Синьор Джоаккино из Позитано - глава третья

     Джоаккино старался не думать об Ольге, но что бы он не делал, она была у него перед глазами. Жалел о несказанных словах, теперь было не сказать. Хрупкая, девочка-подросток с искалеченной судьбой. В тёмные ночи, лёжа с открытыми глазами, вспоминал дни с ней. Сердце сжималось от жалости, хотелось бросить всё и улететь в Москву, найти её и забрать в Позитано навсегда, но дела требовали его присутствия. Братья старели и подчиняться диктату отца не желали.

     Дел было много, но всё тянул один отец. Братья, уйдя в свои новые дома, не спешили отремонтировать дом родителей. Отец давно не встречался с младшим братом, проживающим с семьёй на Сардинии и Джоаккино предложил родителям отправиться в гости:

     - Настала пора, отец, отдохнуть вам с мамой, вот и поезжай к брату на месяц- другой. Отдохнёте, а потом приедете вместе с гостями в Позитано. Не буду скрывать от вас, решил дом подремонтировать, поизносилось всё. Мне хорошо заплатили за аренду квартиры, средств хватит и на ремонт, и на вашу поездку.

     - Спасибо, сын! Не заметил я, как ты возмужал и твёрдо встал на ноги. Забыл уже когда давал тебе деньги на карманные расходы. Братья свои доходы на семьи тратили и строительство домов, а нам с мамой приходилось всех кормить, порядком поистратились. Надо навестить брата, пять лет не виделись. Приболел он и просит приехать, - ответил отец, обняв сына. - Виттория, пойди сюда! Нас сын отправляет на отдых на Сардинию. Как же я долго об этом мечтал, дорогая.

     Джоаккино только теперь осознал, как трудно жилось родителям, взявших заботу о внуках на свои плечи. Вошедшая в комнату мать смотрела на сына повлажневшими глазами. Седые волосы, сеточка морщин у глаз.

     - Вот и мы, дорогой мой Вито, дождались отдыха. А кто же тебе, сынок готовить будет? - спросила мать, поглаживая натруженные руки. - Ты уж не уходи от нас с отцом, сын. Состарились мы, трудно одним будет жить. Об одном тебя хочу попросить, будь осторожен с Лучианой. Девчонка одержима своим желанием стать твоей женой. Красота ангельская, а душу она продала дьяволу. Прибегала как-то, вы с отцом уехали по делам, а она тут как тут. Послушала я её бред и едва не слегла. Дерзкая она, на мои слова, что не мне решать, кого выберет сын, она рассмеялась диким смехом, от которого тело моё похолодело и ноги стали непослушными, а от сказанного, вообще можно было сознание потерять. Или мой, говорит, будет, или в тюрьму сядет. Не оставайся с ней один на один.

     Успокоил мать Джоаккино, пообещав быть осмотрительным весь период отсутствия их с отцом. Он и сам заметил, как дерзко стала себя вести девчонка при встречах.

     - У меня просили виноматериал. Продай, а на вырученные деньги сделай хороший ремонт. Давно я мечтал, сын, обновить наш дом. Это дом моих родителей, надо его сберечь, - посоветовал старый Вито перед отъездом.

     Они просидели весь вечер, составляя план ремонта и переделок, меняя часть мебели. Ничего не хотелось переделывать без учёта их пожеланий.

     Родители уехали, Джоаккино нанял рабочих. Ремонт шёл ходко. Двое рабочих из Неаполя жили постоянно вместе с ним в доме. Нанятая кухарка готовила на всех еду. Через месяц дом было не узнать. Он собрался в Неаполь на два дня, сделать заказ на мебель. Хотелось к пасхальным праздникам всё завершить. Родители возвращались с гостями через пару недель. Попросил в доме остаться брата, но у того не было времени и Джоаккино пригласил парня, по имени Тито, из отеля, в котором раньше работал. Они были одного роста и чем-то даже похожи.

     Ему повезло, часть мебели не пришлось долго ждать. Была выставлена на продажу готовая добротная мебель для гостиной. Домой возвращался на машине магазина ранним утром. Во дворе дома происходило что-то невообразимое, раздавался девичий крик, молящий о спасении. Мужской голос громко требовал выйти Джоаккино из дома во двор:

     - Джоаккино! Подлый трус, выходи! Ты мерзавец! Я убью тебя! Она ещё ребёнок, ей только на днях исполнится шестнадцать!

     Вбежав во двор, увидел друга отца, пытавшегося поймать свою внучку Лучиану, в его руках был ремень. Девчонка была в одних купальных трусиках, она  увертывалась от деда, но всё же ему изредка удавалось догнать её. От ударов на спине видны были красные полосы. Из открытой двери дома появился заспанный Тито.
Лучиана резко остановилась, стояла как вкопанная, глядя то на парня, то на Джоаккино. Она совершенно не реагировала на удары деда. Тито подскочил к ним и вырвал ремень из рук деда. Вошедший во двор  водитель попросил помочь ему разгрузить мебель, сетуя на необходимость быстрее вернуться в Неаполь.
Джоаккино сразу понял, что произошло в его отсутствие, понял это и дед девушки.

     - Иди домой, мерзавка! Позор на мою голову! Что я скажу твоей бабушке? У неё больное сердце. Разве для этого мы вас с сестрой растили? - крикнул он внучке.

