Король мечей - глава седьмая

Несколько мгновений Робин не мог даже дышать, не то что говорить. Он смотрел на Изабеллу, пытаясь найти в ее красивом строгом лице хоть какое-то сходство с грубоватыми и тяжелыми чертами Зигфрида Мазера, но, видно, девушка унаследовала внешность матери. Робин вспомнил то утро, когда он вломился в дом Мазера в Бирмингеме. Вспомнил, что в конюшне стояли два изящных маленьких белых мула – для двух дочерей торговца. Он не видел в тот раз девочек. Сколько им могло быть лет, если для них уже были куплены собственные мулы? Лет шесть, семь, девять? Да сколько угодно. И это было десять лет назад, так что сейчас дочерям Зигфрида Мазера вполне может быть лет семнадцать-девятнадцать. Или восемнадцать. Как раз как Изабелле Вексен.
Робин заставил себя собраться.
– Зигфрид Мазер? Кажется, слышал про него, – кивнул он. – Нас ждут в порту, но тут совсем недалеко, так что пока не торопитесь. Поешьте, а я дойду до конюшни и посмотрю, чтобы оседлали лошадей.
Он вышел на улицу. Конюшня при постоялом дворе была совсем рядом, в нескольких ярдах от большого дома для гостей. Робин остановился возле входа, задрал голову, посмотрел на осеннее небо – утреннее, еще темное, набрякшее. Изабелла Вексен, дочь Зигфрида Мазера, у него в руках – и полностью ему доверяет. И даже, кажется, больше чем доверяет. Пусть Мазер и не любит свою младшую дочь – но наверняка не даст ее в обиду постороннему. Изабелла ведь говорила, что отец никогда не жалел на нее денег. Значит, Мазер все-таки ценит свою дочь. И стоит только приставить к горлу девушки нож, как можно будет вить из торговца веревки.
Робин скривился от собственных мыслей. За всю жизнь он ни разу не ударил ни одной женщины, но теперь никак не мог отогнать назойливое видение: Изабелла в его руках, трепетная, нежная, беспомощная. Хотела бы Ясмина такой мести? Хотела бы она вообще, чтобы он расправился с Мазером? Тут Робин не сомневался. Ясмина никогда не была мягкой и доброй, не была и не считала нужным притворяться. Но только она знала, какой он на самом деле, и только она могла посмотреть на него из-под опущенных ресниц так, что под этим взглядом Робин становился в сто раз смелее, сильнее и лучше самого себя.
Он заглянул на конюшню, велел конюху седлать лошадей, опять вышел на улицу и, постояв немного под холодным октябрьским ветром, вернулся в харчевню.
– А вы так и отправитесь в порт без завтрака? – спросила Изабелла.
Робин криво улыбнулся. Каждая переправа через пролив была для него настоящим мучением. Он знал, что от Саутгемптона до Гавра плыть придется намного дольше, чем от Дувра до Кале, и, хотя до отправления корабля еще оставалось немного времени, – от мыслей о еде ему уже сейчас было не по себе. Робин помнил первую поездку из Англии во Францию, когда десять лет назад вместе с Ясминой и Гаем Гисборном он плыл за сокровищами Саладина. В тот раз Ясмина научила его самому верному средству от морской болезни – просто заснуть. Но тогда он мог полностью довериться ей и спокойно уснуть, зная, что она рядом. А сейчас он отвечает за Изабеллу. И хотя кривой Пит уверял, что никто из команды не посмеет даже прикоснуться к девушке, да и команды-то у него всего два человека, не считая наемных гребцов из здешнего порта, – Робин понимал, что нельзя терять бдительность.
Он улыбнулся Изабелле:
– Не беспокойтесь обо мне. Вы готовы?
– Да.
– Тогда за лошадьми – и в порт.
Корабль уже ждал. Небольшое суденышко с единственным косым парусом, пока еще свернутым, едва заметно покачивалось у причала. Оно казалось совсем маленьким и хрупким, и Изабелла до последнего не верила, что на таком кораблике могут разместиться не только несколько человек, но и две лошади. Но вот коней свели по сходням, и девушка наконец поняла, что да, именно на этом корабле ей предстоит плыть в Нормандию.
– Не бойтесь, леди, – шкипер Пит широко улыбнулся, показывая немногочисленные зубы. – Эта миска только смотрится чахлой. Смелее!
– Смелее, леди Изабелла, – кивнул Хантингтон и, видя, что девушка не решается ступить на сходни, легко подхватил ее на руки.
Он перенес Изабеллу на борт, потом проследил, чтобы на корабле как следует устроили лошадей и для надежности подвязали их широкими полосами парусины под брюхо.
– Эй, – обратился Робин к Питу, – где обещанная каморка для леди?
– Сейчас. Пошли, быстро, времени нет.
Через минуту Робин и Изабелла уже осматривали отдельный закуток внизу под палубой. Дверь выглядела вполне крепкой. Робин сам проверил засов и убедился, что вломиться в каморку, не подняв шума на весь корабль, невозможно. Он снова представил себе, как приставляет к горлу Изабеллы нож. Тьфу, что за наваждение. Изабелла-то ничем не виновата. Маленькая беззащитная девочка, которая пытается побороться за свою свободу.
