Зачем Богочеловеку наручные часы?



Алексей АННЕНКО "Автопортрет с дьяволом", или Зачем "Богочеловеку" наручные часы? (о С. А. Торопе-Виссарионе) // Хакасия. - 1999. - 20 мая. - С. 5-6


«Народы, хотите ли я вам скажу громовую истину, какой вам не говорил ни один из пророков...» - спрашивал в начале века Василий Васильевич Розанов, талантливейший русский писатель, философ и публицист.
«- Ну? Ну?.. Хх...
- Это - что частная жизнь выше всего.
- Хе - хе - хе!.. Ха - ха - ха!.. Ха - ха!..
- Да, да! Никто этого не говорил; я - первый... Просто сидеть дома и хотя бы ковырять в носу и смотреть на закат солнца.
- Ха, ха, ха...
- Ей-ей: это - общее религии... Все религии пройдут, а это останется: просто сидеть на стуле и смотреть вдаль... (23 июля 1911)». (В. В. Розанов. Уединенное. М., 1991, с. 46).
Эту запись своеобразного мыслителя я вспоминаю всякий раз, когда читаю в прессе или слышу те или иные высказывания о феномене «Виссариона», прославившего наш край на весь белый свет.
 
«Я УНОШУСЬ МЫСЛЯМИ В ПОДНЕБЕСЬЕ...»

 Большей частью публикации идут под рубрикой «Осторожно: ловцы душ!». Именно в таком стиле выдержана, например, полосная статья  Константина Калины «Мы лишь искры большого костра» («Взгляд», 17 декабря 1998 г.). Сколько уже писано - переписано на тему «Виссариона» и его «братьев», но в последнее время  начался новый «бум». Темы коснулись «Пятница», «Шанс», «Хакасия», «Наука и религия», «МК-Время»... В этих изданиях представлен  полный спектр точек зрения, порой противоположных.
 На мой взгляд, крест на этой теме уже поставлен взвешенной, содержательной  статьей Татьяны Потаповой («Абакан», 13 августа 1997 г.). Ее вывод: «Хочется сказать: не трогайте их, пусть живут, как хотят, выбор виссарионовцев свободен и осознан. Жизнь построит и разрушит сама».
Разделяя это мнение, почему же все-таки взялся за перо? С одной стороны, стимулом послужила недавняя встреча с польским корреспондентом агентства Рейтер, который месяц прожил в общине «Виссариона» и разговор с ним подтвердил мои суждения об этом «феномене» (см. интервью с Ёджеем Маковецки - «Шанс», 1999, 29 апреля). С другой стороны, я, волею судеб, оказался тем, кто первым явил «urbi et orbi» («граду и миру») облик будущего «Виссариона, Сына Божьего»...
В конце  ноября 1989 года, работая одним из ведущих программы «Добрый вечер» на  студии телевидения, я получил письмо: «Здравствуйте, т. Анненко! Пишет Вам житель г. Минусинска К. Валерий Иванович, 1955 г.р., (адрес). Начну с того, что недавно по телевидению смотрел Вашу  передачу, в которой нас познакомили с работами черногорского художника Игоря Сейфулина. В диалоге с ведущим программы услышал такие слова, что Игорь «как бы отсиживается в дальней ссылке». Эти слова натолкнули меня на мысль  написать Вам. Дело в том, что у нас в Минусинске тоже есть такой художник, который владеет очень редким стилем живописи. О нем мало, кто знает, а многие вообще не знают (подч. мной - А. А.), что такой «самородок» живет с нами в Минусинске. Его зовут Сергей, фамилия - Тороп, проживает по адресу... Я предлагаю вашей программе познакомить зрителей с его творчеством, показать по телевидению его работы, в которые вложено много души, любви и терпения.. Эти полотна не только порадуют зрителя, но и удивят тем, что не перевелись еще настоящие мастера кисти... Убедительно прошу отреагировать на мое письмо положительно, в чем в глубине души я не уверен, что это возможно. Или я не прав? С уважением К."
