Деревня Малюткино часть 11

          Гиря сидел в осоке. Рядом на берегу сидели Васяпка и Мухля.
          - Это тебе, Гиря, баба Тася сшила, - Маша протянула мельнику красную рубаху.
          - Мочалки-тазики! – сказал Мухля. – Вот это подарок! И мельница, и рубаха, и всё одному!
          Гиря надел рубаху, она была ему чуть велика, он стоял и гладил её руками, не веря своему счастью.
          - На вырост, - сказал Васяпка, - это хорошо.
          Гиря подвязался шёлковым шнурком и пригладил волосы.
          - Эх, - сказал Мухля, - мне бы такую рубаху, я бы тоже стал красавцем как Гиря!
          - Спасибо, Маша, - сказал Гиря.
          - Это не мне, это бабушке. А сейчас побежали, смотреть мельницу!

          Мельница стояла на пригорке и светилась под солнцем уже выкрашенными  краской боками. Она была желтая, с настоящими маленькими окнами и дверью. Павел Петрович поднял с земли лопасти, которые были сделаны в виде креста из фанеры, и прикрутил их гайкой к штырю, который торчал в центре мельницы. Ветер подхватил крылья и радостно закрутил их.
          Гиря сидел на травке, смотрел на свой новый дом и улыбался.
          Поздно вечером, когда все ушли со стройки, Гиря натаскал в домик травы, обложил его внутри мхом, на пол поставил маленькую баночку со светлячками. Потом завернулся в лоскутное одеяльце и уснул счастливым крепким сном впервые за сорок лет.

          Утром баба Тася пошла к соседке, купить парного молока и творога для завтрака.
          - Тася, - сказала баба Клава, наливая молоко в банку, - а ведь детей, кроме твоей Маши, в деревне нет. Я всех обежала, всех расспросила, ни к кому внуки не приезжали.
          - Может, из соседней деревни прибегают ребятишки?
          - Это за двадцать-то километров? Кто будет бегать каждый день туда-обратно?
          - Да, ты права. Выдумала себе друзей моя Машенька! - засмеялась баба Тася. – Вот выдумщица!
          После завтрака баба Тася спросила Машу:
          - Машенька, может, твоим друзьям положить что-нибудь вкусное на завтрак?
          -  Конечно! – обрадовалась Маша. –  Они будут очень  рады!
          Баба Тася положила в корзинку баночку молока, оладьи с вареньем и кусок чёрного хлеба на хмелю. Бабушка смотрела из окна, как Маша пробежала через огород  к ручью, поставила корзинку, и села на берег. Но никто к ней не подошёл, она так и сидела одна, потом соскочила и куда-то убежала.
          - Выдумщица, - сказала про себя бабушка, - но хоть аппетит появился, и то хорошо.
          Вечером Маша  прибежала домой с полной корзиной маслят.
          - Бабушка, - сказала с порога Маша, - тебе мои друзья собрали маслят. Сказали -  за твою доброту.
          - Где это они набрали столько грибов? – удивился дед Гоша.
          - В лесу, - сказала Маша.
          - Так  ещё рано, - удивилась баба Тася, -  наши женщины ходили в лес, говорят, первый слой  грибов ещё не пошёл.
          - Им Леший не помогает, а моим друзьям помогает! – засмеялась Маша.

          Вечером, когда Машу укладывали спать, бабушка пришла ней, присела на кровать и спросила:
          - Машуня, а как зовут твоих друзей?
          - Мухля, Гиря и Васяпка, - сонно сказала внучка.
          - Странные имена. А кто они?
          - Один дворовой, другой банник, а третий – мельник.
          - А домовой есть?
          - Есть. Домового зовут Кукуня, но он всегда спит вместе с Маркизом, поэтому я его никогда не видела.
          - Интересно, - задумчиво сказала бабушка, - а кому мы рубашку шили?
          - Гире, - засыпая, сказала Маша, - у него теперь мельница есть… хоть и игрушечная…


Рецензии