Забайкальский контракт. Часть 2-1

Колман

– Здесь направо.
  Человек на пассажирском сиденье махнул рукой. Сидящий за баранкой потёр кончик носа и свернул в указанную сторону. В носу щекотало всю дорогу. Он уже и забыл, как пахнет неуверенность.
  Обычно все проблемы ищеек связаны с алкоголем и людьми в форме. Вряд ли кто-то из его коллег по профессии был готов похвастаться проблемами с гиперчувствительным обонянием.
  За окном с тех самых пор, как они въехали в город, тянулись сплошные склады, павильоны, технические постройки – одна огромная промышленная зона величиной с целый город.
  Ладно. Не город. Городок.
– Так как получилось, что её у тебя стащили?
  Дорога сделала крутой поворот и превратилась в узкий проезд со строительными вагончиками по обочинам. Кажется, в таких рабочие из ближнего зарубежья живут. За бортом громко чавкнуло. Нижний край бампера с отвратительным мокрым звуком вынырнул из лужи. Колман ругнулся. Ещё не хватало засесть тут в жиже по окна.
  Игорь, начавший пожимать плечами, еле успел схватиться за ручку.
– Тут много желающих заполучить ценную вещицу на халяву. Как и везде, думаю.
– Есть конкретные подозреваемые?
– Если бы были – зачем бы мне понадобилось обращаться к вам? Здесь до конца.
  Колман покосился на пассажира и переключил скорость. Тот не вызывал в нём восторга с первой минуты знакомства. Вёл себя странно, пах ещё более… подозрительно. Чем-то раскалённым. Специями какими-то или, может, деревом и металлом. Он снова потёр нос.
– Мне необходимо знать как можно больше. Чем больше у меня информации, тем быстрее я найду эту книжку.
  Проезд упёрся в металлическую ограду, сваренную из прутьев арматуры. Колман остановил машину и заглушил двигатель. Приехали, видимо.
  Игорь вздохнул и провёл ладонью по лицу. Неприязнь Колмана была определённо взаимной.
– Хорошо. Я повторю. Хотя не представляю, как это поможет, – мужчина повернулся к собеседнику в пол-оборота всем корпусом. – Мы созвонились с твоим начальством, договорились о цене. Я подготовил посылку и собирался отправить её в воскресенье с курьером. Но вчера вечером её украли. Подробности мне не известны. Поможешь найти – сделаю вам хорошую скидку. Если узнаю новые детали – обязательно поделюсь. Но пока что добавить мне больше нечего, – он показал пустую ладонь. – Всё?
  Колман набрал в грудь воздуха и повёл бровями, медленно выдохнув.
  Впереди, за прутьями ограды виднелись кое-как засыпанная щебнем дорога и длинное двухэтажное здание вдоль неё, насколько просматривалась улица. Металлический профиль и потускневшая краска. Дёшево. Функционально. Никаких дверей, табличек и опознавательных знаков. Где-то недалеко стучали по рельсам стальные колёса. Депо. Или подстанция.
– Украли где-то здесь? – Колман указал подбородком на улицу за оградой.
  Игорь кивнул:
– В районе полуночи. Плюс-минус.
– Кто-то видел вора?
– Нет. Я пытался выяснить что-нибудь по горячим следам… Тебе должно повезти больше.
  Явно из тех, кому особенно тяжело признавать провал. Не стоит связываться с такими личностями без особой нужды. Опаснее людей, пытающихся скрыть свои косяки, только люди, научившиеся делать это мастерски.
– Здесь посторонним-то можно находиться?
– Нет.
– И пропуска у вас, конечно же, не сохранилось.
  Игорь пошевелился в кресле, чуть меняя положение. Колман снова потёр нос.