К., конечно, оказался не прав. Дважды, вместе с кинооператором Владимиром Якутовичем, мы побывали у Торопа. Он жил тогда в двухкомнатной квартире с женой и двумя детьми. В то время это был 28-летний парень, среднего роста, худой, коротко стриженный, безбородый, с бледным, ничем не примечательным лицом, небрежно одетый. Коротко - не «красавец-мужчина». Уже  уволился (по другим сведениям - уволили) из органов внутренних дел и подрабатывал, по его словам, инструктором физкультуры.
Картины, которые он показал нам, были, в основном, благостно-духовного  содержания. Впрочем, духовного в том смысле, что изображены фигуры были где-то  в небесах, аллегорически что-то означали. Картины заставляли вспомнить религиозную живопись, но, отмечу, были далеки  от того, что можно увидеть в православных храмах. И, действительно, были стилизованы  под манеру старых мастеров.
Разговаривали о многом. Мне он показался думающим человеком, впечатлительным, как и положено художнику, будь он Тицианом или оформителем витрин. Красноречием, правда, не блистал. Потом запись «синхрона» с ним пришлось основательно «почистить», чтобы некоторая косноязычность его речи не резала слух телезрителей.
 Для темы этих заметок важен ответ Сергея Анатольевича на мой вопрос  о том, где он черпает образы своих картин. Он сказал, что сюжеты рождаются, «когда я уношусь мыслями в поднебесье». Тогда, естественно, я не знал, что разговариваю с будущим «Виссарионом, Сыном Божьим».
Среди картин, которые мы смотрели, не могла не поразить одна, резко выделявшаяся. Они сейчас мне помнятся расплывчато, какой-то мифологической смесью, в основном, с женскими фигурами. Натурщицей, по словам Торопа, была его жена. А вот на одной картине был изображен он сам.
Называлась - «Автопортрет с дьяволом». В центре полутемной комнаты за столом расположился красавец-мужчина в элегантной голубой рубашке с легко узнаваемыми чертами художника. Его фигура выделялась на фоне двух других. Рядом с ним, но несколько в тени, сидел мужчина (возможно, думаю я сейчас, тот, кто написал письмо), а справа стояла, облокотившись о торец стола, «часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо» (Гете. «Фауст»). В черном одеянии, со всеми атрибутами - рогами, хвостом, копытами. Этот персонаж был насмешливо  мрачен, автор - непередаваемо жизнерадостен, а его сосед, как бы подавшись вперед, олицетворял любопытство...
Материал о минусинском художнике Торопе вышел в эфир. Затем его повторили. Каких-то откликов я на него не имел. Тем не менее, через некоторое время у  Торопа прошла персональная выставка в Минусинске, его вновь показали по областному телевидению, появились публикации. Я не был в восторге от его творчества, поэтому принял эти известия равнодушно.
И вдруг узнаю, что мой телевизионный  «крестник» стал «Виссарионом». Всерьез я тогда этого не принял. Однако, узнав о том, что «Виссарион» выступает в областном ДК, решил сходить. Зал был почти полон.
Когда на сцену вышел известный мне Сергей Тороп, я поразился, можно сказать - «оторопел». Это был неизвестный мне человек - длинноволосый, с аккуратной бородой, в багряной хламиде до ног, гладко говорящий, уверенно отвечающий на самые каверзные вопросы. Причем отвечающий так, как отвечал Берлиозу на Патриарших прудах «незнакомец»: «Ведь говорил я ему (Канту) тогда за завтраком...» (М. А. Булгаков). «Виссарион» словно был очевидцем и участником человеческой истории с Рождества Христова. На мой вопрос, что  значила картина «Автопортрет с дьяволом» в его творчестве, он ответил: «Был эпизод»...
