08. Город, где никогда не светит солнце

     Два последних рабочих дня в клубе показались Беатрис сплошной фантасмагорией. Я одна это вижу? Так и хотелось спросить других. Похоже, что уже не одна.

    Старший брат Жанно, ссылаясь на здоровье, тоже написал заявление на увольнение. Ушла и уборщица Мадлен Камю.

    Бухгалтерша Алина, подруга Беатрис держалась из последних сил, которые явно уже заканчивались. Антидепрессанты заменили девушке ее привычные любимые коктейли.

    Несмотря на всю властность и авторитарность младший Сан-Совер не мог удержать свой коллектив от распада. Люди всё увольнялись.

     А вокруг клуба уже начала создаваться «черная легенда» и поползли слухи, о том, что это нехорошее место...

     Но то, что отталкивает одних людей, привлекало к клубу других, любящих экзотические развлечения и квесты «золотую молодежь», любителей «паранормального»...

     Уже замечаемая молодой женщиной раньше черная жуть сконцентрировалась, усилилась и приняла временами устрашающие, временами причудливые формы.

     Не только в тишине рабочих подсобных помещений, но даже в этом  нездоровом оживлении первого яруса, среди сверкания стробоскопов, громкой музыки и танцев, и тут, Беатрис стала видеть среди веселящейся молодежи полупрозрачные фигуры.

    Они в немалом количестве выходили прямо из стен, украшенных в стиле древних майя, поднимались из под пола.

    Сначала, как туманные покачивающиеся столбы в рост человека, «столбы» постепенно формировались в четкие человеческие фигуры, которые обходили зал, иногда усаживались за пустые столики парами, а то и целой компанией или поднимались на верхние ярусы.

   Некоторые из них пристраивались к фотографирующейся молодежи, пытаясь попасть в кадр.

   Призрачная компания уселась за пустой столик совсем неподалеку от того места, где стояла холодеющая от ужаса Беатрис.

   Не глядя, оперлась она рукой о колонну, ладонь легла прямо на маскарон.

   И вдруг ясно ощутила, что вылепленное на поверхности колонны человеческое лицо пошевелилось, пальцы ощутили глинистую, но будто живую и мягкую кожу.

   Резко обернувшись, она отдернула руку, глаза маски были раскрыты и казались зрячими, серо-бурое глинистое лицо чуть изменило выражение, а с губ шипением сорвалось: «Руки убери! Уважения побольше!»

 - Извините! – привычно вырвалось у молодой женщины, но тут же Беатрис пожалела о своей вежливости, ведь этим  призналась, что видит и слышит их.

   От компании за столиком отделилась прозрачная мужская фигура и направилась прямо в сторону мадемуазель Ассанж. 

     Беатрис инстинктивно подалась назад, но отчаянно пыталась сделать вид, что не видит его, как и прочие в зале, а когда встретилась с его неживым немигающим взглядом, попыталась спрятаться за колонну.

     Она больше не слышала музыки, не замечала танцев и веселой кутерьмы подвыпившей молодежи, вокруг нее плотно сжалась другая реальность...

     Маскарон с колонны, словно выплывший из тьмы, слабо освещенный бликами стробоскопов,  снова решил подать признаки жизни, с трудом разлепив серые глинистые губы, с которых шипением сорвалось:

- Мы знаем, ты человек Жубера из 13-го квартала... Ты работаешь с нами, тебя выбрали, так чего ты прячешься?

    Между тем, прозрачный мужчина подошел к ней совсем близко, молодую женщину обдало морозным холодом:

- Мадемуазель Ассанж, не бойтесь нас... мы здесь ради наведения порядка и закрытия портала...У вас заканчивается рабочий день, возвращайтесь домой, как можно быстрее...

   Не чувствуя от холода ни рук, ни ног, Беатрис рысью промчалась между столиками.

   Но не только знакомые и коллеги по работе махали ей рукой, призрачные посетители также оборачивались и делали приветственные жесты в ее сторону.

   Маскарон с соседней колонны раздвинул серые глинистые губы в легкой усмешке и приятельски подмигнул...

....  ..... .....
   Подъезд дома встретил молодую женщину темнотой. Опять перегорела лампочка!

  Беатрис рысью метнулась на второй этаж и пришла в себя только тогда, когда отперла дверь в квартиру, включила свет и добротно заперлась на оба замка и цепочку.

  Все эмоции словно атрофировались, мозг отчаянно пытался найти логическое обоснование всему пережитому и увиденному, мешая истерике и животному ужасу завладеть разумом.

  Быстро задернула шторы и в комнате и на кухне, с подсознательным умыслом, чтобы никакое нечто не заглядывало в ее дом-крепость.

   В душ как-то не тянуло, слишком свежи были воспоминания...

   Включила телевизор, пощелкала равнодушно по каналам, остановилась на какой-то мыльной опере...Заварила кофе.

  Из оцепенения Беатрис вывел резкий звонок в дверь. Кто еще? Может Алина? Она хотела поговорить по поводу происходящего, а сколько времени? Ого, около 23.00...что-то поздновато...

  Открыв дверь, Беатрис от ужаса замерла на несколько секунд. На пороге её квартиры, на темной неосвещенной площадке очень бледный и мрачный стоял покойный Сан-Совер.

   Дико вскрикнув, молодая женщина рывком захлопнула дверь и заперлась на два замка и цепочку.

  Рывком выключила в коридоре и в комнате свет, скрючилась в кресле, прижав колени к подбородку и спрятав лицо в ладони.

   Между тем, в коридоре раздался тихий шорох, шторка, отделяющая комнату от коридора, приподнялась, в помещении разлился уже хорошо знакомый холод, и  на расстоянии менее метра от Беатрис в темноте возникла фигура, подсвеченная мертвенно-голубым сиянием.

