В компании с толстяком

ПРЕДИСЛОВИЕ

К этой повести я собирался приступить ещё не скоро. В последнее время моё вдохновение неплохо так разгулялось, и я запланировал целых три произведения. По очереди. Сначала документалку об азартных играх («Я – артист тотализатора»), потом крутой фантастический боевик (для него пока не найдено название), а потом повесть про девушку-бойца ММА («В компании с толстяком»). В общих чертах у меня уже придуманы сюжеты всех трёх произведений. Образ бойца ММА списан с реального человека – правда, я переместил её в Россию, уменьшил её возраст, но это мелочи. «Как вижу, так и пишу».:)

Книгу «В компании с толстяком» я собирался писать в последнюю очередь. Это означает, что я бы начал её как минимум года через три, а скорее всего, через четыре. Да и то в черновике. На черновик ушло бы ещё не меньше года. Таким образом, в чистовике я бы начал её писать лет примерно через пять.

Но тут мне пришла в голову ошеломляющая мысль.

«Кажется, до сих пор ещё никто не писал художественных произведений о женском ММА! Я могу стать новатором в литературе!»

Стать новатором в литературе было бы нереально круто. Особенно на фоне двух эпизодов из моей творческой биографии. Не то чтобы эти эпизоды меня сильно напрягали, но... скажем так, недоброжелатели имеют возможность к ним придраться.

Первый из них – повесть «Путь ясновидца». Начал я её сочинять летом 2012 года, причём по мотивам реальных событий. Но это же мне и мешало, поскольку оказалось чрезвычайно трудно определиться, что убрать, что оставить... К тому же история была очень нервная, из-за чего моё вдохновение периодически отключалось. Кажется, в моём творчестве это единственный случай, когда отдельные фрагменты я писал безо всякого вдохновения, через силу. В результате на создание повести ушло пять лет. За это время появились два фильма с похожим сюжетом: «Левиафан» и «Дурак». И попробуй теперь докажи, что я с них ничего не списывал.:)

Второй случай касается моего лучшего произведения. До сих пор своим лучшим произведением я совершенно однозначно и безоговорочно считаю боевик «Братская могила на семерых». Как читатель я сам от него в полном восторге: именно такие книги мне бы хотелось запоем читать на досуге. Не «Войну и мир», не «Евгения Онегина» – «Братскую могилу на семерых»! И всё бы хорошо, но есть нюанс. Эту повесть, лучшую в своём творчестве, я создал далеко не на пустом месте: я отталкивался от реальной истории туристической группы Дятлова. Понимаете, да? Не было бы группы Дятлова – не было бы и «Братской могилы». Недоброжелатели называют такое творчество «вторичным», а ненавистники пользуются термином «плагиат». С моей точки зрения, это полная ерунда, однако и новаторства в «Братской могиле» никакого не заметно. Хотя по меркам моего творчества сюжет там закручен лихо, но я сейчас про другое...

Короче, когда я осознал, что могу стать новатором в литературе, то мигом «подорвался» и начал писать «В компании с толстяком», причём сразу чистовик. Сюжет в общих чертах я уже продумал, начало успел продумать почти детально, так чего медлить? Главное – не упустить момент!

Эти обстоятельства повлияли и на моё поведение. Обычно я люблю похвастаться полётом своего вдохновения и новыми творческими идеями. Тут всё было не так. Первую главу новой повести я создавал В ПОЛНОМ МОЛЧАНИИ, никому ничего не рассказывая, чтобы у меня не свистнули идею. По тем же самым причинам опубликовал сначала первую главу, а потом – предисловие. Правда, предисловие я и сочинил позже, но имел возможность опубликовать раньше. Не стал, умышленно. И только разместив в интернете первую главу, прекратил наконец секретничать. Поляну я застолбил, теперь можно расслабиться и работать не торопясь.

Так создаётся повесть «В компании с толстяком». Будет ли она новаторской – то есть, окажется ли она первым художественным произведением о женском ММА? Точно не знаю, потому что за всеми литературными новинками я особо не слежу. Если да, то я уже новатор. Если нет... ну, в принципе, пофиг, на нет и суда нет. Переживать не буду.:)


ГЛАВА 1

Катя сидела в ресторане, обедала и одновременно читала последние сообщения фанатов. Обед был очень скромный: она ела салат, которым и собиралась ограничиться. Ну, разве что ещё чаю выпить. Больше она сейчас ничего себе позволить не могла. Приближались важнейшие в её жизни спортивные соревнования, и нужно было обязательно вписаться в рамки своей весовой категории. До официального взвешивания осталось совсем немного времени.

Одно из сообщений чрезвычайно её развеселило.

«Катик, мы все тебя очень любим!!! Знаешь, как я тебя мысленно называю? «Моя вторая мама»!!!»

Самое смешное, что написал это мужик постарше её раза в два, то есть лет на двадцать. Свой возраст он у себя на странице не указал, но указал год окончания института, посчитать примерно можно. Фанаты – народ непредсказуемый, да и неуравновешенный.

У Кати было огромное количество фанатов, что неудивительно. Она уже носила неофициальный титул «Самый прекрасный в мире боец ММА». Вскоре к этому титулу мог прибавиться другой, официальный – титул чемпионки мира. Большинство специалистов и просто болельщиков называли её гением смешанных единоборств. Были, правда, и скептики, которые иногда отвешивали даже обидные комментарии. Вот хотя бы из вчерашнего: «Да вы что, не понимаете? За этой смазливой мордашкой ничего нет, и все её 12 боёв договорные! Ну, может, кроме первых двух. Чемпионский бой она продует в одну калитку, а потом всякие лохи будут кричать «апсет года». А это никакой не апсет, а целенаправленное надувание мыльного пузыря. Чем больше надуешь, тем лучше хлопнет. То-то букмекеры порадуются!»