Девушка, молчавшая почти всю дорогу от постоялого двора, вдруг неуловимо изменилась. Они стояли возле каморки только вдвоем – Пит, показав закуток, поднялся на палубу. Видно было, что он вкалывает наравне со всей своей командой из двух человек.
Изабелла вскинула голову, посмотрела на Робина. Сдержанно улыбнулась, прищурила зеленые глаза, несколько раз поправила руками дивные каштановые кудри.
– Вы так проверяете этот засов, словно за меня боитесь, граф. Неужели думаете, что кто-то на меня может польститься?
Она шагнула чуть вперед, придвинулась к спутнику теснее, посмотрела на него беззащитно и растерянно. Нежные белые пальцы теребили крутой локон.
– Польститься? – Робин обернулся к девушке, спокойно встретился с ней взглядами, едва заметно улыбнулся. Изабелла опустила глаза. – Польститься, говорите? Почему бы и нет? Леди Изабелла, вы – одна из красивейших женщин, которых мне доводилось видеть, – он снова улыбнулся, на этот раз весело и открыто. – А может быть, даже самая красивая. Так что эти морские бродяги наверняка будут на вас засматриваться. Но не больше, не бойтесь.
            – Я и не боюсь. Вы-то, похоже, не считаете, что на меня можно засмотреться.
            – Можно, – он еще раз проверил засов. – Но не волнуйтесь, засов прочный.
            – Но я легко могу открыть его изнутри, – Изабелла снова подняла на него взор, стараясь заглянуть прямо в глаза.
            – Не советую. Ну, осматривайтесь в ваших владениях, – Робин с улыбкой пропустил девушку в каморку. – Вполне пристойно. Сейчас отправимся, и наш шкипер говорит, что, если с погодой повезет, то завтра днем мы уже будем в Гавре. Держитесь, осталось совсем чуть-чуть – и вы доберетесь до дедовского замка. Отдыхайте.
            – А вы? – спросила девушка. – Я-то проспала всю ночь на постоялом дворе. А вот вы, граф, смотритесь так, словно и не ложились.
            Изабелла снова шагнула, придвигаясь к нему поближе. Конечно, даже не ложился, хоть и привел себя в порядок под утро. Но девушка заметила и его глаза, покрасневшие и чуть припухшие, и лицо, словно потускневшее. И главное – запах. Чужой незнакомый запах, аромат заморских благовонных масел. Тетушка Матильда рассказывала ей про свойства растений, про то, как делать целебные отвары, настойки и мази, – и про разные масла Изабелла тоже знала. И где их применяют, тетушка рассказала во всех подробностях, хотя кое-какие тонкости там были вовсе не для юной невинной девушки.
            –Так что лучше вы отдохните, – сказала Изабелла, кивком указывая на тоненькую соломенную подстилку в углу. Кровати в закутке не было.
            – Спасибо, леди Изабелла, – рассмеялся он. – Обойдусь. Устраивайтесь тут. Уж на море-то вас точно не найдет ни шериф, ни отец… как там его, опять забыл?
            – Мазер. Зигфрид Мазер.
            – Да, точно, – Робин улыбнулся и, развернувшись, направился наверх.
            Оставшись одна, девушка растерянно осмотрела крошечную каморку под палубой. Сверху слышны были голоса, команды на незнакомом языке, потом Изабелла почувствовала едва уловимую качку, мягкую и ласковую, словно убаюкивающую. Она поняла, что корабль на веслах отходит от пристани Саутгемптона. Чуть позже суденышко пошло быстрее и ровнее – наверное, подняли парус.
            Изабелла повторяла про себя слова графа. Одна из красивейших женщин, если не самая красивая.
И он совсем-совсем на нее не смотрит.
Она опустилась на тюфяк в углу. Видно, Пит и команда наспех приготовились к тому, что на борту будет благородная дама: старая истрепанная подстилка была застелена чистым покрывалом, сверху лежало одеяло из овечьей шерсти, тоже вполне чистое. И покрывало, и одеяло казались здесь совершенно инородными, случайными вещами. Изабелла вспомнила, как Катрин говорила про старуху Мадлен в деревушке возле дедовского замка. Она была бы готова броситься к этой Мадлен прямо сейчас. Девушка чувствовала себя рыбкой в сетях. Стоило ей опустить веки – она видела графа, его веселые серые глаза, мальчишескую улыбку, прямую осанку. Изабелла знала, что ее сейчас ищут и люди шерифа, и наемники отца, – но отчего-то все эти дни чувствовала себя рядом с этим графом в полной безопасности.
            Сколько возьмет старая Мадлен за свою работу? И неужели граф вдруг заметит Изабеллу и на самом деле ее полюбит? Ведь всю неделю он был очень вежлив – и не больше.
            Девушка повернулась на тюфяке, устроилась полусидя, прислонившись к стене. Спать совсем не хотелось, она не успела устать, ведь было еще утро. Выйти на палубу Изабелла не решалась. Хотя она и была уверена, что ее никто не тронет, но не хотела лишний раз показываться на глаза морякам из команды Пита.
 