  Пора задуматься о приобретении какого-нибудь специального респиратора для ищеек. Некоторые запахи приобретали для Колмана едва ли не визуально заметное мерцание. Этот же забавный феномен иногда проявлял себя и в других не менее интересных формах. Например, в ощутимых на запах цветах, видимых звуках… Временами ему казалось, что так мозг пытается справиться с непривычным для человеческих органов обилием информации. Учёным Колман не был, но подозревал, что у них для этого имеется своё специальное название. Что-нибудь вроде "синусоида" или "синергия"…
– Не сохранилось, к сожалению, – Игорь помолчал, рассматривая улицу за прутьями. – И лучше мне там пока не показываться.
– Почему?
– На складе, где лежала книга, произошла диверсия. Списали на производственное ЧП, конечно, но…
  Колман задумчиво покивал. ЧП, ну да, как внезапно.
– Ну. Раз уж мы приехали, пойду осмотрюсь.
– Подожду тут.
– Угу.
  Вытащив ключ из замка зажигания, Колман вылез из машины. Дверь от хлопка обиженно скрипнула, и он машинально провёл по ней рукой. Сослуживцы всегда говорили, что у него к этой колымаге нездоровые чувства. Но он по крайней мере не пытался давать машине имя, как некоторые.
  Вопреки ожиданиям, прохладный воздух свежестью не наполнял. Техническое масло, кислый металл, мазут, аргон… не удержавшись, "ищейка" всё-таки чихнул. Железная дорога всегда напоминала ему ремонтные ангары в его старой части. Топливо, сварка, краска для обшивки…
  А кто сказал, что рождённому бегать нельзя в самолёт?
  Никто не спешил останавливать его, когда Колман пролез через отогнутые прутья за забор и неторопливо зашагал вдоль дороги. Жадно втягивая воздух, будто никак не мог надышаться, он ловил мельчайшие запахи, разлитые по улице.
  Все перебивал мазут.
  Ищейка снова ругнулся.
  В кармане ожил телефон. Едва взглянув на дисплей, Колман сразу нажал "принять".
– Ну как там? – безо всяких "привет" поинтересовались в трубке.
– Пока негусто, – Колман оглянулся. С места, где он стоял, машину закрывал бетонный угол здания. Впрочем, пройти чуть подальше не помешает. Мало ли, что у здешних стен за уши. – Узнал, в каком районе была кража. Надо вернуться сюда ночью. Днём наблюдателей многовато.
– Уже есть какие-то мысли?
  Колман помолчал.
– Ага. Что нас нагло наё6ывают. Или пытаются нае6ать.
– Поясни.
– Наш продавец утверждает, что товар у него украли. Только вот, думается мне, сначала он сам его у кого-то увёл.
– И что, теперь книга снова у первого владельца?
– Не исключено. И если так – может получиться, что торговаться придётся уже с ним.
– Будем надеяться, что торговаться вообще не придётся.
– Это было бы слишком идеально, шеф, – ищейка скривил губы. – Если уж эта хреновина так шустро скачет из рук в руки, гладко и быстро всё точно не будет.
– Это не столь важно, – "отмахнулся" собеседник. – Важно нам другое: получить вещицу. И желательно бесплатно. А главное – незаметно для нашего, прости хоспади, продавца.
  Колман усмехнулся, услышав последнюю фразу.
– Понял, шеф.
– Узнаешь что ещё – сообщи.
  Абонент отключился.
  Колман посмотрел на опустевший экран. До темноты тут делать нечего – не стоит злить охрану заранее. Чересчур бдительные люди в форме, особенно в городе, в котором от самого въезда отчётливо несёт перевёртышами, не есть хорошо.
  А значит, остаётся только ждать.