По поводу её внешности скептиков было намного меньше, если вообще были: вот тут уж никому не хотелось выставлять свою дурость на всеобщее обозрение. И сама Катя отлично знала, насколько она прекрасна. На любых интервью и пресс-конференциях её главным козырем всегда оставались убийственные чёрные глаза, в которых, при внимательном изучении, просматривалось что-то монголоидное. Её взгляд производил такое воздействие, что особо впечатлительные фанаты буквально плакали от умиления. Прибавьте к этому ярко-чёрные гладкие волосы (их длина всё время менялась: перед соревнованиями Катя делала себе короткую мужскую стрижку, чтобы волосы не мешали в бою, но в межсоревновательный период могла отращивать их ниже плеч, если перерыв между боями оказывался достаточно долгим, вот как сейчас), абсолютно правильные черты лица и фигуру, близкую к идеальной... да нет, чего уж там скромничать, просто идеальную. Хотя назвать её секс-бомбой было нельзя – не тот типаж, не тот имидж. В смешанных единоборствах, они же ММА, главной секс-бомбой в настоящее время являлась Рэйчел Остович, которая специально выглядела подчёркнуто эротично; правда, один раз она жестоко поплатилась за свою внешность – её избил в котлету ревнивый муж. Нет, Катя вызывала у поклонников совсем другие чувства. Её пронзительный взгляд особенно хорошо сочетался с красными бейсболками, которые ей очень нравились и за которые она получила своё боевое прозвище «Красная Шапочка».

Почти закончив с салатом, она остановила проходящего мимо официанта:

– Принесите мне, пожалуйста, чаю. Чёрного, с сахаром.

– Хорошо.

Как только официант ушёл, из-за дальнего столика, расположенного у самого входа, поднялся мужчина и направился в её сторону. Вообще, посетителей в ресторане сейчас было очень мало, поэтому Катя сразу обратила на него внимание и встретила изучающим взглядом.

Это был молодой человек (ну как молодой... с виду лет тридцати) огромного роста и устрашающе крупного телосложения. Даже на глазок не представляло труда прикинуть, что весит он больше полутора центнеров. Тем не менее, он выглядел довольно симпатичным. Да, действительно, толстый – талия широкая, лицо круглое, упитанное – но без всяких там пивных животов и двойных-тройных подбородков, всё распределяется равномерно. Да и не так уж много лишнего веса. То есть много, конечно, но при этом и рост огромный, и комплекция изначально богатырская. Настоящий гигант.

Толстяк подошёл прямо к Катиному столику, остановился и улыбнулся открытой, располагающей улыбкой. От него пахло спиртным, но несильно – примерно так, как если бы он принял чуть-чуть для храбрости.

– Здравствуйте, Катя. Можно с вами поговорить?


ГЛАВА 2

Катя тоже улыбнулась и произнесла:

– Здравствуйте. Вы фанат или журналист?

– Я фанат.

– Ну, садитесь, – она показала на стул напротив себя. – И о чём же вы хотите со мной поговорить?

Толстяк сел.

– Вообще, конечно, я хотел бы пожелать вам победы в предстоящем поединке. Но я и так отлично знаю, что вы там выиграете...

– Спасибо, я постараюсь. А почему вы так уверены?

– Дело в том, что я высококлассный спортивный аналитик. Ставлю в тотализаторе на все виды спорта... ну, почти на все. И, между прочим, всегда выигрываю. Ну, почти всегда.

– Но как вам это удаётся?

– У меня отменная дедукция! Такой дедукции мог бы позавидовать даже сам Шерлок Холмс. Причём для меня тотализатор – это не развлечение, а основной источник доходов. Ой, извините, я забыл представиться: меня зовут Андрей...

– Очень приятно.

Катя изучающе рассматривала собеседника, пытаясь прикинуть уровень его доходов: много ли ему удаётся выигрывать в тотализаторе? Судя по одежде – да, много. Костюмчик явно дорогой, да ещё, возможно, сделан по индивидуальному заказу, на такого-то толстяка. У людей подобной комплекции, как она слышала, бывают трудности с покупкой подходящей по размеру одежды.

– Знаете, вы так прекрасны! Глядя на вас, я жалею, что сам не занялся ММА...

– Ну а что вам мешает?

– Весовой лимит. Самая большая категория ограничена лимитом в 265 фунтов, то есть около ста двадцати килограмм...

– Так вы бы попробовали туда согнаться.

– Увы, это невозможно. Я сейчас вешу 175 кило, и для меня этот вес... ну, не такой уж и лишний. Во всяком случае, мне с ним комфортно.

– А рост у вас какой?

– Метр девяносто семь.

– Ну, мне кажется, при таком росте можно и согнаться. Хотя, конечно, тут всё индивидуально. Вы, наверно, сами знаете: часто бойцы одного роста выступают в совершенно разных весовых категориях.

– То-то и оно... В общем, благодаря вам я стал выделять ММА из других видов спорта. Раньше мне было всё равно, а теперь особо отслеживаю ММА. Тем более женское. Тем более ваши бои. С вашей помощью я уже выиграл пять раз.

– А с чего вообще вы начали увлекаться тотализатором?

– У меня был один знакомый... ну, был, и сейчас есть... которому это дело очень нравилось, и он на нём выиграл целое состояние. Я посмотрел на него и тоже решил попробовать. Причём первая моя ставка была знаете, на что? Вы не поверите: на политику. Виктор Янукович – Юлия Тимошенко, две тысячи десятый год. Как он тогда её натянул... уух!! Ой, извините...

Катя рассмеялась:

– Да ничего, ничего... продолжайте.

