Моя знакомая сорока

        Не далеко от моего гаража стоят большие  тополя возле кооперативного пятиэтажного дома,  посаженные  еще моим отцом с товарищами, когда заселялся  дом.  Деревьям лет  по пятьдесят. На верху самого высокого тополя обосновалась сорочья семья. Они там выводятся каждое лето.  Летом часто шумят, ссорятся между собой, гоняются друг за другом. Что меня поразило, некоторые сороки не стрекочут, а мяукают или квакают. Очевидно, одни подражают кошкам, которых было в изобилии во дворе дома, другие  лягушкам, которые  квакали каждый вечер в придомовых огородах, давая бесплатный концерт хорового пения. Одна очень любопытная сорока, часто прилетала ко мне на гараж и мы с ней разговаривали. Я скрипел как коростель, а она слушала и отвечала. Иногда я ей приносил кусочки сала, мяса и забрасывал на крышу гаража. Если ее не было, достаточно было мне прострекотать, как она появлялась, деловито осведомлялась как дела, находила на крыше гаража угощенье и «поблагодарив», улетала восвояси. Как- то,  вернувшись с рыбалки, разбирал снаряжение и перетаскивал с машины в гараж.  Сорока тут как тут, а у меня ничего нет, для нее. Не особо думая бросил на крышу гаража колокольчик от удочки, их у меня в изобилии. Сорока посмотрела, что это такое, да еще блестящее, клюнула его, он отозвался, сорока еще долбанула его клювом – звенит, ясно - вещь хорошая и нужная. Подхватила его в клюв и со звоном полетела в гнездо.
 А под тополями, где обосновались сороки, стояла скамейка, которая очень нравилась местным жителям. Проходя мимо нее чуть позже, я неоднократно слышал звон колокольчика, происхождение которого мне было понятно. 
      В один прекрасный момент, две преклонные дамы как раз расположились на скамейке, прихватив бутылку портвейна с собой развеять скуку домашнего бытия.  И вот сидят, обсуждают правительство, жильцов, и прочие дворовые новости. Одна и говорит: «Подруга, а не кажется ли тебе, что наверху что-то звенит, как колокольчик?»  А другая мадам была чуть глуховата от возраста, но считала себя очень грамотной, она и вразумляет подругу: «Звон в ушах –это признак повышенного давления, наверное напринималась вчерась настойки, вот давление и повысилось!»  На что подруга парировала: «Настойку, мы с тобой здесь клюкали и когда кончили пробовать, ничего не звенело, а сегодня звенит. Причем не постоянно. Во, слышь - опять колокольчик звенит». «Похоже,  у тебя крыша едет» - постучала себя по голове напарница. «Хотя нет, вот и у меня зазвенело, одновременно у двоих звенеть не может, с ума поодиночке сходят, что-то тут не так».  «Может, позовем кого-нибудь?  Спросим для интереса? Звенит или не звенит?».  « Нет» – возразила другая, - «Позовешь, наливать придется».  «А мы его сначала отправим в магазин, а потом нальем и спросим» - добавила первая. Тут,  как раз появился на горизонте Борис – мужчина, будучи на пенсии, хорошо выпивающий, но являясь хохлом, был очень прижимистый  и любивший выпить на халяву.  У местного народа  он  звался просто Борька. «Борька иди к нам!» - распорядились дамы. «Куда ласты правишь?» -  поинтересовались они. «Куда, куда, ясно дело в магазин!» - важно ответил Борис. «Вот и хорошо!»  - обрадовались дамы: «Возьми и нам бормотушки три семерки», и сунули  деньги Борьке. Тот, чувствуя халяву, отказываться не стал, деньги взял, и, пританцовывая устремился в магазин, который был за углом.  Спустя немного времени Боря вернулся. Из кармана торчала бутылка портвейна «Три семерки», а в сумке из материи лежало что-то неопределенное, но сильно смахивающее на бутылку с закусью. Сумку Борис  поставил под скамейку, а бутылку выставил на стол. «Ну что стоишь? Наливай, раз принес» - заметила одна из подруг. Боря разлил на троих, не чокаясь, выпили. Посидели, помолчали, пока пойло приживалось в желудках.  «Боря!» - обратились к нему соседки: «А в голове у тебя сейчас не звенит?»  «Звенело, когда подошел, а сейчас перестало, наверное, винцо рассосалось, вот и полегчало. А че у вас после вчерашнего, тоже звенело? Вы вчера хороши были, раз шесть провожали друг друга до своих подъездов, пока вас  Лидка из 47 квартиры не развела по своим конурам». «Что-то я» – молвила первая подружка:  « Плоховато это помню».  «Зато мне понятно, почему я спать улеглась не раздеваясь» - подхватила вторая.  «Ну ладно, это к делу не относится» - продолжила первая. «Борька, так ты говоришь, что когда подошел к нам у тебя в голове тоже зазвенело? Странно, получается, что звенело у всех троих, а сейчас тихо. Похоже, над нами кто-то потешается.  Ладно, наливай Борька, потом разберемся».  Долго еще соседи прислушивались, и иногда им действительно слышался колокольчик, а иногда просто мерещилось в силу выпитого вина. И всем троим в голову не могло прийти, что это проделки моей знакомой сороки.


Рецензии