6. Конец. Рагдаблидра больше не придет

До вчерашнего дня я не спрашивал Рагдаблидру, откуда она ко мне приходит и куда потом возвращается.

Где находится страна, в которой эльфы живут в норах в лесу, а ведьмы наводят порчу, узнав твое настоящее имя? Где эта страна, в которой кобольды превращаются в животных и собирают коллекции драгоценных камушков, а тролли, хрюкая, читают твои мысли и щиплют за задницу?

Раньше я никогда не спрашивал Рагдаблидру об этом, а вчера спросил. И Рагдаблидра почему-то расплакалась и исчезла. Как обычно, издав при этом тихий хлопок. Ушла и больше с тех пор не появлялась. Я так и не понял, что произошло, но почему-то точно знаю, что Рагдаблидра ко мне больше не придет.

– Что значит «больше не придет»? – Спрашивает тихий мурлычущий Голос у меня в голове. – Она и раньше не приходила.

В смысле?..

– Ее не существует. Ты ведь ее просто выдумал. – Шипит Голос, как змея.

Неправда!

– Пра-а-авда, пра-а-авда! – Настаивает Голос, растягивая слова. – Кого ты пытаешься обмануть? – Голос делает длинные паузы между фразами. – Самого себя? Не выйдет. Забудь ее, перестань о ней писать.

Я не хочу ее забывать. Если перестану о ней писать, то опять останусь один в своей маленькой квартирке…

– Ты должен ее забыть! – Требует Голос. – Ее не существует!

Но… Она мне нужна, я к ней привык.

– Ну так отвыкай! У тебя столько дел, а ты все носишься с этой выдуманной Граблей, как с писаной торбой!

Рагдаблидра. Ее зовут Рагдаблидра.

– Да, да, Блидра-выдра… – С издевкой мурлычет Голос. – Забудь ее и займись своей жизнью.

А что не так с моей жизнью?

– Когда ты последний раз ходил на работу? – Ехидно спрашивает Голос.

Вчера… нет, вчера был выходной. Значит, позавчера.

– Полгода назад! – Выделяя каждый слог, шепчет Голос.

Нет!

– Да-а-а, – снова Голос растягивает слова и шипит, как змея. – Ты полгода сидишь дома, выходишь только за продуктами, на которые тратишь свои сбережения, потому что не получаешь зарплату, и думаешь только о своей Грабле, которой не существует. – Голос в моей голове все говорит и говорит; когда он уже заткнется?!

Она существует! Вон, смотри – она нацарапала нецензурные слова на моем журнальном столике, когда я учил ее читать!

– На-а-адо же, как все запущено.

А что такое?

– Эту матерщину нацарапал ты сам! – Торжествующе шепчет Голос, а у меня путаются мысли.

Как?

– Кухонным ножом – как! Ладно, теперь поблагодари за внимание и потраченное время тех, кто до конца прочел этот твой вздор о Грабле, и попрощайся.

Спасибо… говорю я рассеяно. Мои мысли путаются с голосом Голоса.

– Прощайся.

До свидания.

– Не «до свидания», а «прощайте»! С сегодняшнего дня – никакой Рагдаблидры!

Прощайте, сказал я в пустоту моей маленькой квартирки и остался один на один со своим одиночеством.

+ + + + + + + + + +

…На этот раз Рагдаблидра появилась без хлопка. Наверно, сквозь стену прошла, как во время нашей первой встречи. Впервые ее когти были накрашены, а губы – напомажены. Лак и помаду Рагдаблидра, видать, «присвоила» где-то в второпях, не глядя: когти были цвета пожарной машины, а губы – цвета трупных пятен. Как обычно, Рагдаблидра принесла с собой ворованные шахматы. Сказав лишь: «Приветик», она разложила на диване клетчатую доску и начала расставлять фигуры. Чуть позже появилась сестренка Титипитя, и мы под присмотром и руководством гроссмейстера Рагдаблидры сыграли несколько парий в шахматы. Потом я пошел спать, оставив сестер играть вдвоем. Утром сестер-коротышек в квартире уже не было, а на журнальном столике поверх когда-то нацарапанных матюгов появилась надпись помадой цвета трупных пятен: «нискучай скора вирнусь».

+ + + + + + + + + +

Звонит будильник, и я просыпаюсь. На журнальном столике нет никаких надписей помадой, есть только матюги, которые я когда-то нацарапал сам. Здравствуй моя серая жизнь!

Нет, я не буду ничего писать о своей серой жизни – не хочу. Я хотел бы написать еще хоть что-нибудь о Рагдаблидре, но это невозможно: я давно ее не видел. Да и времени что-то писать сейчас нет: надо идти на работу, а то опоздаю. И ждать, что что-то изменится в будущем, бесполезно. Рагдаблидра больше не придет.


Рецензии