Деревня Малюткино часть 4

          Утром она проснулась оттого, что солнечный лучик трогал её реснички, пытаясь заглянуть в глаза. Маша соскочила с постели и засмеялась.
          - Ты чего так рано проснулась? – удивилась бабушка. – Ещё  можно поспать.
          - Меня солнышко разбудило.
          - Ну, раз само солнышко разбудило, значит, оно что-то тебе показать хочет, - таинственно сказала баба Тася.
          - А что? – шёпотом спросила Маша.
          - Этого я не знаю, - тоже шёпотом ответила бабушка. – Оно каждому разное показывает. Мне песенную радость в каждом цветке, птичке или облачке…
          - А мне?- спросила Маша.
          - Тебе что-то другое. Да ты сама это поймёшь, когда петь захочешь, или  интересно и радостно жить станет.
          - Бабушка, можно я тогда пойду к солнышку?
          - Можно. У нас в деревне всё можно. Одевайся, выпей молока с хлебом и беги к солнышку узнавать его секреты.
          Маша быстро выпила молоко, сунула в карман кусок хлеба, и выскочила на крыльцо.
          Из-под крыльца вылезла собака Жулька и радостно завиляла хвостом.
          - Здравствуй, Жулька, - погладила Маша собаку по голове, - тебя тоже солнышко разбудило?
          - Гав, - весело гавкнула Жулька.
          - Тогда пойдём вместе узнавать его секреты.
          Маша побежала по дорожке через огород, Жулька, весело подпрыгивая, за ней. Они вышли через огородную калитку и подошли к бане. Жулька сразу нашла чей-то след и, бросив Машу, побежала, уткнув нос в землю, вверх по ручью.
          Маша открыла дверь и заглянула в баню.
          - Эй! Мухля! Ты здесь? – спросила она.
          - Ну чего кричишь? Баннику спать мешаешь, - проворчал Мухля с верхней полки.
          - Так уже солнце взошло, - сказала Маша. – Вставать пора.
          - Рабочему баннику спать не мешай! - строго сказал Мухля. – Я знаешь, как умаялся, пока твоего папу мыл! Заслужил отдых!
          - Извини, - сказала Маша. – Я вчера сказала папе, что ты его мыл, но он, по-моему, не поверил.
          - Как всегда! Моешь, стараешься, а никто в тебя не верит, - Мухля сел на полке.
          - Я верю, - тихо сказала Маша.
          - Ну и верь! Сон перебила, - пробурчал человечек. – У тебя поесть ничего не найдётся?
          - Только хлеб.
          Маша достала кусок утреннего чёрного хлеба, который не съела за завтраком. Мухля сел на лавку рядом с ней и стал его жевать.
          - Баба Тася пекла, - он понюхал кусок, - на хмелю тесто месила. Вкусно.
          - А хмель - это что?
          - Растение такое с шишками. На них закваску делают, чтобы тесто поднималось. Я за свои пятьсот лет, что живу в бане, только такой хлеб и люблю. Дрожжи-то недавно придумали, но я их не жалую…
          - Так тебе пятьсот лет? – удивилась Маша, она уже умела считать до тысячи.
          - А тебе сколько? - спросил Мухля.
          - Пять. Но через неделю уже будет шесть!
          - Если нас с тобой сравнивать, - почесал затылок Мухля, - то мы с тобой одногодки. Домовые, банники и прочие из нашего рода живут по многу тысяч лет.
          - И всё в одной бане?
          - Зачем? Все постройки с годами приходят в негодность: стареют, разрушаются, а иногда сгорают. Тогда мы ищем себе новое жильё. Но, чтобы хозяева были добрые, приветливые как твои дедушка с бабушкой, тогда и мы им в хозяйстве помогаем.
          - Интересная у тебя жизнь, - вздохнула Маша. – Ты вон сколько живёшь!
          - Обыкновенная у меня жизнь, не то, что у тебя, - отозвался Мухля. – ты читать умеешь, а я за пятьсот лет так и не научился. А у нас никто не умеет читать, даже домовой, хоть и живёт в доме.
          - А хочешь, я тебя читать научу?
          - Учи! – согласился Мухля. – Я буду первый читающий банник в деревне!
          Маша побежала в дом, там, в рюкзаке у неё лежал букварь. Его мама положила, чтобы Маша за лето буквы не забыла.
          Маша и Мухля сели на берегу ручья и открыли книгу.
          - Это буква А, - сказала Маша, - С неё начинаются слова АИСТ, АРБУЗ. Знаешь, что такое арбуз?
          - А то! Дед Гоша в теплице их выращивает.
          - Да? – не поверила Маша. – А я думала, их только с юга привозят.
          - Пойдём, покажу! – соскочил Мухля.
          - Нет! Сначала учёба! – решительно сказала маленькая учительница.
Мухля схватывал всё налету: за пятьсот лет и терпение, и работоспособность выработались в достаточной мере. Через три дня он уже читал по слогам:
          - Ма-ма мы-ла Ма-шу. Лучше я тебя в следующий раз помою. Я чище мою.
          - Скоро мамочка приедет, - вздохнула Маша, - осталось всего два дня подождать.
          - Тоже, наверное, грязная приедет, - сказал банник, - но ты не волнуйся, я и её помою. Давай дальше читать! Ма-ма мы-ла ра-му.  Ой, чувствую, и раму перемывать придётся!
          Пока Маша учила банника, она и сама стала быстро читать, уже не по слогам, а как взрослые читают - быстро, и это её радовало. И радовало, что Мухля научился читать.
          «Вот и радость пришла, как бабушка говорила, - подумала Маша, - один секрет солнышка разгадали».

          (продолжение следует)


Рецензии