Запой!

  Предупреждение! Людям, ведущим здоровый образ жизни, к прочтению не рекомендуется.
  Кабинет декана мединститута. Пожилой старичок с седой бородой расхаживает по кабинету, заломив руки за спину. За столом сидят, сильно сконфузившись, мужчина и женщина немолодого возраста.
- Что я вам могу сказать, уважаемые. Так больше продолжаться не может. Последняя выходка вашего сына не оставила нам выбора. Вопрос об отчислении уже решён. Остались лишь некоторые формальности, - сказал декан.
- О Господи, что же такого мог натворить наш Петенька, - воскликнула женщина, - ведь он у нас такой хороший мальчик.
- Вот, посмотрите, сколько у меня жалоб на вашего хорошенького мальчика, - завопил старичок и замахал стопкой бумаг, которая до этого лежала у него на столе.
Воцарилось минутное молчание. Затем декан продолжил:
- Вы спрашиваете, что он натворил? Я вам скажу. Вот прочтите.
  «Пятого числа сего месяца гражданин Иванов ворвался в аудиторию, в которой шла лекция по философии, в нетрезвом виде. Следом за ним появился цыганский табор в составе трёх танцующих девушек, двух гитаристов, гармониста и ручного медведя. Следом за цыганами зашли представители народов Средней Азии, которые внесли шесть ящиков различных алкогольных напитков и небольшой пакетик конфет, который предназначался, как выразился Иванов: «Девушкам на закуску». На вопрос, откуда у него столько алкоголя выяснилось, что гражданин Иванов с недавних пор заимел дружеские отношения с хозяином небольшого продуктового магазина. Гражданин Иванов представился ему врачом и с радостью согласился осмотреть его семью. У жены торговца он обнаружил внутренний геморрой, рахит и гастрит. Он наказал бедной женщине три раза в день делать клизмы с мыльным раствором, пить раз в день столовую ложку подсолнечного масла с молоком, и втирать в поясницу отвар на мухоморах. Когда женщина назвала его шарлатаном и пьяницей, Иванов неожиданно открыл у неё прогрессирующею шизофрению, с чем вполне был согласен её муж. К счастью для женщины лекарство от этого недуга Иванов придумать не смог и сказал, что психология это не его профиль, и что стоит обратиться к специалисту. Дальше он хотел отправиться к детям, но стойкая женщина сберегла своих детей, и Иванов принялся за хозяина магазина. Тот оказался человеком очень больным. У него обнаружился сахарный диабет, межпозвоночная грыжа, мигрень, язва желудка и даже вульвит (воспаление наружной части женских половых органов). Особенно страшной, по мнению Иванова, была последняя болезнь. В качестве лечения этот «врач» назначил физические нагрузки, приём валерьянки три раза в день, аспирин, слабительное с утра  и крепкий зелёный чай на отваре дубовой коры перед сном. За столь чудесную консультацию,  новый друг Иванова сказал, что его магазин всегда в полном распоряжении столь чудесного врача. Поняв это слишком буквально, и не отличаясь большой скромностью, Иванов вынес из магазина почти весь алкоголь, вместе с грузчиками, разгружающими новую партию товара.
