, так что после отличного ужина едва доползла до каюты и рухнула в сон.

Суббота был день чистого плавания и большую его часть я провела на палубе, любуясь пейзажами, айсбергами, и безуспешно надеясь на китов. Некоторые айсберги были голубыми, другие белыми, но встречались и полосатые - возможно, отголоски лесных пожаров.

Воскресенье - Джуно, столица штата, население зимой - около 30 тысяч, летом значительно увеличивается. Первое о чем думаешь - о золотой лихорадке и Джеке Лондоне. Но если о лихорадке тебе напоминают со всех сторон, то о ее певце - молчат как зарезанные. Впрочем, кроме "Белого клыка" его произведений здесь никто, кроме литературоведов не знает. В Джуно у меня было 2 экскурсии: первая -обзорная по городу, с заездом на ледник Менденхал и в "детский сад," где воспитывают мальков лосося.

Из достопримечательностей - виды даунтауна, дом губернатора, русская церковь Св. Николая, многочисленные стоянки гидросамолетов, деревянные мостовые и дома на "ходулях" - приливы очень мощные,  и куст рододендрона - удивило, что их много, пока не вспомнила, что Джуно на широте Тарту - не такой уж крайний север.

Ледник поразил ярко-голубым льдом - он так спрессован, что отражает все цвета, кроме голубого.Он больше всего похож на реку и айсберги совсем маленькие. Говорят там пропасть медведей и все мусорки оборудованы замками.  Очень понравились мхи и лишайники - они первыми заселяют голые скалы, оставленные отступающим ледником, который за последне 50 лет сильно сократился на 1.75 мили. А за последние 500 лет всего на 2.5 - вот тебе и глобальное потепление...

"Детский сад" (hatchery) для рыб (разных видов красной рыбы - кижуч, нерка, горбуша, и т.д.) - это место, где мальков "воспитывают" в родной воде, чтобы они потом вернулись туда из океана. Я видела первую стадию - икринки превратились в alevin или sac fry. Потом они воспитываются в хатчери от 3-х до 6 месяцев (у некоторых видов до года), пока они не "запомнят" химический состав родной реки и не изменятся настолько, что смогут жить самостоятельно в океане, где они будут резвиться 3-5 лет, чтобы вернуться, отдать икру и погибнуть.

Понедельник: Скагуэй - крохотный городишко - население меньше 1000, давно пережил свой расцвет. Когда-то в нем живало до 30 тысяч человек, а сейчас летом приезжают сезонные работники и он разбухает до 3-х тысяч. Основное занятие - обдирание туристов. Количество ювелирных и сувенирных магазинов зашкаливает. Большинство магазинов закрывают двери в октябре-ноябре. Единственная причина по которой сюда заходят круизы - железная дорога, остатки узкоколейки столетней давности, которая раньше возила старателей с их обязательной тонной припасов, а теперь туристов на Чилкут. А Смок Беллью шел пешечком да еще и с грузом на спине - 150 фунтов это 68 килограмм. "Эй, вы, нынешние - нут-ка!" К сожалению, экскурсию на Чилкут, на которую я записалась - отменили, так что я просто погуляла по городу.

Пожалуй самое любопытное здание - нынешнее бюро информации для туристов, а изначально штаб-квартира Арктического Братства, ныне не существующей организации старожилов Аляски. Построили его из плавника, собранного членами братства, в 1899г. 8833 коряги были тщательно реставрированы в 2005.Серебристо-серый плавник красиво смотрится на фоне ярко-голубого неба и сочной зелени, но зимой, вероятно сливается с заснеженным пейзажем.

Кладбище старателей. В том числе там похоронены две местных знаменитости: Склизкий Смит, жулик разыгрывавший Робин Гуда, и участник дуэли с ним Фрэнк Рейд. Смит, помимо прочего, прославился тем, что организовал "телеграф", якобы посылавший телеграммы родственникам старателей по 5 долларов за штуку, хотя на самом деле телеграф в Скагуэее появился через 3 года после его смерти.