            Оставив девушку в каморке внизу, Робин поднялся на палубу – он знал, что на открытом воздухе, на ветру, ему куда легче будет переносить качку. Но пока море казалось совсем спокойным, и Робин надеялся, что к этому разу он наконец-то уже хоть немного привык к непрерывному изматывающему волнению воды. Заснуть, конечно, было бы неплохо, – застолье в харчевне Билли удалось. Да и потом все было на славу, и приведенные девицы оказались хороши. Особенно рыженькая – самая старшая, но зато самая умелая и бесстыжая, ей Робин оставил целый шиллинг сверху. Да, надо было выспаться, но оставить Изабеллу без присмотра он не решался. Оставалось надеяться, что его выносливости хватит и на путь по морю, и на дорогу до замка Вексенов. Тонкая полоска берега таяла прямо на глазах, и вскоре со всех сторон была видна лишь одна вода.
– Погода как по заказу, – Пит, сновавший по палубе, остановился рядом. – Ветер попутный, море спокойное. Эй, ты что уже зеленый-то, мы же еще и в море толком не вышли. Да и море-то тихое, – он посмотрел на Робина. – Правду Билли говорит, что ты лет десять назад спас его почти с виселицы?
– Да.
– Иди-ка отсыпаться. И не смотри на меня так, девушку никто не тронет, сказал же.

Продолжение - восьмая глава: http://proza.ru/2020/08/22/62


Рецензии
Прочитал, вроде неплохо, но пара вопросов возникла. Первый, совсем пустячный:
В углу лежала тоненькая соломенная подстилка. А как она её разглядела, когда позже вы пишите, что всё было застелено чистым покрывалом и одеялом? А чуть ниже подстилка вдруг в тюфяк превратилась. Непорядок это. Требуется исправить или я ничего не понял.
И второе. Вот тут вы мне прям загадку загадали. Как это ваш Робин Хороший, может даже мысленно представить себе, что он беззащитную и всецело ему доверяющуюся девушку использовать для мести своему врагу. Это нехорошо. Надо, что-то другое придумать. Он защитник всех сирых и обиженных - и вдруг такие мысли.
Жду продолжения,

Владимир Жестков   21.08.2020 10:34     Заявить о нарушении
Хочу немного высказаться в защиту автора. Соломенная подстилка не противоречит тюфяку набитому соломой. Мысли не всегда подвластны человеку, но нормальный человек не должен идти на поводу недостойных мыслей.

Владимир Сорокин 3   21.08.2020 18:57   Заявить о нарушении
Согласен. Соломенная подстилка не противоречит тюфяку, набитому соломой, но как героиня смогла разглядеть, что под одеялом и покрывалом лежит тюфяк или тощая соломенная подстилка? Это, конечно, вопрос.

Владимир Жестков   21.08.2020 19:14   Заявить о нарушении
Эх, пытаюсь влезть в вашу полемику, а родная Проза.ру меня не пускает. Ну ладно, завтра попробую, а пока между двумя Владимирами желание загадаю :-)

Ольга Суханова   22.08.2020 00:55   Заявить о нарушении
Спасибо большое за отклики! Да, для меня тоже тюфяк - частный случай подстилки, т.е. для меня никакого противоречия нет. Как увидела подстилку - ну, допустим, покрывало было кинуто небрежно. Это ж не отельная горничная застилала, а грубые суровые моряки, не слишком аккуратные.

А насчет того, что герой может мысленно представить себе что-то неподобающее... ооо, еще как может! Он же не роза в алмазах, а живой человек со своими мыслями и чувствами, далеко не всегда хорошими. Задачи придумать совсем уж идеального персонажа не было, честное слово :-)

Спасибо!

Ольга Суханова   22.08.2020 00:55   Заявить о нарушении
Ладно Ольга. Снимаю свои замечания, убедили вы меня с двух сторон.

Владимир Жестков   22.08.2020 04:58   Заявить о нарушении
Владимир Александрович, вы что! Не надо снимать никакие замечания! Я все очень ценю и мотаю на ус потихоньку :-)

Ольга Суханова   22.08.2020 08:21   Заявить о нарушении