  Затем гражданин Иванов забрался на кафедру,  закричал: «Халява пришла!» и открыл бутылку шампанского. Пробка от шампанского угодила точно в глаз старосте и тот, не на шутку разозлившись, попытался  вытолкать Иванова из аудитории, но Иванов не дался и разбил нос старосте, несмотря на то, что  Прохоров мастер спорта по боксу. После нейтрализации старосты, Иванов принялся за профессора философии. Почему-то решив, что тот служил в кавалерии, Иванов сказал, что гусары предпочитают шампанское и влил в 10 лет, как не пьющего Геннадия Михайловича две бутылки. Только после этого профессор смог доказать, что служил в пехоте. Тогда Иванов сказал, что раз Геннадий Михайлович не гусар, то остальное шампанское дамам и влил в профессора бутылку водки. После того, как Геннадий Михайлович уснул, а большая половина студентов была абсолютно пьяна, Иванов стал издеваться над бедным животным. Он дал медведю пива, но тот отверг его. Тогда Иванов, под общее одобрение и хохот, дал медведю водки. После десяти бутылок зверь запьянел и начал буянить. Он откусил палец цыгану, переломал почти все парты и уснул в обнимку с Геннадием Михайловичем. Иванов кинулся лечить цыгана. Он утверждал, что зверь заражён бешенством, и что руку надо немедленно ампутировать по самое плечо, чтобы точно избежать заражения! Цыган поднял страшный крик и начал убегать  от Иванова, который уже нашёл где-то пилу и собирался произвести операцию. В это время проснулся Геннадий Михайлович. Первое, что он увидел, была медвежья морда. Профессор закричал, вскочил и сразу же лишился чувств, поскольку не смог вырваться из пьяных объятий зверя. К нему на помощь пришли студенты и вызвали скорую. Иванов в это время уговорил цыгана продезинфицировать рану и засунул обрубок пальца в бутылку водки. Палец плотно застрял в горлышке, и когда Иванов узнал, что сейчас приедет «скорая», то сразу выразил горячее желание отвезти профессора и заодно прооперировать цыгана, который уже смерился с тем, что останется без руки, в больнице. Встречать скорую вышли на улицу. Иванову показалось скучно, и он предложил танцевать. Цыгане начали петь и плясать. Иванову и этого показалось мало. Он залез на машину декана и начал плясать на ней в обнимку с пьяным медведем. Само собой, крыша авто не выдержала и проломилась под массой танцующих. Иванов выбрался из развалин машины, а медведь, оказавшись на мягких креслах, снова заснул. (Теперь отвлечемся на минуту и представим себе ужас декана, когда он обнаружил свою машину с проломленной крышей и спящим на заднем сиденье медведем) . Гражданин Иванов продолжил уродовать машину декана. На капоте он нацарапал «Декан козёл» и принялся за автомобили остальных преподавателей. «Скорая» приехала только через полтора часа. За это время Иванов успел испортить внешний вид множества машин и нелестно отозваться практически обо всех преподавателях института. Геннадий Михайлович уже был приведён в чувства и «для снятия стресса», снова напоен. Вместе со «скорой» приехала полиция и стала задерживать собравшуюся на улице толпу. Иванов скрылся в машине скорой помощи с профессором и цыганом. С собой он успел захватить две бутылки водки. Когда машина скорой помощи доехала до больницы, весь экипаж был смертельно пьян, и была выпита даже та бутылка, в которой цыган обеззараживал палец. Фельдшер, в шутку или нет, но подтвердил, что руку придётся ампутировать, поэтому сразу после остановки машины цыган выскочил и пустился бежать, а Иванов, фельдшер и профессор побежали за ним. После получасовой погони жертва была поймана, но цыган так горько плакал, что Иванов сжалился и отпустил его. После этого троица направилась в ближайший ресторан. Проведя там два часа, все трое попали в отделение полиции, поскольку фельдшер разбил караоке, когда Геннадий Михайлович в 12 раз начал петь «Остров невезения». Иванов сломал обе руки шеф-повару, сказав, что ему надо их «засунуть в одно место». И все трое устроили дебош, избили официантов и побили посуду. Кроме того Иванов успел пристать к администраторше, поцеловать её в губы и заставить написать на спине у Геннадия Михайловича свой номер телефона. Впрочем, она претензий не предъявила. Сотрудникам полиции тройка не сопротивлялась, но поставила условие, что в участок они поедут с включёнными «мигалками», потому что Иванов сказал, что это его «мечта детства». Полицейские решили, что для сохранения здоровья им лучше согласиться, и выполнили требования дебоширов.
