Просто жизнь

   Автобус наполняется. Народ входит и выходит из автобуса. Водитель сидит на одном месте и внимательно всматривается в происходящее вокруг автобуса на дороге и в самом автобусе. Водитель на работе. Пассажиры просто едут куда, кому нужно.
 
     На остановке автобуса стоит народ и поджидает. Автобус тормозит и открывает дверь. Очередь выстраивается у двери и водитель занимается своей дополнительной работой. Водитель продаёт билеты, карточки. Водитель отвечает на вопросы граждан – Куда и как добраться? Водитель закрывает дверь, но продолжает во время начатого движения, заканчивать продажу билетов и карточек граждан.
 
   Водитель внимательно смотрит на знаки и светофоры, хотя этот маршрут ему известен до мелочей. Водитель мгновенно реагирует на движение машин проносящихся рядом и несущихся в лоб автобусу. 
    Автобус подъезжает к следующей остановке…

  Йоханан закончил рабочую смену. Он завёл авто-бус в парк, но остался, какое-то время сидеть на своём рабочем месте, месте водителя.
 
   Он откинул спину на спинку сидения и замер. Впервые, за много лет работы водителем, он почувствовал усталость. Это была не обычная усталость после рабочей смены, это была усталость совсем другого рода. Он почувствовал усталость, от которой ему даже не хотелось выходить из автобуса и пересаживаться в личную машину, чтобы ехать домой.
 
   Йоханан нашёл в себе силы и вышел из автобуса. Он взял с собой сумку водителя-кассира и пошёл в служебное помещение. Он отчитался на проработанное время и вышел во двор автопарка.
 - Йоха, что-то случилось?
 - А, что?
 - Да у тебя какой-то вид…
 - Что-то я сегодня устал… очень устал…
 - Да, вид у тебя не важный. А, ты сходи к врачу…
 - Думаешь?
 - Да. Не забывай, работка-то у нас напряжённая…
 - Да…
  - А, то возьми пару дней отдыха…
  - Не могу. Потеряю в зарплате, а у меня семья…
  - Семья, а что, будет лучше, если ты совсем свалишься?
  - Схожу к врачу. Завтра у меня выходной, а там будет видно.
   - Правильно! Пока, Йоха!

   
  Йоханан уселся на место водителя в собственном автомобиле и вставил ключ в замок зажигания. Он не повернул ключом. Он не включил мотор. Он просто сидел и смотрел перед собой в лобовое стекло машины.
 
   Усталость или это что-то другое растекалось по всему телу. Он почувствовал, что если он сейчас не поедет, то не поедет совсем  никогда…
 
   Он повернул ключ в замке зажигания и холодный мотор громко застучал. Он сидел и слушал стук мо-тора, который постепенно переходил в плавный звук своей работы.       

 
   Йоханан ехал по дороге медленно. Он всё время словно чего-то опасался, более внимательно рассматривал указатели на дорогах. Он знал их наизусть. Раньше, он бы мчался, но сегодня, сегодня он что-то не в себе.
 
    Он припарковал машину на стоянке у своего дома и пошёл в квартиру. Жена ещё не пришла с работы, и он прилёг на диван. В доме тишина. Дети ушли по своим делам. Они ещё не совсем взрослые, но и не маленькие, которым требуется уход и присмотр.   



  В тишине щёлкнул поворот ключа в замочной скважине. В квартиру вошла жена. Она не видела мужа на диване и сразу пошла в кухню выкладывать из сумки покупки в холодильник.
 
   Йоханан слышал, как жена вздыхает, как шуршат целлофановые пакеты. Хлопнула дверка холодильника, и жена вошла в холл, не включив свет и села на стул у стола. Она сидела в полосе света, который падал из кухни.
 
    Йоханан впервые заметил, что у неё уставшее лицо. И только теперь к нему пришла мысль о том, что он всё время самоустранялся от работы по дому и воспитанию детей. Он всё время ссылался на свою сменную работу и необходимость сна в разное время суток. Она никогда ему ничего не говорила. Она тянула все семейные дела сама.
  Он тихо её позвал.
  - Маара…
  Она сидела не шевелясь, но потом как-то закрутила головой, словно что-то искала. Увидела мужа.
  - Йоха, ты уже дома. – Она улыбнулась ему. – Я думала, что ты ещё на работе.
  - Иди ко мне.
  Маара встала и подошла к мужу.
  - Присядь.
  - Что-то случилось? Ты плохо себя чувствуешь?
  - Я  устал… Маара это не просто усталость… Это что-то такое, что мне не ведомо было до сих пор. Это такая усталость, от которой нет сил.
  - Иди к врачу.
  - Завтра. Завтра у меня выходной.
  - Я знаю. Я всё купила, думала, что ты будешь
дома…
  - Маара, у меня нет сил…
  - Лежи, я пойду, приготовлю ужин. Скоро придут дети.
 