– Я, естественно, ставил на Януковича: он выглядел фаворитом, да и комплекция у него такая же, как у меня, ну, немного постройнее... типа, родственные души. Но тогда у меня дедукция была ещё не настолько хороша, поэтому моя тогдашняя аналитика сейчас кажется мне примитивной. Но, главное, всё равно выиграл. А потом я так наловчился, что у меня появилась возможность вообще не работать...

– И вы не работаете?

– Знаете, когда как. Иногда мне надоедает бездельничать, и я устраиваюсь на какую-нибудь работу... для внутренней гармонии, так сказать. Потом некоторое время поработаю – и увольняюсь. Вот сейчас, например, я не работаю. А денег у меня и так полным-полно: хватает на всё с запасом.

«Подозрительный типок», – подумала Катя. Правда, слушать его было очень интересно, да и впечатление он производил в целом хорошее. Андрей между тем продолжал:

– Помню один смешной случай, когда меня НЕ ВЗЯЛИ на работу – не прошёл тестирование. Я там хотел устроиться менеджером по продажам, и вдруг меня заставили пройти тест, надо было на всякие хитрые вопросы отвечать. По результатам этого теста я получил вердикт: «Не годится для работы с людьми, потому что органически её ненавидит».

Судя по широкой улыбке, Андрей вспоминал этот случай безо всякого огорчения.

– Ну, я не стал им говорить, что на самом деле зарабатываю примерно как их директор. Тогда бы они удивились, зачем мне вообще нужна работа. А чисто для внутренней гармонии. А вот знаете, почему я стал вашим болельщиком?

– Почему?

– Потому что вы невероятно похожи на мою первую любовь. Если бы не разница в возрасте, вас с ней можно было бы отправить на фестиваль двойников. Ну, она, конечно, постарше, ведь это моя бывшая одноклассница...

– А сейчас она где?

– Замуж вышла. Она вообще-то нравилась не только мне, а всем парням без исключения. В результате я её упустил. Королева класса, чего тут говорить! Нет, скорее даже королева школы. Но, знаете, вы настолько с ней похожи, что, я думаю, у вас и характер одинаковый.

– И какой у неё характер?

– Ну-у-у... – Андрей задумался, выбирая подходящую формулировку. – Можно сказать так: это самый лучший человек, которого я знаю.

– Выразительно.

– И вы такая же, наверно.

– Так, может, она ещё и единоборствами занималась, как я?

– Нет-нет, единоборствами она не занималась, тут вы действительно уникальны. Правда, честно говоря... Катя, вы только не сердитесь, но если сравнивать боевой стиль, то мне больше всего нравится Джессика Андраде. Но если сравнивать внешность и характер, то вы, конечно, лучше всех.

Катя засмеялась:

– Ну, с Джессикой Андраде я всё равно встретиться не смогу – она не в той категории выступает. Так что ничего страшного. А чем вам так понравился её боевой стиль?

– Ну как же... хочешь стать передовым – будь таранно-пробивным! Вот она в таком таранно-пробивном стиле и выступает. Массовому зрителю это нравится больше всего. Хотя нет, не буду говорить про массового зрителя, скажу про себя: мне это нравится больше всего. Катя, а можно, я для вас закажу что-нибудь ОЧЕНЬ вкусное?

– Нельзя, я сейчас на диете. Вы что, забыли? У меня же скоро взвешивание!

– А, да, извините. Не подумал. Очень люблю поесть. Ладно... пожалуй, мне пора. Очень приятно было познакомиться. Могу вас заранее поздравить с чемпионским титулом.

– Спасибо, но не надо: я же его ещё не выиграла.

– Да какая разница, вы его обязательно выиграете! Тут вообще не может быть вопросов. Ну ладно, Катя, я пошёл. До свидания.

– До свидания.

Толстяк поднялся со стула и направился к выходу. Катя развеселилась: его внешность и поведение показались ей довольно комичными. Вообще-то кто-нибудь другой на её месте мог бы отшить такого поклонника, но характер у Кати был столь же прекрасный, как и она сама. Её фанаты об этом знали.

«Не поняла: а что это он себе позволяет? Пьяным за руль?! Конечно, он вроде бы не очень пьяный, но всё равно же нельзя!»

Это она увидела через окно, что Андрей подходит к машине – сверкающему чёрному джипу, такому же огромному, как и он сам. Открыл дверь, забрался внутрь... но, правда, никуда не поехал. Пару минут он сидел в машине и что-то просматривал на экране телефона, потом выбрался наружу и зашагал пешком.

И скрылся из виду.


ГЛАВА 3

На следующий день Катя снова обедала в том же ресторане. Сегодня она пришла сюда прямо из парикмахерской. Одним из атрибутов её подготовки к соревнованиям была смена причёски, чтобы волосы не мешали в бою. Катя давно уже знала, с какими причёсками она особенно прекрасна – и, как всегда, перед боем постриглась покороче, словно парень.

В ресторан заглянул мужичок лет пятидесяти и уверенной походкой направился в её сторону. Был он примерно среднего роста и телосложения, в строгом чёрном костюме и в шляпе. Лицо у него было худощавое и довольно красивое, но весьма суровое. Он подошёл к Катиному столику и без приглашения уселся напротив неё, не снимая шляпу.

– Екатерина Цыганова? – сухо спросил он.

– Да.

– Мне нужно с вами поговорить.

Кате сразу не понравился этот тип, и она решила его подколоть. Для чего использовала свою обычную фразу:

– Вы фанат или журналист?

Это была именно подколка: она сама уже догадалась, что он и не фанат, и не журналист. Собеседник уставился на неё таким уничтожающим взглядом, что, если бы Катя была обычной девушкой, она бы перепугалась до полусмерти. Но – профессия обязывает. Несколько секунд мужичок яростно прожигал её глазами, потом сухо ответил:

– Не смешно.