********************



Мира

  Скрипнула входная дверь. Едва-едва слышно, но в такой тишине даже шорох сквозняка показался бы громом. Девушка замерла и прислушалась. Из глубины квартиры доносился лишь нестройный хор обычных бытовых звуков: гул холодильника, шум воды в трубах, шевеления соседей за стеной. Мерное глубокое дыхание спящего в этот фон вписывалось настолько органично, что даже улавливалось не сразу.
  Девушка тихонько выдохнула и закрыла дверь. Придержав язычок замка, чтобы щёлкнул как можно тише, повернула защёлку и поставила на место щеколду.
  Щеколда… Эти ей пережитки советского прошлого. Даже дверной звонок в виде пластмассовой псевдолепнины снаружи имелся. А цвет обоев вообще упоминать не хочется.
  Стянув на пороге кроссовки, Мира прокралась по коридору и заглянула в спальню. Шторы задёрнуты, одежда по всем углам, на кровати в горе подушек и одеяла мерцают краешек крестца и голая ступня.
  Всё на прежних местах. Кажется, её отсутствие осталось незамеченным.
  Криво усмехнувшись краешком губ, девушка так же бесшумно скользнула в ванную.
  Надо бы раскидать джинсы с майкой там же, где они валялись вчера перед сном. И весьма желательно успеть до пробуждения владельца крестца и пятки с кровати. Нет, сделать он ей ничего не сделает, но к чему провоцировать лишние вопросы?
  Чёртова северная весна. Можно хоть до посинения рассуждать о пользе морозного свежего воздуха, но когда этот воздух стылым сквозняком дует, кажется, прямо сквозь стены, очень хочется повырывать всем адептам "закалочки" языки. А потом выгнать с голыми жoпaми прямо на их этот "морозный и свежий"…
  Выскользнув из ванной с зажатой в руках одеждой, Мира снова на цыпочках пробралась в спальню. Сопящий в собственный локоть Словен даже не пошевелился, пока она раскидывала свою одежду по полу, старательно изображая художественный бардак. Ни на грамм чуткости. Волк. Угу. Как же.
  Вот угораздило же связаться, а…
  Хотя она с ним не из-за мозгов его связывалась.
  Вернувшись в ванную, девушка повернула переключатель душа и включила воду.
  Из-за мозгов или нет, а было бы неплохо, если бы Словен хоть иногда ими пользовался. Одно простое "подумать заранее" экономит иногда кучу времени.
  Например, того времени, которое требуется, чтобы выбраться тайком из дома засветло и перепрятать добычу подальше от этого идиота, чтобы он не смог рассказать о ней первому же встречному.
  Что-то негромко стукнуло в трубе, и душ чихнул кипятком. Мира зло зашипев, матюгнулась сквозь зубы. Эта ископаемая сантехника ещё вчера из неё душу вынула. За те бабки, которые владелец просит за съём своей халупы, тут можно было бы золочёный смеситель поставить.
  Горячая вода постепенно испаряла из продрогших мышц уличный холод. Девушка устало прислонилась плечом к стылой стене.
  М-да. Знатненько пришлось прогуляться. В городе, где шпана излазила каждый подвал и чердак, найти надёжное место для нычки сложнее, чем чистый асфальт.
  Не то чтобы Мира боялась, что напарник захочет её кинуть. В этом плане Словен простой, как валенок, и верный, как щенок. Нет. Её больше волновало то, насколько легко он сдаст её, если дело запахнет жареным. Чуйка её подводила редко – и эта чуйка не давала девушке покоя полночи. Потому-то, дождавшись, когда Словен уснёт покрепче, она выскользнула из дома и перепрятала книгу подальше. Си-и-ильно подальше. По крайней мере, теперь даже если кто-то и идёт по их следу, этой чёртовой ищейке придётся знатно попетлять по городу.
  Интересно, жив ли тот придурок-музыкант из автобуса? Понял ли вообще, что произошло, и смог ли удрать?
  Судя по тому, как быстро позвонил заказчик, стоило Мире оставить сумку с его монеткой в маршрутке, эта мелкая медяшка была не просто кусочком металла.
  "Не просто"… да явно подобие маячка. В гадалке не бегай. Сто процентов что-то следящее.
  Как же она ненавидит всех этих хреновых "магов".
  Заказчик вчера потребовал разговора. Немедленно и при личной встрече. Мира пообещала отправить к нему Словена сегодня утром и трусливо сбросила звонок. Часы над столом на кухне, когда она вышла из душа, показывали первый час дня. В желудке противно заныло.