Вторник:  Icy Strait Point. Ничего сказать не могу, поскольку на берег не сходила: что-то навалилась такая усталость, что желания посмотреть "туристическую приманку" не возникло. К тому же я всегда несколько неловко себя чувствую перед индейцами - выросшей на романтических описаниях краснокожих у Мая, Купера, Тернера и т.д., мне больно видеть остатки некогда интереснейшей цивилизации, и потомков Чингачгука, развлекающих туристов, за кусок хлеба.

Мне доводилось бывать в нескольких резервациях - не смотря на благосостояние, чувствуется какая-то забубенность и пофигизм: новые машины уже побиты и грязны, добротные дома запущены, окружены кучами хлама... в общем, упадок. У людей отняли привычный образ жизни, а в новую они так и не вписались. У меня была студентка, Лакота, умница, красавица, а учиться не смогла - она жила "по индейскому времени" - ни разу за 3 года она не пришла на занятия во-время. Вернулась обратно в резервацию.

С теми индейцами, с кем довелось общаться поближе, находилось много общих тем для разговоров, и сложилось впечатление, как об очень приятных и дружелюбных людях. Однако, однажды, в ответ на просьбу поговорить о народных методах лечения, мне довольно жестко было отказано:" Вы у нас отобрали землю, а теперь еще хотите отобрать и душу." В дальнейшем, с этой целительницей (medicine woman) мы пообщались вполне миролюбиво, и она объяснила, что ее и других целителей беспокоит нашествие псевдо-шаманов. Не так давно в церемонии, проводимой таким самозванцем, погибло несколько человек, что, разумеется, компрометирует и настоящих целителей и саму идею. Для индейцев целитель не профессия, а истинное призвание - не ты выбираешь, тебя выбирают.
 
Среда: Кетчикан, самый южный город Аляски, население 13 тысяч, летом увеличивается вдвое. Гид, которая везла нас в парк Потлач, оказалась ужасной болтушкой и в деталях рассказала нам о жизни "гастарбайтеров" -приезжают в начале апреля, живут в общежитиях (ей повезло - она одна в комнате, многие живут по двое), уезжают в октябре. Все безумно дорого - ее комната $600 в месяц, для экономии, питаются в основном, рыбой, которую зачастую даром отдают туристы-рыбаки. Она работает на 3-х работах, зато может отдыхать остальные 5 месяцев в году.

Потлач парк был построен на месте поселения тлинкитов, в русских источниках "кOлоши" и даже "кAлоши." Племя до прихода белых занималось в основном рыбалкой, главным образом на лосося и сельдь, как в реках, так и в море, а также охотой. Хорошо владели ремеслами, строили каноэ, вырезали из дерева тотемные столбы, посуду, утварь, простую мебель, плели корзины, циновки, изготовляли ткани. Ещё до прихода европейцев умели обрабатывать железо. Среди орудий труда тлинкит использовали остроги, гарпуны, плетёные ловушки для рыб, сачки, деревянные и костяные рыболовные крючки, ножи и дубинки для глушения рыб и тюленей.

Русская экспансия привела к военным действиям - только тлинкиты, из основных племен, населявших Аляску (алеуты, хайда,цимшианы, и т.д.) оказали серьезное сопротивление и военные действия продолжалисьс 1792 по 1855 год. юбопытно, что только в октябре 2004 года по инициативе старейшин клана киксади и американских властей на священной поляне тлинкитов состоялась символическая церемония примирения России с индейцами. Россию в ней представляла Ирина Афросина — прапраправнучка первого главного правителя русских колоний в Северной Америке Александра Баранова.Об этом на экскурсии не говорят – это я со времен увлечения Джеком Лондоном интересовалась тлинкитами.

Тлинкиты были отнюдь не красавцами - они специально деформировали черепа младенцев,чтобы лоб был узким, а скулы высоким, а в  нижнюю губу вставляли диск диаметром до 12 см. Лица они раскрашивали разными цветами: черной, белой, охристой. Впрочем, это все касалось мужчин и к середин 19 века вышло из моды. Женщины тинклитки были весьма миловидными и иметь "индейскую жену"  было обычным делом среди золотоискателей.