Катя пожала плечами:

– Ладно. Чем могу быть полезна?

Он кивнул:

– Вот это правильно. Вы действительно можете быть очень полезны. Меня зовут Иван Данилович, и у меня к вам есть одно деловое предложение. Скоро состоится ваш поединок с бразильской спортсменкой, за звание чемпиона мира. Для вас этот бой станет тринадцатым по счёту… Вы никогда не задумывались, почему вас так легко и без проблем довели до титульного поединка?

– Нет.

Катя могла бы ответить более развёрнуто. Она вовсе не считала, что её довели до титульного боя «легко» и «без проблем». На самом деле проблемы у неё были, да ещё какие! Но их описание потребовало бы довольно много времени, а ей вовсе не хотелось откровенничать и долго разговаривать с этим типом. Не то впечатление он производил, чтобы с ним болтать лишнее.

– Зря. Думать иногда бывает полезно. Так вот, Екатерина, сейчас вы считаетесь явным фаворитом по всем предматчевым раскладам. Средства массовой информации распиарили вас как гения ММА, а сам поединок пройдёт на вашей территории, в Санкт-Петербурге – как и все ваши предыдущие выступления. Множество болельщиков поставили деньги на вашу победу…

– И что же от меня требуется?

Иван Данилович усмехнулся.

– Я не знаю, кто на самом деле лучше – вы или ваша соперница. Тут действительно всё непонятно. Но вот что я вам скажу: этот бой вы ни в коем случае НЕ ДОЛЖНЫ ВЫИГРАТЬ.

– А то что?

– Если вы его выиграете, я обещаю вам очень крупные неприятности. Если же вы его проиграете, то получите от нас хорошее вознаграждение.

Катя задала ему провокационный вопрос:

– А если произойдёт ничья?

– Да бросьте. В вашем виде спорта ничьи бывают крайне редко, вам ли об этом не знать! Хотя, ничьей тоже не надо. Ваша соперница, Виейра, должна победить с таким преимуществом, чтобы вас никакие судьи не спасли.

– Минуточку. Вот вы говорите, мол, если я проиграю, я получу хорошее вознаграждение… Но вы же понимаете, что тогда моя карьера сильно пострадает?

– Не пострадает. В смешанных единоборствах практически не бывает непобеждённых восходящих звёзд, это только в боксе такое встречается сплошь и рядом. А у вас, в ММА, – поражения бывают, в общем-то, у всех, за очень редкими исключениями. Так что даже после поражения вы всё равно сможете выступать на элитном уровне и зарабатывать соответственно. А само поражение будете объяснять вашей непиковой формой из-за молодости. Может, потом вы ещё и чемпионкой станете. Но только не в этот раз.

– Интересно. Значит, за поражение вы собираетесь меня наградить? А если она окажется лучше меня и я проиграю по-настоящему, без поддавков? Вам не жалко будет денег?

– Нет. Мы столько заработаем, что не жалко. Я думаю, пятисот тысяч евро вам хватит? Разумеется, это «чистыми», без всяких там налогов и премий вашему штабу. Всё – лично вам.

– Да, конечно! Мне этого хватит, даже более чем.

– Я надеюсь, мы с вами договорились? Оплата, как вы понимаете, после боя – строго по результатам.

– Ну, естественно, а как же иначе!

Если бы Иван Данилович предложил ей такую взятку ДО боя, Катя послала бы его сразу. Но условия, которые он выдвинул, заставили её задуматься. А что, если она, действительно, абсолютно честно проиграет? Как тогда себя вести? Собраться с мыслями она просто-напросто не успевала – собеседник не давал ей на это времени.

– Но учтите, Цыганова. Если вы всё-таки сумеете одержать победу или хотя бы ничью…

– То что?

– То этот бой станет для вас роковым. Тринадцать – очень несчастливое число, сами знаете. Я предупредил.

Не дожидаясь ответа, Иван Данилович поднялся, развернулся и зашагал к выходу. Катя озадаченно смотрела ему вслед.

«Что мне делать дальше?

Правильно ли я себя вела?

И как с ним вообще надо было разговаривать?!»


ГЛАВА 4

– Цыганова, я тебе сколько раз говорил: хватит пить чай с сахаром! Пей без сахара!

– Не буду я пить чай без сахара, это же невкусно! Сами пейте!

– Невкусно? Ты что, в следующую категорию захотела? Там гораздо больней дерутся!

– Да куда угодно, но чай я буду пить с сахаром! И так себя ограничиваю где только можно, надо же хоть в чём-то послабление дать!

С диетологом поцапались. Нашёл у неё в шкафу пакет сахарного песка, вот и докопался.

– Ну, смотри, если ты сегодня вес не сделаешь...

– Да всё я сделаю, успокойтесь уже!

Диетолог вышел из комнаты, а Катя показала язык ему в спину. Дверь закрылась, и она осталась одна.

«И всё-таки, насколько серьёзно надо воспринимать этого... Ивана Даниловича? Я про него раньше не слышала. Может, посоветоваться с моей командой? Да ну, не хватало ещё нервы им портить. Главное – победа. Не исключено, что он вообще какой-нибудь городской сумасшедший. Или это был психологический трюк, организованный командой моей соперницы. Но, в любом случае, сдавать чемпионский поединок я точно не собираюсь. Слишком уж много усилий пришлось приложить, чтобы до него дойти...»

Катя вспомнила, с чего всё начиналось.

