Деревня Малюткино часть 1

(Сказка про домовых и девочку Машу)

          Вечером папа пришёл с работы и с порога радостно сообщил, что с завтрашнего дня он в отпуске.
          - Вот и хорошо, - обрадовалась мама. – Поезжайте с Машей в деревню, а я приеду через неделю, как раз к Машиному дню рождения.
          - Ура! – закричала Маша. – Мы едем в деревню к дедушке и бабушке!
          Машины дедушка Гоша и бабушка Тася жили в деревне Малюткино, с ними жили кот Маркиз и собака Жулька. Маша любила приезжать к дедушке и бабушке, но её привозили только на день-два, чтобы показать, как она выросла и какая стала умница, потому что папа с мамой много работали, а Маша ходила в детский сад. А нынче родители решили, что никуда не поедут, а проведут в деревне весь отпуск.

          Синяя легковушка притормозила рядом с палисадником небольшого домика, наличники и ставни которого были расписаны удивительными цветами и птицами. А рисовала их Машина мама, которую зовут Светлана. Мама дизайнер, и любит всё украшать и делать что-нибудь необычное и красивое. И Маше это очень нравится.
          Папа с Машей вышли из машины. Им навстречу шёл дед Гоша.
          - Ну, здравствуйте, - сказал он, - с приездом!
          - Дедушка! – закричала Маша и бросилась деду Гоше на шею.
          - Здравствуй, внученька, здравствуй! А выросла-то как за год!
          Из дома вышла бабушка в белом переднике.
          - Солнышко моё приехало! – засмеялась баба Тася и поцеловала Машу в обе щёки. – И месяц мой ясный Мишенька, сынок, приехал!
          Бабушка и папу поцеловала в обе щёки. Баба Тася пела в фольклорном ансамбле  и любила говорить образно и красиво. И Маше это тоже нравилось.
          - Ну, давайте к столу, - сказала бабушка, - проголодались, небось. Дорога-то дальняя. А у меня уже всё на столе: и картошечка горяченькая, и грибочки солёные, и огурчики-помидорчики маринованные, рыбка солёненькая да копчёненькая…
          - Ой, мама, слюнки потекли! – сказал папа. А назвал он бабушку мамой потому, что она действительно была его мамой, а Маше приходилась бабушкой. И дед Гоша был для папы самым настоящим папой, а для Маши  дедушкой.
          - К столу, к столу, - сказала бабушка и запела:

                По ухабам, по пенёчкам,
                Ехали по круглым кочкам –
                Вот умаялись, так умаялись!
                Все блины съедим мы сразу,
                Выпьем три ведра мы квасу –
                Вот умаялись, опять умаялись!

          Маша радостно прыгала вокруг бабушки и пела вместе с ней:
                - Вот умаялись, опять умаялись!

           С бабушкой было весело. Рядом с ней всегда можно было прыгать, бегать, петь и даже кричать. Она никогда ничего не запрещала, а даже наоборот поощряла:
           - Кричи, кричи, голос звонче будет!
           Когда сели за стол, дед Гоша спросил у папы:
           - Надолго?
           - На месяц, если не прогоните. Мы решили отпуск у вас провести, - сказал папа, поддевая на вилку прошлогодние маринованные маслята.
           - Это хорошо, - одобрительно кивнул дед Гоша.
           - Картошечки кладите, картошечки, - суетилась баба Тася. – И правильно! Ребёнка надо натуральными продуктами кормить с грядки, а не городской химией.
           - Света через неделю приедет, - продолжал папа. – У неё заказ срочный, надо до конца недели все эскизы сдать. А баня-то будет сегодня? Соскучился я по баньке.
           - К вечеру баньку протопим, - пообещал дед Гоша. – Маша-то в нашей бане ещё ни разу не была - всё на день, да на два приезжали. А тут счастье  привалило – целый месяц париться будем! Да, Машуня?!
           - Да! – сказала Маша, прожёвывая картошку с маслом, - только я париться не умею.
           - Научим, - пообещал дедушка.

           Днём затопили баню. Надо было, чтобы баня прогрелась, и в ней тепло было мыться. Папа таскал из колодца воду в бочки, которые стояли в бане. Дедушка колол дрова.
          Маша ещё никогда не была в бане, поэтому ей было любопытно, что же это такое. Она открыла дверь и оказалась в предбаннике. В предбаннике всё было из дерева: и стены, и лавки с двух сторон, и полки, и небольшой столик, и даже потолок. Над лавками были прибиты крючки для одежды, а под потолком висели пучки пахучих трав, веники и мочалки. В одно единственное небольшое оконце билась, жужжа, муха. В предбаннике была ещё одна дверь. Маша открыла её и заглянула внутрь. Это оказалась небольшая комната с печкой, но тоже вся в дереве, там стояли лавки, бочки с водой и пахло прелыми листьями как в лесу. Больше ничего не было.
          «А где же ванна? В чём мыться?» - подумала Маша.
          Девочка подошла к печке, в которую была вделана большая сковорода, на которой лежали огромные камни.
          «Зачем камни жарят? Чудеса какие-то».
          Маша вышла из бани и увидела папу.
          - Папа! – закричала она. – Зачем в бане камни жарят? Их есть будут?
          - Нет, их не едят, - засмеялся папа, - они нагреваются от печки, и если на них плеснуть воду, то она сразу превратиться в пар. Пар нужен, чтобы париться веником, от этого тело становиться чище.
          - Веником? – удивилась Маша. – В этой деревне вениками моются?
          - По всей матушке-России так моются, - отозвался дед Гоша.
          - А у нас в городе моются мылом, - задумчиво  сказала Маша.

          (продолжение следует)


Рецензии