   Маара отправилась в кухню. Йоханан лежал на диване и слушал, как она возится в кухне, приготавливая ужин. Он лежал и думал о том, как она всё время справлялась со всем одна? Он вспомнил её уставшее лицо, лицо, которого он раньше никогда у неё не видел. А, может и ей так же плохо, как и мне, а она всё скрывает и только делает вид, что всё нормально.
 
   Он хотел подняться, чтобы пойти к ней в кухню и что-то помочь, но какая-то неведомая сила свалила его навзничь.   
      
 
   Йоханан проснулся. Он увидел, что он так и лежит на диване, как вчера прилёг. Он не слышал, когда вернулись дети. Он спал, и никто не помешал ему. Он вновь подумал о том, какая у него семья. Он подумал о жене. Он вознёс хвалу, что она практически одна вырастила таких детей.

 
  Он подумал о себе и о своей работе, которая проходит по каким-то часам, по времени, от которого ничего не остаётся ему для личной жизни.

  Он подумал о том, что пора вставать и собираться к врачу.   Он посмотрел на часы. Раннее утро. Четыре утра. Это как раз то время, в которое он всегда собирается на работу в первую смену

  Йоханан закрыл глаза. Ему не надо вставать. Он
может лежать вот так, ещё и ещё и набираться сил. Он внезапно почувствовал, как в нём появляется новое, не изведанное доселе ощущение, словно кто-то всё время держал его крепко, крепко и  внезапно отпустил. Этот кто-то отпустил его, и он почувствовал себя свободным, словно упали какие-то путы.

  Йоханан проснулся оттого, что его тихо позвала жена.
  - Йоха…
  Он открыл глаза и посмотрел на склонившееся над ним лицо жены.
  - Маара.
  - Я ухожу на работу. На столе, в полотенце завёрнута для тебя каша.
  - Маара, - Йоханан взял за руку жену. – Маара, я хочу тебе сказать спасибо за всё.
  - Йоха, ты о чём?
  - Я даже не заметил, какие у нас дети и ты… ты вырастила их одна.
  - Йоха, что ты такое говоришь? Как бы я могла их одна вырастить? Мы их вырастили вместе, просто ты даже не заметил, сколько ты для нас сделал.
  - Я ничего для вас не сделал. Я всё время работал или отдыхал от работы.
  - Не говори так. Я спешу. Мне нельзя опаздывать на работу.
  - Маара…
  - Что?
  - Маара, я люблю тебя.


  Йоханан почувствовал, как дрогнула рука жены в его руке. Он смотрел ей в глаза и видел, как они наполнялись влагой.
 
   Щёлкнул дверной замок. Он щёлкнул, как-то громко в тишине квартиры. Йоханан поднялся с дивана и пошёл в ванну. Он стоял у зеркала и смотрел на мало известного ему человека, который смотрел на него оттуда, из зазеркалья.
  - Я изменился. Может, постарел? Постарел, а даже не заметил, как это произошло.


  Он вышел из дома и не пошёл к своей машине. Он пошёл на автобусную остановку.
  Он ждал автобус уже 20 минут. Народ собрался на автобусной остановке. Автобусы подъезжали. Народ исчезал в громадных просторных, комфортабельных салонов автобусов.
 
    Йоханан ждал автобус номер 21. Автобуса всё не было. Вот он появился и Йоханан почувствовал радостное возбуждение.  Он кивнул водителю и, показав свою карточку, вошёл в салон. Он прошёл в заднюю часть салона и сел у окна.

  Йоханан смотрел в окно, и сейчас ему не надо было думать о знаках и светофорах, о водителях частных машин, которые несутся, так как знают только одну педаль – педаль газа.
 
   Он вновь ощутил полную свободу, и ему даже показалось, что в нём вновь стали появляться силы и куда-то исчезать усталость.

   Он сел под кабинетом дежурного врача в очередь. Очередь двигалась не спеша. 
   Йоханан вошёл в кабинет. Осмотрелся вокруг. Посмотрел на неизвестного ему доктора.
   - Доброе утро.
   - Доброе. Что у тебя?
   - Доктор, я работаю водителем в разные смены, разные часы работы, работаю много… Со мной никогда за все годы работы такого не случалось…
 