  Найти другого покупателя оказалось настолько просто, что аж ни разу не подозрительно. О непримечательном с виду томике с какой-то посредственной писаниной под обложкой знали даже за пределами города. Уже одно это кое о чём говорит. Всего два звонка – и первая же "знакомая знакомого" согласилась выложить за книжку в полтора раза больше, чем обещал их нынешний заказчик. Любители эзотерических редкостей, конечно, люди местами долбaнутые, но у всех совпадений должны быть пределы разумности.
  Вскипевший чайник щёлкнул тумблером и угрюмо затих. Взяв кружку, Мира бросила в неё пакетик. Спасибо за предприимчивость, мистер Салливан. Ваше изобретение экономит кучу времени на чаепитиях.
  Как бы там ни было, теперь главный вопрос – …
– Привет. Завари мне тоже.
  Мира бросила взгляд на вошедшего на кухню Словена – чуть более нервный, чем хотела бы. Парень – на вид ещё совсем мальчишка – грузно опустился на табурет у стола и обвёл кухню заспанным взглядом.
   Нет, телосложением он вполне вышел, да и за формой следил. Но даже со всеми тренировками, опытом чёрного копателя и сверхъестественной звериной сущностью, затаившейся где-то очень глубоко внутри, Словен умудрялся быть неуклюжим и нескладным, как огромный полугодовалый щенок английского дога. И эта на первый взгляд милая особенность всё чаще не умиляла, а мешала работать. Мира сама не знала, почему до сих пор таскает за собой двадцатипятилетнего ребёнка-переростка.
– Выспался?
– М-м.
– Надо придумать, как свалить из этого зажопинска.
  Не отрывая локтей от стола, Словен взял поставленную перед ним кружку с чаем, поднял ко рту и глотнул. У Миры на миг свело зубы: в кружке был крутой кипяток.
– Ты же сказала, пока пережидаем.
– "Пока" с такими темпами долго не продлится.
  Словен поднял на неё взгляд:
– У нас проблемы?
  Мира вздохнула.
– А как ты думаешь? Мы стащили какую-то охренительно ценную штуку, которую охранял оборотень, и собираемся продать её налево вместо того, чтобы отдать, как договаривались, нашему невхерственному колдуну. А если учесть, что тот оборотень-охранник был в спецформе, теперь у нас проблема ещё и с законом. И ты в курсе, кстати, что заказчик нас отслеживал по какому-то своему колдунскому GPS?
– Так, притормози, – Словен сморщился, сделав жест рукой, будто отодвигает что-то  в сторону. – Я только проснулся. У меня котелок щас вскипит. С чего ты взяла, что у нас проблемы с законом? Может, это просто частный охранник.
  Мира села на стул напротив.
– У частной охраны другая форма.
– Какая?
– С другими нашивками. Плюс книга лежала не в частном боксе, это был обычный грузовой склад.
  Удивительно, как человек, постоянно имеющий дело с охраной, до сих пор не научился их различать.
  Словен на минуту задумался. Хотел сделать ещё глоток, но на этот раз, кажется, почувствовал температуру и, морщась, подул в кружку.
– Тогда тем более надо отсидеться.
– А если нас уже ищут?
– Сто пудов ищут.
– А раз ищут – рано или поздно найдут. Нет. – Мира качнула головой. – Надо сваливать.
– И что ты предлагаешь?
  Вариантов на самом деле было немного. Она уже обдумывала их, пока прятала книгу. У железнодорожной охраны есть описание её внешности – на восток через границу не убежишь. Полиция (как минимум, друзья этого охранника-оборотня) тоже в курсе – следовательно, трассы для них тоже закрыты. Дорога осталась одна: на запад. Подальше от границы, по дорогам, где нет блок-постов.
– Съезди до вокзала. Там вроде кучковались всякие иногородние автобусы. Разузнай – может, есть вариант уехать с кем-то из них без билетов, за отдельный барыш, – Мира улыбнулась. – В багажнике, например.
  Словен нахмурился, что-то прикидывая в уме. Выражение суровой сосредоточенности ему совершенно не шло. Оно вообще редко идёт кому-то, кто сидит на кухне в одних трусах, обнимаясь с чашкой чая в мелкий горошек. Наконец парень покивал.
– Щас тогда, допью и поеду. Чем сама займёшься?
  Мира пожала плечами:
– Сбором наших манаток.
  Да. Сбором – и параллельным обдумыванием, как сбить с их следа и складского охранника, и старого заказчика заодно.