Селения тлинкитов состояли из одного или более общинных домов из кедровых досок с крышей из коры, которые строились так, что их можно было собрать или разобрать в течение дня, и при необходимости, перенести на другое место. Небольшие селения имели по 4 — 5 домов, и около 100 человек населения, крупные — до 25 домов и около 1000 человек населения. Летом на рыбалке и охоте они сооружали временные шалаши.

Как правило, эти дома были большими (до 100 футов в длину) и в каждом из них были размещены несколько семей одного клана (до 50 чел.). В общинном доме понятие "личное пространство" просто не существовало и их представления о стыдливости радикально отличались от наших. В центре дома - очаг, где пища готовилась на всех. Запасы тоже хранились в общинном "складе." Oтдельно стоит расписная коптильня - до сих пор пахнет копченой рыбой. Впрочем, возможно, семья владеющая парком, использует ее по назначению. Интересно, что тлинкиты использовали долбленые каноэ из ели и кедра, военные были украшены резьбой.

Самое главное в парке это, конечно, тотемные столбы. Как оказалось, они совершенно не обязательно изображают предков или имеют сакральное значение. Тотемы, как правило, вырезанные из цельного ствола кедра, могли быть иллюстрацией легенд или просто установлены в память какого-то события, например "потлача", о котором речь впереди,“ или любой богатый человек мог заказать себе тотем. Повезло побеседовать с мастером-резчиком: каждый тотем занимает около года. Резать начинают свежесрубленное дерево - оно высыхает в процессе. Законченный тотем раскрашивали - до появления фабричных красок, краску делали из разжеванной семужьей икры и пигмента - сажи, окиси меди, ягодного сока и глины, так что палитра весьма ограничена. Тотем нельзя чинить или жечь - он стоит пока не упадет - лет 60 - и должен сгнить, где упал.

Тотем "Песня китов" - трогательная история об охотнике, который в погоне за китами оказался на острове, и только помощь ворона, который узнал, где он, и рассказал его жене, помощь китов, которые отвезли жену на остров, и привезли пару обратно, спасло обоих. Именно поэтому киты и возвращаются каждый год.
Тотем  с историей "орлиного мальчика": Маленький мальчик любил играть с орлами - кидал им рыбу, которую брал из семейной кладовой, и смотрел, как они подхватывали ее на лету. Когда клану окончательно надоело его увещевать, они просто тихо снялись с места и оставили его на произвол судьбы. Его выкормили орлы, и впоследствии он стал богатым и знаменитым вождем племени. На мальчике необычная шляпа - такие шляпы плели из еловых корней. Она отражала социальный статус, а кольца на тулье показывали, сколько раз человек задавал потлач.

Кстати, о потлаче. Пoтлач — своего рода экономическая "пирамида" и своего рода война за влияние и авторитет: устроитель потлача приглашал всех родственников и знакомых и стремился поразить их своим гостеприимством: на стол выставлялось, все что было, и каждый гость получал богатые дары. Высшим шиком было разориться дотла. Самому уважаемому гостю было долгом чести устроить ответный потлач, чтобы все потраченное вернулось первому устроителю.
 
Ванкувер - порт прибытия. Обещали в пятницу в 7 утра, а выпустили с судна только где-то около 10. Однако, завтраком накормили, что оказалось очень кстати. У меня была заказана экскурсия через Viator: красные и синии автобусы ходят по определенным маршрутам и можно сойти, а потом снова сесть на любой остановке. Я планировала погулять по Чайнатауну и парку, но... пока выпустили, пока получила багаж, пока отвезла в камеру хранения... в общем, удалось мне только проехаться по двум маршрутам и поглазеть через окно на все красоты. Город очень понравился - если получится, вернусь на недельку.

Canada place Терминал круизных теплоходов и Convention Center. Много всяких едален - но, либо отстой, фаст фуд, либо безумно дорого - в лом мне платить $24 за тарелку супа. Если есть возможность, лучше поесть в городе.

Парк Стенли очень понравился. Там есть "неведомые дорожки", прекрасная набережная, классические сады, и дикие заросли, мощные красные кедры и прочие чудеса.  Наконец-то я разгадала загадку странных каменных дольменов вдоль 11 дороги в Канаде - оказывается, это древний индейский знак, означающий "Mилости просим. Мы с вами не воюем".

