Город в лунном свете. Часть 10

Часть 10. ПУТЬ ЧЕРЕЗ ВСЕ ПРЕГРАДЫ

1

     Солнце только начинало клониться к закату, когда Дмитрий с Михаилом решили провести дополнительное тестирование всей аппаратуры перед запуском. Прошлая ночь немало насторожила и даже встревожила исследователей-спасателей. Ибо ожидаемое появление аномалии во всей своей красе так и не состоялось, хотя, согласно расчетам, было время пика активности. Вместо красочной феерии с северным сиянием, окружающим верхнюю часть водонапорной башни, и бесконечной каруселью огоньков вокруг, над крышей лишь на несколько минут повисло тусклое сияние однотонного желтоватого цвета.
      Да и невероятные, объемные видения неизвестного города, обычно буквально окутывающего пространство вокруг крыши водокачки, так и не появились. Вместо этого вокруг диска Луны возникло несколько необычное мерцающее гало, да и в телескоп удалось рассмотреть крупным планом лишь нечто вроде невнятного изображения какого-то городского квартала. К тому же, увеличив и изучив фотоснимки, Дмитрий с удивлением констатировал, что вид неизвестного города претерпел серьезные изменения. Словно кто-то намеренно удалил целый ряд мелких деталей и как будто нанес несколько резких мазков кистью смоченной водой, по четко очерченным линиям акварели, изображающей городской пейзаж.

     Все это не могло не настораживать исследователей-спасателей, уже были практически готовых к тому, чтобы попытаться открыть и зафиксировать в открытом состоянии барьер, скрывающий за собой таинственный подлунный мир. И сейчас оба товарища с особой тщательностью готовились к предстоящей ночи. Ведь, если верить всем расчетам, то эта ночь будет предпоследней, когда еще будет возможно как-то воздействовать на аномалию. Конечно, останется еще одна ночь – послезавтрашняя, но надеяться на открытие барьера в самый последний момент, как-то совсем не хотелось.

- Как же мне не нравится все эта ситуация, - недоверчиво покачал головой Дмитрий, помогая подключать очередной кабель, - такое ощущение, что там, в том неизвестном мире, что-то изменилось.

- Ну, тут мы можем только строить предположения, - с грустью заметил Михаил, не отрываясь от сборки установки, - но, если судить чисто по внешним ощущениям, я с тобой полностью согласен.

- И по-прежнему неясно – где же, собственно, искать ребят, если нам удастся пробить этот барьер, - Дмитрий бросил короткий, озабоченный взгляд в небо.

- Мне кажется – во всех произошедших изменениях есть нечто, что может сыграть положительную роль, - после небольшой паузы задумчиво произнес Михаил.

- Почему ты так думаешь? – Дмитрий с удивлением взглянул на приятеля.

- Знаешь, когда я внимательно проанализировал некоторые аспекты тех экспериментов, что мы проводили, мне показалось, что мы имеем дело с неким встречным процессом, - Михаил по-прежнему имел чрезвычайно задумчивый и серьезный вид.

- Ты считаешь, что некто из этого таинственного мира пытается пробить барьер нам навстречу? – Дмитрий был настолько удивлен, что даже бросил подключать очередной кабель. – Или, быть может, это наши ребята?

- Насчет ребят сильно сомневаюсь, - покачал головой Михаил, - для этого им нужна соответствующая аппаратура, причем с хорошей энергией на выходе, а судя по твоим описаниям неизвестного мира, там с такими вещами все непросто.

- В таком случае, кто же это может быть? – задумался Дмитрий, опустив голову.

- Не знаю, и пока все эти попытки удаются не очень, - с некоторым сомнением проговорил Михаил, - то ли наша аппаратура не позволяет достичь каких-то характеристик, то ли тот, кто пытается помочь, что-то не учитывает.

- Из чего следует, что если мы не сумеем как-то синхронизироваться с неизвестным помощником, то с барьером могут быть немалые проблемы? – Дмитрий вопросительно посмотрел на товарища.

- Не задавай мне вопрос, на который мне совсем не хочется отвечать, - отвел взгляд Михаил.

     Он опустился на корточки перед одним из своих приборов и начал что-то настраивать. Дмитрий некоторое время смотрел на приятеля, а затем тряхнул головой, и собрался было спуститься вниз, чтобы забрать еще кое-какое оборудование, но тут внезапно пискнул вызов рации. Рацию после недавних событий все время держали включенной, на всякий случай, но до сих пор ни одного повторного вызова не было. И обратные попытки связаться с ребятами на той стороне, тоже не привели ни к какому результату. Правда, в какой-то момент Дмитрию показалось, что рация пару раз пыталась перейти в режим приема, но это так ничем и не закончилось.
   Но теперь все произошло совсем по-иному.
Рация пискнула три раза подряд, затем была пауза и снова три писка, только чуть длиннее, затем опять пауза и снова – три коротких писка.

- Насколько я понимаю, случайностью это быть не может, - задумчиво проговорил Михаил, пристально глядя на рацию.

- Странный сигнал вообще-то, - в тон ему ответил изрядно озадаченный Дмитрий.

- Да, это не может быть случайной помехой, - эхом отозвался Михаил, - три коротких сигнала, потом три длинных, а потом опять – повторение коротких.

- Что-то это мне напоминает, - задумался на несколько мгновений Дмитрий, и вдруг его осенило, - три точки, три тире, три точки, это же – сигнал СОС!

- Не может быть, - недоверчиво покачал головой Михаил, но потом лицо его прояснилось, - хотя, я же слышал его собственными ушами, это действительно сигнал СОС.

- И это могут быть только наши ребята, частоты двух раций настроены у нас индивидуально! – проговорил Дмитрий с немалым воодушевлением.

- Но что означает сигнал СОС? – задумался Михаил, продолжая держать в руке какой-то провод. – Они просят нас о немедленной помощи?

- Не думаю, - немного поразмыслив, возразил Дмитрий, - то, что они ждут нашей помощи ясно и без всяких сигналов, тут нечто другое, вроде того, что они хотят привлечь к чему-то внимание.

- Да, но к чему? – Михаил бросил провод, который держал в руке и волнением стал ходить взад и вперед по крыше.

- Быть может, хотят сказать что-то о каком-то изменении в аномалии, которое мы видим и сами, - наморщив лоб, предположил Дмитрий.

- Сдается мне, самое время посоветоваться с третьей – самой умной, хотя и немного нервной головой, - сказал Михаил и, достав мобильник, набрал номер доктора Веремеева.

***

     По пыльной, продуваемой насквозь всеми ветрами улице города двигалась процессия из дюжины людей. Впереди шел Август вместе с уже знакомым типом из общины Расмуса – Оскаром, вернувшимся со своей прогулки по окрестностям. За ними двигались Федор с профессором, под прицелом трех ружей бандитов Гаспара. И в арьергарде шли Мартынов, со связанными руками, сам Гаспар и еще двое сопровождающих. Что случилось с Бренном было непонятно, но Федор подозревал, что вероятно, его уже нет в живых. На обратном пути останки величественного города уже не вызывали такого восхищения как раньше. Узнав историю Земли, на которой, собственно, и находился последний в истории цивилизации город, Федор испытывал лишь чувство печали, какой-то обреченности и непонимания того, как человечество допустило все это. Поглядывая по сторонам, он все размышлял о том пути, который был избран человечеством для своего развития, если это, конечно, можно было назвать развитием.
     Никольский, судя по всему, испытывал похожие чувства, поскольку вид у него был подавленный и какой-то растрепанный.
Что касается бандитов Гаспара, то судя по их настороженному виду, они тоже испытывали в этом городе не самые лучшие чувства. Они, конечно, не знали историю произошедшего, да и вряд ли бы поняли её, но видимо вид величественных построек вокруг действовал и на них, подавлял и заставлял быть все время настороже.

     Федор не видел лица Мартынова, поскольку любые попытки обернуться сразу же пресекались охранниками, но надеялся, что тот не наделает каких-то глупостей. Ведь, по сути – они все равно шли в нужную им сторону, а это означало, что не стоит поднимать бучу раньше времени. Да и вмешательство Смотрителя было вполне возможным. Федор полагал, что тот наверняка имеет возможность как-то следить за ними, и не вмешивается только потому, что пока не видит в этом необходимости. Некоторое беспокойство вызывало только одно – если случившееся было исключительно предательством Августа, то каким образом этот Гаспар нашел дорогу через барьер. Ведь искусство прохождения между ними, насколько понял Федор, было известно далеко не каждому. И получалось, что и Гаспар этот – далеко не так прост.