В полицейском участке троица воссоединилась с задержанными студентами, и Иванов предложил устроить «революцию». Студенты смогли захватить с собой два ящика алкогольных напитков и спустя час, поддавшись обаянию Иванова, пьяные и весёлые дежурные выпустили студентов и всех, находившихся в обезьяннике. Иванов высказал предложение направиться на центральную площадь. Толпа ликующе приняла предложение и двинулась по направлению к площади. Полицейские заявили, что охранять им больше некого и двинулись вместе с освобождёнными. По пути доблестные служители закона изымали всё спиртное из каждого ларька, не обращая внимания на возмущения хозяев и предъявленные ими разрешения. Толпа возрастала и спустя час вся площадь была заполнена массой пьяных тел.  На оборудованную ко дню города сцену Иванов загнал цыган, и где-то достав микрофон начал распивать нецензурные частушки. Затем в толпе произошла ссора и началась драка.  Как оказалось,  драку затеял Иванов, который по ошибке начал приставать к длинноволосому парню. Длинноволосый парень ударил Иванова, а тот, ударив в ответ, промахнулся и выбил зуб другому мужчине. Дальше сработала цепная реакция. Приехавшая разгонять толпу полиция сделать ничего не смогла и была вовлечена в продолжившееся гуляние, которое закончилось только во втором часу ночи обширным салютом, поджигая который Иванов подпалил себе пальто и был госпитализирован с легкими ожогами руки. Сейчас гражданин Иванов находится в областной больнице. Объяснительная Иванова прилагается.»
                Объяснительная
 «Я, Иванов Пётр Сергеевич, совершенно ничего не помню, во всём раскаиваюсь, но ни о чём не жалею.»
- Ну, что вы на это скажите, уважаемые? - спросил декан, заметив, что бедные родители дочитали сей многозначительный документ.
- Мы находимся в полном шоке, и до сих пор не можем поверить, что всё это сделал наш сын.
- Увы, но это так. Вчера был педсовет и все преподаватели, за исключением … к - хм… Геннадия Михайловича, проголосовали за отчисление вашего сына из нашего института.
Казалось,  он хотел продолжить, но дверь кабинета неожиданно открылась, и на пороге показался представительный мужчина, чиновьечевого вида, в сером костюме.
- Здравствуйте, кто из присутствующих господин декан?
- Я декан. А вы собственно кто?
- А я из мэрии. Хотел бы уточнить у вас, где я могу найти вашего студента Иванова Петра Сергеевича.
После этих слов женщина удивленно вскрикнула, а глаза декана покинули своё привычное местоположение и уперлись в линзы очков.
- А зачем вам собственно понадобился наш студент?
- Ну как же, вчера Пётр Сергеевич по заранее обговоренному и согласованному с мэрией плану провел общественное мероприятие…
- Общественное мероприятие, - перебил чиновника ещё более удивленный декан.
- Ну да. Народное гуляние. Выступление цыганского хора, потешные кулачные бои, салют. Губернатор лично приказал объявить благодарность и вручить грамоту.
Бедный декан схватился за сердце и упал на стул.
- Господи, вам не хорошо, - засуетился чиновник, - может воды.
- Нет, не надо, всё в порядке. А Иванова вы можете найти в областной больнице, в ожоговом отделении.
- Что же с ним случилось?
- Салют поджигал, загорелось пальто.
- Вот это человек, видите, пострадал при выполнении гражданского долга, все бы студенты у вас такие были, вот тогда бы город процветал. Послушайте, я думаю, вы же в скором времени увидитесь с нашим героем, не могли бы вы вместо меня передать ему грамоту и благодарность, а то, знаете ли, так много дел.
- Да,  да, конечно, оставьте у меня на столе.
- Вот спасибо, всего доброго, до свидания.
- До свидания.
После того, как закрылась дверь за чиновником, декан вытер со лба пот, тяжело вздохнул и повернулся к мужчине и женщине, которые по прежнему сидели на том же месте.
- Простите, так о чём я говорил?
- Вы говорили, что наш сын, которому лично губернатор объявил благодарность, по каким-то совершенно непонятным  причинам отчислен из института, - с ехидным выражением лица сказала женщина.
- Ах, прошу прощения, произошла ошибка, передавайте сыну мои поздравления и скорейшего выздоровления.
- Так мы можем идти?
- Да, конечно, не смею вас больше задерживать.
- Всего доброго.
- До свидания.


Рецензии