Венсан из города Шабли

     Он был невысокого роста, этот француз, приехавший в составе специалистов-монтажников. Фирма, в которой он работал, поставляла оборудование на месторождение, где развернулось грандиозное строительство, куда пребывали представители многих стран.

     Ветер перемен... Народ дивился открытости границ. Немцы, американцы, венгры, французы, их было много, каждый со своим менталитетом. Им были созданы лучшие условия проживания на вахтовом посёлке, в их городке журчал фонтан с цветомузыкой, были посажены розы, источающие нежнейший аромат, работали магазины с диковинным товаром, открыты прекрасные столовые с национальными блюдами народов мира, построен спортивный зал с бассейном и сауной. Всё это было не для граждан нашей страны, тогда ещё СССР.

     Француз, неопределённого возраста, с именем Венсан. Он был щуплым, с чёрными вьющимися волосами, темноглазый, с узкими плечами, роста не более ста пятидесяти сантиметров.  И не знать бы мне его никогда, но произошло событие, едва не вызвавшее  международный скандал. Он был избит моей сотрудницей, Ольгой Ивановной, занимающей весьма высокую должность. Дама солидных габаритов, с пышными бёдрами, сорока лет, с русыми волосами, завязанными на затылке в тугой узел. Свела их судьба на узком тротуарчике, которые были только в городке иностранцев, а Ольга Ивановна любила по утрам, идя на работу, пройти часть пути по этим тротуарам.

     Это потом, разбирая инцидент, как председатель трудового коллектива крупной строительной организации, услышала так много о Франции, её Бургундии и городе Шабли, родине Венсана. Переводчик едва успевал за словоохотливым французом, пришедшим в мой кабинет, чтобы потребовать сатисфакции... Под левым глазом у Венсана налился фиолетовым цветом фингал, рассечена слегка губа, зашитая умелой рукой врача. Избиение было налицо, а, вернее, на лице. Хулиганский поступок моей подчинённой требовал разъяснения. Она, в отличии от меня, была членом КПСС и в моём кабинете также находился парторг. Мне было трудно понять, почему такая спокойная женщина вдруг накинулась на француза.

     Шабли...Город в Бургундии, где созревает виноград сорта Шардоне, из которого изготовляется чудесное вино Шабли, но об этом позже.

     Ольга Ивановна вошла в кабинет твёрдой походкой. Лицо Венсана побледнело, он заёрзал на стуле, стал нервно теребить себе пальцы, поближе придвинувшись к переводчику, парню, почти двухметрового роста, с широченными плечами.

     - Вы могли бы нам объяснить свой поступок? - обратилась я к Ольге Ивановне.
Парторг молчал, но тоже заёрзал на своём стуле, зардевшись и потупив глаза.

     Человек он был новый в нашей организации, всего неделю проработал. Тщедушный мужичонка, одного роста с французом, с рыжими, редкими волосиками на голове, маленькими поросячьими глазками. Чужой, присланный из столицы.

     - Приставал он ко мне! Средь бела дня! - неожиданно разрыдавшись, произнесла Ольга Ивановна, хлюпая мокреющим носом. - Я им что, шлюха?

     - Им - это  кому? - поспешила я к ней со стаканом воды, присев рядом.

     - И французу и парторгу нашему! Тоже лапать горазд! Но парторг хоть в кабинете своём получил по морде и притих, а француз - на улице. Бежал за мной, что-то говоря, а потом стал на месте ногами дрыгать и лепетать невесть что. Я его только один раз и ударила по лицу, а он брык, и свалился в лужу, - громко рыдая, продолжала рассказывать Ольга Ивановна.

     - О, нет-нет, мадам! Я не приставал! Я просто попросил пропустить меня. Вы такая красивая женщина, я залюбовался вами, но надо было продолжить бег, не снижая темпа, - замахал руками Венсан, услышав перевод нашего диалога с Ольгой Ивановной и гневно разглядывая парторга. - Я ничего дурного и не мыслил! Теперь мне всё стало понятно! Вы поступили так, как поняли. И это правильная реакция! Боже! Чем мне загладить свою вину, мадам? Хотя я знаю!

