Замок

Виктор Матюк

Замок

Стоп! Ты что совсем оглох, неужто не видишь на массивной двери замок!
Не ступай на порог, присядь в холодок, не сотвори грех под шумок!
Слова уходят, как вода в песок, чужой чертог заперт на висячий замок,
Лоб взмок, е-моё, там ещё железный засов, нет больше слов,
Чтоб уговорить плоть, не усугублять грядущий порок!
За углом скулит щенок кавказкой овчарки, ему жарко,
У братвы тоже запарка, какой ей прок зреть всю ночь на восток,
Ожидая рассвета, здесь жилище аскета или анахорета,
К нему люди пришли за дельным советом! Кружится планета,
Родятся дети, этот отшельник прибыл намедни из Назарета,
Посещал святые места, его дорога была трудна, камениста и крута,
Недоступны те места для жалкого большинства,
Там когда-то духа святителя была распята,
Ничто не укрылось от господнего взгляда,
Посыпались слова и тирады, какие-то замысловатые фразы,
Но Бог ни разу не способствовал соблазну, Всевышний разум
До сих пор здесь над одиноким жилищем до рассвета  маячит,
Женщина невдалеке громко стонет, воет и плачет! Никто не судачит,
Никто зря здоровья на сплетни не тратит, что взор охватит, то  войдёт в нутро,
Даже если оно белым-бело, как парное молоко, и на лишения судьбой обречено!
Это ещё не факт, что отшельник будет рад встрече с незнакомцами,
То есть безвестными людьми, зачем они к его хижине пришли?
Неужто вместе с ним будут отмаливать все свои грехи?
Злодеи, воры и упыри преданы бандитской идее,
Она в их  душе долго зреет, потом багровеет и чернеет,
Пламенеют их лица, зовущие в воровские законы углубиться!
Через мою голову потоки грязи летят, как горный водопад,
На берегу огромные ивы шумят, звеня осенней листвой,
 А за спиной мир совсем иной, он – прекрасен и велик,
Перед его красотой ни один грешник не устоит!
В полуденный час  от солнца не щурюсь я,
Голова седа моя, но от счастья не кружится она!
Стократным эхом прозвучал совет небес,
Как снять с себя неимоверный стресс?
Рекомендовалось от ратных дел отойти,
То ли в монастырь уйти, то ли отдаться в руки всевышней воле!
Вот я и живу наедине, здесь скучно и одиноко мне, я со всеми наравне,
Мешают только гниды те, кто не хочет работать нигде: на земле, ни на воде!
Моя же надежда крепче огромных горных скал, у судьбы же волчий оскал,
Рок мне напоминает старого и злобного шакала, такого собрата судьба недолго искала!
Тяжкое время даже здесь настала, странная публика решила здесь заработать рублики
И купить для себя огромные бублики, я же встал на колени у своего алтаря, удивлены глаза,
С толпы отлетается пыль и шелуха, её тут же смывает дождевая вода бог весть куда!
Дыбом стоят волоса, зубы торчком, мысли только об одном: из чьей души всесильный бог
Изгнать пособников беса ещё не смог? Божий отрок на вид был робок и кроток,
Он извлёк из жизни урок, взял в руки суму и посох, но противостоять судьбе не смог,
Сучковатая палка пригодилась бы во время рыбалки,
А сума и вправду была не велика, она в дырах вся,
Превознося небеса, и пальцем року грозя, смешно выгляжу я,
Верность семейным традициям храня, пытаюсь вернуть себя на 
Вершину земного бытия, хотя стезя петляет между сопок, я сбиваюсь с тропок,
В долине выращивают белоснежный хлопок, там работает каждый подросток,
В обычный час перед указом властей никто не может устоять!
В ущельях ручьи звенят, реки гремят, с полей исходит нежный аромат!
В обычный час не все могут супротив искуса устоять, никому не знать,
Как правильно поступать, когда ты рискуешь получить в глаз,
О потом тебя пнут носком туфли прямо в пах? Не скули и не ори на всю округу,
Что песня ходит по кругу, ты же с перепу2га смотришь в сторону тёплого юга!
Не я загородил пронырам путь в свою старую лачугу, не я туже затянуло подпругу 
На хилой груди, не я провозгласил табу на их рок и судьбу! Да видел я всех в гробу,
Буду, как и впредь жить по уму, не доверяя никому!
Не на булыжной мостовой, а на горной тропе,
Перед пьяной толпой, чтобы послужить своей судьбе!
Старое пальтецо на мне, его не купит никто, в дырах оно!
Оно никого не прельстит, первая мысль мимо него пролетит,
И разум стремглав не затмит, даже если он не слишком знаменит!
Буду, как и впредь всех в виду иметь, потеть, корпеть, и не дам себе ржаветь,