     - Я её принял за свою девушку, я не знал, что это Лучиана. Проснулся от жарких поцелуев, темно в комнате, - оправдывался растерявшийся Тито. - Видит бог, говорю правду. Она не могла не слышать, каким именем я её называл. Если так вышло, то женюсь я на ней, хоть сегодня под венец. Я не подлец, синьоры.

     - Кому ты нужен со своей женитьбой, - дико рассмеялась Лучиана, накинувшись на парня с кулаками, нанося ему удары. - Не к тебе я пришла! Не тебя я любила всю ночь, жалкий ублюдок!

     Дед пытался удерживать её, хватая за руки, но его усилия были тщетны. Собравшиеся соседи молча наблюдали за происходящим. Кто-то вызвал амбуланц, девушка явно нуждалась в психиатрической помощи. Огромного роста санитар едва справился с ней, натянув смирительную рубашку и прикрыв её обнажённое тело.
Лучиану увезли, толпа разошлась. Тито сидел на садовой скамейке, обтирая расцарапанное лицо полотенцем. Долго сидели молча.

     - Прости, Тито, из-за меня ты пострадал. Только теперь до конца я осознал к чему может привести человека одержимость. Непонятно, откуда у такой молоденькой девочки родилось столь страстное желание стать моей женой. Никогда я не обращал на неё внимания и не давал ей повода для необузданной страсти. Я жил своей жизнью и этой девочки для меня не существовало. Видимо, она жила в плену своих иллюзий долгое время, что и привело к нарушению психического состояния. Мне жаль её деда, но я не могу понять, как могло такое произойти в их семье. От родителей мне известно очень мало. Произошла какая-то трагедия с его дочерью, она погубила себя и мужа в автомобильной катастрофе. Две дочери остались сиротами, их воспитывал дед, друг моего отца с юных лет. Он бывал в доме моих родителей, но почему-то всегда один, без жены и внучек. Если он знал о её одержимости, то зачем привёл в наш дом на пасхальный ужин в прошлом году? Он посадил её рядом со мной. Она тарахтела весь вечер о всякой ерунде, пока дед не увёл её домой.

     - Что теперь буду делать я, синьор Джоаккино? Неужели мне придётся теперь жениться на этой свихнувшейся девчонке? Мы только вчера говорили о женитьбе с моей возлюбленной. Сильвия встретилась мне, когда я шёл в ваш дом. Узнав, где я проведу ночь в вашем доме, смеясь, пообещала прийти, как только уснут родители.
Я и подумал, что это она. Правда, немного удивился... Но решил утром вместе с ней пойти к её родителям и просить руки. Я очень люблю Сильвию и теперь не знаю, как ей об этом сказать.

     - Я всё знаю, любимый, весь город об этом гудит, - раздался девичий голос за их спиной. - Поступай, как решишь сам.

     Джоаккино оглянулся и увидел горничную из гостиницы, в которой работал раньше. Она стояла прислонившись спиной к калитке. По лицу сплошным потоком струились слёзы. Тито быстро подошёл к девушке, обнял её и они стали рыдать в два голоса, оплакивая свою разрушенную любовь. Каждый думал о своей судьбе. Остаться вместе после случившегося они уже не мыслили. Светило яркое солнце, но их бил озноб.
     - Ты же итальянец, Тито! Вспомни нашу пословицу: - "Пойди на площадь и попроси совета; вернись домой и сделай, как задумал". Не отказывайтесь вы от своей любви! - обняв влюблённых, произнёс Джоаккино. - Ваше рыдание о многом говорит. Люди поймут. Сколько помню вас, вы всегда ходили, взявшись за руки.

     Бурлил городок от таких новостей. Никто не осуждал Тито, но семье Лучианы досталось сполна. Называли девчонку бесноватой с малых лет. Две сестры в одном доме воспитывались, а выросли разными. Старшая сестра уехала от позора на север страны. Бабушка, после случившегося, слегла и вскоре угасла. Дед продал дом и уехал к родным на Сицилию, переведя внучку туда же в клинику. Вскоре о них забыли в городке на юге. После сбора урожая, сыграли свадьбу Сильвия и Тито.

     Наступил декабрь, закончились работы. Урожай винограда удался на славу. Вина заложили, как никогда раньше. Старый Вито разделил всё своё имущество между братьями равными долями, оставив за собой только дом.

     - При жизни надо это делать, - объяснил свой поступок жене и сыновьям Вито. - Насмотрелся за жизнь. Увидел, как после ухода моих друзей делилось их имущество детьми. Не хочу, чтобы и в моей семье так было.

     Джоаккино собрался посмотреть Москву. Родители не возражали.

Продолжение следует:

http://proza.ru/2020/10/11/1034


Рецензии
Несмотря на драматические события, порадовалась, что Джоакино удалось избежать беды и тому, что Тито всё-таки женился на любимой Сильвии.

Богатова Татьяна   15.10.2020 09:44     Заявить о нарушении
Мне одна читательница из соцсети, задала вопрос:
- А вы знаете чем закончится эта история?
Я честно ответила, что не знаю...
С моим теплом,

Надежда Опескина   15.10.2020 10:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.