Больше я Сергея Анатольевича не видел. Но в достатке имел встреч с людьми, жившими в его общине, слежу за публикациями и видеоматериалами. И меня часто удивляет безаппеляционность суждений о феномене «Виссариона», желание авторов сыграть на достаточно необычной теме. Взять статью Константина Калины. Она наиболее типична для «критиков» общины «Виссариона». Все они рассуждают и дают рецепты так, как будто им ведома истина в последней инстанции. Четыре года назад Калина несколько дней провел в семье московских художников. Обитатели общины, пишет он, «были как бы люди»... «Запрограммированные» марионетки, которых настроили на одну волну». По версии Калины, с помощью «новейших психотропных средств» бывший минусинский художник сделал так, что «в Курагинском районе живет пять тысяч виссарионовцев, послушных  только Его воле, Его слову».
«Как это ни странно, - удивлен Калина, - но практически все виссарионовцы полностью пожертвовали все свои деньги, все золото и драгоценности». Этого духовный опыт автора статьи не вмещает. Он делает вывод на уровне современной «мирской» действительности. Глава общины, «с такими-то деньгами!», сбежит в Америку, а его последователи предадутся... самосожжению. В классическом стиле доносов известных времен Калина волнуется: «Почему никто и никогда не устраивает там проверок? Как обстоят дела у местного Христа с налогами, например? И, вообще, ведется ли какой-то учет и контроль последователей Виссариона?».
Для успокоения сторонников проверок сообщаю - они устраиваются. Еще в 1995 году  в «Общину Единой Веры» приезжал заместитель председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Госдумы РФ Виталий Савицкий. Материалы были направлены в Прокуратуру РФ (см. перепечатку из «Труда» в газете «Абакан» от 15 ноября 1995 года). И, как видно, каких-то противоправных действий не обнаружено до сих пор. Кроме того, постоянное наблюдение проводится представителями администрации Красноярского края ...

«НАС ВОЗВЫШАЮЩИЙ ОБМАН...»
История формирования феномена «Виссариона» - это история своеобразного вызова обществу, потерявшему ориентиры: экономические, социальные, нравственные... Меня умиляют своей наивностью писания добровольных «спасителей» общинников «Виссариона». Неужели они рассчитывают, что  наше общество может дать спасительную пристань «чадам  заблудшим»? Гарантирует право на труд и оплату его? Личную безопасность? Сохранность финансовых вложений? Свободу от «вождизма» от Ленина-Сталина до Горбачева-Ельцина? Может быть официальная (практически) Русская православная церковь  даст  приют «заблудшим»? Не даст. Потому, что  церковь, освящая  все мало-мальски значительные  государственные, коммерческие, финансовые, социальные учреждения, несет точно такую же ответственность за состояние общества, как и Ельцины, Чубайсы, Березовские...
Поэтому понятно, что членам такого общества приходится искать пути к лучшей жизни самостоятельно. Несомненным преимуществом нынешнего состояния России является то, что  у «дорогих россиян» пока еще не отобрали свободу выбора. И они ее осуществляют. Например, вкладывая деньги в «МММ» Сергея Мавроди или в «Церковь Последнего Завета» Сергея Торопа. Не торопитесь возражать, что это не одно и то же. Механизм веры  в обоих случаях действует одинаково. Все зависит от человека, от страстей бушующих в нем: ищет ли он своего самоопределения  в движении меркантильно-торгашеском или в движении духовно-религиозном. В чем-то сторонники «Виссариона» выглядят даже предпочтительнее: они не выдвигали и не избирали своего кумира в Государственную Думу, как делали одураченные «халявщики»- поклонники Мавроди. «Виссарионовцы», даже утратившие веру в своего кумира, не требуют  государственной защиты, а  «мавродиевцы» требуют...
Как же возник феномен «Виссариона»? Есть старая индийская поговорка: «Нет места, нет случая, нет пожелавшего - тогда и невинна женщина». Я думаю, руководствуясь этой методологией можно  найти ответ на заданный вопрос.
