4. Гроссмейстер Рагдаблидра и сестренка Титипитя

…Как я уже писал в прошлой главе, после безуспешных поисков мороженого Рагдаблидра исчезла и минут через сорок появилась снова, на этот раз с шахматной доской в руках.

Шпок! Вот и она, прижимает к груди сложенную шахматную доску, обхватив ее обеими руками. Слишком большая для Рагдаблидры – шириной в половину ее роста, шахматная доска была явно человеческой. Обычная раскрашенная в черно-белую клетку плоская деревянная коробка с фигурами внутри.

– Не много ли товару взяла? – Поинтересовался я. – И все, поди, без пошлины!

– Че? – Понятно, этот фильм Рагдаблидра не смотрела…

– Откуда дровишки? Где шахматы раздобыла?

– А, тут, недалеко, в одной квартире на соседней улице. Экспопири… экспропири… присвоила, в общем, – ответила Рагдаблидра, довольно ухмыляясь. – Мороженым ты меня не угощаешь, так что будем в шахматы играть!

– Присваивают почетное звание, а доску ты у кого-то стащила. И, кстати, достала ты меня с этим мороженым!

– Тогда – один вопрос, и закрываем тему. Удовлетвори мое любопытство. Что ты хранишь в морозилке, если это не мороженое?

– Шницели и пельмени, – сказал я, и это была чистая правда. – Знаешь, что такое пельмени?

– Знаю, у кобольдов тоже есть такое блюдо – жеваная крысятина в тесте. Мы ее сырую едим, а вы?

Издевается козявка. Судя по ее ехидному выражению лица, Рагдаблидра прекрасно знала, что люди обычно сырое мясо не едят, тем более крысиное. Интересно, а кобольды правда едят жеваную крысятину? Я хотел было задать этот вопрос, но мой взгляд снова упал на шахматную доску в руках Рагдаблидры, и я задумался о кое-чем другом. Я живо представил себе, как Рагдаблидра «играет» в шахматы – щелбанами гоняет фигуры по доске и громко хохочет, когда удается сбить фигуру противника.

– А ты вообще умеешь в шахматы играть? – Спросил я.

– Естественно!

– А я – нет, только в шашки, – признался я.

– Что вы, люди, за люди такие! Изобретаете игры, в которые сами не играете! – Рагдаблидра раздраженно шмякнула шахматной доской по дивану. Фигуры в сложенной доске коротко громыхнули. – Ну, ничего, гроссмейстер Рагдаблидра сделает шахматиста даже из такого любителя жеваной крысятины как ты.

Рагдаблидра на несколько секунд задумалась, а потом выдала:

– Есть идея.

– Что еще за идея?

– Сейчас увидишь. I’ll be back! – Загадочно сказала Рагдаблидра и подмигнула.

– Мне это не нравится…

– Жди меня, и я вернусь, только очень жди! – Пропела Рагдаблидра.

Шпок! Опять она исчезла!

Я прождал минут десять, и тут снова – шпок! шпок! Теперь их было две – Рагдаблидра и еще одна хорошенькая девушка. Вторая девушка ростом была еще в три раза ниже Рагдаблидры – один фут или вертикальный лист бумаги А4 для принтера. В первый момент я вообще подумал, что Рагдаблидра притащила куклу Барби. Но кукла оказалась живым существом и стояла на своих двоих без посторонней помощи.

Я рассмотрел «куклу». Кожа бледная, как у мертвеца; волосы русые, длинные и прямые; глаза огромные, пронзительно-синие. Одета «кукла» была в длинное бледно-желтое прозрачное платьице, через которое все просвечивало. Неплохо, неплохо! А Рагдаблидра вечно ходит в одних и тех же серых штанах и подпоясанной шнурком коричневой рубахе…

Когда-то Рагдаблидра сказала, что у кобольдов одежда-унисекс – норма. Да и ростом «кукла» уж очень сильно от Рагдаблидры отличается. Выходит, эта «кукла» в платье – не кобольд? Тогда кто?

