Фривольные куплеты. Апрельский фон Котт

Фривольные куплеты. Апрельский фон Котт

   В рамках издательства «Книжная лавка Алексея Салтыкова» вышла книга автора Апрельского фон Котта «Фривольные куплеты». Книга полностью посвящена эротической лирике, и имеет ограничение по возрасту 18+. Тираж ограничен, кому интересно – пишите в личные сообщения.
От автора
   Оговорюсь сразу, если ваши эстетические предпочтения не включают в себя фривольную тематику, или скажем, вам меньше 18-ти лет, то я не рекомендую читать то, что я тут грешным делом нацарапал. Но клянусь, всё это из наилучших побуждений я посвящаю прекраснейшему созданию на земле — Женщине! Женщине во всех её проявлениях и ипостасях…
Искренне Ваш Апрельский фон Котт.
От издателя. О книге, фривольной поэзии и не только.
Не следует слишком моралистично оценивать содержание стихов этого автора. Тем не менее, нельзя отказать автору в причастности к особому виду искусства — эротике. Издатель благодарит Апрельского фон Кота, который пожелал остаться инкогнито, за предоставленные материалы. Благодарит всех авторов рецензий. А также авторов иллюстраций, которые взяты из свободной сети интернета. Если вы продолжите читать эту книгу, то подтверждаете, что вы старше 18-ти лет, вы эмоционально уравновешены, и можете отличить эротику от пошлости и порнографии. Кроме того, вы даёте себе отчёт, что вас не смутят описания откровенных сцен и актов, генитальные подробности и использование ненормативной лексики. Однако, вы можете быть уверенны, что не найдёте в стихах и тени пошлости, унижения, или цинизма.
Фривольная проза и поэзия родились не сегодня. И даже не в веке 19-м. Они существуют с тех времён как появилась человеческая страсть к красоте. Стихи и проза древнеримских и древнегреческих авторов донесли до нас всё те же обнажённые страсти и откровенные мечты. И не только стихи и проза, - живопись, скульптура хранят историю сексуальности и эротизма. «Римские Оргии» Лукана, «Наука любви» Овидия, греческие драмы с извечным эротизмом, пронизывающим все стороны их жизни, как в сочинении Апулея «Золотой осёл». «Дафнис и Хлоя» - пронизанный эротизмом греческий роман Романа Лонга. Говорят, что автор во время охоты на острове Лесбосе в пещере Нимф обнаружил картину. Рассмотрев изображённые на картине любовные сцены и восхищённый ими, он решил, «соревнуясь с картиной», создать такое произведение, которое прославило бы Эрота, нимф и Пана, а всем людям было на радость: «болящему на исцеление, печальному на утешение, тому, кто любил, напомнит о любви, а кто не любил, того любить научит».
Но не только мужчины воспевали красоту эротизма. «Сапфо фиалкокудрая,
сладкоулыбающаяся, чистая...», — писал о своей подруге поэт Алкей. Философ третьего века Максим Тирский писал, что Сапфо была «смуглой и невысокой» и что в отношениях с подругами она была похожа на Сократа: «Как иначе можно назвать любовь этой лесбийской женщины, если не искусством любви Сократа? Ведь они, кажется мне, понимали любовь по-своему: она любила женщин, он — мужчин. Ведь они, как говорят, любили многих, и были увлечены всем прекрасным. Кем были для него Алкивиад, Хармид и Федр, тем были для неё Гиринна, Аттида и Анактория...» От неё пошло понятие «лесбийская любовь».
Поэт тех же мест Алкей посвящал восхитительные гимны природному эротизму: Гимн реке Гебру: в багровые волны моря,\ Из фракийских стран, пробивая устье,\ Славных конями,\— К берегам твоим собираясь, девы\ Влагою твоей, как священным маслом, \ Услаждают, нежной скользя ладонью, \ Нежное тело...»