     При этих словах он кинулся к двери, оставив опешившего переводчика. Взревел мотор "Нивы" за окном, на которых по месторождению раскатывали иностранцы, и француз укатил. Парторг быстро шмыгнул из кабинета. Он знал мой взрывной характер и последствия взрыва.

     Минут через десять француз вернулся в мой кабинет с большим пакетом и стал выкладывать на стол угощения. Две бутылки белого вина с названием "Chablis", названого так в честь винного региона Шабли во Франции, где родился и вырос Венсан, два больших куска сыра, неизвестного нам доселе, три плитки шоколада, баночки с мясом тушёного кролика, какие-то рыбные консервы и много другой снеди.

     Он так быстро щебетал, что переводчик Саша едва успевал переводить. Растерявшаяся Ольга Ивановна кинулась в свой кабинет и вернулась с припудренным носиком, килограммовой банкой паюсной икры, огромным куском отварной севрюги и булкой вкуснейшего хлеба, испечённого в нашей пекарне. И пекарня, и фонтан с цветомузыкой, и розы в пустыне - дело рук моего неугомонного мужа-мечтателя, желающего превратить наш вахтовый посёлок в райское уголок. Работал он заместителем управляющего по производству с неограниченной властью и большими возможностями.

     Рабочее время закончилось, офис опустел. Мы вчетвером сидели за приставным столом, попивая прекрасное вино, светло-желтого оттенка, с отливом в зелень, заедая его мягким бургундским сыром эпуас (epoisse), сделанного из коровьего молока, паюсной икрой, которой в нашем регионе было предостаточно, ломтями отварной севрюги, заменив ею воспетую когда-то стерлядь, консервированным кроликом, любуясь оттенком вина, наслаждаясь великолепным букетом.

     До поздней ночи горел свет в окне моего кабинета. Мы втроём слушали рассказы Венсана о Бургундии, его родном городе Шабли, историю местечка со времён римлян, о выращивании винограда сорта Шардоне, из которого и делают вино "Chablis", о его родителях, сёстрах и братьях. Он был отличным рассказчиком! Мысленно мы были там, в далёкой Франции, откуда он прилетел за день до инцидента.

     Ольга Ивановна смотрела на него влюблёнными глазами. Её лицо освещала улыбка. Француз нежно держал её руку в своей.

     Парторг ушёл из нашей организации на следующий день, написав докладную записку в местный райком партии, сообщив о пирушке в кабинете заместителя управляющего треста по экономике, к тому же ещё и председателя Совета трудового коллектива. Но там работали разумные люди. С моим жёстким характером им пришлось сталкиваться не раз. К тому же, беспартийная, что с меня взять. Хотели Ольгу Ивановну прижучить, но после моего звонка и рассказа о поведении их ставленника, притихли. Ведь он не оспорил при свидетелях слова о его поведении. Больше он не появлялся на месторождении.

     Как развивались дальнейшие отношения Ольги Ивановны и Венсана? Видели их гуляющими у фонтана под ручку в вечернее время. Завидовали, глядя с какой нежностью он поддерживает спутницу под локоток. В отношениях с другими женщинами француз замечен не был. Судачили о них? Конечно судачили, но всей правды никто не знал. У меня навсегда в памяти остался вкус вина Шабли, или, как пишут французы, "Chablis", с тонким шлейфом цитрусовых леденцов, белых цветов и свежескошенной травы...


Рецензии
Большая женщина - мечта каждого маленького мужчины.
Очень интересно.
Улыбаюсь.
Спасибо, Надежда.

Нина Калашникова   18.10.2020 15:29     Заявить о нарушении
Часто видела их во время прогулок по вахтовому посёлку...
Смотрелись они великолепно! Необъяснимо, но так...
С моим теплом,

Надежда Опескина   18.10.2020 15:36   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.