   Она услышала свистящий шепот:

- Я не заслуживаю вашего прощения, Беатрис, и сознаю это. И все же я прошу у вас прощения. Я в ужасном положении.

   Меня преследуют, я столько раз пытался забрать из сейфа...некоторые документы, но каждый раз, меня заставали... То этот несносный Жанно, то уборщица, то Алина из бухгалтерии... то... вы...

   Я... прошу у вас прощения за... дикую выходку в ванной... всё от страха... и... готов компенсировать... в стене... под лестницей второго яруса... там... где Кетсалькоатль изображен в виде человека... в стене... сейф... документы вам ни о чем... прошу... уничтожьте их... а деньги... двести тысяч евро... заберите... я не в претензии... и никому о том, что... видели меня...Вы согласны?

   Оцепеневшая от ужаса и окоченевшая от холода, исходящего от светящейся фигуры Беатрис не успела даже отреагировать, когда из стены за диваном, из-за ковра в комнату просочились две такие же светящиеся фигуры и быстро поплыли в сторону Сан-Совера.
   Тот отшатнулся.

- Я ничего никому не говорила о вас! – вдруг вырвалось у мадемуазель Ассанж – честное слово!

  Включился свет. Потрясенная Беатрис наблюдала, как двое наступали на бывшего начальника, а тот, пятясь назад, верхней половиной тела провалился в стену соседней квартиры.
 
  Но через секунды снова появился, с безумными глазами, казалось, его кто-то в спину выталкивает, выдавливает обратно и действительно, из стены появилась полупрозрачная рука, держащая его за воротник.

    А еще через секунду показалась из стены и голова:

-  Ну вот, финита ля комедиа, месье Сан-Совер... В ваших интересах было бы добровольно сдаться...Вас ждет Мертвый Город... и суд...и до вашего приятеля мексиканца очередь дойдет.

   Фигуры Сан-Совера и того, кто его задержал, сделались совершенно прозрачными и наконец, растаяли в воздухе.

   Второй субъект и не думал исчезать. Смуглый брюнет лет тридцати шести в строгом темном костюме, мягко склонил голову в сторону хозяйки дома:

- Извините, но мы устроили ему засаду на вашей квартире, знали, что он еще вернется сюда... Вы помните меня, Беатрис?

  Я Андре Жубер, помните Мертвый Город, 13-й квартал, где вас пытался задержать патруль... ваше тело, действительно спало, но энергетическая субстанция при этом посещала НАС, так что, по существу, это вовсе не сны...

  Беатрис молчала, не сводила с ночного гостя расширенных зрачков, затем вдруг поднялась с кресла и выключила свет.

    В темноте фигура мужчины стала такой же светящейся, как и фигура Сан-Совера. Убедившись в этом, молодая женщина снова включила свет.

   Жубер дал ей время усвоить полученную информацию. Серьезно, спокойно и мягко он смотрел на неё.

- Беатрис, у нас мало времени. Давайте снова выключим свет, подойдем к окну и откроем шторы. Взгляните на площадь в сторону клуба.

  Мадемуазель Ассанж нервно оглянулась в сторону Жубера, его белесо-туманная фигура сияла в темноте мертвенно-голубоватым светом.

- Беатрис, научитесь не видеть во мне ужас и угрозу, а теперь выгляните на площадь...

  Она медленно подошла к окну и слегка раздвинула шторы.
- Боже! Что это за северное сияние?!

  Все грани, и выступающие части ступенчатой пирамиды-клуба были подсвечены таким же мертвенно-голубоватым светом, какой исходил от тела Жубера, его спутника, старшего Сан-Совера и призрачных посетителей клуба...

  Местами, контуры даже искрили красным цветом, притом все сильнее и сильнее. Это зрелище напоминало фейерверк в темном ночном небе.

  А над верхним ярусом, над усеченной площадкой, увенчанной vip-залом висело, пульсируя и вибрируя, медленно расширяющееся черное жерло воронки...

- А вот это... на добрую четверть раскрывшийся Портал, Беатрис...да, не удивляйся, что нет криков страха и удивления, что не собралась толпа и журналисты, абсолютное большинство его не видит визуально, редкие люди чувствуют присутствие ИНОГО, трясутся и считают себя ненормальными и совсем единицы, как вы, всё видят и слышат.

  Завтра он раскроется уже наполовину и здесь начнется... Понимаешь... можно на «ты», не обижайся, пожалуйста...Я... и мои товарищи с этой ночи будем тебя охранять...

   Будет то, о чем я уже предупреждал, сотни людей, тяжело больных  начнут впадать в кому, кого-то Портал захватит во сне и отправит в Мертвый Город, а Наших людей сотнями выбросит на ваши улицы и ВСЕ будут их видеть и слышать...

   Понимаешь, почему Сан-Совер мог легко достать тебя дома? Действие Портала уже распространилось на площадь и ближайшие к пирамиде дома...

   И да... не пугайся, если под утро и далее, сколь необходимо долго , не будет работать связь, ни телефон, ни интернет... Нам сейчас не нужны здесь ни ВАШИ научные сотрудники, ни ВАШИ спец.службы...

  При попытке выехать из города будут глохнуть моторы, а поезда, направляющиеся сюда, «по техническим причинам» задержатся на несколько часов...

   Вместе, мы справимся, мы должны справиться...у нас нет выхода, нужно буквально «лечь костьми», но закрыть портал...

  Черный юмор вышел, верно? Раз эти кости уже и так девять лет лежат на
Эрранси...

   Но тебя охраняют, а потому отдыхай и спи без страха, анжерская принцесса...


Рецензии