07. Город, где никогда не светит солнце

    Беатрис проснулась и обнаружила, что лежит одетая, поперек дивана, свет в комнате включен, а голова болит, будто с похмелья. Сколько же сейчас времени?

    Протянула руку к мобильнику, лежащему на компьютерном столике в изголовье дивана. О, так это самое глухое время суток, два  часа ночи...

    Хорошо, что не на работу, завтра воскресенье. Выключила верхний свет, режущий глаза, взамен комнату мягко осветил ночник в абажуре нежно-салатового цвета, стоявший на журнальном столике. И тут же вернулись жуткие воспоминания...

    Сжавшийся на горле шланг душа, угрозы в свой адрес, очередное  с мая месяца путешествие по Мертвому Городу... нечеловеческий патруль черных Теней, где страшная реальность, а где очередной кошмарный сон или видение? Так люди и сходят с ума...

    И всё же, подумала Беатрис, надо взять себя в руки и заглянуть в ванную комнату, если всё там лежит и стоит на месте, значит, плохо со мной, можно смело идти сдаваться психиатру, если же там всё не на месте... Уф... – на лбу мелко выступили бисеринки пота - всё, по коням, встаю...

    И тут острый слух молодой женщины привлекли чуть слышные звуки с кухни. Едва дыша, мягко и плавно она поднялась с дивана, двигаясь на носках, отодвинула занавески, отделяющие комнату от коридора, и к своему ужасу обнаружила, что на кухне горит свет... Сердце тяжело ухнуло и притихло.

    Неужели сама не выключила свет? Убедись, что все в порядке, ну же, заставь себя. Рывком пересекла короткий коридор, заглянула на кухню и замерла...

   Глухой ночью в её квартире, на её кухне сидели два чужих человека, двое молодых мужчин в строгих чёрных костюмах, в белых рубашках, при галстуке.

- Похоже, наш новый девиз, ни дня без геморроя... – буркнул себе под нос один из них, расположившийся на мягком уголке за холодильником, но другой, сидевший за столом напротив, мягко погрозил ему пальцем.

- Добрый вечер, мадемуазель Ассанж, простите за вторжение, если бы не острая необходимость...

  Беатрис зябко поежилась, то ли от накатившей волны острого страха, то ли... ей показалось, что на кухне как-то особенно холодно, в сравнении с комнатой.
 
- Прежде всего, как вы попали в мою квартиру, месье? Как вы сюда проникли?! Я сейчас вызову полицию!

  Молодой человек привстал из-за стола и умиротворяющим жестом выставил вперед ладони.

- Не надо полиции. Мы зададим вам несколько вопросов и сами уйдем, - он быстрым движением открыл перед Беатрис корочки, и закрыл их так быстро, что она не успела ничего прочитать – я Робер Тенардье, представляю Службу Безопасности, мой спутник Рене Эрбо, сторож с кладбища Эрранси...всего несколько вопросов, и мы уйдем... Присядьте, так будет удобнее, тем более, вы здесь хозяйка...

   Беатрис невольно попятилась к выходу из кухни и оперлась о косяк. И кстати, что за бред, где служба безопасности и где кладбищенский сторож, зачем он тут, к чему?

- Нет уж, я лучше постою, так мне спокойнее... Вы меня извините, месье, но я помню сторожа Эрранси, я его видела на похоронах начальника, и это был не очень ухоженный изрядно пьющий пожилой человек... – и тут же в голове у нее проскочила мысль, зачем я это сказала!

- Вы, правы, старик пьет неумеренно и неважно справляется со своими обязанностями, но на каждом кладбище, по древней традиции, мадемуазель, всегда два сторожа, если вы этого не знали, кладбище охраняется так сказать... с обеих сторон... – спокойно отозвался молодой человек, устроившийся в тени холодильника. Беатрис с легким недоумением покосилась на него, а он и не думал ничего пояснять.

- Итак – его товарищ деловито сцепил руки в замок – мадемуазель Ассанж, когда вы крайний раз видели Сан-Совера... ради избежания недопонимания поясняю, не младшего, а старшего...

- Месье, я уже объяснялась с полицией, накануне... а в тот самый... день, у меня был выходной, и я пришла тогда в клуб исключительно потому, что зайти попросила подруга Алина Карфадек из бухгалтерии, она позвонила мне с утра...пришла и узнала, что нашего шефа...

- Итак... вы настаиваете, что больше Сан-Совера не видели... – тон Тенардье стал жёстче – хорошо... и всё же... если увидите... или он вздумает посетить вас... предупредите, что вы отныне под охраной и любая попытка запугивания, тем более покушения слишком дорого ему обойдется. Лучше пусть добровольно явится к нам сам...

   Беатрис внутренне покоробило, вломились глухой ночью в квартиру, допрашивают, еще и ненормальные...отмороженные на всю голову, но быстро взяла себя в руки.

- Месье, вы себя слышите? Я никак не могу еще раз увидеть старшего Сан-Совера, по естественной причине, так как он убит. Кому это знать как не вам, служба безопасности?! Если вы имели в виду что-то другое, тогда поясните свою мысль...

   Оба субъекта в черном с видимой досадой переглянулись.

