Миф о старом гончаре Маджнуне и Фарфоровой Лейли

Худ. Парвиз

     Анатолю Брусиловскому -
   Мастеру, Мистику  Мудрецу.


    Мы сидели на Золотой горе… золотой осенью… за  дастарханом, засыпанным золотой листвой, и пили золотой мусаллас – древнее вино поэтов, и дервиш  Ходжа  Зульфикар  поведал нам этот Золотой Миф…

   … Жил был старый гончар  Маджнун-бобо…
   Однажды, почуяв близкую смерть, он вылепил-обжёг  фарфоровую  деву-юницу
со  столепестковой   ширазской  розой в руках…

   Такие  дивные  божественные животрепетные   скульптуры творили  только в  древнем  Китае…
   Секрет «льющегося  трепещущего,  как  крыло  стрекозы, фарфора,  был утерян в веках…
   Но   Маджнун-бобо тайно  знал его…
   Айххх…

   Фарфоровая  Дева  была похожа на  Лейли, которую  когда-то  в  юности  безнадежно  любил  молодой  пылкий  гончар…
   И она любила его…

   Но  Лейли  отдали  замуж на богатого  нефтяного  шейха…

   И вот старый гончар  нежно  вспомнил  её
    И  воссоздал  её  в  тончайшем  прозрачном  кружевном  льющемся  фарфоре…
    И вновь  залюбовался  ею…
    И вновь влюбился в неё…

   Так живо возвращается … так вновь трепещет прошлое перед смертью…

  И Фарфоровая  Лейли влюбилась в старого гончара…
   И  столепестковая  ширазская   роза в её руках вдруг заблагоухала…
   Айххха…

    ...И вот слух о  любви  Маджнуна и Фарфоровой  Лейли  покатился по всему Востоку и  дошёл до  нефтяного принца  Тиглата   Артаксеркса   Бузургмехра …
    Айххх…

   И вот кавалькада  золотых   ползучих  лимузинов-динозавров остановилась у  бедной глиняной  мастерской-кибитки  Маджнуна-бобо…

   Была  золотая  осень  и  глиняный домик гончара затонул в  золотом листопаде…
    В этом единственном золоте,  которое богачи не украли у бедняков…

    Принц  со свитой  брезгливо вошли  в тихое кроткое жилище гончара, засыпанное золотыми листьями…
    Но когда они увидели  животрепетную  льющуюся  искрящуюся, как альпийские снега,  Фарфоровую Лейли,  то  обомлели… застыли… оцепенели…

    Потом принц  воскликнул:
    - Это Восьмое Чудо  Света!..
Устод!.. Мастер!.. Брат мой!.. Я покупаю Её!..

   И  нукеры принца  внесли в маленькую кибитку огромный  мешок  денег…

    Но гончар улыбнулся:
   - Принц!.. Брат!..
Я рад, что ты так чуешь Красоту!
    Это редкость средь властителей мира сего, которые поклоняются только золоту в  Век Золотого Тельца…

   Но разве ты продашь свою любовь?..
    Иль  в хладном  гареме ты забыл про Неё?..
    Про её святой  Божий Огонь!..

   За всё золото мира я не отдам  Лейли!..
   Айиии…

   Тогда принц приказал связать гончара и  златотканым  платком забить ему рот…

    Потом принц нежно… благоговейно, как мать новорожденное  дитя, взял в руки  Фарфоровую  Лейли  с  благоухающей  ширазской  розой и осторожно  двинулся к двери…

   Но  вдруг Фарфоровая  Дева, словно ожила, и выскользнула… выметнулась из  дрожащих  рук  принца
    И бросилась на каменный  пол  мастерской…
    И вмиг  разбилась…  растеклась…
   Расплескалась…  разрушилась...
Претворилась … обратилась  в  тысячи острых  осколков, которые  уязвили… ранили  Принца и  его  спутников…

   - Она  живая!.. Она билась у меня в руках!.. Самоубийца!.. -  прошептал  потрясённый Принц…

   И с криками « Аллаху Акбар!.. Аллах велик» - Принц   и его  насмерть  перепуганные  спутники  покинули  жилище  гончара…
   Айхххяяя…

   О,  Велик!.. О, Всемогущ!.. О, Всесправедлив  Бог!..