Древнегреческие мифы в основе своей имеют любовные похождения Богов, рождения детей вне брака, похищение и соблазнение чужих жён. Так Зевс совратил богиню Деметру, наяду Эгину, дочь анатолийского царя Европу, Данаю - все его подвиги вошли в мировое искусство.
Не изменился мир и с приходом моралистических религий, которые осудили блуд Содома и Гоморры, а красавиц стали признавать ведьмами и сжигать на кострах тысячами. В то время в более свободных уголках мира мечтательные поэты изобрели новый жанр эротической поэзии - Блазон. Он возник во Франции в начале 16-го века. Особенностью этого жанра является воспевание какой-либо отдельной части тела возлюбленной - «попа», «сосок», «Бровь», «Лоб», «Слеза», «Горлышко», «Дыхание»
- обыкновенные названия для блазона той эпохи. Однако, родоначальником стиля по праву может считаться ветхозаветная «Песнь песней» Царя Соломона. Так звучит произведение классика блазона Эсторга де Болье «Блазон о женском заде»: «О женский зад! О зад прекрасной девы!\ Округлость форм твоих восславили напевы\. Ты золотом волос кудрявых опушён, \ Ты девушек краса и гордость зрелых жен. \ Хоть прелести свои ты держишь на замке,\ Но открываешь их в ответ мужской руке. \ Когда же друг твоим руном играет, \ Его ласкает, треплет и сжимает, \ У чресл его покорно ты лежишь, \ А завершив игру, трепещешь и дрожишь» Фривольное содержание получили и стихи высмеивающие напускной морализм тех, кто по долгу своего морального служения должен блюсти оную, но в силу своей духовной немощности не способен на это. Так высмеял мнимое смирение монахов-капуцинов французский поэт 18-19 веков Беранже: «Четыре капуцина Однажды вышли в сад, Кругом растут маслины,  И зреет виноград.  И видят капуцины: Русалка у пруда. Прелестная картина, Прозрачная вода. На мраморную спину Горячий луч упал. Вздохнули капуцины, И каждый замечтал...»
В 19-м веке в Росси вся творческая мысль была подцензурна. Но вместе с поэзией вольнолюбия нашла свою почву и непечатная фривольная поэзия. Блеснул своими виршами Иван Барков, Александр Шенин, Михаил Лонгинов, А. Клубничкин, М. Кузмин, Н. Агнивцев, Даниил Хармс. Михаил Лонгинов по молодости был вольнолюбцем и писал «срамные стихи», но став крупным чиновником прослыл махровым консерватором, государственником и, заняв кресло «главного цензора» России, беспощадно вымарывал из произведений своих бывших коллег даже самые незаметные намёки на фривольность или свободомыслие.
Не избежал фривольности и столп нашей словесности Александр Пушкин. Кто не читал - прочтите его «Царь Никита и сорок его дочерей». Алексей Толстой показал себя величайшим мастером эротического слога в рассказе «Баня». Поэзия Есенина - вся сплошь и рядом откровенна. Серёжа не искал синонимов и эвфеизмов. Время было крепких словечек, и он ими думал, ими писал. У Куприна «Яма» - о жизни публичного дома, у Горького «Дно»: бедняки, воры,
проститутки, чернорабочие...
18 и 19 века в освобождающейся Европе вывели на сцену таких личностей как Маркиз де Сад и Барон фон Мазох. В сексуальную психиатрию после них вошли такие термины как садомазохизм и мазохизм. Которые, впрочем, сейчас не считаются отклонениями.
Поскольку сексуальная направленность
Апрельского фон Котта далека от садизма, то позволим подробнее остановиться на личности Барона Фон Мазоха.
Родился он в Западной Украине, в нынешнем Львове, в 1836 году. Отец его был начальником полиции. Сцены насилия, допросы, протоколы сопровождали Леопольда с самого детства. Но и в то же время в семейном кругу преобладало женское доминирование. Мазох - фамилия его матери. Якобы, по просьбе тестя отец соглашается присоединить девичью фамилию жены к своей. Так появляется новое сочетание Захер-Мазох.