*******************



Артур

– Мы дали вам простое задание, Раум. Сохранить груз в целости до отправки.
  Голос был раздражающе вежлив.
  Кипя от злости – на этих ушлёпков  в костюмчиках, на охрану складов, на себя, – Артур сжал зубы.
– Я всё найду.
– Да уж постарайтесь.
  Артур нажал "отбой" и бросил телефон на стол.
  Жёваный крот.
  Да, давно он так тупорыло не влипал. Кто ж знал, что эта девка и есть вор.
  Он должен был знать.
  Откуда? Она даже страхом не пахла. Не впервой работала, чисто и чётко всё сделала. Почти не подкопаться. Не пошёл бы он по этой дорожке – …
  Интересно, почувствовала она в нём зверя? Скорее всего, нет – уж очень спокойно ушла.
  Или просто знала заранее, кто охраняет склад, и была морально готова. Не наобум шла, точно. Кто-то слил ей информацию о товаре.
  Артур негромко, но злобно стукнул по столу.
  Дверь не спрашивая открыли, и в помещении возник начальник.  Внешне славянин от корешков волос до ногтей на ногах. Мужик неплохой, но руки пачкать боится. Впрочем, ему это и не надо – для этого у него всегда имелся собственный волк.
  Артур предпочитал не думать о формулировке "РУЧНОЙ волк". Вообще-то его никто не держал за ручного, и правильно делали. Посмей кто только вякнуть – по углам бы размотал.
  Зубы заныли. В глотке заворочалось низкое утробное ворчание. Очень вовремя, как всегда.
– Чем занят, сержант?
– Да ничем... – Артур чуть поморщился: не нравились ему условности чинов и званий, – и откинулся на спинку. Приказал себе успокоиться. Это кресло он любил. Незачем рвать подлокотники когтями. – Так. Личное.
– Помощь, может, в чём нужна?
  Вот уж чего ему сейчас не было нужно, так это сердобольного вмешательства высшего руководства в его леваки. Артур изо всех сил постарался сделать максимально скучающий вид и покачал головой.
– Да не. Прорвёмся.
– Ну смотри, – начальник взял стул и подставил его к столу. Сел. – Если что – всегда можешь обращаться. Ну, сам знаешь. А пока… у меня к тебе дело.


  Внеплановая поездка на переговоры – хорошая разгрузка нервам. Дежурные – пара молодых способных ребят (жаль, что не волки) последние пару часов прочёсывали город с ориентировкой на девку, стащившую книгу. Пока безрезультатно. Останься Артур в офисе – удар бы от безделья хватил.
– Ну, парни?! – уже в машине радостно воскликнул начальник. – Дело в шляпе! Это ж я его месяц дpoчил, псину недорезанную. Хвала яйцам, эта свистопляска закончилась. Может, на шашлычок рванём? Заедем в магазин, возьмём мяса, пивка…!
–Было бы здорово, но – работа, – Артур лениво пожал плечами. – Походу езжайте без меня.
Парни неодобрительно загудели, но волку было плевать. Не любил он эти сборища. Опять все перепьются до синявки, а ему за шампур жареной свинины потом таксистом подрабатывать. Нахрен это счастье.
– Ну ты хоть на часик-то с нами, а? – глянул в салонное зеркало водитель. – Потерпит там твоя работа. Кого тут, полвторого, воскресенье, может же человек отдохнуть!
– Не потерпит, – Артур недовольно поиграл желваками. – Высадите меня на остановке.
– Ну, как знаешь, – хмыкнул шеф. – Передумаешь – звони.
– Принято.
  Вообще-то майор очень круто жарил мясо. Что он там подмешивал в маринад, волк не знал – ему и нос его ничего рассказать толком не смог, – но шашлык получался всегда изумительным.
  На миг у Артура мелькнула мысль: а не бросить ли действительно всё нахрен и не отвалить ли с парнями на берег на остаток выходных? Если и не набухаться со всеми, так наесться мяса от пуза, отдохнуть от всей этой козами выдрaной работы…
  Было бы здорово. Кто б спорил. Но – увы, если обиду шефа и шашлык он как-нибудь перетерпит, то недовольство нанимателей может попросту не пережить.


