Христос 2

Утром мама накормила Христоса завтраком, и он отправился на прогулку. Рыбаки уже вышли на утренний лов, их суденышки едва виднелись в морской дали. Деревенские улицы были пустынны. Христос миновал околицу и вошел в лес. Ему нравилось гулять в лесу, манили его запахи смолы и хвои, голоса певчих птиц. Лес любил Христоса, когда паренек был голоден, он кормил его ягодами и орехами, а иногда и грибами тана, их можно было есть даже сырыми.

Христос шел вверх по склону, притрагивался к теплым шершавым стволам сосен. Деревьям это нравилось, но они, как и Христос, были не очень разговорчивы.
Когда Христос поднялся на вершину, солнце стояло в зените и крепко припекало. Ему захотелось пить, и он стал спускаться по противоположному склону к приморским скалам. По пути ему встретились два ручья, в первом вода попахивала сероводородом, он пить не стал, потерпел до второго.

Выйдя из-под деревьев на лесную поляну, Христос столкнулся со стадом горных козликов. Животные испугались и моментально переместились на дальний край поляны, наблюдая оттуда за неспешно идущим к ним Христосом.
Обычно мелкие горные козлики очень пугливы, людей и близко к себе не подпускают, резко срываются с места и прячутся в скалах, а Христоса не боялись, подпускали близко, разве что погладить себя не позволяли. Христос прошел в десятке метров от щиплющих травку козликов и снова углубился в лес.

Шел он, не спеша, наклонялся, срывал ягоды. Когда набиралась полная горсть – бросал ее в рот.

Лес расступился, почва под ногами стала каменистой, он стал карабкаться на скалы. Временами Христос, то подражая горному козлику, перепрыгивал с камня на камень, то полз по камням вверх как кугуар, вжимаясь в почти отвесный склон, то, подобно гибкой и очень ядовитой змее серпенти, протискивался через узкие скальные расщелины.

Наконец он достиг плоской, усыпанной камнями вершины, откуда открывался вид на океан. Вдали виднелся зеленый островок Дабо, где когда-то, в незапамятные времена, держали прокаженных.

Христос подошел к краю скалы и глянул вниз. Там, под скалой, располагалась его любимая голубая бухточка. Спуститься туда было не легко, но Христос спускался не раз. Внизу он всегда чувствовал себя очень комфортно: с трех сторон его охраняли скалы, а с четвертой к океану вел узкий извилистый водный проход между каменными глыбами, скрывающий вход в бухту от взглядов с воды. Вода в бухте всегда была теплее, чем в океане, тут хватало крабов, устриц и другой съедобной морской живности, у подножия скал располагался небольшой песчаный пляж, где так приятно поваляться, погреться на солнце.
 
Бухта принадлежала мальчику, только ему, он никогда не видел тут других людей, но не в этот раз. Внизу, у причалившего к песчаному пляжику белого прогулочного катера, суетились трое. Один капался в двигателе, второй держал над огнем костерка десяток видно только что пойманных креветок, а третий, только что стоявший у костра, ушел в каюту.

Глядя на людей внизу Христос ощущал какое-то смутное беспокойство, оно, в сочетании с любопытством, пробуждало его обыкновенно спящий разум.

Здоровенный мужик, лет тридцати, возившийся с мотором, встал, и с удовольствием потянулся. При этом он поднял вверх голову и заметил Христоса, стоявшего на вершине скалы. Он не помахал рукой в знак приветствия, а сделал вид, что не заметил мальчика.
Христос не понял, почему этот человек так поступил, но он почувствовал опасность и насторожился.
 
Здоровяк нагнулся к иллюминатору каюты, что-то сказал тому, кто находился внутри, а затем спрыгнул на берег и подошел к костру.
Человек в каюте вытащил из-под койки завернутую в мешковину винтовку с оптическим прицелом, зарядил и подошел к иллюминатору. Выставив наружу ствол, он стал высматривать цель на верхушке скалы.