   
   И всякий грешник получит свой  Суд…
   И всякий пахарь – свой урожай…
   И всякий рыбак – свой улов…
   И всякий влюблённый – свою любовь!..
   Да!..

     ...И много дней и ночей старый  гончар-глинник   Маджнун-бобо кропотливо,  теряя…   убавляя…  убивая  свои чуткие глаза, собирал… возрождал… восстанавливал
свою возлюбленную  Фарфоровую  Лейли…

    И возлюбил  Её  еще больше, чем прежде…
    Ведь Она была вся изранена…

    И Она ещё более возлюбила его…
    Как любят израненные…
Да!..

    А он ослеп и не мог видеть  Её…
    Айхххьёёёё…

   …Сколько дней прошло…
   Сколько лет пронеслось…
   Сколько вод  протекло…
   Знает только Бог!..

   И вот пришёл к старому  ослепшему  гончару Ангел  Смерти  Азраил.
     И нежно… тихо  прошептал:
   - Брат, пойдём со мной… Не бери ничего с собой в дальнюю дорогу…
   Там всё есть…
   Там  Великий  Покой…
   Там  Великая  Любовь!..

   Тогда  Маджнун  улыбнулся и показал чуткими перстами  слепого на Фарфоровую Лейли:
   - А можно Ей пойти со мной?..
Мне и в Раю будет печально без Неё…

   Ангел покачал головой…
   То ль разрешил…
   То ль нет…

    Никто не знает…
    Знает  только  Творец…
   Айеее…

    Старый  гончар велел похоронить  себя на  старинном  пенджикентском  заброшенном  мазаре  древних шейхов, где уже много лет никого не хоронили…

    Там были только истлевшие могильные памятники… мавзолеи… плиты…
   Да золотые осы…
   Да столетние вороны…

   И ещё он завещал  поставить на его могилу  Фарфоровую  Лейли…
   А над  Ней воздвигнуть  шатёр  из горного хрусталя, который не пропускал ни дождь, ни снег…
   И начертать на хрустале:

«...О, вечнобьющийся  хрусталь-печаль
        Земных  сладколетящих  дней...
     О,  вечнотрепетный…  неубиваемый… 
      Неупиваемый… неосыпчивый
      О, вечнольющийся
Фарфор  Любви  Моей…»

    И дервиш  Ходжа  Зульфикар  завершил  свой  печальный миф-рассказ  и вздохнул:
    - Недавно  я посетил  это заброшенное  кладбище-мазар… Говорят, что его скоро  вспашут и посеют хлопок…

    Там было пустынно…
    И я легко нашёл  ту  могилу… тот  шатёр  из горного хрусталя  с эпитафией…
ту  Фарфоровую Лейли…

    Я  долго простоял там…

    И когда  уходил,  мне  почудилось, что Фарфоровая  Лейли  улыбнулась  мне…
    И  мне  почуялось  медовое  благоухание  ширазской  розы…
   Айиии…

    А кладбищенский  сторож-муджавир  с  пиалой  мусалласа – этого  древнего вина поэтов,  таинственно  прошептал,  когда я щедро вознаградил его:

    -  Брат… Иногда… По  ночам… особенно  под  полной луной… Он… Маджнун…   выходит  к   Ней… к  Фарфоровой  Лейли…
    И что-то тихо говорит Ей…
    А Она  ему…

      Я всегда подползаю, как змея, и пытаюсь услышать, о чём они шепчутся…

     Ведь там  Тайна  Жизни… Смерти…  и Любви…
     Но не слышу…
     Айххх…  эх…

    А  может быть,  в наше время Золотого Тельца,  Любовь осталась только на мазаре…
    А?..
    Кто знает…

    Только Он знает!..
    Только Он слышит…

    И сторож  с  муравьиным  блаженным  святым  страхом  показал  на  Небо…
    На звёзды…
    На Горящий Млечный Путь…

    На  эту  Дорогу в Рай…

     сентябрь, 2020


Рецензии
Волшебно! Мудро!

Марина Рощина   24.10.2020 15:52     Заявить о нарушении