  На станции сегодня толклась уйма народа. Воскресенье. Кто на дачу, кто домой, кто за границу. Толпы разнокалиберных людей самых разных цветов и национальностей, возрастов, достатка и взглядов на жизнь. А ещё животные. Много. Собаки, кошки, попугаи, хомячки с морскими свинками, один уникум даже игуану вёз на плече.
  Туристы…
  Артур не любил толпы. Толпа сбивает с толку. В толпе, как в стоге иголка, теряется любой даже самый чёткий след. А толпы с присутствием животных и того хуже. Как почуять зверя там, где этих зверей валом навалено?
  Волк упорно ждал.
  Если девка собралась свалить из города – ей придётся вернуться на вокзал.  Все неместные в поисках пути из города идут на вокзал. Автобусы и перевозчики собираются недалеко от выхода по ту сторону здания. Посты и КПП в данный момент как раз объезжают его парни, за границу ей тоже не выехать. А значит, водилу ей придётся искать здесь.
  Неспешно прогуливаясь по платформам, переходя по виадуку с одной стороны на другую, осматривая привокзальную площадь, Артур глядел и слушал. Слушал, нюхал, искал. Знал, что рано или поздно кто-то появится. Либо сама девка, либо кто-то, кого она подошлёт. Кто-то, кто будет искать нестандартные автопути из города.
  И появился.
  Синие джинсы, кроссовки, бежевая футболка, тёмная ветровка. Волчонок. Лет двадцать с хвостиком. Не здешний – всех здешних Артур знал наперечёт. Бродяга без роду и племени. Такие молодые и глупые одни не бегают, они или умирают, или находят себе стаю.
  И волчонок нашёл. Запах девчонки, которую Артур встретил лишь раз, мельком, пропитал щенка до самых портков. Озираясь, пряча беспокойный взгляд, изо всех сил стараясь быть незаметным, парень шёл через площадь, пробираясь к автобусам.
  Артур поймал его за локоть, когда тот проходил мимо проулка между крылом здания и ларьком.
– Дёрнешься – глотку вырву, – сквозь сжатые зубы пробормотал ему в ухо волк. – Услышал?
  Щенок мгновенно затрясся и кивнул – раз, два.
– Молодец.
  Артур быстро огляделся – вроде никто не смотрит, – и потащил пацана за торец здания. Там, в нише между двумя крыльями часто курили рабочие. До обеденного перерыва ещё минут двадцать, вряд ли кто-то выйдет. Втолкнув щенка в арку, Волк снова потянул носом, хотя в этом не было нужды: запах девчонки на коже этого идиота был совершенно явственным, а другие запахи Волка мало волновали. "Девка" равно "книга".
– Где она?
– Кто?
  Смазливая мордашка. Тёмные волосы, ясные синие глаза. Бабы, наверное, косяками под ноги сыплются. А он, как любой бесхребетный сопляк, выбрал оторву, способную устроить диверсию на гособъекте и выкрасть контрабандный груз из-под самого носа охраны.
  Артур поймал себя на мысли, что несмотря на всю свою злость… что? Восхищён? Заинтересован? Ну, может, немного.
– Твоя девка. Которая свиснула книгу.
– Какую к-книгу? – морща лоб, сиплым от страха голосом опять переспросил пацан.
  Артур зарычал. Звериный рык, вырвавшийся из его глотки, клокотал на той самой ноте, что заставляет молодняк поджимать хвосты. И щенок давно поджал бы, если б имел этот хвост.
  А он мог. Он тоже пах зверем. Тоже был волком. Да сделан совсем из другого теста. В нормальной стае он болтался бы где-то ближе к самому дну иерархической лесенки. Потому видать и один: боится, что свои в пылу драки за статус откусят все самые нежные части.
  Мальчишка зажмурился, отвернулся. Задрожал – весь, от макушки до пят. Челюсти Артура зачесались, заныли зубы. Так хотелось повалить это безвольное тельце на землю, вцепиться в горло, в живот.
  Воспоминание. Стая, рвущая в клочья. Зубы, щёлкающие у живота, у крестца, у недействующих ног, неспособных ни пнуть, ни поджаться.
  Боль колкими червями проползла по пояснице.
  Кулаки волка впечатались в стену по обеим сторонам от головы щенка.
– Ё6 твою мать, не выводи меня. М? Иначе то, что я с тобой сделаю, покажется тебе ****ой геенной огненной.
  Щенок не заверещал от ужаса. И в истерике не забился. Артур отметил это. Мельком.
– … я не знаю! Я ушёл утром, может, она уже тоже ушла!
  Волк наклонился ближе. Не смог отказать себе в удовольствии. Щенок судорожно втянул носом воздух, и Артур еле слышно зарычал:
– Адрес.
 