Из парка открывается вид на мост "Львиные ворота" - его делали те же архитекторы и дизайнеры, что делали "Золотые ворота" в Сан Франциско - неудивительно, что они похожи дизайнеры, что делали "Золотые ворота" в Сан Франциско - неудивительно, что они похожи.

Чайнатаун в Ванкувере в сущности мало чем отличается от Чайнатауна в НЙ, может чуть почище. Видела любопытный "узкий дом" - шириной в 6 футов.
Итак, покатавшись по Ванкуверу на "тролли", закусив в гнусной забегаловке Anatolia Express Restaurant (не ходите туда), забрала свои вещи из камеры хранения и поехала на вокзал.

Удобств там никаких - с трудом нашла скамейку - кто пришел позже - стоял. Нужно было проходить паспортный контроль - чистая формальность, но американский паспорт надо было показать. В отличие от аэропорта и порта тележек нет, и я с облегчением вздохнула, когда дотащила чемодан до багажного вагона.

Поезд чистый, сиденья удобные. Красота по сторонам - неописуемая - справа залив и закат, слева - то берёзка, то рябинка, то скульптура из колючей проволоки, скалы, какие-то заросли, похожие на ежевичные, если бы не бледно-розовые цветы. Сосед сказал, что это м.б. "наперсточная ягода", но я посмотрела потом - у тех цветы белые. Зато мне удалось попробовать "сёмужную ягоду" - еще в Потлач-парке. "Хоть похожа на малину, только все же не малина" - аромат очень слабый и нa вкус пресновата.

В вагоне-ресторане выбор был не большой, но все было съедобно - особенно вкусным оказался рыбный суп - чаудер комании Иварс. Поезд задержали почти на час - на границе остановили два товарняка, в которых полиция искала нелегалов, так что в Сиэттл прибыли около 11:30 вечера. Шустрый таксист - не то пакистанец, не то индус - решил везти меня в гостиницу через "через Сан-Франциско", но спасибо сайту TaxiFareFinder - Estimate Your Taxi Cab Fare, Cost & Rates, я это дело быстро пресекла, и итог был даже меньше предполагаемого.

Сиэттл оказался - неожданно - солнечным - дождь пошел только в воскресенье. В субботу с утра я озаботилась проблемой пре-регистрации на рейс, поскольку в отеле компьютер "словил вирус", потому с утра на городском автобусе поехала в даунтаун в Центральную библиотеку. Хотя дело свое не выполнила - регистрация только за 24 часа, но погуляла по даунтауну - это что-то с чем-то: тут мне стало ясно откуда взялись "американские горы". B связи с марафоном все было закрыто и предполагаемая автобусная экскурсия обломилась. В итоге я попала в Сиэттл Центр и провела там несколько часов.
 
Больше всего мне понравился музей и сад Дейла Чихули, – американского скульптора со словацкими корнями. Он родился в 1941 году в городе Такома (штат Вашингтон). С 79 года сам выдувать стекло не может, а руководит группой стеклодувов художников. Работы его надо видеть. При музее есть кафе - интерьер, в котором использованы коллекции Чихули: транзисторные приемники, открывашки, гармошки, и пепельницы - значительно интересней претенциозной кухни. Только морковный суп был ничего - остальное лучше не вспоминать.Экспозиция работ Чихули, и особенно стеклянный сад - это незабываемо, что-то неземное. Хотя я видела его работы и раньше - в нашем Миннеаполисском Музее Изящных Искусств висит его солнце, во Флориде - "Персидcкий потолок", но на открытом воздухе и в сочетании с живыми растениями его скульптуры потрясают.

Закончила день прогулкой по Чайнатауну - отменно не понравился, грязный, скучный - никакого сравнения с Ванкуверским. На этом заканчиваю историю - воскресение были уже просто сборы и перелет домой. Аляска и Вашингтон пополнили мою личную копилку штатов до 40.


Рецензии
Елена, спасибо за интересную экскурсию и
подробные путевые заметки! Очень понравилось!
С теплом и добрыми пожеланиями,

Лана Сиена   06.09.2020 16:57     Заявить о нарушении
Спасибо, Лана!

Елена Каллевиг   06.09.2020 19:42   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.