«Место» - Минусинск. Татьяна Потапова пишет: «Когда-то был в Минусинске  кружок уфологов. Затем распался на  три части. Первая: несколько одиноко практикующих экстрасенсов. Вторая: незабвенный СибНИИЦАЯ (Сибирский научно-исследовательский центр по изучению аномальных явлений), занимающийся Бог знает чем. А третье: контактер Володя Плесин, сидя как-то с Сергеем Торопом (будущим Виссарионом), принял «послание», что «тот, кто сидит  рядом с тобой, положит камень в основание Нового Иерусалима» («Абакан», 1997, 13 августа)».
 «Случай» - вначале по телевидению, а затем на персональной выставке минусинцы познакомились с художником Сергеем Торопом, которого явно привлекала духовная тематика. В том числе узнали о нем и контактеры-экстрасенсы, жаждавшие изменить мир  на основе «указаний» из «Высших Миров».
«Пожелавшие» нашли друг друга. С одной стороны, художник Сергей Тороп -  натура впечатлительная, мечтательная, уносящаяся мыслями в «поднебесье». С другой стороны - контактеры, теоретически и практически «подкованные» в  положении дел в этом самом «поднебесье». Прошла искра, случился акт согласия начать новое, ошеломляющее дело. Фантазии художника, которые он воплощал в картинах, получили шанс на воплощение в жизни, а современные «пророки» - возможность, если не изменить мир, то показать ему образец для подражания, «освященный» к тому же  «Высоким Присутствием».
Плесин не сразу, увидев Торопа, принял «послание». Лишь тогда, когда «клиент созрел». Этому во многом способствовало подключение к «охмурежу» (по выражению героев Ильфа-Петрова) Вадима Редькина (в свое время известного эстрадного музыканта) и Марии Карпинской (внучки академика Александра Карпинского, представительницы московской богемы). Они возглавили «раскрутку» «Виссариона»  по всем законам шоу-бизнеса. Карпинская даже продала свою трехкомнатную квартиру в Москве, чтобы организовать  турне «мессии» по российским городам и за рубежом...
Тот, кто мало-мальски знаком с духовными, религиозными учениями человечества, хотя бы четырьмя, признаваемыми «Виссарионом» - даосизмом, буддизмом, христианством и исламом, не найдет в его «учении» никаких откровений. Более того, эксперт РПЦ К. Альбанский считает, что главный догмат «можно определить как «христоверие», или привычнее - хлыстовство... В случае с Виссарионом (Сергеем Торопом) эта  передача (хлыстовской традиции) осуществилась через христовера Владимира Плесина. Тот скрыл от рекрутируемого во «Христы» Торопа свою принадлежность к хлыстовству, сославшись на «голос из Космоса» («Наука и религия», 1999, № 2).
«Тренаж» художника шел длительное время. В мае 90-го года Плесин принял «весть» о строителе «Нового Иерусалима», но лишь в августе 1991 года состоялось, как свидетельствует «Календарь памятных дат» общины, первое публичное выступление «Виссариона» (кстати, согласно этому календарю мы с вами переживаем 39-й год Эпохи Рассвета, исчисляемой с 14 часов 14 января 1961 года - дня рождения Сергея Анатольевича Торопа). Начался «рекрутский» набор в будущую общину. Нет ничего удивительного, что он дал обильную жатву. В стране, где долгие годы  духовные движения, мягко говоря, не поощрялись, «нас возвышающий обман» «Виссариона» пролился благодатным дождем на иссушенную атеизмом почву. Нет сомнений, что  из проповедей «Виссариона» многие впервые узнали о существовании высоких духовных идеалов. И искренность их порыва к воплощению  этих идеалов в своей жизни не вызывает никаких сомнений. Ради этого продавались дома, квартиры, жертвовались на общее дело деньги и драгоценности, оставлялись престижные должности...