Родилась она в Приднестровье. Там же провела первые четырнадцать лет своей жизни. В детстве она очень любила подраться. Папа, увидев это, как можно скорее отдал её в секцию вольной борьбы. Она ходила туда с огромным увлечением и достигла больших успехов. Папа внимательно следил за ней и наконец решил сделать дочку звездой ММА. Катя была только «за». Когда ей стукнуло четырнадцать, отец договорился с одной спортивной командой, находящейся в Санкт-Петербурге. Катя должна была пройти курс обучения смешанным единоборствам, а потом начать профессиональную бойцовскую карьеру. Вдобавок папа задумал оформить ей российское гражданство. Вообще, если честно, он сам давно мечтал уехать из Приднестровья, а вот мама об этом даже слышать не хотела.

Финансовые вопросы тогда никого не беспокоили: папа был предпринимателем и зарабатывал более чем достаточно. Правда, питерские спортсмены его сначала неправильно поняли. Им показалось, что богатенький папа хочет сделать дочке халявную карьеру с договорными боями. Пришлось устроить небольшой показательный спарринг. После этого они, мягко говоря, обалдели, и главный тренер сказал: «Вы знаете, ваша дочь – гений боевых искусств».

– А вы как думали? – ответил папа. – Я ж не просто так расшвыриваюсь деньгами – наоборот, это инвестиции в будущее, тут жадничать нельзя! Именно в этом направлении она наиболее талантлива. Вот и нужно помочь ей максимально реализовать свой талант. Вы согласны?

Папа снял ей в Петербурге однокомнатную квартиру, устроил её в местную школу – как-никак, три года ещё нужно было отучиться – и уехал обратно в Приднестровье. А Катя осталась.

Первые два месяца всё шло просто отлично. Катя делала блестящие успехи в смешанных единоборствах, да и в школе хорошо училась, а отец пару раз присылал ей на банковскую карту крупные суммы денег, чтобы ни в чём не нуждалась. Психологических проблем у неё тоже не возникло – она прекрасно себя чувствовала. И вдруг грянул гром.

Однажды папа угодил в дорожно-транспортное происшествие: его сбила машина, когда он переходил улицу. Через несколько часов он умер в больнице. А надо отметить, что из всей семьи работал только он один. Мама до этого момента не работала; ещё у Кати тогда были живы две бабушки и дедушка, но и они не работали – жили на одну пенсию. Пенсий им хватало только на себя. К тому же Катя не была единственным ребёнком в семье: у неё ещё имелся младший брат. Который, естественно, тоже не работал.

И главное, папа был хоть и богатым, но довольно расточительным. Сбережений после него осталось, в общем, немного.

Мама срочно устроилась на работу и стала искать вторую, но оплачивать Катино обучение и жизнь в Питере теперь оказалось невозможно. Теоретически она могла бы сама начать искать работу, но по факту у неё вообще не было свободного времени. Школа, плюс занятия боевыми искусствами... Как выкручиваться?!

Однокомнатную квартиру пришлось сменить на спортивную общагу. Кроме того, хорошенько обдумав ситуацию, Катя опубликовала в интернете, в нескольких местах, объявления с просьбой о материальной помощи. Там она честно рассказала свою историю... о чём тут же очень сильно пожалела. Столько гадостей сразу она, кажется, не видела ещё никогда.

«Ты чё, совсем дура?! Нашла чем заниматься! Ваше дело – балет и художественная гимнастика, в худшем случае теннис. Убери своё объявление и не позорься!»

«Ни фига себе, первый раз вижу настолько тупую и дебильную схему развода на деньги».

«Все бабы, которые там выступают – лесбухи! Значит, и ты такая же! Сама проболталась!»

Ну и дальше примерно то же самое. Правда, время от времени всё же появлялись нормальные комментарии, но редко. Потом между комментаторами («плохими» и «хорошими») началась перебранка.

Катя с огромным трудом преодолела желание всё бросить и уехать домой. На следующий день, проверяя количество денег на своей банковской карте, она заметила, что их стало побольше. И под её объявлениями тоже появились комментарии: «Перевёл 200 рублей», «Перевёл 300 рублей»…

«Отлично! Процесс пошёл!»

Конечно, она обрадовалась, что проблему удалось решить. Но ненадолго. Буквально в течение дня она сообразила: ведь эти денежные переводы все её помощники рассматривают как разовую акцию. А учиться в таком режиме – если ничего не менять – ей предстоит почти три года.

Кате пришла в голову другая идея. Она поинтересовалась у тренера:

– Скажите, а можно начать мою профессиональную карьеру прямо сейчас? Ну, возраст можно завысить, если что…

– Да ты совсем обалдела?! Под статью нас хочешь подвести?

После этого разговора она поняла, что у неё есть три выхода. Первый – начать искать работу вместо школы (то есть бросить школу). Второй – начать искать работу вместо тренировок (то есть бросить тренировки). И третий – бросить всё и валить к себе домой. По сути, второй и третий варианты никак не отличались друг от друга: ведь она приехала сюда изучать смешанные единоборства, а иначе и оставаться в Питере больше ни к чему.

Между тем, общая сумма материальной помощи перевалила немного за пять тысяч рублей и перестала расти.

«Самое главное – не прозевать тот момент, когда деньги останутся только на обратный билет. Если я ещё и уехать отсюда не смогу, вот это будет номер… Что же мне делать: бросить школу и искать работу или уезжать?»

Пытаясь выбрать наименьшее из всех зол, она уже окончательно настроилась бросить школу и искать работу, но…

* * *

…но в этот момент произошло то, что впоследствии она воспринимала не иначе как чудо.

Проходя утром мимо банкомата, она проверила деньги на карте и обнаружила, что их стало больше на пять с чем-то тысяч. Это, конечно, не решало сразу всех проблем, но позволяло ещё потянуть время. Поздно вечером, вернувшись после тренировки, Катя вышла в интернет и увидела личное сообщение во Вконтакте:

«Катя, здравствуй. Я тебе перевёл 5555,55 рублей. Теперь хочу поинтересоваться: много ли денег всего удалось собрать? Ещё надо подкинуть?»