    Они двигались по давно заброшенному городу уже достаточно долго, и Федор вскоре понял, что они идут к его окраине. А это означало, что никакой точкой перехода они пользоваться не будут, и выходить из города им придется, что называется пешком. И каким путем они пойдут назад, тоже было совершенно неясно, поэтому оставалось только ждать.
     Наконец, впереди, замаячил просвет между домами, и еще через пять минут группа вышла на окраину города. Влево и вправо уходили, плавно загибаясь назад, контуры окраин города. А впереди было видно странное пространство, словно кто-то обложил город по всему периметру какой-то серой ватой. Не сразу Федор сообразил, что так выглядит тот барьер, который окружает это место. Но каким образом они собираются преодолевать этот барьер, было неясно, ведь Мартынов каждый раз пользовался точкой перехода. А до этого он ни разу не смог преодолеть барьер каким-то иным способом.
    Видимо, какая-то трудность в этом была и для Гаспара с его подельниками, поскольку они остановили движение и на какое-то время сделали привал.
При этом Гаспар почти сразу подошел к Мартынову. Федор тоже постарался подобраться поближе, насколько это было возможно, чтобы слушать весь разговор и при случае как-то вмешаться.

- Не желаешь показать нам точку перехода, чтобы мы не теряли время на открытие барьера? – без всяких предисловий обратился предводитель бандитов к Мартынову.

- С какой это стати? – приняв равнодушный вид, пожал плечами проводник. – Да и потом – вы же как-то прошли сюда, пройдете и назад.

- Ты же знаешь, что проход через барьер открывается нечасто, идти по этому лабиринту всегда очень непросто, да и занимает много времени, - внимательно посмотрел на него Гаспар.

- Мне торопиться некуда, могу и обождать, - все также деланно равнодушно ответил Мартынов.

    Федор мысленно одобрил выдержку Мартынова, но тут же вспомнил о том, что тот просто не в курсе резкого ухудшения ситуации в этом мире, и что времени у них, как раз, очень мало.

- Ну, может ты, и можешь обождать, а вот твой ублюдок вряд ли, - криво усмехнулся Гаспар, после чего сплюнул за землю.

- Что?! Какого черта?! – Мартынов, сидящий на каком-то приступе возле частично обвалившейся стены, резко вскочил на ноги и рванулся к Гаспару. Но его тут же схватили за руки двое бандитов, стоявших рядом.

- А-а, озаботился вдруг об отпрыске своем, - скривив лицо, осклабился Гаспар, - сначала сдал его после смерти матери этим городским родственничкам, а теперь делаешь вид, что тебе есть до него дело?!

- Ах ты, скотина, - процедил сквозь зубы Мартынов, лицо его было искажено, но как показалось Федору, отнюдь не от ранения, - сами же отобрали у меня сына после смерти Геммы, а теперь шантажируете этим?!

«Вот оно что, у Мартынова был сын, оказывается», - с немалым удивлением подумал Федор, - «может в том и причина, что он ушел в эти Холмы?»

- Отобрали – не отобрали, но сейчас жизнь этого маленького подонка, который везде и всюду сует свой нос, в том числе и в твоих руках, - злобно ощерил зубы Гаспар.

- Ладно, - Мартынов как-то весь обмяк, тяжело вздохнул и опустил глаза, - черт с тобой, но нам придется вернуться назад.

- Вот и правильно, - бросил небрежно Гаспар, - и нечего тут рассиживаться, пора двигаться назад, не нравится мне это место, такое ощущение, что здесь все сейчас развалиться.

«И ведь он совсем недалек от истины, подлец», - подумалось Федору, помогая профессору встать, а затем они двинулись назад.
Теперь они двигались в арьергарде маленького отряда. Идти, собственно, было недолго, на первом же перекрестке Мартынов остановился и указал на мерцающее впереди марево.

- Вот вам и точка перехода, - каким-то сухим голосом проговорил он, глядя куда-то в сторону.

- Ну, тогда давай – двигай первым, - срывающимся голосом произнес Гаспар, но тут же передумал, - нет, погоди, пусть вперед идут эти двое.

Он повернулся и указал на Федора и профессора.

- В таком случае, я отказываюсь идти в эту точку, - выпрямившись, вдруг решительно заявил Мартынов, - пусть твои клевреты идут первыми.

- Это, что еще за новость? – деланно удивился Гаспар, на лице которого появилось странное выражение. – Вдруг очень смелым стал? Всю жизнь всего боялся, а тут осмелел? И на сына плевал, так и не осмелился войти в эту штуку светящуюся, в которую послал, кстати сказать, своих соплеменников?!

Мартынов слушал молча, отвернувшись в сторону, как будто уйдя в себя.

- Что, неприятно слышать о себе такое, ходячий свободолюбец, убежавший от ответственности?! – плюясь слюной, продолжал выкрикивать оскорбления Гаспар. – Впрочем, теперь твоя ответственность уже никому не нужна! И ублюдку твоему - Тарону, в том числе!

    И тут произошло неожиданное – Мартынов вдруг как-то высвободился от тех пут, что связывали его руки и отшвырнул двух своих стражников в сторону. Затем метнулся к Гаспару и сходу нанес ему сильный удар в лицо. Тот, явно не ожидавший такого нападения, отлетел к стене дома и, врезавшись в неё, рухнул на землю. Федор воспользовался секундным замешательством и сбил с ног еще одного бандита, затем второго, а потом схватился с Оскаром, вытащившим откуда-то пистолет. Мартынов же схватил Гаспара за горло и начал бить головой о землю. В это время на помощь Оскару пришел один из бандитов, которого свалил Федор, и последнему пришлось несладко. Оскару уже почти удалось вытащить свое оружие, красивый пистолет середины девятнадцатого века, когда в схватку неожиданно вмешался профессор. Грянул выстрел, и Оскар с немалым удивлением завалился набок, а профессор стоял и растерянно смотрел на пистолет в своей руке.
    Двое опомнившихся охранников направили свои ружья на Федора и Мартынова, но тут откуда-то сбоку грянули еще два выстрела. Один за другим пара бандитов с ружьями рухнули на землю. Федор бросил взгляд в ту сторону, откуда стреляли. Там, с трудом держась на ногах, весь в крови стоял Бренн и держал в руках двуствольное ружье.
     Федор бросился было к нему, но тут на его пути оказался Август, который криво усмехнулся и навел на него свое оружие. Грянул выстрел, но за мгновенье до этого между Федором и Августом появился Мартынов, и пуля досталась ему. Он медленно осел на мостовую, а Федор прыгнул вперед и вышиб оружие из рук Августа. Однако тот оказался проворнее и, потеряв ружье, просто не стал ввязываться в драку, а развернулся и убежал.
Поле боя осталось за Федором и его товарищами, но двое из них были тяжело ранены.
    Федор подошел к Мартынову, лежащему на земле и тяжело дышащему, и наклонился к нему. Профессор же помог Бренну подойти поближе и тот, оказавшись рядом с другом, тяжело осел на землю.

- Так значит, у Вас был сын? – спросил Федор, помогая Мартынову немного приподнять голову.

- Да, хотя, наверное, есть и сейчас, - с трудом выговаривая слова, ответил Мартынов, - Гемма, сестра Бренна, совершенно неожиданно для всех забеременела, здесь ведь это редкость.

- Когда об этом узнали гранды, то немедленно изолировали Гемму от меня и Алексея, - добавил Бренн, стискивая зубы, чтобы не застонать от боли, - потом мы уже случайно узнали, что такое случается иногда, когда происходит встреча местной девушки и человека с Земли.

- И Вы никогда не видели своего сына? – покачал головой Федор, чувствуя какую-то горечь внутри.

- Нет, к сожалению, никогда, хотя сейчас чертовски жалею об этом, - с трудом шевеля губами, ответил Мартынов, на несколько мгновений теряя сознания, а потом, снова приходя в себя, - ведь была у меня возможность найти его, но я оказался слишком слаб, предпочел жить среди вольных людей в Холмах.

- Теперь поздно жалеть об этом, - тихо сказал Бренн, покачав головой, - я ведь тоже всю жизнь мечтал отомстить грандам за сестру, но так и не решился это сделать.

- И мир этот рушится, - с трудом проговорил Мартынов, но затем схватил Федора за руку и проговорил горячо, - но для вас еще не все потеряно, вы еще можете уйти через точку перехода, а затем дойти через каменистые дюны до нужного места.

- Но, как же вы? – растерянно пробормотал Федор, оглядываясь на Бренна, который сидел в полуобморочном состоянии, видимо потерял слишком много крови.

- О нас не беспокойся, мы завершили свой путь, и в конце его узнали, пусть и не сами, какую-то правду об этом мире, - на лице Мартынова появилась слабая улыбка смертельно уставшего человека, - а вам нужно спешить – точка перехода скоро может закрыться.

