Может ли физик быть попом

  или что такое черная дыра?

        (Интервью, которое дал Heino Falcke немецкому ж-лу
                "ZD-Zeitung Magazin" №43 от 23.10.2020г.
                Сокр. пер. с нем. Л.Черного)

   Вопрос: двадцать лет тому назад Вы высказали идею, как  можно было бы сфотографировать черные дыры. Тогда Вашей дочери было семь лет. Как Вы ей объяснили, над чем работает ее папа?

   Ответ: насколько я помню, я не очень посвящал своих троих детей в свою работу. Но моя дочь (она старшая из них) недавно мне рассказала, что ребенком всегда испытывала страх перед черными дырами, потому что они все пожирают. Должно быть, я нагонял на нее страх.

   В.: Вы специализируетесь на черных дырах. Одновременно  служите попом. Объясняли ли Вы своим прихожанам, над чем  работаете как физик?

   О.: в начале в проповедях я мало говорил о своей работе. Потом я сделал в общине доклад на тему "Путешествие в космическом пространстве". Книга, в которой я рассказываю о многолетнем пути до первого фото черной дыры, основана на том докладе. В нем говорится о путешествии и одновременно о поломничестве. Сначала я рассказываю о солнце, луне, звездах, потом о Млечном пути и космосе. Это научный доклад, в который я вставляю строки из Библии или псалмы. Этим я хочу подчеркнуть, что вера и наука одинаково преклоняются перед волшебством звездного неба.

   В.: как Вы в простых словах объясняете своим прихожанам, что такое черная дыра?

   О.: необычно много материи в необычно малом пространстве, которая все поглощает - ни свет, ни человек, ни слово  не могут преодолеть ее силу притяжения. Черная дыра - это фундаментальная граница, что-то адское.

   В.: сколько существует черных дыр?

   О.: только в Млечном пути их возможно сотни миллионов. Но достаточно светлых, чтобы их можно было увидеть, всего лишь пара сотен. Черные дыры это звездочки, и мы знаем, что они должны быть там, наверху, потому что мы примерно знаем, сколько звезд существует и сколько их было. Очень большие светлые звезды живут недолго, пока не сгорает их топливо, потом они взрываются и превращаются в черные дыры. Маленькие звезды становятся нейтронными звездами или белыми карликами - как наше солнце. Самые маленькие звездочки скромны, зато тлеют дольше. В центре Млечного пути много миллионов звезд сплавляются вместе и превращаются в монстров под черными дырами. С помощью радиотелескопов можно заглянуть глубоко в космос и обнаружить в центрах многих Млечных путей эти сверхтяжелые черные дыры.

   В.: 105 лет тому назад Альберт Эйнштейн с помощью своей общей теории относительности создал теоретические основы для черных дыр, но никогда не верил в их существование.

   О.: в конце 30-ых годов (прошлого века) он даже хотел опровергнуть возможность их существования. Но в том же году Роберт Оппенгеймер смог просчитать, что все-таки может быть, что в результате коллапса звезд возникают черные дыры. В 1955г., когда умер Эйнштейн, в астрономии черные дыры рассматривались как смелая идея, в физике наоборот - как теоретическая возможность.

   В.: термин существует с 1964г.

   О.: хорошее название - важная вещь. Черная дыра звучит как что-то темное, исчезающее.

   В.: по Вашему предложению в 2017г. всемирное сообщество астрономов решило направить восемь больших радиотелескопов на центр галактики М87. В апреле 2019г. была опубликована первая фотография черной дыры на основе принятых радиоволн. Доказывает ли это существование черных дыр?

   О.: мы, физики, никогда не доказываем что-то окончательно, но придерживаемся теории до тех пор, пока не будет доказана ей противоположная. На деле черные дыры объясняют все, что мы видим, и поэтому мы исходим из их существования. Теоретически возможно, что кто-нибудь вылезет с сумашедшей идеей, объясняющей все еще лучше. Но фото показывает то, что я и ожидал увидеть.

   В.: сколько стоила фотография черной дыры?

   О.: трудно сказать. Только прямые затраты составляют от 20 до 30 миллионов евро, к тому же рабочее время многих людей. Мы, европейцы, имели, в основном, деньги, американцы - телескопы. Это был не простой процесс, все началось еще в 2010г. Многое происходило за закрытыми дверями, и не все было гладко. Было много волнений. Двое коллег попали даже в больницу.

   В.: Вы говорите о черной дыре как о воротах в ад или воротах на тот свет.

