09. Город, где никогда не светит солнце

    В эту ночь  Беатрис решительно не спалось. Никакие мысленные само-уговоры, что завтра к семи утра вставать на работу не помогали от слова «совсем».

    Наконец, не выдержав, она открыла глаза и тут же увидела в углу комнаты светящийся силуэт человека, устроившийся в старинном кресле-качалке.

    В темной комнате при  плотно зашторенном окне он сиял особенно ярко. Вырвался резкий выдох, почти стон:

- Нет! – к этому зрелищу никак невозможно привыкнуть.

   Кресло перестало качаться, светящийся силуэт замер. Молодая женщина услышала отчетливый свистящий шепот:

- Беатрис, если мешаю, я могу уйти на кухню. Но... если тебе не спится, то это не из-за меня...поверь, энергия Портала возросла за несколько часов так, что угнетающе действует даже на жителей Мертвого Города...

  Неожиданно сверху раздался истерический женский визг, а еще через несколько секунд мужской вскрик и ругань:

- Вот черт! Что это за хрень!

- Вызывай полицию или кого там вызывают в таких случаях!

- Какая к черту полиция, он прозрачный, как полиэтиленовый пакет... вышел сквозь стену, скорее надо звать священника!
 
  Когда в последний раз была в церкви? Сама не помнишь? И я тоже...

  Подождем до утра... может и правда нам пить надо меньше, а?

  Не рассказывай никому, дура, если не хочешь, чтобы нас отправили в психушку!

  Беатрис вскочила, стыдливо запахнув алый пеньюар.
 
  Присутствие в комнате Андре Жубера не только  вселяло страх, но и эротически смущало её, призрак или нет, но он мужчина, причем достаточно интересный, поймала себя на этой мысли и ужаснулась, как в таком ключе можно думать о НИХ?!

  Жубер слегка отогнул шторы и выглянул в темноту ночи. В доме напротив, то в одном, то в другом, то в третьем окне, как по команде, включался свет.
 
   Ночь прорезали крики ужаса, доносившиеся из разных подъездов и с разных этажей...

  Беатрис, с трудом преодолев естественный страх, подошла к окну и встала почти рядом с ним:

- Андре, ради Бога, что за Апокалипсис?! А ведь к восьми часам мне надо быть на работе!

- Началось то, о чем я говорил раньше..НАШИ люди на ВАШИХ улицах и в ВАШИХ домах...Рассветет и всё увидишь.
 
   Работа? Хм... Тебя мы с парнями проводим... но как доберутся туда все прочие, в том числе сам новый шеф, понятия не имею, честно... Как все они вообще сумеют выйти из домов?  А теперь взгляни сюда!

  Осеннее небо посерело, светало.
 
    Всю улицу, всё пространство, что было видно, покрывал слой густого тумана, он странно тёк и стелился от земли примерно в рост взрослого человека или чуть выше...

    Беатрис не видела ни кричащих паникующих людей на балконах,  ничего, кроме пирамиды.

    Конструкция не просто сияла ровным голубым светом, как день-два назад, она буквально искрила.

    Воронка над верхним ярусом существенно расширилась, ее пульсирующее черное жерло уже сравнялось размером с vip-залом на вершине.
 
   Но появилось и  новое, из бездонной космической пропасти жерла Портала высунулся колеблющийся огненный язык, раздвоенный на конце, подобно языку гигантской змеи...

   Молодая женщина в ужасе отшатнулась от окна, и беспомощно взглянула на  мрачного Жубера, но он молчал, и никак,  не откомментировал происходящее.
 
- Поставь кофе, выпей для бодрости, если сможешь заставить себя, поешь, через час попробуем выйти из дома! – соблюдая видимость спокойствия, обратился к ней Андре.

   Беатрис, слегка ободренная его кажущейся уверенностью, отправилась на кухню.
 
   Но тут ее внимание привлекло зеркало, висевшее в коридоре, недалеко от входной двери.

   А зрелище внимания стоило...
 
  Поверхность неожиданно замутилась, покрывшись какой-то странной слизью, а затем, эта белесая слизь начала стекать с зеркала на пол, образуя солидного объема и размера серебристо-белую лужу на линолеуме.
 
  Не выдержав, Беатрис нервно вскрикнула, и тут же у нее за плечом вырос силуэт Андре.

- Эктоплазма... – мрачно прокомментировал он явление – некультурно в высшей степени и всё же не будем мешать человеку «собраться»...

   Тем временем слизь испарилась, приобрела невесомо туманный вид колышущегося столба, через некоторое время «столб» приобрел вполне человеческие очертания.

- Меня послали вам в помощь, месье Жубер – услышали они свистящий шепот – доброе утро, Беатрис, извините...

  Жубер сделал резкий, недовольный отстраняющий жест в сторону кухни. Фигура поплыла в указанном направлении.

  Обернувшись в сторону Беатрис, он заметил, что молодая женщина жутко бледна и едва держится на подгибающихся ногах.
  Впервые, он позволил себе прикоснуться к ней, взяв под руку.

  Проходя мимо зеркала, мадемуазель Ассанж не удержалась, чтобы заглянуть в него.
 
