Старуха Судьба. часть 4

                Идёт к буфету, берёт последнюю шестую чайную пару.

          А эта чашка для моего Андро. Любимый мой, сколько же мы с тобой уже не виделись?
          Я встретила его в Грузии, куда ездила по профсоюзной путёвке после развода с Олегом, чтобы развеяться. Грузия тогда была житницей настоящих мужчин! Мне показалось, что там работали одни женщины, а все мужчины, кто не торговал, наслаждались жизнью. Я переходила улицу по светофору, а  Андро, недавно купивший чёрную волгу и права,  чуть не задавил меня на радостях. Оказывается, он был дальтоником и не различал зелёный свет! Он выскочил из машины перепуганный и смешной, предложил отвести меня в больницу, хотя машина даже не задела меня. Я раскричалась, что он ездить не умеет и права, наверное, купил.  «Тише, красавица, зачем кричишь? – сказал он. – Не хочешь в больницу, поехали в ресторан!» И мы поехали в ресторан.
          Две недели мы провели вместе. Он оказался очень интересным человеком. А какой у него был голос! Оказывается, его приглашали петь в Тбилисский театр оперы и балета, но он отказался, потому что ему надо было кормить жену и детей. Он пел и пел мне грузинские песни, а я не могла наслушаться их. В бардачке машины лежала свирель, которую он всегда возил с собой и виртуозно играл на ней. Однажды мы поехали в горы. Мы сидели на камнях, и я слушала, как он играл. До сих пор эта музыка звучит в моём сердце.

                Ольга Владимировна поставила чашку на стол,
                села на стул, предназначенный Андро, и закрыла лицо рукам.
                Звучит свирель.
                Мелодия заканчивается.
                Ольга Владимировна выходит из оцепенения. Встаёт.
                Глядя в пространство, она видит перед собой Андро.

          Андро, это ты? За столько лет ты ничуть не изменился! Ты всё такой же красавец, как и раньше. У тебя даже седины нет. Я до сих пор люблю тебя, Андро!

                Поворачивается и говорит в зал.

          Андро приезжал ко мне из Грузии каждый год – то на неделю, то на две. Как ему удавалось выкроить время, чтобы перелететь через всю страну, даже представить не могу! И хотя я понимала, что чувствует его жена, я не могла отказаться от этих встреч. Это были недели долгожданного счастья! Я ждала их целый год, жила только ими! Эта сказка продолжалась восемь лет. Каждую среду, все восемь лет, в девять часов вечера он звонил мне по телефону, и мы разговаривали по несколько часов, и не могли наговориться. Восемь коротких, незабываемых лет! Как быстро они пролетели!

                Тихо звучит  свирель.

          Андро погиб в автокатастрофе. Дальтонизм и купленные права сыграли с ним плохую шутку. Я почувствовала, когда это произошло, меня, словно током ударило - вот сюда – в сердце! И в среду он не позвонил, и на следующую среду не позвонил…Через три месяца пришло письмо от Тамарико Капанадзе, матери Андро, где сообщалось о его смерти. Она знала о моём существовании, но, как мудрая грузинская женщина молчала, понимая его чувства. После смерти Андро, разбирая  бумаги, Тамарико нашла мою фотографию и адрес, и написала. За те три месяца, у меня появилась в волосах первая седина.

                Свирель замолкает.
                Ольга Владимировна оглядывает стол.

          Ну что ж, чашки расставлены, торт есть. (Развязывает коробку с тортом.) А  где Андроник? Забыла про тебя, дорогой мой!

                Уходит на кухню.
                Приносит маленький расписной самовар с заварочным чайничком, ставит на стол.

          Этот самовар мне подарил Андро. Мы как-то гуляли по городу в последний его приезд, зашли в магазин. Он увидел расписные самовары и решил купить мне самый большой. «Будешь чай пить и меня вспоминать», - сказал он. «Зачем мне такой большой самовар, - смеялась я, – я не выпью столько чаю – лопну!» «Не лопайся, - сказал он с акцентом, - я буду переживать. Я тебе маленький куплю! Пока меня не будет, будешь с ним чай пить и разговаривать. Он всё понимает, только молчит. Назовём его Андроник. Имя у него должно быть почти как моё, чтобы тебе не скучно было». И купил вот этот самоварчик. Так у меня появился Андроник.
Ну вот, стол накрыт! Чудесно! Теперь надо надеть моё самое красивое платье и  причёску. Сейчас поставлю для настроения музыку.

                Подходит к проигрывателю, ставит пластинку.
                Звучит Дюк Элингтон или Армстронг.

          Побудьте без меня, сейчас вернусь.

                Уходит.

                Входит в комнату под музыку, смешно пританцовывая.
                На ней красивое платье, парик.
                Выключает проигрыватель.
                Подходит к зеркалу, поправляет парик.

          Мой любимый парик! В нём даже постаревшая мордочка интеллигентнее смотрится. И платье за тридцать лет не потеряло своего шарма. Красота!
          Так, теперь поздравления. (Смотрит в зеркало.) Поздравляю вас, Ольга Владимировна с юбилеем! Надеюсь, в девяносто мы ещё с вами тряхнём стариной! Не могу сказать, что с годами вы становитесь лучше,  красоты уже нет, но  обаяние всё ещё проглядывает из-под ваших морщин, если присмотреться! Это я вам так польстила. Кроме меня всё равно некому доброе слово вам сказать. Где-то слышала, что старость некоторым идёт. Может быть. Но, поверьте, для  человека это не комплимент.
          Удивительно, я себя вижу только в зеркале. (Отворачивается от зеркала.) А так не вижу! Не вижу лица, не вижу, как оно стареет. Говорят, что надо любить себя. Но, чтобы полюбить, надо увидеть предмет любви, а себя человек не видит. Богом так дано! Чтобы человек любил других людей, то есть был человеколюбив.  Это Нарцисс,  увидел своё отражение в воде и влюбился в себя, а про своих подружек нимф забыл. Получается, надо меньше смотреться в зеркала, тогда не заметишь прихода старости, тебе будет казаться, что ты умираешь молодым. Если не вдаваться в подробности – в этом что-то есть!

(продолжение следует)


Рецензии