- Идите, - пришел в себя Бренн, услышавший окончание слов Мартынова, - а мы останемся здесь, ведь мы так долго шли к этому месту, хотя могли рискнуть и раньше.

Федор немного растерянно посмотрел на профессора, а затем поднялся на ноги. Профессор с таким же растерянным видом стоял и не знал, что теперь делать.

- Идите же, точка может закрыться! – собрав все силы, почти прокричал Мартынов.

    Федор хотел было сказать, что все точки еще контролируются Смотрителем, но потом подумал, что это может быть и не так, ведь система работала нестабильно, да и для Мартынова это, скорее всего, уже не имело значения.
Он медленно поднял глаза в сторону неба, которое подернулось какой-то странной дымкой серебристого цвета, неба, на котором никогда не было солнца. Не было солнца просто потому, что в этой реальности его наличие не предусматривалось создателями.
Затем медленно подошел к профессору и тронул его за плечо:

- Нам нужно идти.

- Да, да, конечно, - рассеянно ответил профессор, делая несколько шагов в сторону точки перехода.

- Мы уже ничего не сможем здесь сделать, раны их слишком серьезные, - стиснув зубы, проговорил Федор, - и они просто желают найти покой.

Он чуть подумал, а затем, посмотрев на рацию, зажатую в руке, несколько раз нажал на кнопку вызова.

- Как все бессмысленно и нелепо в этом мире, - прошептал профессор, в глазах которого мелькнула влага, - желали создать идеальный мир для людей, а создали плохую пародию на мир собственный.

Наконец, он очнулся от раздумий и зашагал следом за своим молодым товарищем в сторону мерцающего марева на перекрестке. К сидящему возле стены Мартынову кое-как подполз Бренн.

- Немного нам осталось? – едва слышно спросил он, откинув голову назад.

- Думаю, что совсем немного, - ответил почти шепотом Мартынов.

- Скажи мне, твой мир, тот, откуда ты пришел, он лучше этого? – с какой-то надеждой посмотрел на него Бренн.

- В нем тоже немало лжи и несправедливости, но он все равно – лучше, - все также, почти шёпотом, но очень твердо, ответил Мартынов, - если бы я был смелее и настойчивее, то нашел бы выход уже давно, и забрал отсюда и тебя и жену с сыном, а теперь…

Он устало уронил голову на грудь.
Бренн промолчал и просто положил свою руку на руку своего друга.

   Федор с профессором уже исчезли в мерцающем мареве, когда на площади появился Август. Он испуганно озирался и метался из стороны в стороны, как испуганный заяц.

- Что вы сидите?! – с надрывом орал он, лицо его было искажено. – Там по всем улицам идет волна, которая стирает все!

   Бренн с трудом поднял голову и посмотрел на него, а Мартынов уже вообще никак не отреагировал на появление предателя. Впрочем, и Бренн глядел на него совсем недолго, а затем закрыл глаза и как-то осел на земле.

- А-а-о! – прокричал что-то нечленораздельное Август, бросаясь к мерцающему мареву.

    Он уже был совсем близко от него, когда марево вдруг вспыхнуло и погасло. Август на некоторое время остолбенел, а затем упал на колени и завыл в бессилье что-то сделать. А с ближайшей улицы уже дул теплый ветер, который становился все горячее.

2

    Во второй раз за время нахождения в этом мире Арсений ехал на повозке. Но если во время первого путешествия это была обычная телега, используемая Арто для перевозки ягод и настоек, то сейчас это был настоящий дилижанс, разве что запряженный не лошадьми, а распространенными здесь онаграми. Арсений еще подумал в тот момент, когда садился в экипаж – почему же ему показалось в первый день пребывания здесь, что он видел лошадей? Но ответа у него не было.     Впрочем, думать сейчас ему не хотелось вообще ни о чем. Он совершенно не понимал, как можно выбраться из сложившейся ситуации. В салоне дилижанса вместе с ним ехали трое – Гранд, Латея и еще один странный тип с остановившимся лицом, одетый в форму жандарма, вероятно играющий роль телохранителя. Судя по шуму, доносящемуся снаружи, их экипаж был не один, где-то впереди или сзади шел экипаж сопровождения или, быть может, охраны.
    Окна дилижанса были задернуты, поэтому Арсений не видел дороги, по которой они двигались. Гранд сидел с высокомерным, невероятно самоуверенным видом и не смотрел ни на кого. Латея тоже приняла независимый вид, практически не глядя на молодого человека.
Наконец, Арсений решился прервать молчание.

- Скажите, вы сразу начали следить за мной, как только я появился здесь? – спросил он, взглянув на Урмаса.

- И даже еще раньше, - ничуть не удивился вопросу Гранд, - если помнишь, то за несколько дней до этого, ты с твоими товарищами уже чуть не попал сюда.

- Да, действительно, когда мы наблюдали за аномалией с крыши старого элеватора, - после недолгого раздумья вспомнил Арсений, - и вы уже тогда обнаружили нас?

- Мы обнаружили лишь вторжение из внешнего мира, а что он представляет собой, мы знали и до этого – из рассказов тех, кто приходил до вас, - все тем же равнодушным тоном ответил Урмас, - и после этого случая стали внимательно следить за этим местом.

- И как только я появился снова, вы взяли меня в оборот? – утвердительно кивнул головой Арсений, в общем-то, уже зная ответ.

- Да, хотя мои помощники и наделали немало ошибок при этом, особенно Фарис, но Латея, к счастью, сумела исправить ситуацию, - ответил Урмас, поглядывая в окно сквозь щель между занавесками, - впрочем, насколько я знаю, Фарис уже поплатился за все свои ошибки.

- Вы убили его? – спросил Арсений, пристально глядя на Гранда.

- Нет, зачем? – искренне удивился Урмас, на мгновенье отрываясь от наблюдения за дорогой. – Он погиб в перестрелке с людьми Расмуса после того, как ты сбежал оттуда. Ума не приложу, как этому мальчишке удалось все это подстроить.

- Вы знали, что он тоже сын человека? – в душе Арсения снова появилось ощущение горечи.

- Знал, конечно, - качнул головой Урмас, - более того, именно мы с Бертраном в свое время позаботились о том, чтобы отец этого мальчишки не смог вырастить его. Не хватало еще, чтобы его воспитал человек с Земли.

- Но кто же тогда был его отцом, если кроме французского астронома сюда больше никто не попадал? – задумался на мгновенье Арсений, и вдруг понял все. – Хотя, постойте, был же еще мой соотечественник, попавший сюда в следующий лунный цикл?!

- Я уже говорил, что настоящие люди всегда были более догадливы, чем чистые клоны, - иронично проговорил Урмас и снова уставился в окно.

- Но где же сейчас этот человек? – Арсений решил расставить все точки над i.

- Полагаю, что сопровождает твоих друзей, - лениво проговорил Урмас, все также, не поворачивая головы, - вернее его самого вместе с твоими товарищами сопровождают мои люди, а потом вы – все вместе, поможете нам открыть барьер между нашими мирами.

- Постойте, но почему же мы тогда выбираемся из Города, если место перехода находится там, где началась перестрелка? – Арсений был немало удивлен.

- Ну, во-первых, у нас есть основания полагать, что это место смещается и сейчас находится где-то на окраине, - после короткой паузы ответил Урмас, - а, во-вторых, именно твои друзья и помогут уточнить эту информацию.

- Каким же образом? – изумился Арсений.

- Я полагаю, что они встречались с тем, кого здесь зовут Смотрителем, - суховатым тоном проговорил Урмас, и его лицо приобрело жесткое выражение, - но мне известно, что на самом деле он – последний из тех, кто должен был контролировать этот мир.

- Да, и он последний человек из того мира, в котором и был создан наш мир, - включилась в разговор Латея, и было видно, что она тоже явно не питает каких-то дружеских чувств к Смотрителю.

    Теперь становилось понятно, что нежелание девушки посещать пещеру Смотрителя, было вызвано отнюдь не каким-то страхом суеверного человека. Наоборот, это было именно отличное знание того, кем именно является тот Человек. Творение, по какой-то причине ненавидело своего создателя, хотя при этом и понимало, что не может существовать без него. И это было отчетливо заметно даже сейчас, и по поведению Урмаса, и по поведению его дочери.
    На некоторое время Арсений замолчал, и в дилижансе стало тихо. Затем Урмас, все это время внимательно смотревший в окно, бросил небрежно:

- Идиоты, все продолжают воевать, хотя кое-кто из них знает, что мир на грани гибели.

- Почему же Вы их не остановите? – негромко спросил Арсений, взглянув исподлобья.