  Доктор внимательно смотрел Йоханану в глаза.
  - Я вчера почувствовал такую усталость… такую, что едва доработал смену и едва добрался домой на своей машине. Дома я лёг и спал до того времени, когда я обычно встаю и собираюсь на работу.
  - В котором часу?
  - В четыре утра…
   - Да… это самый крепкий сон. Это самое сильное время для сна. И вновь почувствовал усталость?
  - Сегодня?
  - Да.
   - Да, но не такую, как вчера… Вчера у меня совершенно не было сил даже выйти из автобуса после окончания смены.
  - Есть, какие либо другие жалобы?
  - Нет. Только сильная усталость, такая, что нет сил…
  - Я дам тебе направление к доктору неврологии. Пусть он посмотрит…
  - Доктор, мне завтра на работу…
  - Да… проблема… - Доктор внимательно смотрит в глаза Йоханану.
  - Я не знаю, как я буду работать… - Йоханан внезапно вспомнил слова приятеля – У нас работа то, нервная. – Я не уверен…
  - У вас в парке, есть свой врач?
  - Да.
  - Я дам ему письмо. Пусть он там, на месте решит, как поступить.
  - Хорошо. Я мог бы обратиться прямо к нему, но подумал, а, может, быть вы знаете что-то такое…
  - О, если бы я мог решить проблемы всех…
  - Да… сам не знаю, что я думал. У меня, совсем вдруг не оказалось сил…
  - Бывает… разное бывает. Возьми направление и всё-таки сходи к специалисту.

  Йоханан взял листок бумаги из рук доктора и вышел из кабинета.
  - Ну, и чего я ходил к врачу? Завтра на работе врач
меня и осмотрит… Лучше бы отлежался дома…


  После жалоб врачу автобусной компании, Йохана отстранили от работы водителя и теперь, он занимался другой работой в автобусной компании. Он смотрел на водителей, которые возвращались после рабочей смены, и чувствовал себя, словно он всех обманывает.

 
    Йоханан никого не обманывал. Он чувствовал, что усталость такая, что отвлекает его внимание от происходящего на дороге. Он оставил все поездки на работу на собственном автомобиле. Он добирался на работу на автобусе.

 
    Месяцы проворачивались листом календаря, висящего на стене в кухне, который переворачивала жена.
 
    Строение, здания больницы «Шарей цедек» не выглядело чем-то таким особенным. Серые, высокие стены, узкие, вытянутые в высоту окна и один единственный, центральный вход для посетителей.


  Перед входом, большая площадь. С правой стороны на каких-то камнях написаны имена людей. С левой стороны зелёные насаждения и скамейки для отдыха. Везде чистота.
 
  Йоханан, по привычке водителя осматривает свой путь так, словно он всё ещё сидит на месте водителя  в автобусе и изучает свой новый маршрут движения автобуса.
 
    Он прошёл мимо стойки информации и подошёл к лифтам. Он спросил кого-то, - На каком этаже находятся доктора? Он рассеянно смотрел на стоящих в лифте людей. Вышел почему-то за теми, кто выходил на первой остановке лифта и пошёл по коридору. Он прошёл в конец коридора и посмотрел по сторонам. По обе стороны второго коридора тянулись комнаты с открытыми дверями. На койках лежали люди. Возле дверей комнат стояли тележки с постельным бельём. Кто-то бродил по коридору в больничной пижаме.
 
   Он смотрел на всё происходящее вокруг, и в нём зарождалось какое-то чувство. Он определил это чувство, как чувство волнения и заспешил обратно.
 
   Он вновь вошёл в лифт и поехал на другой этаж. Он увидел ту же картину, но здесь на этаже он увидел больше людей в белых куртках.
   Он проходил этаж за этажом…

   Йоханан спустился на лифте в фойе больницы и пошёл к стойке информации.

   Люди сидели на стульях и вслушивались в голос, идущий откуда-то сверху. Голос вызывал очередного пациента, называя его фамилию и имя и номер  кабинета в котором его поджидает доктор.
  Кто-то, из сидевших на стульях, поднимался и исчезал за дверью.

    Йоханан услышал своё имя, фамилию и номер кабинета. Он поднялся и пошёл искать кабинет.

