Пермские были и байки

В скромном городе Кандальске
Как-то был проездом Чехов,
Простудился: сопли, кашель.
Он о городе Кандальске
Ничего не написал.
Пастернак бывал в Кандальске,
У друзей гостил на Вильве,
Где грибами отравился,
Тут его Живаго – доктор
Подлечил и исцелил.
Здесь спускались космонавты,
Их нашел в лесу дремучем,
Хлебороб   Иван   Иваныч,
Запустив колхозный трактор,
Он домчал ребят в Кандальск.


Уникальны развлеченья
В скромном городе Кандальске,
На кондолах   кондольеры
Всех катают до Усть-Качки,
(Федерального значенья
очень местного курорта),
Пассажиры после качки,
Примут ванны непременно,
А затем плывут назад.
Многочисленны театры,
В нашем городе Кандальске,
Каждый первый местный житель
Посещать буфеты любит -
Театрал и меломан.
Есть художники в Кандальске
По ночам они рисуют на домах,
заборах, крышах,
Важно людям спозаранку,
окунуться в красоту.
Заксобрание   Кандальска,
По примеру московитов,
Размышляет, как расширить,
Площадь города родного,
Может Крым (который Крымнаш),
Взять, и присоединить
Крым уж есть, он в Закандальске,
Мы займемся Краснокамском,
И Кунгур еще не здесь...


Да, история Кандальска в глубину веков уходит...
Жил тогда на Пролетарке мещанин и муж доярки,
Иванов Сергей Петрович, тип со странной кличкой
Брит. Он с семьей ушел в Европу, занял остров
Безымянный, и для нации английской,
Там основу заложил.

Раз спросил купец заезжий,
Что на рынке на центральном бойко медом торговал:
- Как назвать нам новый город, что построили далече,
В глубине земель Российских?" -
Тут же кто-то из кандальцев - баламутов, острословов,
Так ответил: "Че тут думать, назови его Москва".

Был болен, мнил себя котом
На Комсомольском жил в полуподвале,
Встречался с женщиной, что Маргаритой звали,
Эссе писал "Кандальск как текст".
В один прекрасный день исчез.

Много новых лиц известных обретается в Кандальске,
Кондолиза Райс, к примеру, прикупила особняк,
Ей понравился пентхаус, но один слуга народа,
Продал Родину мгновенно - дом родительский
В Зюкайке, и ее опередил.
Присмотрела и купила домик маленький на Гайве,
После долгого ремонта поселилась и живет.
Пригласила как-то в гости на обед она Обаму,
Тот приехать отказался, у меня, мол, терки с Трампом,
И тогда она, в отместку, назвала свой дом" Барак".

Если с площади Восстанья,
Не по тракту, а на горку,
Справа-водная поверхность-
Мотовилихинский пруд.
Теплым летним воскресеньем,
Кондолиза Райс, однажды,
Расстелила полотенце,
И решила отдохнуть,
Час лежит она спокойно,
Два лежит она спокойно,
Ничего не происходит,
К ней никто не пристает,
Ей немножечко взгрустнулось,
Я, подумала, старею...
Обустроен быт кандальцев,
Есть порядок и покой.

Кандальска самый центр,
Зеленый Дом ученых,
Куб Кристалла,
За ними, в тиши деревенской,
За забором психушка лежала,
Люди там приходили в себя
От невзгод и запоя,
Находили себя
В годы культа и в годы застоя,
Там густились кусты,
И деревья росли - великаны,
На сучках тех деревьев,
Частенько висели стаканы,
И, гуляючи с девой младой,
Средь дерев - великанов,
Мы любили ловить
Преломленье лучей,
В гранях этих стаканов…
Все проходит, и рая не стало,
Злая сила Минздрава,
Болезных на Банную гору
Сослала,
Наполеонов, стыд и срам,
Всех распустили по домам,
Носителям идей великих,
Идеи, сказано, забыть,
Попроще быть, и просто жить.
Психушка снесена,
Деревья спилены,
Там строятся дома.
Им пожелаем, чтоб
стояли плотно крыши,
А людям в здравье быть,
И не сойти с ума.


Крокодил Станислав,
Проплывая по Каме,
Анатолия съел.
Безутешная мать
Обратилась в суды,
Тетке там отказали,
И осталась она
Без сынка вековать.
Где же ваш гуманизм,
Судьи с каменным сердцем?
Почему крокодилов
Не накормит страна?
Был бы сыт Станислав,
Был бы цел Анатолий,
Да и мама его
Не осталась одна.


Юрятин или не Юрятин, но сердцу моему приятен
Пермь - городок, ведь он Москвы не хуже,
И пусть строения пожиже, улицы поуже,
Зато пошире Кама их Москвы - реки...
Какого осетра у Камской ГЭС поймали мужики!
А опера, а наш балет! А как глубоки наши лужи!
Да, город наш отнюдь Москвы не хуже.
У них полиция гоняет демонстрантов,
У нас в Перми она гнобит Мемориал,
Я полон гордости, ведь пермский губернатор,
Затратив время, нервы, прорву сил,
Почти в столицу городок наш превратил.
 

Подуло с юга, потеплело,
Капель закапала, запела,
Убрали кое - где сугробы,
Весной пахнуло, и уже,
Чернеют в центре тротуары,
В пикантно темном неглиже.
Спускаюсь к Каме по Сибирской,
Навстречу школьники бегут,
Активные, как фильмы Тарантино,
Особенно когда на карантине.
Пусть педагоги отдохнут!


Рецензии