Жалеть этих людей не стоит. К тому же они в жалости и не нуждаются. Большинство - из числа тех, кто «сам обманываться рад». Один из ревностных сторонников «Виссариона» (недаром его статья открывает подборку «Сибирь мистическая», посвященную «Виссариону», в авторитетнейшем журнале «Наука и религия»), Владимир Нестеров так описывает  свое «посвящение»: «Войдя, я увидел: передо мной сидел Кто-то, имевший облик Самого Иисуса Христа, каким Его пишут на иконах... “Да он же Богочеловек!” - внутренне воскликнул я» («Н. и Р.», 1999, № 2). Этой встречи для Владимира оказалось достаточно, чтобы с января 1994 года стать самым ревностным поклонником «Виссариона».
Читая его статью, я не мог не задаться вопросом: «А если бы Владимир встретился с Сергеем Торопом в 89-ом году, бритым, стриженным, в обыкновенных брюках и рубашке? Написал бы он тогда, что  Сергей Тороп «имел царственный вид. От Него исходила не человеческая, а Божественная Сила, подобная полыхающему пламени...»? Увидел бы он, что «на дне этих глаз переливалось выражение Божественного Гнева, снаружи сияли Любовь и Доброжелательность...»? Очень сомневаюсь...
В последнее время из общины все чаще доносятся вести о том, что «Виссарион»  оставит своих «чад», поскольку он дал «Последний Завет» и теперь уже вернется «во славе и гневе», чтобы судить последним судом, в том числе и нас, грешных.
В интерпретации  таких авторов, как Константин Калина, это представляется «страшилкой» о неминуемом  «коллективном суициде», Думаю, подобные предположения безосновательны. В той же статье во «Взгляде», разуверившаяся в «Виссарионе» Мария Карпинская рассказывает о своей подружке Олесе. В свое время та подарила «Учителю» четыре тысячи долларов и кольцо с бриллиантом. Но настал момент, когда ее вера в него подверглась крушению.
Вы полагаете, она стала подумывать о сведении счетов с жизнью - как-никак крушение идеалов? Нет, к счастью, она поступила гораздо прозаичнее - стала требовать назад доллары. И даже обратилась, по словам Карпинской, к местной мафии с просьбой помочь. Ей ответили, что  «там» ребята еще «круче». Кстати, пример самой Карпинской, бывшей «Марии Магдалины» общины, ныне обличающей «Виссариона», свидетельствует: «радетели» за судьбу общинников  могут не беспокоиться. Она не пошла в магазин выбирать веревку и мыло покачественнее, а обратилась в суд. И вытребовала с «Виссариона» часть средств, потраченных на «раскрутку» своей же «голубой мечты».

ПЛОТЬ ОТ ПЛОТИ РОССИЙСКОЙ ЖИЗНИ...

Летом 1996 года администрацией Красноярского края была проведена комплексная проверка общины.
Комиссия пришла к выводам: 1) в общине отсутствует характерный для так называемых тоталитарных сект жесткий общеобязательный режим жизни; 2) нет оснований для запрета ее деятельности; 3) происходит адаптация приезжих к местным условиям; 4) наблюдается угасание активности движения; 5) недопустимы карательно - запретительные санкции к участникам движения (См: «Н. и Р.», 1999, № 2). Примечательно, что в самой общине не считают, что движение угасает. Наоборот, как говорил мне Ёджей Маковецки, «виссарионовцы» своеобразно восприняли переживаемые миром события на Балканах. По их мнению, сбываются пророчества их «Учителя» и надо ожидать нового пополнения. Поэтому надо расширять строительство, сельхозпосадки... Вообще они воспринимают эти события, сказал мне Ёджей, «как вести из иного мира».