- А для чего мне это? – Урмас с искренним удивлением посмотрел в лицо молодого человека. – Они сами выбрали свою линию поведения, хотя и Расмус и Бертран вполне осведомлены об истинном положении дел. Да и боюсь, что открытие барьера, как бы ни старались твои друзья, навряд ли будет продолжительным по времени.

- Мои друзья стараются открыть барьер? – хотя пару раз в сознании Арсения и возникали смутные подозрения на этот счет, тем не менее, он был немало удивлен услышанным. – Разве они не находятся в этом же мире?

- Ну, может быть, не эти друзья, а другие, - поморщившись, нетерпеливо проговорил Урмас, - не в этом суть, кто-то пытается открыть барьер между мирами и странная аномалия, которая внезапно возникла в тот момент, когда ты ускользнул от нас, и есть свидетельство тому.

- Ну-у, может быть, - пробормотал Арсений и задумался.
 
   Выходило так, что кто-то из его знакомых, а может знакомых профессора Никольского, что-то предпринимали там, на Земле, чтобы вытащить трех человек из этого призрачного мира.

   В этот момент характер движения дилижанса изменился, ровное постукивание колес по брусчатой мостовой сменилось нудным неравномерным скрипом колес на проселочной дороге. Да и трясти пассажиров стало заметно сильнее.

- За Город выехали, уже немного осталось, главное получить сообщение от Гаспара, - проговорил Урмас и, высунувшись в окно, крикнул что-то.

Затем выслушал ответ и, недоверчиво покачав головой, вернулся внутрь:

- Что-то странное, как бы люди Гаспара не попали в какое-то изменение, посыльных нет пока на месте.

- Быть может, стоит проехать чуть дальше или немного обождать? – Предположила Латея.

    Вид у неё был собранно-деловой, а на лице застыло холодно-озабоченное выражение. Такой Арсений еще никогда эту девушку не видел, и в первый раз у него закралась мысль о том, а испытывала ли она когда-либо чувства к нему, или это было просто выполнение задания. Эта мысль вызвала настолько неприятные эмоции в душе Арсения, что он с трудом сдержался, чтобы не сорваться и не начать выяснять отношения.
Урмас же, немного подумал над предложением дочери и сказал:

- Лучше, наверное, будет обождать, не стоит заезжать слишком далеко на территорию великих равнин в нынешнее время.

- И с кем же Вы собираетесь покинуть этот мир? – взяв себя в руки, поинтересовался Арсений, бросив затем взгляд на неподвижного жандарма, за все время поездки не проронившего ни звука.

- А тебе – не все ли равно? – совершенно равнодушным тоном ответил Урмас. – Как минимум, туда должны уйти мы с дочерью и еще два-три человека.

- Включая нас или…? – Арсений теперь уже в упор посмотрел на Урмаса.

- Как повезет, мне в принципе достаточно будет иметь кого-то одного из вас, - все также равнодушно пожал плечами Урмас, - лучше даже этого профессора, он старше и не такой активный, как остальные.

- Но профессор может отказаться переходить барьер один, - попытался возразить Арсений.

- А кто его будет спрашивать? – на лице Урмаса появилась презрительная ухмылка.

Арсений откинулся назад и подумал, что эти люди, вернее – клоны, вряд ли будут с кем-то церемониться.

***

    Доктор Веремеев нервно ходил взад-вперед по крыше водонапорной башни. Дмитрий уже даже немного пожалел о том, что согласился на его присутствие, поскольку доктор был хорош только в спокойной обстановке, не требующей быстрого приятия решения. А сейчас обстановка была крайне далека от какого-либо спокойствия. Сам же Дмитрий, хотя и немало волновался, все же держал себя в руках, несмотря на полученный откуда-то из другого измерения сигнал СОС, который немало взбудоражил всех. Он попытался все же уговорить себя, что это просто попытка привлечь внимание, но получалось у него это плоховато. А вот Михаил целиком и полностью ушел в подготовку аппаратуры, тем более что подходил самый ответственный момент
    В конце концов, Дмитрий тоже взял себя в руки и начал помогать Козорезову. Они расставили и проверили все излучающие антенны по краям крыши, все соединители, а особенно кабели питания, протянутые снизу.

- Сейчас вспоминаю события месячной давности, когда мы только собирались в первый раз на этой крыше, - немного дрожащим голосом проговорил Дмитрий, поглядывая на небо, где уже появилась чуть заметная половинка Луны.

- Зная о том, что произойдет, сейчас бы, наверное, сто раз подумали – затевать такой эксперимент или нет? – лукаво улыбнувшись, Михаил подмигнул товарищу.

- Что, верно, то верно, - немного подумав, согласился Дмитрий, - хотя, думаю, что Федор с Арсением все равно пошли бы на это.

- Здоровый научный авантюризм – не раз служил движущей силой многих открытий, - многозначительно поднял указательный палец Михаил.

- Хочешь сказать, что сейчас тоже собираешься продвигать науку вперед? – с некоторой настороженностью посмотрел на приятеля Дмитрий.

- А почему бы и нет? – без тени беспокойства пожал плечами Михаил. – В связи со всеми событиями у меня вообще немало интересных идей появилось, причем, как чисто технических, так и в плане теории многомерности мира.

- Ты только подожди проверять их на практике до тех пор, пока ребята не вернуться домой, - укоризненно взглянув на приятеля, проговорил Дмитрий.

- Мне все равно будет нужна консультация профессора Никольского, - серьезным тоном сказал Михаил, - а для этого обязательно нужно вернуть его в наш мир.

- Надеюсь, что это скоро случиться, - вздохнув, ответил Дмитрий.

И в это время снова запищал вызов рации. На сей раз сигнал был отличный от первого. Теперь это звучало так – один звук, затем - пауза. После этого – два тона, потом снова пауза, потом – три тона, и после паузы – четыре тона.

- Теперь сигнала СОС нет, - заметил внимательно слушавший Михаил.

- Да, это что-то новенькое, - проговорил Дмитрий, задумчиво глядя на прибор для связи.

- Что же они хотят этим сказать? – нервно потер пальцами виски доктор Веремеев, подошедший ближе. – Что означает этот счет – один, два, три, четыре?

- Быть может, это говорит о нарастании чего-то? – предположил Дмитрий, задумавшись.

- Или, может, мы должны отсчитать какое-то число от некоего уровня? – продолжал нервничать Веремеев.

- А может все проще? – Михаил щелкнул пальцами. – Может они просто показывают, что приближаются к чему-то? Например, к тому самому барьеру и нам нужно быть готовыми?

- Вполне может быть и так, - не очень уверенным тоном ответил Дмитрий, - хотя, даже не знаю, но, наверное, при любом раскладе стоит форсировать подготовку.

- Да, у нас, в общем, почти все готово, - деловитым тоном сказал Михаил, - можем включать хоть сейчас, но будет ли в этом толк?!

- Да, если все, о чем вы мне говорили о прошлых экспериментах – верно, то вероятно, нам нужно как-то синхронизировать свою аппаратуру, с той установкой, находящейся в неизвестном мире, - снова включился в разговор Веремеев.

- Резонно, но как узнать о том, что пора включать нашу аппаратуру? – почесал переносицу озадаченный Дмитрий.

- Ну, наверное, мы все-таки увидим какие-то внешние проявления включения установки с той стороны, хотя бы по появлению признаков аномалии, - немного подумав, проговорил Михаил, но в голосе его не было уверенности, - ну, или быть может, ребята смогут подать еще какой-то сигнал.

- Ну, что же, будем на это надеяться, - покачав головой, вздохнул Дмитрий.

3

    Ожидание небольшой группы беглецов, желающих покинуть виртуальный мир, который становился все более негостеприимным, затягивалось. Урмас даже покинул дилижанс и в сопровождении молчаливого жандарма вышел на улицу. Спустя минуту он милостиво разрешил сделать то же самое и Арсению с Латеей. Правда, девушка отказалась покидать уютное местечко внутри дилижанса, а вот молодой человек выбрался наружу.
    Группа, как оказалось, состоявшая из трех экипажей, располагалась на некотором удалении от Города, тем не менее, хорошо просматривающегося позади. Это место находилось на развилке двух дорог, каждая из которых, впрочем, уходила затем в неизвестном направлении, теряясь где-то вдали на великих равнинах. И если до развилки поверхность этих равнин еще была покрыта какой-то растительностью, то далее простиралась практически голая земля, и дороги отличались от неё лишь чуть более светлым оттенком. Более того, Арсений, уже бывавший на этих равнинах, правда, с другой стороны Города, отметил, что теперь здесь беспрерывно дует весьма неприятный, хотя и довольно теплый ветер. Все его прошлые путешествия по равнинам, проходили либо в безветренную погоду, либо с небольшим прохладным ветерком.
 