Сообщение пришло от пользователя под псевдонимом Bud. Катя заглянула на его страницу. Ни одной фотографии, никакой информации о себе. Похоже, страницу он создал только что и специально для разговоров с ней. Очень удивляла переведённая сумма, состоявшая из одних пятёрок.

«Здравствуйте, Bud. Спасибо большое за помощь. Мне пока перевели около 11 тысяч. Вы мне прислали больше, чем все остальные, вместе взятые!»

«Я понял. Ну что, будем создавать тебе финансовую подушку. Ты не волнуйся, денег-то у меня до хрена…»

Проверяя карту на следующий день, Катя не поверила своим глазам: у неё прибавилось ещё пятьдесят тысяч с лишним!! Когда она вышла в интернет, то прочитала новое личное сообщение от Bud-а:

«Катя, здравствуй. Перевёл тебе ещё 55555,55 рублей».

«Здравствуйте, Bud. Спасибо Вам огромное!!! А почему Вы переводите мне такие суммы, состоящие из одних пятёрок?»

«Потому что я очень суеверный! Пятёрка – лучшая цифра. Число отличника, можно сказать».

Поздно вечером от него пришло ещё одно сообщение:

«Слушай, я примерно посчитал, сколько тебе денег понадобится, ну, если брать с запасом. Я тебе за месяц накидаю нужную сумму, хватит до самого трудоустройства. У меня тут проблема чисто техническая: сначала деньги надо сгружать на банковскую карту, а потом переводить тебе. Это не так уж быстро делается. Карта, кстати, моей бабушки...»

«Но, я надеюсь, Вы не тратите на меня деньги Вашей бабушки?»

«Да не, ты что! Только свои. А бабушке теперь карта не нужна: она себя плохо чувствует, никуда из дома не выходит, вот я с её картой и разгуливаю».

И с тех пор в течение целого месяца он каждый день отправлял ей по одному, а то и по два денежных перевода, о которых незамедлительно отчитывался. Катя и радовалась, и пугалась одновременно: несмотря на всю симпатию к новому знакомому, его поведение казалось каким-то непредсказуемым.

«Катя, привет. Отправил тебе ещё 55555,55 рублей».

«Здравствуйте, Bud. Огромное Вам спасибо! А Вы так не разоритесь? Может, Вам надо взять перерыв, а то Вы сыплете деньгами, не останавливаясь!»

«Никаких перерывов! У меня есть порция свободных денег, но я могу сорваться и их пропить. Поэтому, раз уж я настроился на благотворительность, то лучше заниматься благотворительностью, пока соблазны не одолели. Ну, правда, на эти бабки ещё можно было бы купить машину или дачу, но мне впадлу и то и другое. Лень заниматься этой хернёй, особенно машиной. У меня и прав-то водительских нет».

«А как Вас зовут по-настоящему?»

«А вот это секрет! Для тебя я Bud, и всё».

Катя из любопытства посмотрела в интернете, как переводится слово «Bud» (произносилось оно как «Бад»). Там было несколько значений, в том числе и совсем уж неожиданные, например, «почка». Подходящими ей показались такие слова, как «дружище», «приятель» и «крошка». Но поскольку английским она владела не очень хорошо, через пятое на десятое, то в конце концов у неё повылетали из головы все значения, кроме одного: «крошка». Именно такой перевод она и запомнила как следует.

«Катюха, привет. Отправил тебе ещё 5555,55 рублей».

«Здравствуйте, Бад. Большое спасибо!»

«Да не за что. Я тебе так легко помогаю только потому, что у меня нет машины. Была бы у меня машина – денег бы на тебя не хватило. Диалектика!:)»

«Скажите, Бад, а как Вы относитесь к женскому ММА?»

«Отношусь очень положительно!»

«Спасибо, это очень важно для меня! Вы видели, когда я разместила там своё объявление, то многие стали писать обидные комментарии, вплоть до того, что все женские единоборства следует запретить!»

«Да пошли они подальше! Много они понимают, козлы! Я мненью ихнему вращенье придавал, и осью был мой детородный орган! Я, кстати, недавно видел похожую историю: читал одну аудиокнигу, боевик, а потом посмотрел внизу комментарии – и ты представляешь, там какой-то придурок раскудахтался, что женщинам следует запретить озвучивать боевики. Вот деби-и-ил!!!»

Так они переписывались в течение месяца, а Бад всё переводил и переводил ей деньги. Но вот он прислал ей сообщение:

«Катя, привет. Сейчас я отправил тебе ещё 55555,55 рублей. Значит, всего я тебе отослал 45 денежных переводов, из них 32 перевода по 55555,55 рублей и 13 переводов по 5555,55 рублей. В сумме это получается примерно 1 миллион 850 тысяч рублей. Пересчитай на всякий случай, я не ошибся?»

Пересчитала. Проверила деньги на карте. Нет, не ошибся.

«Тогда, я думаю, на этом можно заканчивать. На время обучения должно хватить, если только инфляция не шандарахнет. Ну что ж, отпускаю тебя в свободное плавание! Но если вдруг деньги кончатся – напиши об этом на своей странице, я тебе ещё подкину».

«Огромное Вам спасибо за всё, что Вы сделали!»

«Да ладно, подумаешь! Бабки эти мне на халяву достались, и не только эти. Три миллиона мне на халяву достались, можно сказать. Так что... легко пришли, легко ушли. Возвращать не надо».

А на следующее утро Катя увидела, что он удалил свою страницу.

Денег ей и вправду хватило до самого трудоустройства. Кое-что она ещё отправляла домой, когда не хватало маме с братом. Иногда ей очень хотелось, чтобы Бад вернулся. Правда, она могла бы его вызвать, написав на своей странице, что кончились деньги, но посчитала такой способ недостойным (мягко говоря).

