Дорогу осилит идущий

     Я выезжала из России, из Санкт-Петербурга на постоянное жительство в Германию, с надеждой начать совершенно новую жизнь на немецкой земле, на которой я один раз уже находилась ровно 26 лет назад, будучи студенткой Ленинградской лесотехнической академии им.С.М.Кирова. Тогда я , впервые выехавшая за границу, очень смутно представляла себе, что меня на этой немецкой земле ждёт и для чего я туда послана.
     Но Всевышний всё уже для меня предусмотрел, и в первом отделе нашей академии мне очень понятно объяснили, что моя музыкальность и гитара и русские песни очень будут полезны и должны заинтересовать немцев с целью налаживания общественных международных связей. Я и взяла с собой гитару, и вела себя очень активно и заинтересованно. Но открылся и ещё один аспект моей деятельности, который для меня был откровением. В виду болезни немецкого переводчика, я была принудительно-корректно поставлена на переводческую работу, абсолютно неожиданно для меня самой и моих коллег-студентов. Эта работа мне пришлась по вкусу, мои переводы всем очень понравились, и были отмечены немецким руководством.
        Что же касается моих песен под гитару, то они, конечно, очаровали немецких студентов, наша русская задушевность песни была воспринята очень положительно и они слушали и расслаблялись, внимая нашей душевности. Потом, правда, они начали петь свои песни, положив руки на плечи друг друга и плавно раскачиваясь в такт своему пению,немножко воинственно, и это мне было как-то не очень приятно, потому что вдруг напомнило мне о войне.
        Откуда вдруг взялись эти переживания, я не могла тогда объяснить, потому что я родилась в 1956 году, то есть после 11 лет мирной послевоенной жизни,но родители мои пережили войну оба и этот страх и ужас перед фашисткой угрозой, видимо, передался мне по наследству.
        Так или иначе, а мне сделалось немного дурно от этих активных арийских песнопений. Скрашивало впечатление то, что поездка была организована очень хорошо и всё и везде было заранее запланировано, кроме только одного - болезни немецкого переводчика и замены его на меня.
       Переводить тогда мне пришлось не только профессиональные вещи,при посещении нижнего склада, где разделывается древесина, станции по сушке шишек, где стояли огромные шишкосушилки, крутился барабан и шишики , высушиваясь, отбрасывали семена, которые, видимо использовались затем для посадок новых деревьев, и чешуек, которые шли на корм животным или перерабатывались на различные целебные вещества, используемые в фармакологии.
       Посещали мы также и школу лесников в Берлине, где готовился младший технический персонал для работы в лесу и также были доставлены прямо в лес, где два трактора, соединённые дистанционным управлением срубали могучие ели и сосны, на склонах небольших гор, протаскивали ствол сквозь кольцо, обрубающее все ветви и затем собирающие хвою для изготовлении фитонцидной массы.
       Мужчины нашей группы даже имели возможность поработать бензопилой "Дружба", которая в то время у нас была ещё редкостью.
        Я вспоминаю, что мои личные отношения с одним из студентов, делали меня очень активной и уверенной в себе. Звали юношу Александром, совсем как того мальчика в шестом классе, который сначала сильно раскачивал качели, пытаясь меня напугать, а потом поссорил меня со всей женской половиной класса со всеми вытекающими из этого неприятными для меня последствиями.
       Здесь же в этой поездке, никто не был против, моя коллега еще одна студентка-отличница Нина тоже крутила вовсю роман с другим парнем-студентом, и поэтому всё считалось нормальным и придавало нашей поездке особый шарм и привлекательность.
         Вначале нашей поездки нам была устроена встреча во дворе одного из немецких сотрудников, был разведен большой костёр, и мы, помню жарили сосиски, нанизанные на прутики, и , кажется, хлеб тоже. Всё было необычно для нас, но нам всё нравилось, мы все сосиски поджарили и съели и знакомство состоялось.
         Возили нас в небольшом автобусе на 12 посадочных мест. Наш руководитель сидел впереди и почти всю дорогу спал, просыпаясь только на остановках, спрашивал сразу очень актино, нельзя ли попить пива. Я же, любовалась красотой Германии, тогда только Восточной, меня восхищали небольшие домики, дворики, в которых росли удивительно красивые розы всех цветов и оттенков, крупные, ароматные, сказочно привлекательные. Ворота этих вилл также были увиты гирляндами из роз. Такого я в своей стране никогда не видела.
        Обед всегда был заранее организован в каком-нибудь ресторане, при дороге, где нас усаживали за два больших стола. Супы подавали протёртыми, что было для нас, русских , совершенно необычным, и хлеба категорически не давали. НЕ принято,говорили. ТОгда наши мужчины взмолились и убедительно просили не губить их, поскольку они никогда не ели суп без хлеба, и им шли настречу, и хлеб... приносили. Зато на второе подавали огромные тарелки, в которых кроме большого куска мяса находилось 2 или 3 сорта гарнира и плюс овощи и травы. Очень красиво и аппетитно. Пили почему-то пепси-колу.
     Поездка была удивительная. В последние дни мы посетили Берлин,сидели на Александер-Платц, любовались фонтанами, которые в то время кроме маняющегося цвета были снабжены также и музыкой, и мы сидели и наслаждались этим зрелищем. Нашим мужчинами, почему-то именно здесь резко захотелось вернуться домой, на Родину,верятно от избытка нахлынувших чувств, ну а мне, наоборот, захотелось остаться здесь навсегда.
     Еще запомнилось мне посещение Саксонской Швейцарии, лесопаркового массива вблизи Дрездена. Мы шли по верху крутого обрыва и нам рассказывали о короле , жившем в этой местности, у которого был огромный гарем и родилось чуть ли не 900 детей от разных жен. Так это было или не так, но слушали мы с любопытством.
      Так я познакомилась с жизнью Германии, будучи ещё студенткой.
В Берлине нас провезли на трамвае мимо стоящей тогда Берлинской стены, разделяющей город на Восточный и Западный, стену охраняли часовые с автоматами наперерез, так что становилось жутко, и посещения родных между восточными и западными жителями было запрещено тогда. Думали, что навсегда.
       Теперь я ехала сдвумя дочерьми на постоянное место жительство в Южную Германию, мне было уже 47 лет и я надеялась построить здесь свою жизнь, свою семью, заиметь дом, сад, работу, возможно переводческую или музыкально-поэтическую, или общественную.
      Сказки рассказывать я тогда ещё не научилась. Этому событию предшествовала чудесная встреча, о которой я, кажется, напишу в следующий раз.
       Дорога привела меня в Германию, навстречу новой примиренческой жизни.
Жизни в достатке и благополучии!
       Аминь!
      

      


Рецензии