  И снова сердце гулко ухнуло и провалилось в область солнечного сплетения.

  Из зеркала, вместо собственного отражения, на нее смотрел мужчина в старинном костюме, какие она видела разве в кино или во время присутствия на исторической реконструкции из времен Национального Конвента и Первой Республики...
 
  Он поклонился ей и Жуберу и мягким жестом попросил посторониться.

 На секунды поверхность зеркала слегка зарябила, словно водная гладь, показалась длинноволосая голова и верхняя часть туловища, затем субъект перешагнул через рамку и «нарисовался» весь.

- Доброе утро, гражданка – неизвестный слегка склонил голову в сторону онемевшей от ужаса Беатрис, – извините за неуместно ранний визит, исключительно ради вашей личной охраны и спасения Миропорядка. Следует представиться... Франсуа Ноэль Мерсье...

   Выглядел Мерсье в высшей степени колоритно на взгляд человека 2018 года.
 
   Длинные до лопаток темные волосы убраны в хвост, темный фрак по моде конца восемнадцатого века сидел на нем как влитой, в высшей мере мужественный облик ничуть не страдал от пышного кисейного жабо и белоснежных манжет.
 
  Колорита добавлял трехцветный пояс-шарф и такая же кокарда на шляпе, головной убор он  галантно   снял перед Беатрис и держал в руке.

- На кухню, ГРАЖДАНИН! Обсудим наше положение!- Жубер и его жестом отправил на кухню.

  Молодая женщина почувствовала обжигающе-ледяную руку на своей талии, но отталкивать Андре никакого желания не возникло. С его стороны это был жест защиты.

  Беатрис медленно переводила взгляд расширенных глаз с одного человека на другого.

  Гражданин Мерсье в напряженной позе стоял около плиты, около холодильника.
 
  На мягком уголке устроился молодой человек, в котором она узнала, Рене Эрбо, сторожа с кладбища Эрранси.
  Представитель от покойных сограждан анжерцев, так сказать...

- Подвиньтесь, месье, вы мешаете хозяйке варить кофе... – строго обратился  Жубер к Мерсье.

  Субъект в трехцветном шарфе насмешливо улыбнулся, но отошел от плиты и уселся за стол.

- «Месье»... И это всё еще республиканская Франция или без пяти минут вернете власть его величеству Людовику Двадцатому?! Недобитые Бурбоны спят и видят его королем.
 
   Что, «белые» взяли Париж, а мы не в курсе? – таки не удержался от злого ехидства.

   Жубер кивнул и выставил вперед ладонь:

- Давайте не будем сейчас обсуждать, как мы подло и глупо просрали идеалы и принципы Великой Революции, то, что вам и вашим товарищам якобинцам виднее, как строить истинную демократию и где «место» голозадым радужным парадам и обнаглевшим Ахмедам-Мухаммедам...

   Ради Бога... или как вы говорили, во имя Разума... не сейчас...

- А я что? Молчу... – также насмешливо пожал плечами Мерсье – мы слушаем вас...командор.

 От себя хочу сказать, что нашему мексиканцу кирдык... сегодня в ночь.. по его душу пришли представители майясской общины... из Мёртвого Города...вот пусть теперь и отчитывается перед предками за свою диверсию....гад...

  Древним майя тоже не нужны проблемы вселенского масштаба... в Мертвом Городе на них и так уже косятся, как на пособников террористов...разрушителей космического миропорядка...

   В ночь они примут на себя роль передового отряда, ведь именно энергия их ритуалов раскрыла Портал... остальные здесь рядовые бойцы... но наша роль также велика. Ведь и генералы без офицеров и солдат ничего не смогут...

   Усилившийся холод заставил Беатрис сжать зубы, холодно было так, будто она стояла полуголой в подъезде...

  Заметив ее состояние, Андре увел молодую женщину обратно в комнату.

- Согрейся немного, я сам принесу кофе... и одевайся потеплее. Ждать больше нечего, мы выходим. Но, я думаю, никто никого на работе сегодня не ждет...

  Ваш клуб – эпицентр всего, я не хочу, слышишь, не хочу отпускать тебя туда. Ни начальству, ни коллегам сейчас не до тебя. Не засчитают тебе прогул, не бойся.

  Убедишься, что это так и я провожу тебя обратно домой. Тебя... они будут охранять... они своеобразные, но порядочные люди... а я... должен буду вернуться в Клуб...

....   .....  ....   
  Между тем истерические визги женщин и детей, вопли и ругательства мужчин с улицы и из подъезда только усиливались.

- Черт! Связи нет, ни у кого не ловит телефон, не работает интернет! Я пытался выехать с семьей за город, но прямо на выезде из города заглох мотор! В городе работает, чуть за черту, всё! Что за чертовщина!

- А-а!! Опять ЭТИ ТЕНИ!!

  Беатрис, дрожащей рукой потянулась к дверному замку.

  И тут же из стены рядом с домофоном вылезла белесо-туманная человеческая голова с черными  глазницами и  черным провалом агрессивно разинутого рта.

  Она издавала нечленораздельный хрип и свист, снежно белые руки со скрюченными пальцами потянулись к хозяйке.