 Вот и возникает вопрос, который напрасно не задают себе  «обличители»: имеем ли мы моральное или иное право указывать «виссарионовцам», что жить так, как они - «не можно». Разве мы вещаем на них из какого-то идеального мира? Может быть, это не у нас стонут: «за Державу обидно»?  Хотя надо бы стонать не за абстрактную державу, а за положение частного рядового человека, который вынужден жить в мире, где царят мздоимство и лицемерие, издевательство над народом небольшой кучки властителей, практически полное одобрение этого высшими иерархами  полуофициальной церкви, в мире, где государство под различными предлогами  периодически  опустошает кошельки «дорогих россиян», практически лишенных прав. И вот мы вламываемся со своими советами, хуже  - требуем от властей принятия «мер»! Люди, осуществившие свою свободу воли и выбора, вправе сказать «критикам»: «не учите нас жить». В самом деле, если они «зомби», то, кто же мы, те, которых власти раз за разом обманывают, а  мы поступаем по поговорке: «Ему плюй в глаза, он скажет - Божья роса»?
Механизм веры  - явление, не поддающееся однозначному толкованию. Сколько ни приводи фактов, что Ленин-Сталин были далеко не ангелы, сколько ни ссылайся на документы,  они лишь скользнут по поверхности сознания правоверного  коммуниста-сталиниста. Сколько ни спрашивай у «виссарионовца»: «Зачем «Богочеловеку» наручные часы, если он прозревает времена и пространства всей человеческой истории?», он всегда найдет объяснение.  Да разве большинство из нас не верило, голосуя за думаков, заседающих ныне в парламенте, за нынешнего главу государства? И после этого  кое-кто набирается совести и «обличает» порядки в общине «Виссариона»! Эта община - плоть от плоти российской действительности... «Ирреального» там не больше, а, может быть, даже меньше, чем в нашей жизни.
У «Виссариона» будет свой ответ за содеянное. Я не могу отделаться от мысли, что, может быть, он - главная страдающая фигура в общине. Он «король», которого сыграла свита и, попав в эту колею, «король» не может из нее выбраться. Слишком большие деньги крутятся  вокруг его имени, слишком многие интересы задействованы. Мне даже представляется, что Сергей Анатольевич и рад бы вернуться в свою двухкомнатную квартирку, покрывать холст причудившимися ему образами, да воистину - «грехи не пускают», да «апостолы» вокруг него и «дьявол» с его давней картины стоят на страже. По крайней мере доля у него нелегкая. Об этом еще Остап Бендер говорил: « Я сам творил чудеса... Четыре года назад мне пришлось в одном городишке несколько дней пробыть Иисусом Христом. И все было в порядке. Я даже накормил пятью хлебами несколько тысяч верующих. Накормить-то я их накормил, но какая была давка!» (Ильф  Илья, Петров Евгений. Золотой теленок. Роман. - СПб,:Лениздат, 1992, с. 161).
 Собравшиеся   вокруг «Виссариона» осуществили свое право на частную жизнь, о которой писал В. В. Розанов. Польский журналист рассказал мне об одном человеке, которого встретил в общине. Тот не верит в Виссариона-богочеловека, даже пьет молоко, что не приветствуется. И часто повторяет, улыбаясь: «Как это получилось, что я сюда попал?» И, действительно, переехать из Крыма в Сибирь - это поступок. Но «частная жизнь выше всего»! Он говорит: «Вообще-то здесь хорошо. Природа. Я отдыхаю...» Он осуществил «общее» всех религий по-розановски: «просто   сидеть на стуле и смотреть вдаль». Лучше всего поэтому - оставить «виссарионовцев» в покое по поговорке: «Всяк по-своему с ума сходит».
Все это было, было, было... И вообще «все это суета и томление духа» (Библия, «Экклезиаст»). Вечные искания, вечное томление духа человеческого...
г. Абакан.

Алексей Анненко "Автопортрет с дьяволом", или Зачем "Богочеловеку" наручные часы? (о С. А. Торопе-Виссарионе) // Хакасия. - 1999. - 20 мая. - С. 5-6.

В оформлении - одна из ранних картин художника Сергея Торопа


Рецензии