«Нельзя ли его как-нибудь найти? Слово «Бад» переводится как «крошка»... наверно, он невысокий и худой. Может, он вообще карлик? Тогда понятно, почему он не показывал своих фотографий и оборвал знакомство при первой возможности... Какие ещё приметы у него есть? Кажется, любит выпить. Достаточно богатый, но не имеет ни машины, ни дачи, ни водительских прав... такое вообще часто встречается, или это редкость? Не знаю, не знаю...»

Но в то же время она его и боялась – из-за его непредсказуемости.

«А если он бандит? И деньги мне переводил только потому, что был в запое? А потом протрезвеет и потребует всё обратно? Или он эти деньги украл, и потом их настоящие владельцы будут выбивать долг из меня? Если ещё и такие проблемы возникнут, то лучше сразу повеситься...»

Но никто её по поводу денег не тревожил, и Бад тоже не объявлялся. Катя закончила школу, одновременно завершила базовый курс обучения смешанным единоборствам – и начала профессиональную карьеру.

Наконец, при помощи своей команды, она смогла получить российское гражданство. В упрощённом порядке, как «квалифицированный специалист». Правда, действующее законодательство не распространялось на специалистов её профиля, так что пришлось там немного поджулить, чего греха таить. Ну да ладно.

...Вдруг поток её воспоминаний прервал громкий голос, прозвучавший из динамика:

– Екатерина Цыганова, пройдите на взвешивание.

Катя поднялась, схватила со стола красную бейсболку и, надев её на голову, вышла из комнаты.


ГЛАВА 5

Дворец спорта «Юбилейный» был набит до отказа. Огромная толпа поклонников Екатерины Цыгановой вживую наблюдала её выход на бой. Стократно больше народу смотрели то же самое по теликам и по интернету.

Те, кто видел её выступления не первый раз, отметили кое-что новенькое. Во-первых, сегодня она очень тщательно подобрала музыку для выхода. Раньше она этим не заморачивалась, выходила под что попало. Но теперь, осознав высоту своего полёта и масштаб своих достижений, продумала музыкальное сопровождение как следует. Песня «Путь воина», авторства группы «Стольный Градъ», представляла собой настоящий шедевр по всем статьям. И музыка, и текст, и вокальное мастерство здесь были просто совершенны, но, кроме того, она ещё идеально подходила для сегодняшнего мероприятия:

...Эх, разгуляйся, душа моя родная –
Завтра будет много крови, буду бить врага я!
Никого не пощажу, так судьбою сужено –
Поднимите кулаки, братья по оружию!

Второе изменение касалось Катиной команды: там появилась новая массажистка Виктория Ивановна, рослая и плечистая тётка в возрасте шестидесяти одного года, отличный мастер своего дела. Она сопровождала Катю, торжественно шагая с левой стороны от неё. Виктория Ивановна перебралась в Питер месяца четыре назад, а в команде работала два месяца. За это время они с Катей настолько подружились, что, несмотря на отчаянную разницу в возрасте, обращались друг к другу по имени и на «ты». Мало того, один раз они в шутку устроили между собой борцовский поединок (правда, непонятно, что бы по этому поводу тренер сказал, но он как раз отлучился). Конечно, Катя её заломала, но, к своему удивлению, не без труда. Окажись они ровесницами, так ещё неизвестно, кто бы выиграл! Впрочем, козыри там были с обеих сторон: у Кати – явное преимущество в возрасте, а у Виктории Ивановны – явное преимущество в весе, как минимум раза в полтора. И это при том, что Катя тогда ещё не успела согнаться в лимит своей категории. Лимит составлял 135 фунтов, или 61,2 килограмма.

Расклад перед боем был следующий. Катя имела послужной список из двенадцати боёв и двенадцати побед. Весила она ровно 61 килограмм (причём в бейсболке). Рост – 168 сантиметров, возраст – 20 лет, правша. Её соперница из Бразилии была опытнее: двадцать один бой, девятнадцать побед, два поражения (но оба в начале карьеры, давно уже). Вес – 61,1 килограмма, рост – 175 сантиметров, возраст – 28 лет, правша.

Некоторые считали фаворитом бразильскую спортсменку из-за преимущества в росте. Психологически это вряд ли что-то значило: у Кати было полно спарринг-партнёров выше её, и даже Виктории Ивановне она уступала в росте четырнадцать сантиметров. А тут всего каких-то семь. Но соперница была не только высокой, а ещё обладала длинными руками и ногами, так что имела явный козырь в плане дальнобойности. Чисто технически это могло повлиять на исход поединка.

Когда процессия вышла из коридора на открытое пространство, Катя завертела по сторонам головой в красной бейсболке: она попыталась отыскать в зале своего нового знакомого. Не получилось. Может, он и присутствовал на соревнованиях, но здесь собралось столько народу, что было просто некогда всех рассматривать. Хотя, конечно, такой гигант не мог не выделяться из толпы.

«Надо же, как публика бесится! – подумала она. – Я вроде бы привыкла к массовому фанатизму, но ещё не настолько. Не припомню ничего подобного. Правда, моей сопернице будет гораздо хуже: меня-то они поддерживают, а на неё будут гудеть и свистеть».

Соперница выходила второй, после Кати. И, действительно, когда она появилась в зале, трибуны взорвались гулом и свистом.

