Случай из практики

Грешна. Вдруг захотелось пригубить из рюмочки сладкой наливочки, чтобы подсластить воспоминания о работе моей преподавательской. Как и в любом деле, не все было гладко и сладко, иногда - горько и больно.

Я на ту пору работала в школе второй год. С вопросами дисциплины проблем не было, а все-таки был один парнишка в шестом классе, страдавший гиперактивностью. Ну, не сиделось ему ровно и правильно сорок пять минут на уроке. Он все время двигался. То лез под парту за ручкой, то выяснял отношения с соседкой по парте, то без разрешения моего поднимался с места и ходил посмотреть, что пишет, отвечая на вопросы контрольной работы, Наташа. Он вел себя свободно.

А я уставала делать замечания и выматывалась за урок до тошноты. Всю радость от общения с детьми он забирал безоглядно. И решила я сходить и пожаловаться матери. Тем более, что она была женщиной видной. А как же. Передовая доярка, депутат районного Совета народных депутатов, коммунист, активная общественница, участница совхозного хора, солистка.

Стояла зима лютая. Закутавшись в теплый платок, отправилась я на другой конец деревни, на небольшой хуторок, получивший странное прозвище - Оторвановка. От основного массива жилых домов его отделяла небольшая протока, через которую был наведен горбатый мост, а возле протоки - болотце труднопроходимое, которое охватывало хуторок полукольцом.

Место это было открытое. Продувное было место. Даже когда не было ветра нигде - здесь он дул всегда. Я преодолела все преграды. Дома на хуторке были новые, новой планировки. С двумя входами - парадным и черным. По задумке архитекторов - через главный вход должны были жильцы ходить по делам, на работу и в школу. А черный ход прямо из кухни вел во внутренний двор, к сарайчикам и подсобным помещениям со скотиной.

Только хуторяне парадный вход игнорировали. Они его закрывали на замок и никогда им не пользовались. Не господа - зайдут и с черного хода. Также поступили и Колмыковы. Тропинка натоптанная вела к черному ходу. А поскольку веранады здесь не было, а только навес, то под навесом стояла широкая скамейка, на которой в изобилии были какие-то ведра и банки железные и ящики, какие-то лопаты и скребки, какие-то мешки пустые и наполненные кормами для животных.

От копны сена в огороде была протоптана дорожка к хлеву, в котором стояла породистая коровка - голштинофриз - рыжеватого окраса. Заметив меня, она замычала громко. Как будто спрашивала меня, за какой надобностью я иду в их дом. Черный лохматый пес даже голос не подал, хотя я прошла рядом с его утепленной будкой. Он пригрелся и дремал. Холодно. Не до гавканья ему было. Я громко постучала в дверь.

- Да кто там еще и тарабанится? - услышала я недовольный голос, - заходите, коли пришли.

Хозяйка была дома.

- Я учительница Вашего сына - Коли.

Я робко встала у порога. Вокруг меня стояли ведра с напаренным и распаренным кормом для животных. Хозяйка управлялась со скотиной.

- Какой предмет?

- История.

- Жаловаться пришла?

- Да, - кивнула я головой, - плохо ведет себя на уроках.

- И чего ты от меня хочешь?

- Чтобы повлияли.

- Как? Ты хочешь, чтобы я бросила работу и сидела в классе с Колькой и дисциплинировала его? Тогда давай меняться. Я завтра в школу с утра, а ты вместо меня на ферму.

Она ухмыльнулась нагло. Я взорвалась.

- А давайте, - сказала я, - поменяемся. Я молодая и сильная, с доильным аппаратом управлюсь, выдою ваших коров. И подкормку развезу по кормушкам. А вот Вы перед классом встанете, рот откроете и ничего не скажете. Сказать Вам деткам нечего. А я - умная. У меня институт за плечами. Я шестнадцать лет училась, чтобы учителем стать. Одиннадцать лет в школе и пять - в институте. А у вас семь классов и коридор восьмой. И я не для того в школу хожу на работу, чтобы десять замечаний на уроке делать сыночку вашему. Он ведет себя хуже всех.

- А ты там на что? Призови к ответственности. Разрешаю - тресни чем-нибудь по башке его. Он у меня слов не понимает. Только не покалечь.

- Как это треснуть? Он что - скотина бессловесная? Он что? Смысла слов не понимает? Не буду его бить, не дождетесь. Он же умный и хороший мальчик. Я к нему с уважением отношусь. И зачем я только шла к Вам? Все бесполезно. Уеду я от вас. Домой, в город поеду.

Я повернулась и вышла из дома. Побрела в общежитие потихоньку. И где искать подмогу? И как договориться с ребенком, который воспитан на крике да на оплеухах и затрещинах? Я орать дурниной на Колю не стану. Не так воспитана.

На второй день на уроке Коля вел себя лучше. А после урока он меня подождал в коридоре.

- Я буду вести себя лучше. Я постараюсь. Только не уезжайте. Мы Вас любим.

А через месяц миновал декабрь. На Новогоднем празднике я научила всех танцевать полечку. Движения-то несложные. И вся школа выплясывала незатейливый танец. А мы с Колей возглавляли группу танцующих. Он плясал с таким озорством и с такой радушной улыбкой, что у всех при взгляде на него улучшалось настроение.


Рецензии
Валя, молодец. Кто любит детей, с ними общий язык найдет. Я всего год в школе проработал, 5 классов было по 30. Справился. Но этого года мне хватило, чтобы понять, что это не мое. Пошел в рабочие и не жалею.

Иван Наумов   16.01.2021 15:41     Заявить о нарушении
Иван, а я двадцать пять лет проработала в школе. Я там счастлива была. А когда молодая шла на урок, танцевала в пустом школьном коридоре и пела - у любви, как у пташки крылья... от радости, что на урок иду. А какие уроки выдавала. Тайна. Приглашала одного к учительскому уроку и шёпотом ему рассказывала, а остальным давала вольную - хотят - пусть прислушиваются. И вот они со своими стульчиками все потихоньку окружали мой стол. И слушали, затаив дыхание. Уже взрослые, а такие уроки до сих пор помнят. Или костер с помощью вентилятора и розовых и красных лоскутиков устраивала на полу и клали стулья на бок и устраивали привал. Рассказ "Отмена крепостного права в России" - тоже реальный случай.
Спасибо за отзыв.
Будьте здоровы.

Валентина Телухова   19.01.2021 16:08   Заявить о нарушении
На это произведение написано 19 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.