– Это еще кто? – Спросил я. – Матрешка-Рагдаблидра номер два? И сколько вас таких?

– Пи-пи-тя-ми-ми-тю-тя, – пропищала «кукла».

– Она говорит, сам ты матрешка, – перевела Рагдаблидра. – Вообще-то это моя сестра… Она эльфийка, у нас одна мать, но разные отцы.

– А эльфы все такого роста?

– Ага, – подтвердила Рагдаблидра. –  Я-то свой рост от папашки-кобольда получила. И свои зубы и когти – тоже. У эльфов зубы и ногти, как у людей.

«Кукла» подняла ручонки и, пошевелив тонкими пальчиками, показала мне крошечные, но вполне человеческие ноготки.

– О, уши треугольные, – заметил я заостренные ушки, торчащие из волос маленькой эльфийки.

– Да, и уши у эльфов треугольные, – продолжала менторским тоном Рагдаблидра. –  А мои «человеческие» уши – от папашки-кобольда.

– А что в тебе от эльфийской мамы?

– Черты лица. Фигура. Кобольды, они… не очень красивые.

– Тю-пя-пя-ми-пи-пи, – пропищала эльфийка.

– Мой папка не урод! Сама ты урод! – Ответила ей Рагдаблидра.

Я присел на корточки перед эльфийкой.

– Ну и как тебя звать, эльфийская принцесса?

– Тя-пи-ти-тю-тя.

Писк эльфийки странным образом прерывался. В эти моменты ее губки продолжали двигаться, но я никаких звуков не слышал. Я решил, что эльфы, скорее всего, говорят на грани ультразвука. Рагдаблидра это косвенно подтвердила:

– Ты не сможешь произнести ее имя. Людям не дано ни говорить на эльфийском, ни даже слышать некоторые его звуки. А эльфы не способны имитировать человеческую речь.

– А ты сама как ее называешь?

– Сестренка.

– Логично. И в самом деле, не братик же… Но все же ты свою «Сестренку» как-то слышишь и понимаешь…

– Я наполовину эльфийка и слышу все, что она говорит. И все понимаю. Мы, кобольды как бы влезаем в голову собеседника и тут же начинаем понимать его язык.

– Мысли читаете? – Ни фига себе открытие я сделал! Это что же выходит, Рагдаблидра все это время мои мысли читала?! И когда я в вырез ее рубахи заглядывал, пользуясь разницей в росте?!

– Нет, это другое, мысли мы читать не умеем. – Ух ты, пронесло! – Тролли умеют, но зато не умеют говорить. У них вообще своего языка нет, и они только мычат, сопят, хрюкают и щиплют за задницу.

Я опять обратился к малышке-эльфийке:

– Твое настоящее имя мне не произнести, так что буду звать тебя Галадриэль, – предложил я, решив немного поиздеваться над эльфийкой. Я уже знал от Рагдаблидры, что эльфы и кобольды придают своим именам огромное значение.

– Пя-ти-пи-тю-ти-тя! – Гневно пропищала эльфийка.

– Ладно, не хочешь Галадриэль, тогда будешь Арвен. Надо же как-то тебя называть!

– Ти-ти-пи-тя!

– Хорошо, хорошо, буду звать тебя Титипи`тя!

Арвен-Титипитя, видать, не на шутку разозлилась и, громко пища, стала шлепать ладошками мою лодыжку. А Рагдаблидра решила заступиться за «Сестренку»:

– Хватит уже ее доставать! – Рявкнула она на меня, перекрикивая писк Титипити, которая все не замолкала.

– Рагдаблидра, не сыпь мне сахер на хер. Скажи лучше Титипите закрыть хлеборезку, потому что ультразвуковые колебания воздуха меня заколебали!

– Да успокойся уже, дура! – Прикрикнула на маленькую эльфийку Рагдаблидра и, когда это не подействовало, подхватила ее на руки и оттащила от меня. – Сходи лучше прогуляйся – осмотри квартиру мистера Хайда.