Удлиняя жизни век, Я же обычный человек, мне лень жить без проблем,
Что ни день, то новая тень падает на мой старый покосившийся плетень,
Над головой сияет множество ярких звёзд, от них слышу постоянный упрёк,
Что я свой грех никак не изверг, авось, в следующий четверг к делу приступлю,
Возьму с утра разбег, и лишусь проблем всех, хочу, наконец, повзрослеть!
Дьявольская сеть наброшена на дом, как на клеть, как бы там не умереть,
Мне смерть не мила, дел ещё больше чем до хрена, нужна верная жена!
В этот скверный час вижу перед собой золотистый иконостас,
Просыпаюсь враз, надоело так долго ждать, когда же власть отдаст приказ 
Свой сыновий долг выполнять! Сколько жить мне осталось и когда наступит старость,
Не дано мне знать! Пришло время всех наверх свистать, и время зря не терять!
Вот так – иначе никак! Везде бардак, повсюду тьма и мрак много пронырливых баб,
Старый эскулапа был на передок слаб, и вот он однажды попал впросак,
С виду – не дурак, но любил разврат, любил пахать, страдать и целовать,
Но потом немного ослаб, божий раб с одной рабыней не поймал кайф!
Его член упал, враз разился скандал, мужик запаниковал, неприятен миг увяданья,
И даже любое напоминание о нём превращало его жизнь в Гоморру и Садом!
Он оставил семью, покинул дом, в чём был, в том и из отчего дома ушёл,
Что искал, в безлюдных местах нашёл! Теперь венок из слов сплетает,
Листья орошает, не все молитвы знает, но бог ему помог выстроить дом из камня,
В нём из искры возродилось пламя! Согревая и раня, оно отгонят от себя стаи воронья,
Жизнь начинает меняться, рядом досужие мысли вихрем кружатся, им нельзя на слово верить,
Лучше лишний раз перепроверить! Время мчится, как гонимый ветром песок,
С каждым часом ближе срок, когда пророк объявит последний итог,
Зло прошмыгнёт между ног, взгляд упрётся в треснувший потолок,
И только Господь успокоит весь этот сброд, как ему закроешь рот,
Дел невпроворот, каждый горд, как английский лорд, но сумасброд!
Вот я тоже пишу свой натюрморт,  дан фантазиям ход, отдана команда: «Вперёд»,
Живот выпячен, норов взвинчен, ход мыслей не совсем логичен,
Нет спичек, чтобы душу зажечь, хотя уже над головой свистит картечь!
Нечисть стреляет в дверь, она стремится грешника покалечить,
Чёт или нечет? Чисто по-человечьи расправлены широкие плечи
 В ожидании нежданной встречи с теми, кто в своё время убивал и калечил!
Своё будущее никто из них не обеспечил, хотя кто из нас не грешен?
Никто не безупречен, никто не вечен, каждый роком и судьбой искалечен,
Миг жития скоротечен, в головах гуляет промозглый ветер, даже если день светел,
 А ты холода не заметил, никто тебе не поверит, в дверь в ночи позвонит,
И попытается чем-то удивить! Старик не знает, сколько ему жить осталось,
Миг или пшик, успеет ли он издать последний громкий крик,
Пытаясь своих завистников перехитрить? Сердце – не гранит,
Он привык страдать и любить, он был создан для любовных интриг,
Ему можно было верить слово, он никогда не брал чужого,
И не жил бестолково, хотя его руки в крови по локоть,
 А в сердце остался вражеский осколок, он ловок и хваток,
Его враг бьёт между лопаток, каков его остаток дней
И что останется в душах его палачей? Пусть они уходят прочь,
Он им не сможет делом помочь! На дворе промозглая ночь,
Странная бестолочь продолжает воду в ступе толочь,
Старик вертится в дому, как колобок в печи при свете мерцающей свечи,
Окна задраены, через них видны лишь горных ущелий тёмные окраины,
Неужто жизнь кончается? Старик задыхается, кровь запекается на челе,
Ему кажется, что всё происходит будто во сне! Судите сами, он жил, как Сусанин,
Ходил в лес за дровами, не бросался на ветер словами, писал стихами о буднях бытия,
Среди гор и лесов петляла его узкая тропа! Местная братва ополчилась на мужика,
Почти что старика, пусть у них болит голова, что в их дом пришла беда, его же уста
Не произнесут никогда злобные слова, пусть жизнь увянет, пусть плоть в иное измерение уйдёт,
Пусть она, как высохшее древо без следа пропадёт, никто не знает наперёд, 
Когда же произойдёт процесс увядания, пройден путь  созидания,
За спиной все потрясения, но над жилищем зависла жуткая мистерия,