  Беатрис закричала и... всем телом прижалась к Жуберу, исходивший от него ледяной холод едва не лишил ее сознания.

   Андре не сделав ни шага в сторону агрессора, резко выбросил руку вперед и голову, торчащую из стены, словно отбросило взрывной волной обратно в подъезд, она исчезла.

- Ты всё еще хочешь выходить на улицу? Всё еще хочешь идти в Клуб? – спросил Жубер, когда Беатрис наконец пришла в чувства.

- Не оставляй меня здесь одну... с тобой мне спокойно... где бы я не оказалась...- в эту минуту ледяные губы мягко коснулись ее руки.

   Шагнули все вместе в темноту подъезда, света так и не было.

  Открылась дверь напротив, осторожно выглянувшая хозяйка, мадам Энен, опасливо кивнула Беатрис, но тут же сделалась буро-зеленой, как морская водоросль, увидев её спутников, их тела голубовато сияли в темноте.

- Вот черт! Беги, девочка! ОНИ везде! – дверь резко захлопнулась.

   По всем улицам, насколько было видно глазу,  от асфальта стелился густой белесый туман в высоту около двух метров.

   Туман клубился и перемещался, бурлил ледяным холодом и тёк от улицы к улице, а внутри, частично двигались почти строем, частью хаотично метались полупрозрачные человеческие фигуры, мужские, женские, детские.

  Иногда из густого тумана отдельные фигуры по ходу движения пытались вырваться, высовывались руки, а то и головы, частью нормальные, частью без носов и с ямами на месте глаз...

  Туманно-призрачные толпы двигались по улицам Анже, хватались за поручни троллейбусов, поднимались на ступеньки отделений почты, заглядывали не только в подъезды домов, но и сквозь стены прямо в квартиры, откуда слышались визги и крики.

   Спутники Беатрис Ассанж буквально закрывали её собой, обступив со всех сторон, ближе всех держался Андре.

   А вот, наконец, и клуб Сан-Совера... Конечно, Беатрис не грозили ни прогул, ни увольнение, не было на месте ни Сан-Совера, ни заместителя.

   Они из дома  пытались дозвониться до «соответствующих служб», но телефоны молчали, связь по таинственным причинам прервалась, попытки включить интернет или по-тихому уехать из города тоже успехом не увенчались.

   И всё-же клуб был открыт. Странно...

   Но вместо обычных посетителей его заполонили призрачные силуэты обоего пола и разного возраста, малая часть из них выглядела вполне плотными и обычными людьми, как Жубер, Эрбо и Мерсье...и всё же это были ОНИ.

 - Привет! Анжерская принцесса... – свистящий шепот с колонны привлек внимание Беатрис, маскарон  чуть изменил выражение серого глиняного лица, губы чуть растянулись в легкой усмешке – не бойся и верь, у нас хватит сил, чтобы остановить Зло, вызванное к жизни Сан-Совером и Рейносой...

- Привет, Демайи. Кстати, где Рейноса? – невозмутимо обратился Жубер к маскарону.

  Незрячие глаза маски зло сузились:

- Тело лежит в подсобке... там, где нашли принесенную в жертву обезьяну... а сам он... думаю, уже дает отчет своим предкам и собратьям в Мертвом Городе...

- Спасибо, Демайи. Идем, ребята...
...  .....  .....
 Жубер с товарищами прошли сквозь запертую дверь в подсобное помещение и открыли для Беатрис замок изнутри. 

    Фернандо Рейноса Чи лежал прямо на плитках пола, рядом с помещением для мытья посуды, где работала Беатрис.

    На теле не было видно ни малейших следов насилия. Однако на лице и в остекленевших темных глазах  молодого человека застыл непередаваемый ужас.

     Беатрис вздрогнула. Он словно сошел с древних фресок Чичен-Ицы, Тикаля или Бонампака.

    Длинные иссиня-черные волосы, бронзово-смуглое лицо с высокими скулами, чуть раскосыми глазами, нос с горбинкой и полноватые губы...теперь посиневшие.

    Что же увидел он перед смертью? Своих разгневанных предков, правителей и жрецов? Или Тех, чьим именем он раскрыл Портал?!

- Этой ночью всё закончится. Гражданин Мерсье, Эрбо, отведите домой  мадемуазель Ассанж, ручаетесь за нее...охраняйте, пока всё не закончится...

- Нет... – Беатрис неожиданно протянула к нему руки – если это очень опасно... я хочу... чтобы ты вернулся вместе со мной...

  Смуглое лицо Андре чуть побледнело, уголки губ болезненно вздрогнули.

- Я должен остаться, Беатрис. Я должен остаться... Как говорили древние, со щитом или на щите... Но я... обязательно вернусь... Всё будет хорошо, девочка... Этой ночью всё закончится...


Рецензии
А если честно, поначалу я хотел, чтобы всё быстрее закончилось. А теперь нет. Меня начало захватывать. Спасибо!!!

Игорь Тычинин   01.11.2020 17:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Игорь) Но логический конец истории уже близок.

Ольга Виноградова 3   01.11.2020 20:35   Заявить о нарушении