Непристойное предложение. 7-я часть

       Последовавшие за поездкой в студию два рабочих дня прошли в обычном будничном ритме, но мысленно я несколько раз возвращалась к путевому разговору с Софой, вернее к информации о «постельных странностях» ее супружеских взаимоотношений. Не скажу, что раньше не знала о существовании группового секса, но, вероятно, из-за слабой «продвинутости» в эротических вопросах, считала подобное возможным в исключительном случае подавляющего превалирования «телесного», типа спонтанной оргии, а не в рамках многолетней совместной жизни под одной крышей. Впрочем, высокоинтеллектуальному мозгу свойственны различные «завихрения», а муж Софьи Львовны, по «статусному уровню», наверняка, имел IQ выше среднего. Правда, категоричный отказ показать записи упомянутых Кариной DVD-дисков, вносил некоторый диссонанс в объективность трактовки Софьей изложенных событий, а, как известно из основ юриспруденции возникшие сомнения трактуются в пользу потерпевшего. Случаются же в семье кризисные моменты, когда супруги пытаются выставить друг друга в искаженно негативном свете. В общем реальность услышанного требовала независимого визуального подтверждения.

       Прикидывать аналогичный вариант применительно к себе, казалось нелепым, ничего подобного, в смысле одновременного полового акта с несколькими партнерами за почти пять десятков прожитых лет мне испытать не приходилось, тем более от супруга таких шокирующих предложений даже намеком никогда не поступало, хотя, как говорится, «чужая душа потемки», а возможность сканирования сидящих в «подкорке» мозга файлов на предмет разнообразия «интимных фантазий» пока отсутствует.

       Единственный эпизод каким-то образом косвенно «подвязывающейся» к данной теме случился пару лет назад, когда мы проводили совместный летний отпуск на Юрмальской даче моей проживающей в Риге сестры. Примерно в часовой шаговой доступности от дачного домика на тупиковом отшибе мыса Рижского залива, скругленного руслом впадающей реки Лиелупе* находился немноголюдный нудистский пляж. Несколько раз на конечном пункте прогулки вдоль береговой линии мы оказывались на его обозначенной указателем территории, а потом, с моей подачи, перебазировались туда для пляжного отдыха.
      
       Мне с детства нравилось загорать без сковывающих тряпок купальника. Погожими летними днями дачного школьно-каникулярного отдыха, после завтрака мама, раскинув двуспальное постельное покрывало на травяном островке за сараем около заросшего кустами сирени забора дальнего края участка, выходившего к крутому склону оврага, укладывала меня со старшей сестрой для приема утренних солнечных ванн. Изредка к «голопопо загорающим» присоединялись взрослые: мама, тетя или соседка Анна Ивановна, поэтому бабушка называла неприметный дачный пятачок между штакетником забора и дровяным сараем «бабским лежбищем». С той давней поры пронзительное ощущение проникающего обволакивания солнечным теплом всех клеточек тела в последующей жизни отзывалось щемящим чувством навсегда исчезнувшего детства. По мере взросления реализация такого досуга становилась более проблематичной, появление ребенка практически перечеркнула возможность даже дачно-подзаборного «сплошного загара», а после смерти мамы ушла в прошлое и сама дача.

       В тот субботний день первых чисел августа как обычно, расстелив принесенные пледы и поставив между ними для удобства обоюдного пользования пляжную сумку, мы расположились на коричневатом песке напротив рубежа травянистых песчаных холмиков, за которыми зеленел ярус густого кустарника. Сняв одежду, я, подпоясавшись полотенцем неторопливо прошла по приятно щекотавшим ступни песчинкам до кромки залива обрамленной кучками выброшенных морем водорослей. Вода показалась прохладной, и я, в отличие от собиравшегося купаться мужа, решила сегодня просто позагорать. Кроме нас на пляже находилось десятка три отдыхающих, рассеянных среди бугорков дюн на несколько одиночных особей и групп из 2...4-х человек. Мимо меня быстрым шагом в залив вошла пожилая полнотелая женщина, громко перекликавшаяся на латышском с параллельно идущими на небольшом расстоянии тремя голыми мужчинами в одноцветных шапочках для плавания. Один из мужчин зазывно махал рукой в мою сторону видимо приглашая меня приобщиться к коллективным водным процедурам, но я отрицательно мотнула головой. Оглядевшись вокруг про себя прикинула гендерное соотношение присутствующих нудистов, получилось где-то «три к одному» в «мужскую пользу». Посторонняя публика иногда перемещалась вдоль береговой линии на достаточном удалении от загорающих, прибрежная зона в дни наших посещений пустовала, а отсутствие на пляже детей дополняло ощущение уединенности. Прервав «обзорную экскурсию», я вернулась к остававшемуся на «зарезервированном месте» мужу и ориентируясь на периодически выглядывающее из-под облаков солнце, легла «пятками к заливу». Такая позиция обеспечивала обзор едва заметной тропинки, протоптанной к лесистой поросли дюн. Собственно, данный пляж во многом привлек мое внимание своей изолированностью и основной «стриптизный показ» был обусловлен пересечением малолюдной береговой линии и дальнейшем проходом в процессе купания нескольких десятков метров по дну мелководного залива до глубины погружения «по грудь». Легкие дуновения подогретого солнцем морского воздуха приятно касались открытых участков лежащего вниз животом тела, и я расслабленно всматривалась в даль.
 