Титипитя наконец успокоилась и, когда Рагдаблидра ее отпустила, бодренько потопала осматривать мою спальню. Пока эльфийка гуляла по квартире, Рагдаблидру ни с того ни с сего потянуло на душевный разговор.

– Наша общая маманя – та еще шлюшка, – начала вдруг она. – Папка ее любит, а она с ним только из-за его коллекции драгоценных камушков. Постоянно заставляет его обменивать камушки на дурацкие платья. Видал тот прозрачный желтый отстой на моей сестре? Вот на такую фигню из разноцветной марли маманя и обменивает камушки.

– Поэтому ты так не любишь о своих эльфийских корнях говорить?

– Поэтому, поэтому. Сестренка нашу мамашу любит, а я – нет. Знаешь, у нас такое на каждом шагу: шлюхи-эльфийки не хотят прозябать со своими жлобами-эльфами в лесных норах и ходить в набедренных повязках из крысиных шкурок и листьев и убегают к кобольдам-ремесленникам в комфорт.

– А как это вообще возможно, если кобольды в три раза выше эльфов? Ну, это… совместное проживание и все такое. Роды, опять же…

– О-о-о! – Протянула Рагдаблидра многозначительно и наставительно подняла вверх увенчанный когтем палец. – Кобольды могут менять свой облик. Я-то не чистокровная кобольдесса и ничего такого не умею, но папка может даже в некоторых животных превращаться – в ежа, ужа и подкаблучника. А роды – так у эльфов всегда рождаются маленькие дети. Я родилась маленькая, как эльфийка, а потом быстро росла.

Сестренка Титипитя тем временем завершила экскурсию по квартире и почему-то задержалась в уборной. Мы с Рагдаблидрой решили проверить, что она там делает (ну не сидит же на унитазе, который выше нее!). Когда мы заглянули в уборную, оказалось, что Титипитя пытается забраться на унитаз. Заметив нас, она пропищала какую-то фразу.

– Говорит, что хочет посмотреть, что там внутри, – объяснила Рагдаблидра.

Я наклонился, осторожно подхватил эльфийку, поднял ее над унитазом и показал, что там вода.

– Ми-тю-тя! – Пискнула Титипитя.

– Колодец! – Сдерживая смех, перевела Рагдаблидра.

– Пи-пя-ти-тю-тю-ми-тя-пи-тя?

– Она спрашивает, где ты в своей пещере костер разводишь?

– У меня плита есть… – Титипитя посмотрела на меня удивленно, явно не слышала о плитах. Придется объяснять по-другому. – Людям не нужны костры, мы приручили болотные огоньки.

– А-а-а-а-а-а! – Восхищенно пропищала Титипитя. А Рагдаблидра, судя по ее выражению лица, явно хотела сказать что-то вроде: «Она поверила! Видал, какая дура!», но промолчала.

– А что там с шахматами, – спросил я Рагдаблидру. – Ты вроде как собиралась сделать из меня шахматиста.

– Да, точно, шахматы! Для этого я и привела Сестренку. Она, как и ты, не умеет играть.

– Тя-тю-ти-тя! – Пискнула Титипитя.

– Да не умеешь ты играть, мне-то не ври! Сама же на днях просила, чтобы я тебя научила. – Ответила Рагдаблидра. – В общем так. Я объясню вам основные правила, и вы, два неумехи будете играть друг против друга.

– Пя-пи-ми-ми-пи-тя?

– А я буду смотреть и подсказывать, и давать подзатыльники, когда будете делать что-то не так.

Играть мы решили на диване. Рагдаблидра разложила шахматную доску, а мы с Титипитей сели друг против друга. Точнее, я сел, а Титипитю на диван посадила Рагдаблидра. Сама кобольдесса заняла место арбитра – забралась на журнальный столик и, болтая ножками, рассказала нам правила игры.

