Ассоциативное мышление

Предполагаю, что есть некие правила, диктующие становление структур определенного типа. Правила всеобщие, вытекают из логики соотношения элементов, они распространяются на любые сферы живой и неживой природы. Когда человек видит некоторое совпадение структур из разных областей, возникает ассоциация. Я не готов исключить из этого ассоциативного отношения и неживую природу, поскольку по моим представлениям, различие между этими двумя формами может быть не так велико, как нам это кажется. В порядке аргументации такого утверждения, обращаюсь к своему опыту схемотехника.

Ныне все представляют, что такое компьютер: это некоторое "железо" (hardware), на котором исполняются программы (soft). Компьютер без программы - "неживой", он ничего не умеет, в нем смысла нет. Программы оживляют компьютер, с ним он может моделировать многие стороны человеческой жизни. По факту, "железо" компьютера - материальная основа, а программы наделяют "душой". Казалось бы, разница между "Hard" и "soft" принципиальная. "Теоретически" многие программы можно писать и без компьютера, на бумаге, главное в программе - алгоритмы, а это некоторый "логический сюжет", связанный более с жизнью, чем с компьютером. Между программой и компьютером отношения сходные с тем, что существуют между материей и жизнью.

И, там не менее, я берусь утверждать, что эта разница не принципиальная. На заре компьютерной техники было очевидно, что одну и ту же задачу можно решить "программным" или "аппаратным" способом, возникали даже дискуссии, за каким способом будущее. Миниатюризация схемотехники развивалась бурно, а основное преимущество программ - многократное использование одного и того же сложного вычислительного устройство. Победили программы. Но "умозрительно" можно представить некое устройство, программа работы которого заложена в его структуре.

Помню, одно время в "Граните" мы долго работали в паре с програмисткой Галиной Новоселовой. Как схемотехник я давал ей задачи, а некоторые решал аппаратными способами. Иногда и мне приходилось писать программы. Галина, разбираясь с моими программами, удивлялась, - мой "стиль программирования" непривычный, как понял, я мыслил немного другими категориями - знакомыми мне микросхемами, функции которых переводил на язык программы. Программы работали.

Схемотехника дает еще одну интересную аналогию. Схемы бывают динамические, состояние которых изменяется во времени (к этому классу относятся современные компьютеры) и есть так называемые комбинационные, в которых все состояния воспроизведены в самой схеме. Принципиальной разницы в работе между ними нет. Комбинационные дают результат сразу, практически мгновенно, динамические - перебирают свои состояния, "думают". Комбинационные схемы сложны, их объем растет в геометрической прогрессии с ростом сложности задачи, потому они используются только для самых простых задач. Однако, принципиальной разницы между динамическими и статическими системами нет. Более того, если мы будем скользить вдоль некой линии в неоднородной статической системе, мы увидим то же самое, что дает соответствующая динамическая система, в которой процесс развертываются не в пространстве схемы, но во времени. Из этого можно сделать вывод о том, что между пространством и временем нет принципиальной разницы, время - способ восприятия изменений. Наше восприятие, - "динамическое", как у компьютера, потому мы живем во времени. Возможно, что динамическая Вселенная, развивающаяся во времени - не более чем наша интерпретация статического мира, по некой линии которого скользит наше сознание.

Возможность взаимной конвертации материи, мысли и времени дает основания сделать такое предположение - любые структуры и явления несут некую мысль, которую "теоретически" можно прочитать, т.е интерпретировать в своих представлениях. - Звездные структуры, изменения земной поверхности, атмосферные движения и т.д. - все одухотворено.

Это не моя мысль, нечто подобное я встречал в литературе. Здесь под такие представления я подвожу знакомые мне электронные структуры.

05.10.2014


Рецензии