    Из других экипажей тоже выбрались люди, так же, как и Урмас, напряженно всматривающиеся вдаль, туда, куда уходила одна из дорог. Арсений не сразу заметил, что в той стороне, где-то на горизонте вырисовывается нечто напоминающее невысокую возвышенность. Присмотрелся он и к спутникам Урмаса-Гранда, взятым местным руководителем, как теперь было понятно, в это последнее, как он сам считал, путешествие. Конечно, здесь было несколько жандармов, причем все они были как две капли воды похожи на безмолвного, равнодушного типа, сидевшего в том же дилижансе, что и Арсений. Что-то странное было в этих рослых, крупных людях, двигавшихся словно некие автоматы. Арсений заподозрил было, что это вообще роботы, но потом вспомнил про здешний уровень техники и отбросил эту мысль. Зато почти сразу в его голове всплыла другая – это вполне могли быть клоны, если так можно выразиться – низкого уровня, то есть те, которых сразу же ориентировали на выполнение узкого круга задач. От такой мысли ему стало несколько не по себе, все-таки находится рядом с этакими рабочими муравьями, хотя и в человеческом облике, было не слишком приятно.

    Поэтому Арсений отвернулся от одинаковых полицейских и начал рассматривать других спутников Урмаса. Эти люди явно представляли высшую прослойку местного общества. Здесь было два человека примерно такого же возраста, одетых в довольно пышную одежду, похожую на одеяние главаря. Было видно, что они общаются с Урмасом почти на равных, хотя в какой-то мере и признают его за руководителя. Тут же присутствовало еще двое. Один из них был более молодым человеком, одетым в костюм, чем-то напоминавший одеяние Бертрана – Индуса, только менее вычурное. Человек этот вышел из своего дилижанса и остался стоять, прислонившись к стенке экипажа, безучастно взирая на все происходящее. Еще одним присутствовавшим здесь человеком, была женщина, на вид этак лет сорока, чье одеяние навевало мысли о балах и раутах начала девятнадцатого века. Эта особа была явно весьма недовольна происходящим, ходила из стороны в сторону и постоянно задавала вопросы одному из разодетых спутников Урмаса. Тот неприязненно морщился и отмахивался от неё, как от назойливой мухи.

- Черт бы побрал этого Гаспара, - скривив лицо, с досадой проговорил Урмас, - он уже давно должен был прибыть на место, а его даже на горизонте не видно.

- Быть может, стоило подойти к этому вопросу менее бандитским способом? – поинтересовался Арсений, понимавший, что его уже нечего терять.

- Можно подумать, кто-то из вас согласился бы открыть барьер добровольно? – проворчал недовольно Урмас.

- Так мы и сейчас не можем это сделать, - пожал плечами Арсений, - насколько я могу понять, это сможет сделать только Смотритель, а с ним вы даже не думали договариваться.

- Ничего, когда этот мир начнет рушиться, а произойдет это очень скоро, ему волей-неволей придется самому куда-то бежать, - скривил рот Урмас, а лицо его потемнело от гнева, - так что открывать барьер ему все равно придется.

- А если он не захочет покидать этот мир? – спросил Арсений, которому пришло в голову, что такое вполне возможно.

- Не захочет?! – Урмас на мгновенье замолчал, было видно, что он не принимал в расчет такой вариант развития событий, и он ему крайне не нравится. – В таком случае, этот проход откроют твои друзья, которые сейчас так стараются это сделать.

- А ведь может и у них не получится, - продолжал спорить Арсений, уже скорее для того, чтобы просто позлить Урмаса.

- Что же, в таком случае, и вы все тоже останетесь с нами в одной лодке, кажется, так говорят там – на Земле?! – лицо Урмаса перекосила гримаса гнева.

- Что-то происходит на горизонте, в районе предместий Холмов, - проговорил один из грандов, подходя к Урмасу.

- Да, похоже, что с открытием барьера стоит поторопиться, - озабоченно пробормотал Урмас, встревоженно глядя на вспухающее, на горизонте облако, похожее на колоссальный столб дыма.
 
   А Арсений подумал о том, что шансов выбраться из этой передряги становиться все меньше и меньше. Он вспомнил, что поначалу его беспокойство было связано лишь с тем, чтобы не застрять в этом мире надолго, если не навсегда. А теперь это «навсегда» грозило обернуться куда более фатальными последствиями.

- Выдвигаемся навстречу нашей разведывательной группе, - решительно проговорил Урмас, развернувшись на месте и направляясь к дилижансу, - нечего время терять.

   Арсений, понимая, что не имеет смысла сейчас вступать в дальнейшие пререкания, спокойно двинулся за ним. В конце концов, более скорая встреча с друзьями была и в его интересах. Все гранды немедленно разошлись по своим экипажам.
Однако перед тем, как сесть в свой дилижанс, Урмас повернулся к сопровождавшему его жандарму с неподвижным лицом и приказал уверенным, властным тоном:

- Остаешься здесь и ждешь прибытия Гаспара! Если он появится – направишь его по нашим следам! Ты все понял?!

    Жандарм словно в фильме с замедленной съемкой повернул голову в сторону Урмаса и довольно четко кивнул головой. После чего снова застыл, как будто был восковой фигурой. Арсению даже подумалось – а не были ли эти жандармы какими-то зомби или что-то в этом роде? Хотя, скорее всего, причина была в чем-то другом, но молодому человеку не хотелось даже думать о ней. Создавалось впечатление, что имелись клоны, скажем так – более высокого уровня клонирования и клоны более низкого уровня. И первые использовали вторых как этаких бессловесных рабочих муравьев, готовых пойти туда, куда посылают существа более высокого ранга. Впечатление от этого мира, а точнее от существовавшего здесь общества, становилось все хуже и хуже.

    Усевшись в дилижанс и бросив взгляд на Латею, даже не повернувшую головы в его сторону, Арсений задумался над тем, как ему поступить при встрече с друзьями. Впрочем, это сильно зависело от того, в каком статусе они появятся – в статусе пленных или в статусе самостоятельных людей.
Дилижанс тронулся с места, и экипаж снова затрясся по неровной грунтовой поверхности. И чем дальше они ехали, тем менее ровной становилась дорога. А вот обстановка за окном становилась все более тревожной – в небе возникло тусклое, словно призрачное, переливающееся сияние, напоминающее северное. Причем занимало это сияние почти весь небосклон, от одной стороны горизонта до другой.
Арсений заметил, что это явление вызвало немалую тревогу у Урмаса, хотя Латея не выказала каких-то призраков беспокойства. Становилось понятно, что она, скорее всего, вообще не догадывалась об истинных масштабах возможной катастрофы.

- Скажите, Урмас, а эти люди, которые едут с нами – кто они? – полюбопытствовал Арсений, с интересом посмотрев на своего спутника. – Они тоже несут в себе человеческие гены?

- Откуда же эти гены у них возьмутся? – с явными оттенками самодовольства в голосе проговорил Урмас. – Это потомки специально подготовленных клонов, которые могли размножаться сами, но как выяснилось, только в течение двух-трех поколений, а потом эта возможность исчезала.

- Так значит, это последнее поколение подобных клонов? – склонив голову, уточнил Арсений.

- Именно, поэтому и для них попадание на Землю – это немалый шанс, - чуть брезгливым тоном ответил Урмас.

В этот время экипаж, в котором ехали Арсений, Урмас и Латея затрясся на ухабах еще сильнее, и стал раскачиваться столь сильно, что пришлось хвататься за что-либо, чтобы не упасть с кресел.
В конце концов, дилижанс остановился.

- Похоже, приехали, - бросив короткий взгляд в окно, ворчливо пробормотал Урмас, - теперь точно остается только ждать.

***

    Когда окружающее их свечение прекратило свое мерцание, Федор с профессором поняли, что оказались совсем не в том месте, откуда стартовали сутки назад к старому заброшенному городу. Городу, на окраине которого находился один главных контуров контроля, управляющий всей искусственной реальностью. В прошлый раз они вошли в точку перехода неподалеку от каменистых дюн, сейчас же их перенесло в какое-то странное место, явно расположенное на краю великих равнин. С одной стороны, Федор с профессором увидели невысокие увалы, переходящие дальше в более высокие холмы. Вероятно, это было нечто вроде предгорья тех Холмов, в которых Федор провел некоторое время и где жил Мартынов. С другой стороны, до самого горизонта, настолько насколько хватало глаз, простиралась плоская, как доска равнина, почти лишенная всяческой растительности.
     Впереди перед ними лежала практически такая же равнина, но растительности на ней было больше, да и была она не столь плоской, кое-где были заметны длинные, хотя и неглубокие канавы, и небольшие возвышения. Оглянувшись же назад, Федор увидел там странную картину. Словно кто-то взял ровную, покрытую мелкой сухой травкой равнину и подчистил её, превратив в подобие старинной стиральной доски. И над всей этой равниной курился сероватый туман, поднимавшийся над поверхностью метра на два, не более.