- Кстати, не сообщите ли нам адрес проживания и телефон вашего товарища и прежнего сторожа клуба Клемана или как его все зовут Жанно? Того самого, который не так давно уволился...

- Да, конечно, но после...увольнения, он не только съехал на другую квартиру, но и купил новую сим-карту... я записала адрес и новый номер тоже, но не забила его еще в телефон, сейчас посмотрю в записной книжке... она в комнате... – Беатрис опасливо покосилась на ночных гостей.

- Не бойтесь нас, мадемуазель, мы не пойдем за вами в комнату...Запишите и для нас его новые координаты...

   Листочек с нужным адресом и телефоном, вложенный в записную книжку как всегда, затерялся где-то среди прочей массы полезных вещей на дне женской сумочки.

   Когда через несколько минут Беатрис, нашла его и вернулась на кухню... там уже никого не было.

   Беатрис растерялась, но ненадолго. Раз так, скорее запри за ними дверь и потрудись впредь быть внимательнее, чтобы к тебе никто больше не мог вломиться среди ночи. Ведь точно ограбят или вообще убьют в следующий раз!

   Молодая женщина чуть ли не рысью подбежала к двери, но похолодела и замерла.
 
    Железная дверь всё это время была надежно заперта изнутри, ключ не только торчал в замке в нужном положении, дверь была еще закрыта и на цепочку. Изнутри.

     Как лунатик, с широко раскрытыми глазами Беатрис вернулась на кухню, где ничто не напоминало о непрошенных ночных гостях, только тишина, нарушаемая мерным тиканьем настенных часов и чернильно-синяя осенняя ночь за окном, скрытая от глаз ярко-алыми шторами. И кстати, невольно подумалось ей, не так ух на кухне и холодно.

    Наконец Беатрис нашла в себе мужество заглянуть в ванную комнату, включила свет... вода из ванной, конечно, уже ушла, ведь вырвавшись из страшных объятий взбесившегося душа, убегая, она случайно выдернула пробку... но сам треклятый душ действительно лежал внизу...

    Молодая женщина нервным жестом сильно захлопнула дверь и выключила свет. Так это не бред человека, сходящего с ума и не кошмарный сон?!

   Беатрис подошла к окну и слегка раздвинула шторы. Дом через дорогу не слишком закрывал обзор, был виден угол площади и клуб Сан-Совера.

   Заметив нечто странное, она приникла лицом к стеклу, все выступающие поверхности пирамиды в темноте сияли голубовато-мертвенным светом...
 
   И это странное сияние ничем не походило на искусственное освещение. Фонари по периметру клуба давали совершенно другой свет. Это еще что?!

   Не найдя разумных ответов на свои вопросы, Беатрис снова задернула шторы и обернулась назад,  маленькая карточка с отпечатанным текстом, лежащая посреди стола привлекла ее внимание. Ну, а это что? Визитка? Чья?

  «Юридическая контора, улица Сен-Ло. Адвокат Андре Жубер»...
   Человек из сна...

  .....  . .... ....
    День выдался сухой и жизнерадостно-солнечный, если бы в глаза не бросалась желто-красная увядающая листва, казалось бы, что август еще не закончился. Было так тепло, что даже летнее кафе под зонтиками еще не переместилось в закрытое помещение.

   Свежий теплый воздух живительно подействовал на Беатрис и она решила прогуляться пешком.

    Контора располагалась неподалеку от дома, где жила Беатрис Ассанж. 

   На пороге кабинета её встретил полноватый мужчина лет пятидесяти пяти, он сосредоточенно строчил что-то, иногда поднимая сосредоточенный взгляд на монитор, увидев посетительницу, вежливо пригласил молодую женщину присесть.

- Добрый день, мадемуазель, меня зовут Франсуа Коменж, чем могу помочь?

  Беатрис представилась и протянула ему визитку, обнаруженную ночью на кухне.

- Мне крайне важно знать, кто этот  человек,  работает он у вас или когда-либо работал?

  Месье Коменж удивленно приподнял брови и покрутил в руке визитку.

- Откуда только у Вас оказалась эта визитка? Вам повезло, что обратились ко мне, новые сотрудники его не знают. Всё верно, был у нас такой сотрудник, Андре Жубер... Он погиб в ДТП летом 2009 года. Я был на его похоронах...

   Мадемуазель Ассанж побледнела и поднялась со стула, прижимая к себе сумочку:

- Месье Коменж, я могла бы где-нибудь увидеть его фотографию?

   Коменж откинулся на спинку стула и задумался:

- Хм... во-первых, на памятнике, он похоронен на местном кладбище Эрранси, кажется, 13-й квартал...- мрачновато и криво улыбнулся – да... даже там есть кварталы, недаром в древности кладбища называли городом мёртвых...

   При этой ассоциации, возникшей у адвоката, посетительница зябко поежилась.

- А впрочем... – вышел из кабинета и появился минут через десять – вот, сохранила фото наша секретарша, - и, понизив голос, заговорщически - мне кажется, она была влюблена в Жубера – вот наше совместное фото с новогоднего корпоратива 2009 года, взгляните...

  Одного взгляда оказалось достаточно Беатрис, чтобы узнать этого человека.
 Стройный яркий брюнет южно-французского типа... тот самый... из сна... её спаситель от чёрных Теней с улиц Мертвого Города...


Рецензии