  Сопляк раскололся легко. Даже слишком. А когда что-то даётся слишком легко – за этим следует что-то не очень весёлое.
  Сдав щенка с рук на руки паре штатных патрульных и наказав запереть до его приезда, Артур направился прямиком по названному адресу. Такой себе райончик – в самый раз для схронов всякой швaли. Не воровал тут разве что мёртвый – да и то только надёжно закопанный. Волк ненавидел этот район. Возненавидел ещё с первого визита. И необходимость оказаться здесь снова ему хорошего настроения не добавляла.
  Доберётся он до этой пaдлы белобрысой…
  Как и следовало ожидать, квартира оказалась пуста. Вещи, впрочем, лежали на местах, а значит, девчонка не знала, что он едет. Просто не свезло.
  Но, если подумать, сама девка ему без надобности. Раз все вещи на местах – книга тоже должна быть здесь. Если только эта сyка не догадалась спрятать её где-нибудь в другом месте.
  Прошло не меньше часа прежде, чем Волк убедился окончательно: таки догадалась. Книга здесь точно побывала – ею как минимум пахла сумка, валявшаяся возле комода. Пахла слабо, но узнаваемо. Старая бумага, кислый цинк, плохой резиновый клей и мазут. Сувенир с железной дороги.
  Не успев взять себя в руки, Артур в ярости пнул подвернувшийся стул. Стул врезался в край дивана и с хрустом развалился на части. Волк длинно и со вкусом выругался.
  В кармане зазвенело. Телефон. Артур вытащил его и ответил не глядя.
– Раум.
  Прозвучало так, будто он не фамилию назвал, а просто рыкнул в трубку.
– Это Игнатьев. Тут такое дело…
– Давай короче.
– Ваш этот… типа "заключённый"… Короче, сбежал.
– Какой з…
  Артур осёкся. Втянул носом воздух, потирая переносицу.
– Которого вы утром поручили Цимлянс…
– …А сами-то они позвонить очкoнули?
 Абонент смутился.
– Не знаю. Они вроде как на дежурство уехали.
  И правильно сделали. Попадись непутёвые охранники Артуру прямо сейчас – закопал бы на месте.
– Кто свободен?
– Я. И Шевцов.
– Отлично. Собирайтесь и давайте за ним, – Артур помолчал. – Поймайте мне этого говнюка, Гена. Что хотите делайте, но поймайте.
– Вас понял.
  Игнатьев отключился.
  Артур вздохнул и убрал телефон. Нормальный парень. Исполнительный. Пусть и человек, но крепкий и яростный, как зверь.
  Хреновая выдалась неделька. Второй провал подряд. Теперь этот засpанец предупредит свою подружайку, сюда они уже точно не вернутся.
  В запасе оставался ещё один вариант. Трешовый, как выражается шпана, но хоть какой. Вернувшись в спальню, Артур огляделся, выбрал среди разбросанной по полу одежды чёрную майку и уткнулся в неё носом. Ноздри и горло заполнились тёплым чуть солоноватым запахом, знакомым Волку ещё с той ночи на вокзале.
  Только бы след не остыл слишком сильно.

***************


Рецензии