Никогда не будет между мной и бесчинствующей толпой примирения!
Из листвы дубовой сплетаю себе венок терновый,
Слезами счастья и любви венок тот орошаю,
Но мечты на произвол судьбы не бросаю!
Огорчает только то, что дым и пепел проникают через закрытое ставнями окно!
Слёзы набегают, они о тленности бытия анахорету напоминают,
Мучаясь и печалясь, душа с плотью о чём-то внезапно зашептались, их голоса глухи,
Опосля ходили разные слухи, но тогда старику больше докучали огромные мухи,
Когда же запели в курятнике петухи, к старику на помощь пришли  местные пастухи!
Они пришли со стороны бушующей горной реки, раздались выстрелы,
И жужжание выпущенной из арбалета стрелы, ударившихся о горные выступы,
Тут же затихли разговоры, они были сомнительны, и что удивительно,
Что тьма силы стала тут же набирать и злодеев прикрывать!
Что за лиходейство  в святом месте творится?  Как от неба толку добиться?
Главное, не спиться и в своей лачуге не закрыться на все замки,
Дабы не умереть от одиночества, горя, боли и тоски!
Как не быть в тоске, когда зло гуляет везде, оно ходит по моей стезе?!
Пастухи были в полном расцвете и силы, они одним махом горную реку переплыли,
И в грязь лицом не упали, полночи не спали, слюну глотали, но место встречи не покидали!
Преступники всей гурьбой сбежали, и слова не сказали, им нельзя здесь оставаться,
Вот и пришлось чужому большинству повиноваться! Нечего  с насиженных мест срываться!
Осталась в сердце старика буря гнева и печали, но слова разума вновь восторжествовали,
Нависшие тучи злодеям гибелью грозят, но им плевать, куда бежать, с кем и как?
Сроку было мало, чтобы задуматься, сколько слов на твоём надгробном камне
Судьба бы начертала? Зачем влачить жизнь в позоре, быть может, вскоре
Радость сменит горе? Жизнь проносится, как вихрь, такой она выглядит в стихах моих!
Ветер на краткое время затих, в буднях земных нет забот иных, как заботы о своей душе
И о душевном тепле! Был бы хлеб на столе, и была бы вода в глиняном кувшине,
Без них не был бы дописан триптих, не видно  ни зги в холодной туманной ночи!
Прежде чем ставить жирную точу, надо дописать последнюю строчку,
Продолжать в одиночку в глуши и молить небо о святой любви!
Всё, что анахорет пережил, он от себя через день или два отпустил,
Из памяти изгнал, вровень с произошедшими событиями встал,
И как наказание воспринял своё дальнейшее существование!
Он не пытался мести от злодеев ждать, он – божий раб
И готов волю небес принять, ему желать не запретишь:
Страдать и любить, и как он будет дальше жить?
Ему решать! Всё это бредни пустые, какие нужны силы людские,
 Чтоб, совершив грех, пустить на произвол жизнь, потерявшую смыл, полную помех! 
Они приходят извне, а потом гнездятся вовне, прижав душу и сердце к себе!
По воле небес он пережил судьбоносный стресс, его жизнь висела на волоске,
Качалась на тонком древке, а кровь стучала в виске,
И даже небытие и отсутствие денег в кошельке
Не могли заменить отшельнику крест, зажатый в руке!
Перст судьбы висел вдалеке, он держал божьего раба на поводке,
Он был несгибаем, крепок и твёрд, время пройдёт, быть может, рок
Ему рот паклей заткнёт, и пока старик не умрёт, он будет помнить
Огромный амбарный замок, спасший ему жизнь в тот тяжкий миг,
Когда она уже почти потеряла всякий смысл!
Пусть враги ход его мыслей развенчают,
Они святые книги не читают, но в борьбе условной
Раб греховный терпеньем и трудом блага не стяжал, всё, что бог ему дал, он принял,
Как свершившийся факт! Смешал влагу и дым, открыл глаза слепым, не растерял отвагу,
А все свои мысли о смысле и сути одинокой жизни изложил на бумаге!
Ему не до жажды грёз, пролито много горький слёз, его прежняя жизнь не пьянит,
Любовь бога души живит, но она болит, а сердце по ночам плачет,
Он до утра с творцом говорит и до утра не спит! Засыпает на рассвете,
Когда бесы убирают разбросанные перед его домом едва заметные сети!
Преходяще всё на этом свете: любовь и грехи, стихи и долги,
Только слова молитв выносят собственный вердикт,
Старик может подтвердить, что он без обид вдаль глядит,
Он все обиды людям простит, только бог может их осудить!

г. Ржищев
7 октября 2020г.
5:11


Рецензии