       Вдруг, боковым зрением я увидела рослого мужчину, стоявшего буквально метрах в двух с боку от меня. Видимо почувствовав, что я обнаружила его присутствие, он полностью разделся, оставшись лишь в одних солнцезащитных очках. Немного постояв рядом, мужчина улегся прямо на песок кокетливо положив под голову рюкзак, после чего повернувшись лицом в мою сторону, начал типа загорать. Я несколько раз мельком взглянула на него: светловолосый, брутального телосложения, лет 30-ть...35-ть, довольно красив. Сосед картинно потягивался всем телом, имитировал фрикционные движения и, как бы невзначай, совершенно не стесняясь пялился на меня. Шарящий по моему телу взгляд я ощущала даже сквозь зеркальные линзы его солнцезащитных очков. Под пристальным посторонним обозрением я, стесняясь переворачиваться на спину, долго оставалась в первоначальном положении лежа на животе. Статичность позы утомляла, нахальное любопытство постороннего человека раздражало, и я демонстративно закрыла задницу полотенцем, показывая ему свое «фи», но мужчину это ничуть не смутило. Замечал ли что-нибудь лежавший с противоположной стороны муж, сказать затрудняюсь. Когда через некоторое время он пошел «окунуться», а мне вынужденно пришлось остаться сторожем «при вещах», незнакомец медленно приподнялся, достал из кармана рюкзака какую-то бумажку и надписал ее ручкой. Затем на коленях приблизился почти вплотную к моему лицу, так чтобы крупным планом было видно его приличных размеров «мужское достоинство» и сунул мне под руку скомканную бумажку. Чисто рефлекторно, как любопытная обезьянка (у женщин часто руки опережают голову) я схватила и зажала эту бумажку в кулаке, хотя было очевидно, что брать ее нельзя. Мужчина победно улыбнулся, сбросил на песок прикрывавшее мой тыл полотенце и хозяйски погладил открывшуюся попку, бесцеремонно зайдя сомкнутыми пальцами в разделяющую ягодицы расщелину. Пытаясь сбросить чужую ладонь, я резко перевернулась навзничь.

       - Молодец, наконец выкатила на показ «дойки», подходящий размерчик, есть за что «потискать», жопа тоже мясистая. Может предложишь своему мужику на пару «оттрахать» тебя в соседних кустах?

       - «Что, сучка, язык проглотила, тебя вроде как спрашивают», – раздраженно добавил он после короткой паузы.

       В ответ на продолжавшееся молчание, незнакомец неодобрительно хмыкнул, показал мне жестом среднего пальца «fuск», выпрямился и поспешно одевшись ушел в сторону буферной пляжной зоны. Остававшаяся в кулаке смятая бумажка оказалась купюрой в 5-ть лат** на белом поле которой были записаны цифры телефонного номера и под ними заглавными буквами кириллицы мужское имя. Неизвестно подразумевал денежный вид переданной записки перспективу оплаты или просто не оказалось под рукой другой бумаги. Вскоре возвратился муж и я почти сразу, даже не сняв с головы панамы, побежала к заливу, желая быстрее смыть пакостное прикосновение. Оказавшись у воды, я не стала идти дальше до приемлемого уровня погружения, а как ребенок плюхнулась прямо у берега в теплую лужу заводи.

       Разумеется, я не позвонила, выбросив разорванную на несколько кусочков банкноту вместе с пустой пластиковой булкой из-под минералки в ближайший мусорный контейнер. Позже, по дороге к дому, осмыслив произошедшее, мне стало мерзко, а на глаза навернулись слезы. Значит, если я загораю на нудистском пляже каждый мимо проходящий может принимать меня за шлюху, он же видел нашу возрастную разницу, обручальное кольцо на пальце и мужчину рядом, почему этот человек вдруг решил, что я сексуально озабочена и ищу сторонние половые связи. Конечно мужу я ничего не сказала, но на следующий день, без объяснения причины, твердо заявила о своем нежелании идти на нудистский пляж, где меня пугала возможность новой встречи вчерашнего незнакомца.
 
       Впрочем, через несколько дней, накануне нашего отъезда, я все-таки неожиданно столкнулась с ним на «послеобеденном променаде» по «Юрмальскому Бродвею» - улице Йомас***. Пляжный незнакомец в памятных солнцезащитных очках шел встречным курсом, крепко держа за руку стройную молодую женщину, а рядом на самокате ехала белокурая девочка лет пяти, одетая в короткое цветастое платье. Мгновенно отвернувшись, я прикинулась рассматривающей стенд с ностальгическими фотографиями людского муравейника пляжей Юрмалы «эпохи развитого социализма», тогдашней «миникопии Европы» для советских граждан, лишенных возможности видеть подлинник. Вряд ли он опознал меня по-городскому «виду сзади» в летнем брючном костюме, наверняка я была далеко не единственным экземпляром его курортных «рейдерских атак». Настроение мгновенно испортилось. Дойдя до конца улицы, я, сославшись на усталость направила наш дальнейший маршрут от омедненного «Глобуса Юрмалы» к ближайшей железнодорожной станции «Дзинтари»****, подразумевая конечным пунктом - возвращение на дачу, хотелось наподобие улитки побыстрее спрятаться в свою раковину.

       Сутки спустя мы улетели домой и постепенно этот неприятный эпизод переместился в дальний уголок памяти, вынесенный оттуда дорожными откровениями жены профессора.

       Октябрь 2020

*Лиелупе (Lielupe) – река, протекающая через город Юрмала, один из рукавов которой впадает в Рижский залив в одноименном городском районе.
**Лат (Lats) – валюта Латвии в 1993-2013 годах.
***Йомас (Jomas) – центральная улица Юрмалы.
****Дзинтари (Dzintari) – один из районов Юрмалы.


Рецензии