- И куда нам теперь идти? – профессор имел весьма растерянный вид, с некоторым удивлением оглядываясь по сторонам.

- Раз нет никаких ориентиров, то логичнее всего идти прямо, держа виднеющиеся слева увалы постоянно в поле зрения, - ответил Федор, хотя на самом деле, никакой уверенности в этом у него не было.

    Но, вариантов, на самом деле, было немного. Двигаться назад не имело смысла, скорее всего, за полосой странного тумана находились каменистые дюны. Идти в бескрайние равнины, почти наверняка тоже было бесполезно, Федор уже убедился в этом на собственном опыте, когда попал в первый раз в изменение. Лезть через увалы просто не хотелось, уже не так много сил осталось у путешественников. Значит, оставался единственный вариант – идти вперед.
И Федор решительно двинулся намеченным путем, увлекая за собой и профессора.
Какое-то время они шли молча, лишь изредка посматривая по сторонам, глядя на нисколько не меняющуюся местность. Но через какое-то время профессор нарушил молчание:

- Как думаете, Федор, сможет этот Смотритель отправить нас домой?

- Очень надеюсь на это, - немного подумав, ответил Федор, - а также надеюсь, что и наши ребята на Земле успеют все сделать вовремя. Кстати, совсем забыл, надо бы подать им еще один сигнал.

Он вытащил рацию и, немного подумав, нажал несколько раз на кнопку вызова.

- Надеюсь, ребята слышат нас, - хриплым голосом проговорил он, - и Смотритель, в данном случае, не ошибается.

И в этот момент по всему небосклону, словно прошла некая волна. Все пространство словно подернулось на короткое время какой-то пеленой, а затем видение окружающего мира восстановилось. А в небе, прямо над ним, начало разгораться, распространяясь все сильнее в разные стороны, необычное полярное сияние.

- Ох, не нравится мне все это, - покачал головой Федор, глядя на появившиеся на небосклоне всполохи, - такое сияние обычно говорит о чем-то аномальном.

- Мне кажется, что впереди что-то движется, очень далеко, почти на горизонте, - каким-то уставшим тоном проговорил профессор.

- Ну, профессор, Вы не перестаете меня удивлять, - с легкой улыбкой сказал Федор, - умудрились заметить столь незначительное явление раньше меня.

    Никольский ответил бесконечно уставшим спокойным взглядом, но ничего не ответил. Федор же начал внимательно смотреть вперед, пытаясь рассмотреть движущиеся экипажи, появившиеся далеко впереди. Он заметил, что и местность вокруг стала как-то меняться. Невысокие увалы, тянущиеся справа, стали заметно ниже, а вместо сухого грунта, покрытого редкой сухой травкой, под ногами теперь была галечная россыпь. Причем было заметно, что местность эта носит локальный характер, словно кто-то прочертил на земле гигантский круг, с поверхностью из мелкого, спекшегося камня.

- Слушайте профессор, - а ведь мы, похоже, вышли на то самое место, - задумчиво проговорил Федор, бросив взгляд по сторонам.

- Думаете? – профессор тоже огляделся вокруг. – Значит, нам остается только ждать?

- Не совсем так, - покачал головой Федор, - не забывайте, что нам нужно найти еще и Арсения, мы ведь были вынуждены бежать из старого города в экстренном режиме, поэтому и двинулись совсем по другому маршруту.

- Как же нам тогда его найти? – Никольский был явно немало озадачен, и теперь переминался с ноги на ногу. – У нас ведь и времени совсем мало. Может нам помогут те, кто приближаются сюда?

- Ох, сильно сомневаюсь в этом, - покачав головой, возразил Федор, - я бы вообще предпочел где-то спрятаться, да только прятаться здесь некуда.

- Может просто - отойдем немного назад? – чуть поразмыслив, предложил профессор.

- Наверное, Вы правы, - прикинув расстояние до приближающих экипажей, согласился Федор, - так будет лучше, по крайней мере, у нас будет возможность быстро ретироваться за эти увалы.

    Они отошли назад, на самый край каменистой россыпи. А движущиеся экипажи, замеченные профессором, стали еще ближе. Теперь стало видно, что число этих экипажей равно трем, и они напоминают дилижансы, использовавшиеся на Земле полтора столетия назад.

- Не нравится мне что-то эта делегация, - пробормотал Федор и оглянулся.

   На его взгляд самым лучшим решением сейчас было бы куда-нибудь отступить, но увы, поблизости не было никакого укрытия.
В этот момент, экипаж, идущий первым, остановился на противоположном краю каменистой осыпи. Следом за ним притормозили и остальные. Первое время из них никто не выходил, но спустя пару минут дверь первого из них приоткрылась, и появился человек… в одежде жандарма.

- Только этого нам не хватало, - стиснув зубы, проговорил Федор, чувствуя немалое напряжение внутри.

    Но жандарм, на удивление, не проявил ни малейшей агрессивности, а скорее просто осмотрелся вокруг. Затем, из этого же экипажа появился еще один человек, на сей раз одетый в светло-лиловый костюм узкого покроя, чем-то напоминающий официальные костюмы, принятые в современной Индии. Этот человек тоже осмотрелся вокруг, а затем внимательно посмотрел на стоящих на другой стороне осыпи, Федора и профессора. После минутного наблюдения он попятился назад, затем повернулся и, приблизившись ко второму экипажу, приоткрыл дверь и сунул туда голову.
Через полминуты он вынырнул обратно и снова подошел к краю осыпи.
Спустя несколько мгновений из второго экипажа вылез важный человек в красивом средневековом костюме, подошел к первому экипажу и тоже остановился на краю осыпи.
    Следом за ним из этого же дилижанса выбралась молодая женщина в костюме, навевающем мысли о героине вестерна. А затем, еще через несколько мгновений, из этого же экипажа вышел… Арсений.

4

    Михаил Козорезов сидел и внимательно наблюдал за кривыми на экране компьютера. Эти кривые соответствовали тем данным, что поступали сразу с нескольких датчиков, установленных на крыше. За последние несколько минут аномальная активность в верхней части водонапорной башни резко возросла, хотя никаких внешних проявлений пока не было замечено.

- Что же это может быть? – с мучительным напряжением сжал пальцами виски Михаил. – Мы не видим ни одного внешнего эффекта, а часть приборов скоро просто зашкалит.

- А ошибки не может быть никакой? – напарник Михаила, Дмитрий Архипов, тоже пребывав в немалом волнении, хотя и пытался не показывать его.

- Я же специально ввел дублирующие каналы регистрации, чтобы избежать подобных неясностей, - нахмурившись, покачал головой Михаил.

- А вы зря говорите, что нет никаких внешних проявлений, - вдруг вступил в разговор доктор Веремеев, - мы просто не там пытаемся их наблюдать.

- Это что Вы имеете в виду? – удивился Михаил, оглядываясь на уже изрядно потемневшее небо, где явственно была видна половинка лунного диска.

- А вы смотрите не в сторону Луны, а дальше, в сторону горизонта, - посоветовал Веремеев, с беспокойством оглядываясь по сторонам.

    Михаил и Дмитрий вскочили на ноги и начали озираться. Сначала они совершенно не могли взять в толк, о чем говорит их старший товарищ, но потом вдруг увидели это. По всему небосклону, вдоль линии горизонта, на высоте примерно в тридцать градусов по небесной сфере от горизонтали, была словно прочерчена полоса. Похожие полосы обычно образуются как инверсивные следы от реактивного самолета. Но здесь явно было нечто другое.
   Во-первых, самолет или даже их группа, вряд ли стали бы вычерчивать столь ровный круг в небе. А во-вторых, эта линия была чуть золотистого цвета и не расплывалась, а наоборот, словно сжималась в более узкую полосу, все усиливая свой блеск.

- Это что-то новое, - озадаченно почесал затылок Михаил.

И в этот момент снова замигал сигнальный огонек на корпусе рации и зазвучал зуммер вызова. Но на сей раз этим дело не закончилось, ибо из динамика рации послышался какой-то глухой, отдаленный, но все равно узнаваемый голос Федора.

- Надеюсь, ребята слышат нас, - донеслось из динамика, и почти сразу после секундной паузы, - и смотритель в данном случае не ошибается.