Но самое сильное влияние на всю его жизнь и творчество оказала родственница отца, графиня Зиновия. Однажды она обняла 10-летнего мальчика за плечи и повела в спальню. - Идем, Леопольд, ты поможешь мне снять шубку. С трудом, приподняв тяжелые меха, он помог ей надеть кофточку зеленого бархата, опушенную беличьим мехом, которую тетя носила дома. Затем встал перед ней на колени, чтобы надеть туфли. "Почувствовав у себя под руками легкое движение ее маленьких ножек, я совсем забылся и наградил их жгучим поцелуем. Сначала тетя посмотрела на меня с удивлением, затем разразилась смехом и слегка толкнула меня ногой", — напишет позже в "Воспоминаниях детства" Захер-Мазох. В том же возрасте он случайно стал свидетелем сцены как Зиновия избила своего любовника, а затем и мужа и двоих его друзей. Они вели себя как рабы. Подсматривая за событиями из шкафа, он случайно себя выдал, и был побит так же. "Ухватив меня за волосы и придавив коленом к ковру, она принялась крепко хлестать меня. Слезы подступили к глазам, но все же следует признать, что, корчась под жестокими ударами прекрасной женщины, я испытывал своего рода наслаждение", - писал он в воспоминаниях. Впоследствии этот опыт он воплотит в своей жизни, и перескажет в знаменитом «Венера в мехах». Квинтэссенцию сексуального мировоззрения Мазоха мы увидим в его же словах: «Истинно любить можно лишь то, что стоит выше нас - женщину, которая подчиняет нас красотой, темпераментом, умом, силой воли» Всё это в равной степени справедливо в отношении фантазий Апрельского фон Котта, который имеет в этом устойчивый стержень.
Присутствие фетиша в его стихах акцентирует внимание читателя, отрывает от собственных мыслей, вводит в общение определённую авторскую тональность и пикантность. Фантазии кажутся слишком надуманными, но это - особый вид феерии, где зрелищность создаётся соучастием случайных героев в замысле самого автора. Фон Котт учит нас лёгкости в общении и остроте во взаимопонимании. То о чём автору мечталось он преподносит в виде поэтического слова. Если бы женские трусики, которые переходят из стиха в стих, имели лишь гигиеническую функцию, то вряд ли они сегодня были бы похожи на произведения искусства. Кто их увидит? Фон Котт открывает нам скрытый смысл красивого нижнего белья женщины: его одевают для того, чтобы чувствовать себя уверенной при первом же случайном шансе его показать. Одна дама писала: я работаю врачом, вдруг со мной что-нибудь случится, и меня на скорой в мою больницу привезут. Для нее ужасно, если коллеги увидят в каком попало белье. Красивое бельё должно иметь шанс быть увиденным! Так говорит Фон Котт.
Более того, автор отстаивает идею сохранения в женщине её природного естества. Он протестует против выбривания гениталий, так как это пагубно как для женщины, так и для мужчины. Эта естественная опушка выполняет не столько гигиеническую роль, сколько являются сигналом к половозрелости. А до этого - табу на прикосновение! В тотальной моде, мужчина, утратив этот сигнал, утрачивает табу в отношении неполовозрелых девушек. Они все становятся для него на одно «лицо». Утрачивая данные ориентиры он сам становится инфантильным и педофилизируется. В своих стихах Фон Котт прямо акцентирует внимание на пышности женского лобка.
Книга предназначена для лёгкого, непринуждённого чтения. Она не принесёт вреда вашей психике, но поможет расширить ваш кругозор, и увидеть за маленькими деталями большие радости жизни.
Алексей Салтыков.


Рецензии
Чудесные куплеты...

Олег Михайлишин   17.10.2020 11:42     Заявить о нарушении
Это только Предисловие к книге. Подробнее со стихами можно ознакомиться на страничке самого фон Котта: http://stihi.ru/avtor/aprelskykot1

Алексей Салтыков 1   17.10.2020 20:26   Заявить о нарушении