Когда мы начали играть, выяснилось, что Титипите трудно самой передвигать фигуры, и Рагдаблидра взялась ей помогать. Иногда кобольдесса отказывалась передвигать какую-то фигуру со словами типа: «Нет, слон так не ходит». И тогда начинался короткий спор. Титипитя что-то пищала, а Рагдаблидра отвечала:

– Нет, даже хромой слон так не ходит.

– Ми-ми-ти-тя-пи-ти-тя-ти-тю-тя.

– Нет, и слон, которого за задницу ущипнул тролль, тоже так не ходит.

Похожим образом Титипитя попыталась качать права, и когда я загнал ее короля в угол:

– Тя-ми-тя-тя-пи-тю-тя-ти-ти-тя-ми-ми-пя-тя.

– Выживший из ума и обкакавшийся от страха король? – Со вздохом переспросила Рагдаблидра. – Нет, даже обосравшиеся короли так не ходят… Сестренка, ты проиграла.

Так мы сыграли три партии. Первую выиграл я, поставив мат «обкакавшемуся и выжившему из ума» королю. А вторую и третью выиграла приноровившаяся к правилам и набившая руку Титипитя. Последнюю партию я вообще провел кое-как: было уже поздно, меня клонило в сон, и я совсем не обдумывал свои ходы. После трех партий и двух поражений я дезертировал с поля боя – сослался на сонливость и пошел спать, оставив Титипитю играть с гроссмейстером Рагдаблидрой.

Когда я проснулся утром, ни Рагдаблидры, ни Титипити в квартире уже не было. Шахматную доску с фигурами они забрали с собой.

Вскоре выяснилось, что перед тем, как покинуть мою квартиру, сестры-коротышки хозяйничали у меня на кухне. Перед холодильником стоял стул: судя по всему, Рагдаблидра с Титипитей в поисках мороженого добрались до морозилки. И вытащили все, что там было, наружу. Во всяком случае, пельмени они точно вытаскивали, потому что упаковка слипшихся пельменей так и осталась лежать на кухонном столике. Кроме того, из холодильника пропал кусок сыра, а на кухонном полу появились какие-то разводы.

Я провел короткое расследование, которое привело меня к яичным скорлупкам. Скорлупки лежали на покрывале, а покрывало – на диване. Вдобавок к скорлупкам на покрывале чудесным образом появились пятна, очень похожие на разводы на полу.

Тут я все понял. Картина преступления встала у меня перед глазами так, будто я совершил его сам. Сестры-коротышки Рагдаблидра и Титипитя проникли в чужой холодильник с целью присвоения частной сырной собственности. В момент извлечения сыра из холодильника преступницы непреднамеренно разбили сырое яйцо и попытались ликвидировать следы преступления покрывалом с дивана. А для лучшего сокрытия улик они вернули использованное не по прямому назначению покрывало на диван. И бросили на него скорлупки. Для введения следствия в заблуждение, конечно же.

Ой, дуры... И зачем им сырое яйцо-то понадобилось? Думали, что вареное?

+ + + + + + + + + +

Вот так Рагдаблидра очередной раз спасла меня от одиночества. На пару с Титипитей она развеяла мою скуку, помогла отвлечься от серой бытовухи. А пропавший сыр, разбитое яйцо и заляпанное покрывало – мизерная плата за это. Кто-то скажет: «Женись, заведи детей». Но мне не нужны ни жена, ни дети. Мне нужна Рагдаблидра, потому что она особенная, необычная, чудная… Нет, не то. …Потому что она необыкновенная и чудесная. Да и Титипитя тоже пусть приходит еще, я буду рад. Зачем мне серая жена и серая бытовуха, если ко мне приходят кобольдессы и эльфийки?!

Интересно, Рагдаблидра «присвоила» шахматную доску «окончательно и бесповоротно» или все же вернула законному владельцу? Надо будет спросить, когда она придет в следующий раз.


Рецензии
Живописно, особенно шахматная партия. Жду продолжения.

Сол Куст   21.09.2020 20:54     Заявить о нарушении