- Догонялки, догонялки, догони меня, попробуй, - зазвучали в ушах Христоса слова детской песенки. Он почувствовал, что человек в каюте сейчас выстрелит за долю секунды до того, как тот нажал на курок, и чуть отклонился влево. Тут же раздался второй выстрел. Христос был готов. Мгновением раньше он сделал шаг назад и стал невидим для стрелка.

- Ты достал его?! - громко, чтобы стрелок в каюте его услышал, спросил здоровяк.
- Нет, не получилось!
- Тогда лезь на скалу и сделай, что должен. Ты увидел лишний глаз – пусть он закроется навсегда, так говорит наш шеф Зарито. Лезь на скалу. Парень не должен уйти, слишком дорогой груз везем, сам знаешь, что с нами будет, если не получится его кому следует передать.

Христос подполз к краю скалы и взглянул вниз. Дяденька в камуфляже с винтовкой за спиной и ножом, закрепленным на голени, ловко карабкался на скалу.
Хорошие догонялки, - подумал Христос. Я люблю играть в догонялки. Сейчас был его ход. Он подкатил к краю большой камень, еще раз взглянул со скалы вниз, увидел, что догоняющий преодолел почти половину пути до вершины, перекатил камень чуть правее и столкнул его вниз.

Догоняющий среагировал мгновенно, он вжался в скалу, камень лишь острым краем прорезал ему рубашку на спине. Человек в камуфляже посмотрел вверх, тяжело вздохнул, деваться ему было некуда, и продолжил подъем.
Христос подкатил к краю три булыжника и осторожно выглянул. На этот раз его заметили двое на пляже. Они подняли короткие автоматы и открыли огонь.
Христос отпрянул назад и ногой отправил первый камень вниз. Догоняющему до вершины оставалось метров пятнадцать. Христос столкнул второй камень, а чуть погодя третий. Этот третий стал для догоняющего роковым. Тот, спасаясь от второго камня, плотно прижался к скале и удачно пропустил его за спиной, а когда продолжил подъем, его настиг третий. Удар в плечо оторвал его от скалы и сбросил вниз.

Христос осторожно подполз к краю и выглянул, снизу раздалась автоматная очередь. Пули едва не задели его.
- Значит они хотят играть дальше, - подумал Христос. Он проголодался, ему хотелось домой, но игра есть игра, если партнер хочет, настоящий игрок должен продолжать. Христос не предпринимал пока никаких действий, сейчас был ход партнеров.

Христос увидел еще один катер, подплывающий с моря к проходу в бухту. Ему пришла в голову отличная идея. Если все получится, я точно выиграю, - подумал он и решил действовать, ведь прибытие второго катера и было их ходом. Он мог приступать, не нарушая правил честной игры.

Христос знал, что нависающий над проходом в бухту кусок скалы еле держится и готов рухнуть вниз, он побежал по вершине, перепрыгивая через трещины, потом вдоль прохода. Он подождал, когда второй катер зашел в бухту, напрягшись поднял тяжелый обломок скалы и швырнул его на нависающий над проходом скальный выступ. Он едва успел отступить от расширяющейся на глазах трещины, как многотонный фрагмент скалы с грохотом полетел вниз и наглухо перекрыл катерам путь из бухты.
- Выиграл, выиграл! Если противник заперт в своем домике и сделать больше ничего не может, то он проиграл, - думал Христос, спускаясь со скалы… Как мы хорошо поиграли, - думал он, когда не спеша шагал с горы по виляющей между соснами тропинке в родную деревню…

Потом мысли, наконец, оставили его в покое, ушло напряжение, ситуация больше не требовала от него активных действий, ощущение опасности исчезло. Теперь только животный инстинкт вел мальчика вперед. 
Христос уже видел внизу под горой окраину деревни. Глаза его были пусты, ему очень хотелось есть и пить, с уголка его рта привычно свисала струйка слюны…
 
 Продолжение следует.


Рецензии