 
    Доктор сидел за столом, на котором с правой стороны стоит компьютер и с левой папки. Лицо док-тора не выражало ничего. Он сидел так, словно просто смотрел на проходящие мимо него транспортные средства.
  - Доброе утро, доктор.
  - Доброе. – Доктор открывает папку и смотрит на чистый лист бумаги. Закрывает папку и смотрит на титульный лист папки. – Йоханан…
    - Да.
    - Слушаю…
    - Доктор, я устал. У меня ощущение усталости. Я работаю водителем автобуса, вы понимаете, это не так просто. Я ведь всё время должен быть внимателен. – Йоханан замолчал и посмотрел доктору в глаза. – Вы понимаете, я ведь не только отвечаю за перевозку людей. Я ещё и работаю на дороге, где всё время движутся машины, граждане всё время норовят проскочить перед транспортным средством и не смотрят, что за этим транспортным средством в противоположную сторону движется автобус, а в автобусе тоже люди. На остановках я продаю билеты и проверяю карточки пассажиров. Я всё время в работе. Потом я закрываю дверь. В дверь стучат, грохочут, а я уже нажал педаль газа. Мне приходится перестраивать всё движение в мозгу. Я отпускаю педаль газа. Нажимаю кнопку. Открываю дверь. Пассажир входит и всё с начала. Билет. Деньги. Педаль газа, а в это время в дверь грохочет следующий пассажир. Я не отпускаю педаль газа. Я начинаю движение. Пассажиры в автобусе обрушивают на меня поток злости. И так, каждую остановку. Я еду по своему маршруту. Затор. Пробка. Обрезают деревья. Ждём. Поехали дальше. Затор. Пробка. Мусорная машина очищает мусорные баки. Ждём. Поехали дальше. Машины стоят вдоль тротуара с двух сторон. Навстречу поток машин разного калибра и тут, большой грузовик. Не разминуться. Продвигаемся по миллиметру, чтобы не зацепить друг друга и стоящие вдоль тротуара частные машины. Пассажиры не смотрят в окно на происходящее вокруг. Пассажиры, в салоне автобуса, начинают кричать и ругать водителя. На меня вновь обрушивается поток злости. Двинулись дальше. Простор. Вдруг старик переходит дорогу, прямо перед автобусом! Самоубийца! Резко торможу. Всех качнуло в разные стороны. Пассажиры, не видя происходящего, поднимают крик. На меня вновь обрушивается поток злобы. Все успокоились. Едем дальше. Остановка. Билеты. Деньги. Карточки. Поехали. Путь свободен. Слежу за светофором, до которого ещё добрых 200 метров. Впереди меня никого. Вдруг машина, идущая по второй полосе движения, меняет полосу. Подрезает мне. Водитель этой машины даже не включил сигналы поворота. Резко торможу. Всех качнуло в разные стороны. Я, отвечаю за жизнь пассажиров!
  Доктор, и так весь день. Я работаю в разные сме-ны. Утром рано встаю. Ночью поздно возвращаюсь. Я не вижу своей семьи. Я даже не увидел, что мои дети уже выросли, что я стал старый.         
  Доктор, я работаю много лет, но только сейчас почувствовал усталость. Это не просто усталость. У меня снизилась реакция, и ослабло внимание на происходящее вокруг. Я уже плохо реагирую на светофоры, на людей, которые переходят дорогу, и особенно на тех, кто внезапно начинает переходить дорогу прямо перед движущимся транспортным средством.
  Доктор! Есть ситуация, когда я уже не в состоянии затормозить! Люди кидаются прямо под колёса! Они не понимают, что для того, чтобы водителю затормозить нужно время мозгу и время для движения ногой! – Йоханан вздохнул. – Я уже не езжу даже на собственном автомобиле.

  Доктор смотрит на Йоханана и что-то крутится в его мозгах.
 
   Они сидят друг против друга и молчат. Молчат оба и лишь смотрят друг на друга.
  Доктор посмотрел на титульный лист папки пациента.
  - Йоханан.
  - Да.
  - Йоханан. Я встаю в шесть утра. Добираюсь до
больницы на своей машине. Стою в пробках и иногда опаздываю на работу. После приёма больных я отправляюсь на работу в больницу. Меня ждут больные. Я беру дежурства. Я работаю с утра до ночи и ночами. Я работаю в праздничные дни. Я не вижу семьи. Мои дети растут без меня. Я даже не знаю, что происходит в моём собственном доме!
  Иногда от усталости я недостаточно уделяю внимания больному. А, ведь от меня зависит жизнь человека!   
               
   Доктор и водитель автобуса продолжают сидеть и молчать. Они, как и граждане ряда других профессий и специальностей ответственны за жизнь человека.
   Доктор и водитель  автобуса понимают это.
   Доктор продолжает тянуть…
 
  Водитель автобуса забил тревогу. 
 
  Они оба не говорят о том, что деньги, и только деньги толкают каждого из них на этот их каторжный труд. 

  Они не говорят о том, что можно плюнуть на дополнительные часы работы и отдать время семье и самому себе для того, чтобы свою, одну единственную жизнь на земле прожить не ради накопления денег, ведь у них не минимальная зарплата. А прожить жизнь с удовольствием и в радость.   
               
         
         


Рецензии
Просто, замечательно, написано, Надежда!
Нет других слов.
С уважением,

Влад Алексеев 2   12.04.2021 18:12     Заявить о нарушении
Влад, благодарю Вас за прочтение и отзыв.
С уважением. Надежда.

Надежда Кедрина   13.04.2021 08:39   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.