   О.: я охотно использую библейские картины. Они не пережили бы 3.000 лет, если бы не укоренились глубоко в нас. Одна художница дала мне повод рассматривать черную дыру как ворота в ад. Мой доклад "Путешествие в космосе" вдохновил ее написать 10 - 15 картин. Я спросил ее, почему нет черной дыры. Она ответила, что испытывает перед нею большой страх. Да, действительно, черная дыра - это место, куда входят и уже никогда не выходят. Возможно там можно жить, но никому о том не расскажешь. Черные дыры - это современная картина смертельного страха.

   В.: имеет ли физик также мало понятия о том, что происходит в черной дыре, как верующий в загробном мире?

   О.: черная дыра - это место, существующее в фантазии, но в фантазии математической, которая совершенно реальна. Ее можно совершенно точно рассчитать, но не изучить и не измерить.

   В.: Вы измерили тень черной дыры. Физики говорят о горизонте, за которым все погружается в темноту. Вы сравнили эту границу с обрывом водопада.

   О.: да. Я могу еще плыть против течения. Но чем ближе к обрыву, тем безнадежнее мои потуги выплыть или крики о помощи.

   В.: с пониманием того, что такое черная дыра, физики надеются разгадать, как связать теорию относительности и квантовую теорию, как получить формулу, которая описывала бы все явления природы.

   О.: да. Эффекты квантогравитационной теории прежде всего проявляются в малой области у границы черной дыры. На краю тени черной дыры возникает физика, которая объединяет пространство-временную физику и квантовую механику. Возможно когда-нибудь научная фантастика станет былью или дверь в новую физику безвозвратно захлопнется. Долгое время черные дыры были чистой теорией, теперь мы можем их увидеть с помощью телескопов.

   В.: где самое красивое небо в мире?

   О.: в Намибии и Чили.

   В.: какое событие в жизни стало для Вас отправной точкой?

   О.: я вырос в протестанской семье. В 14 я уже помогал в детской церковной службе. Однажды я проснулся и почувствовал, что Бог - это любовь. Это событие меня побудило больше читать, искать и надеяться в вере найти ответы на многие вопросы.

   В.: по воскресеньям Вы проводите церковную службу?

   О.: теперь реже. Но раньше каждые два месяца: венчание, крещение младенцев, отпевание покойников.

   В.: контраст между верой и наукой кажется все еще огромным?

   О.: этого я до сегодняшнего дня не понимаю. Лично для меня это никогда не было проблемой.

   В.: вопрос веры сугубо личный.

   О.: мы много говорим о сексе, а о вере старемся не говорить. Физики считают теологию своего рода детским пониманимем мира и Бога. Я полагаю, что это скорее от незнания. Поэтому хорошо, когда эта тема обсуждается.

   В.: верующие физики находятся в меньшенстве?

   О.: данные опроса 2009г. в США говорят о том, что примерно 40% ученых верят в персонального Бога. Это меньше, чем среди остального населения там, но все же.

   В.: почему Вы не видете никакого противоречия между верой и наукой?

   О.: потому что я знаю, что и в науке есть серые пятна. И в нуке знание это еще не все, и в вере существуют эксперименты и вещи, которые доказываются. Выдержит ли моя вера проверку жизнью, надо еще испытать точно также, чтобы знать выдержит ли меня стул, я должен на него сесть.

   Физика гордится тем, что может все объяснить, но только в строго ограниченных, простых системах. Если я брошу камень, то могу просчитать, как он упадет. Однако мы не можем 100% полагаться на прогноз погоды. И если я задумываюсь о том, как будет развиваться моя жизнь от рождения до смерти, - тут физика нам не поможет.

   В.: знаем ли мы больше о черной дыре, чем о Боге?

   О.: с одной стороны да, потому что Бог более сложен, чем черная дыра. С другой стороны нет, т.к. за горизонтом событий все возможно и начинается сказочный мир. Строго говоря, мы ничего не знаем о том, что происходит внутри черной дыры. Но Бог охватывает все, что есть и что кроме того. По сравнению с этим черная дыра до смешного мала.

   В.: Вы считаете, что внеземная жизнь возможна.

   О.: если жизнь развилась здесь, то почему это невозможно, гд-нибудь еще. Но на этот вопрос должны ответить астрономы.

   В.: не говорит ли это против неповторимости Создания?

   О.: каждый человек неповторим. Библия - это описание человека на языке человека и в его истории. Это не значит, что кто-то один сел и все сам выдумал. Это весь человеческий опыт. Речь идет об основополагающих истинах и потребностях. Конечно, может быть, где-нибудь еще существуют совершенно другие потребности, которые возникли из другой истории и все же имеют того же Создателя. Я надеюсь, что они будут иметь общие корни: милосердие, прощение и любовь.

   Было бы очень интересно, если бы различные формы жизни вступили в контакт. Я то и дело слышу, что христианская вера погибнет. Я не верю в это, так же и в то, что миру на много больше, чем 6.000 лет. Наоборот, для меня он развивается и растет.


Рецензии