В следующий момент голос смолк, но огонек, свидетельствующий о наличии канала связи, не погас.

- Похоже, ребята где-то близко, - с оживлением проговорил Михаил, с надеждой глядя на радиостанцию.

Дмитрий немедленно схватил рацию и, нажав кнопку вызова, прокричал в микрофон:

- Федор! Арсений! Ответьте!

Но, увы, ответом ему были лишь потрескивания эфира. Тем не менее, такое спонтанное восстановление связи вселяло немалую надежду.
Доктор Веремеев тоже подошел ближе и какое-то время прислушивался.

- По-моему, хотя быть может, я не прав, но пора запускать аппаратуру, - передернув от волнения плечами, проговорил Дмитрий.

    Он выглядел очень взволнованным, и его чувство волнения было гораздо сильнее, чем несколько минут назад проявляли Михаил и доктор Веремеев. Михаил, стараясь сохранять спокойный вид, подошел к одному из своих приборов и щелкнул тумблером, затем еще одним. Потом, после небольшой паузы, включил еще один прибор и начал медленно поворачивать ручку настройки.
В воздухе ощутимо запахло озоном, а над антеннами, усеивавшими всю крышу водокачки, начали мелькать искры.

***

    Первой мыслью Федора, когда он увидел Арсения, было броситься к нему навстречу. Но он быстро взял себя в руки, сообразив, что Арсений, скорее всего, играет роль заложника и никто вот так запросто не даст друзьям быть вместе и, тем более, уйти из этого мира. Однако для того, чтобы вести переговоры, требовалось все-таки сблизиться с противной стороной. Федор сделал шаг, затем второй и вновь вступил в каменистую осыпь.
И в этот момент над осыпью замерцало необычное сияние. Оно было полупрозрачным, легкого серебристого цвета, и в нем постоянно мелькали какие-то яркие линии, периодически складываясь в сложный красивый рисунок.
    Федор сделал еще один шаг и остановился. И почти сразу после этого, неподалеку от него в воздухе возникла призрачная фигура. Это был человек, причем в очертаниях этой фигуры отчетливо угадывалось что-то знакомое. Каким-то шестым чувством Федор понял, что видит перед собой Смотрителя, вернее – сформированный им образ.

- Начало открытия тоннеля проникновения, - донесся бесстрастный голос со стороны этой фигуры, - операторы на Земле готовы включить установку.

- Значит, мы на пороге возвращения? – с каким-то двойственным чувством спросил Федор.

- Осталось совсем немного, - ответил призрак Смотрителя.

- Но как же Мартынов, Бренн? В вашем городе все погибло? – вдруг вспомнил Федор, бросив быстрый взгляд назад.

- Нет, в городе время остановлено и зациклено, - ровным голосом ответил Смотритель, - для ваших друзей времени, как такового, сейчас не существует, они покоятся в виртуальной памяти данной реальности. И вскоре вся данная реальность перейдет в такое состояние.

- То есть вся реальность окажется как бы замороженной? – мелькнула догадка в голове Федора, и он инстинктивно сжал руки в кулаки.

- Да, примерно так, - все так же спокойно ответил Смотритель.

- Но как же мы уйдем сейчас отсюда? – Федор бросил быстрый взгляд в сторону Арсения.

- Установка ваших друзей на Земле уже активирована, вам всем остается только занять нужное положение, чтобы оказаться в фокусе, - бесстрастным голосом проговорил Смотритель.

    Федор хотел было спросить, что это означает, но ответ сам пришел ему в голову – фокус был в центре той каменистой осыпи, возле которой они находились. Он сделал еще шаг вперед, оглянувшись на профессора, который тоже прислушивался к разговору. Фигура же Смотрителя начала медленно таять в воздухе.

- Постойте! – прокричал Федор, вспомнив еще кое-что. – Если Вы свернете все пространство вокруг этой реальности, мы больше не увидим её? И Вас?

- Быть может еще увидите, - донесся уже совсем слабый голос Смотрителя, а потом еще тише, если это вообще не показалось Федору, - в конце следующего цикла.

    И мерцающий образ Смотрителя погас.
Федор еще раз оглянулся на профессора, кивнул ему, а затем несколько раз нажал на кнопку вызова радиостанции.
И вдруг… из ожившего динамика раздался взволнованный голос Дмитрия:

- Федор! Арсений! Ответьте!

Федор понял, что канал начал открываться, поднес рацию ко рту и произнес четким голосом:

- Мы слышим вас! Держите канал, осталось совсем немного!

- Принято! Держим! – В восклицании Дмитрия явственно чувствовалась радость.

    Федор уже уверенным шагом шел вперед, да и профессор старался не отставать от своего спутника.
Но тут они увидели, что навстречу им идут сразу несколько человек. Впереди – тот тип, что был в роскошном одеянии, рядом держался человек в костюме лилового цвета. За ними следовала молодая женщина в костюме героини вестерна и лишь затем вели Арсения, удерживаемого за руки еще двумя типами, одетыми в одинаковую синюю униформу.
Федор судорожно соображал, что же можно сделать в этой ситуации, но ему ничего не приходило в голову.
Все остановились в нескольких шагах от центра осыпи, который был хорошо заметен по небольшой воронке в нем.

- Барьер открывается, - отрывистым голосом произнес человек в роскошной одежде, шедший впереди, это был Урмас.

- Да, канал проникновения уже почти открыт, - кивнул головой Федор, стараясь сохранять полное спокойствие.

В этот момент снова ожила рация, из которой раздался голос Дмитрия:

- Федор! Готовьтесь, мы запускаем на полную!

- Мы готовы, - кратко ответил Федор, поднеся на секунду рацию к лицу.

Урмас с любопытством, смешанным с недоверием, посмотрел на невиданный в этом мире аппарат и сказал, сделав шаг вперед:

- У нас одно условие – или вы берете нас с собой или вы не увидите своего друга.

- Вы уже и так потеряли всех своих приспешников в стремлении покинуть тот мир, который сами не смогли сделать лучше, - мягко проговорил Арсений, тоже делая шаг вперед, - при этом принесли столько жертв, многие из которых можно было избежать.

- Это вы сами все спровоцировали! – закричал с надрывом человек в лиловом костюме, вытянув вперед одну руку. – Только вы – люди! Те люди, которые создали нас!

- А мы, точнее, наши потомки, и не отрицают своей вины, - откликнулся Федор, обведя взглядом оставшихся местных жителей, - по крайней мере, последний из оставшихся в контуре управления контролеров. Да и мы тоже понимаем, что человечество сделает, судя по всему, немало ошибок в будущем, но не стоит усугублять их.

- Но ведь все равно все уже кончено! – снова прокричал человек в лиловом костюме, и в голосе его слушалось отчаяние обреченного.

- Нет, еще не все кончено, - покачал головой Федор, - Смотритель закроет ваш мир на какое-то время, чтобы дать системе возможность перестроить вышедшие из строя узлы.

- Ты просто пытаешься выиграть время, - ткнул пальцем в сторону Федора Урмас.

    И в этот момент, совершенно неожиданно, посреди каменной осыпи начало появляться призрачное изображение водонапорной башни. Вернее, самой верхней её части. Изображение это становилось все более густым и материально ощутимым.
    При этом на крыше водокачки стали видны три человека – Дмитрий, Михаил и Веремеев. Вся крыша была утыкана какими-то антеннами и заставлена разнообразными приспособлениями.
Урмас, а за ним и тип в лиловом костюме бросились было к этой крыше, но… прошли сквозь неё.

- Арсений! – крикнул Федор, видя, что профессор уже стоит на крыше.

    Их друг решительно кинулся к становившейся все более реальной водонапорной башне. Латея, стоявшая рядом с ним, схватила было его за куртку, но рука её тоже прошла сквозь силуэт молодого человека.
Федор еще успел увидеть, что весь окружающий мир, мир лунного света, всегда лишенный солнца, начал как-то расплываться, становиться полупрозрачным. Где-то далеко внизу, словно у подножия высокой башни еще виднелись Урмас, Латея и остальные жители этого мира.

И в этот момент Федор снова услышал голос Смотрителя, одно только слово:

- Пора!

- Выключай установку! – крикнул Федор, повернувшись к Дмитрию.

    Тот кинулся к какому-то кабелю и просто выдернул разъем.
Почти сразу свечение вокруг крыши, сквозь которое еще просматривались контуры призрачной реальности, погасло. И того мира лунного света, где три человека Земли провели почти месяц, не стало.
Некоторое время вокруг лунного диска еще светилось небольшое гало, но потом не стало видно и его.

