Соджетто. Эталоны восприятия. Два экспоната

Соджетто | Эталоны восприятия. Два экспоната

В школьные годы, помнится, решил я пойти в Музей искусства народов Востока. Тот, что на Никитском бульваре, в Москве.

Сейчас уже и не вспомнить, зачем мне это вдруг понадобилось. Обязаловкой точно не было: мы не ходили туда всем классом, да и Востоком как-то тогда не увлекался. Но вот что-то ведь подтолкнуло. Или родители посоветовали.  Не помню. Но это не важно.

В тот осенний день (а был конец 1970-х) посетителей было совсем немного. Почти все столпились вокруг какой-то женщины средних лет. Меня это обычно не занимает. Ну, слушают и слушают. У меня всегда своя дорога.

Экскурсовод увлечённо и даже вдохновенно что-то рассказывала. Её голос играл красками и мягко разливался в тишине зала. Именно голос и отвлёк меня, скучающего от довольно бездумного и беспорядочного шатания по музею.  Его выразительная интонация была куда загадочнее и притягательнее, чем какие-то довольно странные нагромождения причудливых экспонатов (так мне казалось).

На моё счастье, в тот самый момент она рассказывала о довольно невзрачном экспонате гладкой овальной формы из какого-то поделочного камня, возможно нефрита. Ну, в общем, смотреть там точно не на что. Это я для себя определённо решил. Ежу понятно, что ценность нулевая. (По юности лет нам ведь многое сразу ясно, что к чему.)

И вот, говоря про это каменное «яйцо», она вдруг переключилась на какой-то удивительной красоты изящный бивень, что был под стеклом неподалёку, в том же зале. Тончайшая резьба по кости. Ажурнейшая работа. Какие линии! Какой сказочный сюжет! Потрясающе! Аж дух захватило! Я без шуток. Так оно и было.

— Как вы думаете, — обратилась она к нам,— что было сложнее сделать? И сколько времени ушло на каждую работу?

Глупый вопрос. Но подвох-то публика уловила. Неужели вот тот гладкий булыжник сложнее? Да ладно.

— Резьбу делал мастер примерно два года,— торжествующе произнесла она. И внимательно посмотрела на нас, как бы смакуя наше изумление. Видно, этот  приём почти всегда действовал безотказно.

— А вот камень шлифовали и обрабатывали три поколения мастеров. Но считалось, что работу ещё не завершили.

Немая пауза и гробовая тишина. Разве что было слышно последнюю полусонную муху, каким-то чудом ещё не впавшую в спячку.

Мы пытались это переварить, осмыслить и почти все сразу бросили взгляды на камень. Стали пристально и даже с нескрываемым восхищением рассматривать  тот «булыжник».

В самом деле, вот теперь-то мы уже понимали, что шлифовать такую вещицу точно не один час. И всё же, и всё же… бивень был куда лучше. Однозначно.

То был мне урок на всю оставшуюся жизнь.

Да, не стоит вестись на виртуозность и изящество, на первое впечатление от легко вызываемой и ожидаемой эмоции. Ведь реальную цену труда мастера ты вообще не знаешь и не осознаёшь.  Да и откуда тебе её знать?

Не пожалел, что судьба занесла в тот музей. Камень и бивень в Музее Востока с тех пор стали для меня эталонами восприятия. Да и к Востоку проникся особым уважением.

——
• Миниатюры. Соджетто о соджетто: http://proza.ru/2020/09/27/1704
• Соджетто. Морзянка современности: http://proza.ru/2020/09/27/1833
• Соджетто. С двустволкой в светлое будущее: http://proza.ru/2020/09/29/1615


Рецензии