Тихая обитель. Части 21-22

21.
В субботу, в день рождения матери Рахили, после утренней службы  за трапезой мы поздравили её. Пропели «многая лета». Матушка испекла вкусный торт. Мать Рахиль излучала любовь. После обеда матушка Фотиния  объявила, что поедем на озеро.
Меня попросила остаться в скиту. Прочитать несколько кафизм, помянники. Я согласилась.
Все уехали на рыбалку. Я сидела в тишине в трапезной и читала Псалтирь. Только кошка Мила не оставила меня одну. Она любит слушать и ласкаться, когда я читаю.
Витязь бегал во дворе отвязанный.
Вот тут и произошло ЧП. Во двор к курам, сделав подкоп, забралась лиса и стала гоняться за ними.
Витязь поднял лай, бегая возле птичьего двора. Я вышла из дома, услышав лай и  куриный переполох.
Но было уже поздно. Лиса успела утащить одну курочку, показав мне только свой хвост.
Меня возмутила такая хитрость и наглость рыжей плутовки. Ведь она каким-то непостижимым образом сумела вычислить момент, когда все уехали с подворья. Вероятно, следила и тщательно планировала свою операцию налета. Знала, что я нахожусь в доме, а не во дворе. Не испугалась, бегающего во дворе пса, зная, что он не достанет до неё. Средь бела дня быстро сделала подкоп. Надо обладать незаурядными способностями, чтобы провернуть такое дело, так успешно.
Птичий двор был полон вырванных перьев. Перепуганные куры испуганно жались к забору.
Я «обрадовала» возвратившихся с рыбалки сестер, рассказав им о происшествии. Матушка задумалась и сказала, что «на все воля Божья». Когда Господь забирает  живность, Он отводит от нас какое-то бОльшее несчастье.
На следующий день матушка пригласила всех молодых сестер на аудиенцию к себе в кабинет.
Вечером мы с Никой прогулялись на источник, и она рассказала мне, что собрание было посвящено отношению сестер к Олегу. Матушка запретила Нике общаться с ним. А вчера на озере опять сделала ему замечание по поводу прически  и велела прикрыть волосы шапкой.)))
Так и просится на язык: «Потому, что нельзя быть красивым таким,,,»
Хорошо, что хоть паранджу не надела на всеобщего любимца.
От какого же несчастья спасла нас лисица, украв курицу? Есть над чем подумать…
22.
27 мая. Сегодня, встав в 6 утра и помолившись, отправилась в Дом-2 получать свои послушания.
День был теплый, солнечный и ничто не предвещало, того, что вскоре произошло…
Я вошла в трапезную и взяла благословение у матушки, писавшей что-то за столом.
Потом подошла к шкафчику, где стояла банка со святой водой и спросила : «Можно выпить воды?»
Матушка сказала: « А как вы воду пьете, прямо стаканами?»
Меня это удивило, потому, что я пила воду маленькой 50-ти граммовой чашечкой, стоявшей в шкафу. Ответила, что пью вот этой чашечкой.
Матушка стала говорить, что Антонина только два дня назад налила банку воды, а уже в ней осталось мало…
Я не понимала, в чем меня подозревают. Что я лишаю обитель святой воды? Во мне зрел протест.
На ум приходили слова из Евангелия: «Я жаждал, а вы не напоили меня».
Это стало той последней каплей, переполнившей чашу моего терпения.
Я спросила: «Так мне что теперь и воду пить запрещено?»
Матушка  велела мне пойти в келью и успокоиться. Я пошла. Но спокойствие не наступало. Мне не хотелось здесь больше оставаться. Я взяла пластиковую бутылку и пошла на источник за водой.
Там напилась, умылась, помолилась. Во мне созрело чувство, что пора возвращаться домой. Набрала пластиковую бутылку и присела на лавочку, недалеко от источника.
Так просидела несколько часов, наблюдая за туристами, геодезистами, слушая щебет птиц и гул бензопилы рабочих. Возвращаться в обитель мне не хотелось.
Потом пошла к старому храму, обошла  вокруг него, погладила старые шершавые камни. Поднялась на колокольню. Осмотрела сверху всю панораму, ставшую мне родной за эти три месяца. Поблагодарила Господа за всё. Увидела сверху дом за ручейком. Как же я забыла о нем?
Спустилась и пошла в лес к избушке. Не дойдя метров 20 до неё, остановилась. Под большой ёлкой стоял, опираясь на неё передними лапами, хозяин избушки. Вот мы и встретились.
Медведь, увидев меня, поднял вверх одну лапу, толи приветствуя , толи прощаясь. Потом, встав на все четыре лапы, повернулся и ушел в лес.
Я тоже повернулась и пошла обратно.
Вечером матушка сама пришла ко мне просить прощения. Мы с ней примирились. Потом я попросила прощения у всех сестер.
На следующий день я уехала. В день Вознесения Господня, после праздничной службы.
Я благодарна Господу за тот опыт, который получила в обители.
Стараюсь вспоминать только хорошее, как советовала мне матушка перед отъездом, но помню всё.


Рецензии