***

    На кухне небольшого дачного домика собрались шесть человек. Дача располагалась примерно в километре от старой водонапорной башни и принадлежала Арсению, точнее – его семье. Но сейчас мать Арсения и его сестра с мужем были в городе, поэтому все участники необычных, прямо-таки фантастических приключений последнего месяца могли спокойно отдохнуть на ней и все обсудить.
Дело было уже под вечер следующего дня после того, как трое невольных путешественников по искусственному миру вернулись домой. Период времени от утра и до полдника был посвящены отдыху, а к вечеру, немного придя в себя, все собрались на кухне.

- И все же, из того, что вы рассказали, не совсем понятно, почему мы наблюдали проявления этого искусственного мира, как нечто, расположенное между Землей и Луной? – с немалым интересом спросил Михаил.

- Насколько я понял из рассказа Смотрителя, то есть последнего инженера, контролирующего сей проект, все дело в расположение основного модуля этой системы, - вспомнив разговор в контуре контроля, пояснил Федор, - так называемого – модуля-проектора. Собственно, именно там, если брать обычное трехмерное пространство и должна была находиться та самая искусственная реальность. В то время как остальные контролирующие модули располагались на Земле, на Луне и еще в нескольких точках пространства Солнечной системы.

- То есть появление этой аномалии в небе и видения необычного города – это лишь следствие постепенного выхода аппаратуры контроля из строя? – с задумчивым видом побарабанил пальцами по столу Веремеев.

- Именно так, - кивнул головой Федор, - собственно период в пятьдесят лет, определявший появление аномалий, связан как-то с расположением всех систем контроля в Солнечной системе. А период длительностью чуть меньше месяца зависит от взаимного расположения контуров контроля на Земле и на Луне.

- Поэтому и видели мы все эти эффекты через промежутки времени равные лунному циклу, - уверенным тоном добавил Арсений.

- Ты сам-то как? – с сочувствием взглянул на друга Дмитрий.

- Что ты имеешь в виду? – ответил несколько удивленным взглядом Арсений.

- Ну, я имею в виду ту девушку – Латею, - искоса посмотрев на приятеля, уточнил Дмитрий. – Уж ситуация точно не из приятных.

- Знаешь, в первый момент, я был, конечно, по-настоящему шокирован, - задумавшись на мгновенье, покачал головой Арсений, - но потом, словно что-то перегорело внутри, и какой-то особой горечи я не ощущаю, скорее – немалое опустошение. Вот сына Мартынова очень жаль, Тарон был одним из немногих искренних людей в этом мире.

- Как думаете, что будет со всеми этими людьми в том необычном мире? – задал вопрос профессор Никольский. – Смотритель сказал, что время внутри искусственной реальности будет на какой-то срок, как я понимаю – относительно нашего – внешнего времени, заморожено.

- Этот вопрос, по-моему, слишком сложен для нашего нынешнего уровня знаний, - покачал головой Федор, - можно лишь надеяться, что за время следующего периода в пятьдесят лет, система сумеет как-то перезагрузиться и процесс распада хотя бы будет остановлен.

- Как же жаль, что мы вряд ли сможем увидеть этот странный мир снова, - грустно и задумчиво проговорил Арсений.

- Ну, как не сможем, Смотритель упомянул, что это – только до следующего периода, - прищурив один глаз, посмотрел на товарища Федор.

- И сколько нам тогда будет лет? – грустно просил Арсений. – Больше восьмидесяти, многие ли из нас доживут?

- А тебя все-таки тянет в этот мир снова, - засмеялся Дмитрий, хлопнув товарища по плечу, - хотя тебя там пару раз запросто могли пристукнуть.

- Ну, не знаю, что-то все-таки в этом мире было, такое – необычное, - Арсений глубоко вздохнул, посмотрев куда-то вдаль, видимо вспомнив что-то.

- Надо бы тебя с хорошей девушкой познакомить, - подмигнув приятелю, снова засмеялся Дмитрий.

- А у меня столько идей появилось, пока я занимался конструированием аппаратуры для открытия барьера, - с немалым воодушевлением проговорил Михаил после небольшой паузы.

- Идеи – это, конечно, хорошо, - снова вступил в разговор профессор, - но позволю себе заметить, что технический прогресс, какими бы благими намерениями не был обусловлен, все же не должен забывать о морали и этике.

- Ну, профессор, это же чисто научный интерес, - начал было протестовать Михаил.

 - А, знаете, профессор в чем-то прав, - немного подумав, заметил Федор, - ведь мы воочию убедились в том – к каким последствиям может привести человечество его безудержное стремление к бесконечному наращиванию комфорта.

- Никто ведь не говорит о том, чтобы вообще не заниматься изысканиями в той области, которая нам пока совсем незнакома, - совершенно серьезно добавил Арсений, - просто нужно всегда по максимуму учитывать все возможные последствия.

- И помнить об ответственности за всех, кого когда-то приручили или даже создали сами, - закончил вслед за товарищем Федор.

Некоторое время все сидели молча, а затем Арсений вдруг вспомнил что-то и произнес с немалым огорчением, качая головой:

- Эх, завтра же сюда наверняка приедут мои родственники, опять начнется миллион расспросов и сплошные упреки.

- Ну вот вам и первый признак того, как легко бытовые проблем вторгаются в самые возвышенные и романтичные мысли и рассуждения, - переглянувшись с Федором и Михаилом, заметил Дмитрий.

    Арсений поначалу немного растерянно посмотрел на товарища, не сразу сообразив, о чем тот говорит, но потом только махнул рукой и как-то натянуто улыбнулся. Тогда Федор с веселой улыбкой на лице толкнул приятеля в плечо, как бы показывая, что еще не все потеряно в этой жизни, и астроном-любитель, наконец-то тоже нашел в себе силы улыбнуться уже искренне.
Следом за ним заулыбались и все остальные, присутствующие на кухне небольшого дачного домика.

    А в этот момент в вечернем небе появилась половинка серебристого диска Луны. В какой-то момент показалось, что вокруг него мелькнуло нечто вроде едва видимого ореола, но затем это видение исчезло, как будто его и не было.


Рецензии
Сергей, добрый день! Вчера закончила читать роман "Город в лунном свете!" Признаюсь вам, что мне грустно расставаться с героями вашей фантастической невероятной истории! Очень рада, что пленникам всё-таки удалось выбраться из города-призрака с жителями-клонами, которые поразили меня своей жестокостью и отсутствием моральных этических норм и принципов! Да и откуда им взяться этим принципам, если в среде клонов, как я поняла, отсутствует любовь и как следствие, дети! Вырождение этих искуственных созданий, наверно, если не было задумано, то предрешено виртуальной реальностью изначально! И этот виртуал создали земляне, пресышенные жизнью на чудесной планете Земля, ушедшие сознанием далеко за её пределы! Думаю, что искусственный мир, который они сотворили, это самое ужасное, что может быть с человеком, если он прервёт живое общение с себе подобными и предпочтёт иметь дело с роботами. Кстати, в нашей настоящей жизни, уже имеются подобные примеры, когда существует любовь по скайпу, когда мужчины сутками зависают в интернете и самозабвенно играют в танки, когда женщины не хотят портить фигуру и выбирают суррогатное материнство, когда эко набирает обороты и многое другое! Думаю, что содержание вашего романа должно насторожить таких любителей виртуальных ощущений! С уважением и признательностью,

Лидия Сидорова   18.10.2021 10:44     Заявить о нарушении
Доброго дня Вам, Лидия!

От души благодарю Вас за отклики и за терпение, проявленное при чтении столь объемного произведения. Не каждому это удается, тем более, что многие здешние обитатели буквально пропихивают иной формат произведений. Но мне удобнее работать так, как есть, и тем ценнее видеть такого целеустремленного читателя, как Вы!.))

Да, произведение задумывалось именно, как роман-предупреждение.
Предупреждение о том, что человечество играет в очень опасные игры в некоторых сферах своей жизни, отрываясь от реальности и заменяя многие вещи откровенными суррогатами. И здесь я попробовал представить свое видение того, к чему может привести развитие (хотя, слово "развитие" здесь не очень уместно) подобного общества.
Ну, а расставаться окончательно с героями "Города в лунном свете" Вам не придется - впереди еще "Калейдоскоп миров".
В Новом романе вновь появляются уже знакомые персонажи, к сожалению, не все, которые волею случая отправятся в очередное, не менее, а может даже более, опасное путешествие. Причем именно это путешествие позволит получить окончательные ответы на вопросы, поставленные, как в повести "Ветер с другой стороны", так и в романе "Город в лунном свете".

Всегда рад видеть на своей страничке!

С самыми искренними пожеланиями,

Сергей Макаров Юс   18.10.2021 17:05   Заявить о нарушении
На это произведение написано 18 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.