По правде сказать, многие болельщики даже не понимали, зачем вообще Екатерина Цыганова занялась единоборствами. При такой-то впечатляющей внешности! Ты же выглядишь как Мисс Вселенная, на фига тебе понадобилось бить людей? И, главное, самой получать от них синяки и рассечения? Но, если у человека имеется ярко выраженный талант, его следует развивать и применять с пользой. Это она и делала. Пускай бОльшая часть фанатов болела за неё по причинам, никак не связанным со спортом – такой расклад её тоже устраивал, главное, чтоб болели. Кстати, и её сегодняшняя соперница была довольно хороша собой, хотя, конечно, смотря с кем сравнивать. Гораздо лучше среднего уровня, но Кате она проигрывала вчистую.

Этот бой был последний по счёту, главный бой вечера. Ведущий мероприятия («ринг-эннаунсер») представил публике обеих спортсменок, их послужные списки и антропометрические данные, а также объявил продолжительность боя – пять раундов по пять минут. Затем Виктория Ивановна сняла красную бейсболку с Катиной головы, а тренер, Василий Владимирович, сказал:

– Только не делай глупостей. Если нарвёшься, от досрочного поражения никакие судьи не спасут. А по очкам в спорной ситуации тебя, скорее всего, вытянут – мы ведь дома выступаем!

Он даже представить не мог, как сильно ошибается. На самом деле в этом поединке был предусмотрен очень редкий вид судейского мошенничества: засуживание «домашнего» спортсмена. Такое происходит чрезвычайно редко и каждый раз становится невероятной сенсацией, но сейчас был именно тот случай. Но ни Василий Владимирович, ни Катя ничего не подозревали.

И вот бой начался!

Катя, как обычно, неторопливо двинулась в наступление: уверенности в себе ей было не занимать. И тут выяснилось, что бразильянка Виейра по уровню мастерства намного превосходит всю её предыдущую оппозицию. Ещё издали, не успев приблизиться, Катя неожиданно пропустила пару метких ударов руками в голову, за которыми тут же последовал правый лоу-кик – удар ногой по внешней поверхности бедра. Сама Катя с такого расстояния не могла достать противницу, а у той были чрезвычайно длинные руки и ноги в сочетании с высокой скоростью.

Стараясь проскочить неприятную дальнюю дистанцию, Катя бросилась вперёд с ударом, но бразильянка вовремя отскочила в сторону, и мощный левый боковой пришёлся по пустому месту. В ответ Катя получила сбоку по скуле. Пригнувшись и защищаясь двойным блоком, она развернулась к сопернице, но пропустила точнейший удар между глаз (и между перчаток).

Катя нанесла правый лоу-кик. Бразильянка успела выйти из зоны досягаемости, и Катя, промахнувшись, сделала полный оборот на месте. Соперница сразу же вернулась и с немыслимой скоростью провела серию из пяти дальних ударов руками в голову – правда, частично они пришлись по подставленным рукам, но частично дошли и до цели. Затем последовал меткий правый лоу-кик по внутренней поверхности бедра.

Катя рассвирепела. Ни один из её официальных боёв ещё не начинался таким образом! Как нарочно, именно в этот момент у неё перед глазами промелькнул большущий транспарант, развёрнутый фанатами: «Да здравствует Екатерина Великая!!!» Сейчас, на фоне всего происходящего, он выглядел просто издевательством.

Временно потеряв самообладание, Катя попыталась устроить противнице брутальный забой и кинулась в атаку, беспорядочно размахивая кулаками, будто в пивнухе. Бразильянка сманеврировала влево (если смотреть с Катиной стороны, то, соответственно, вправо), но Катя, не заморачиваясь по поводу защитных действий, последовала за ней. Правда, тут же получила левый прямой навстречу в глаз, но удержалась на ногах и стала отчаянно молотить соперницу с ближней дистанции. Тогда бразильянка сграбастала её в охапку, мешая что-либо сделать, и попробовала завалить.

Некоторое время они ожесточённо боролись в стойке. У Кати возникло ощущение, что и в грубой физической силе, и в борцовской подготовке они примерно равны. Но внезапно противница выпустила её и отбежала вправо, до самого ограждения. И там остановилась, выжидая.

Катя последовала за ней и сделала попытку прохода в ноги. Соперница успела отреагировать и навалилась сверху, не давая себя опрокинуть. Поединок снова перешёл в борьбу. Сначала ни одной из спортсменок не удавалось добиться успеха, но в конце концов Катя всё-таки поймала бразильянку за ноги и медленно, постепенно перевела в лежачее положение. Теперь следовало бы провести добивание, болевой или удушающий приём, но соперница обхватила Катю руками и ногами, крепко прижавшись к ней и препятствуя каким-либо активным действиям. Стряхнуть её Кате никак не удавалось. Публика начала понемножку гудеть: им показалось, что бой становится скучным. Наконец рефери велел спортсменкам подниматься и продолжить поединок в стойке.

Началась «война нервов». Катя попробовала снова пойти в наступление, но очень осторожно, потихоньку. Бразильянка стала медленно отходить. Соперницы следили друг за другом и ждали, кто раньше сделает резкое движение или просто ошибётся. Зрители между тем продолжали гудеть.

Аккуратно приближаясь к сопернице, Катя не заметила, как оказалась в зоне её досягаемости (зона досягаемости – дистанция атаки – у них была разная). Вдруг издали прилетел неожиданный и меткий левый лоу-кик по внешней поверхности бедра. Катя зашаталась и едва не рухнула, а бразильская спортсменка подскочила к ней и отстрелялась пятиударной серией руками в голову. Катя держала руки высоко и часть ударов пришлась по защите, но два из них угодили точно в цель. После второго попадания в голове сильно зашумело...

А, стоп, это не в голове зашумело! Это сигнал об окончании раунда.

Соперницы разошлись на перерыв. Катя сконфуженно приблизилась к своей команде, не зная, что сейчас будет: первый раунд она явно проиграла, такого раньше не было, и она ожидала мощного разноса. Катмен (специалист по устранению ран) стал растирать ей лицо мазью; впрочем, пока у него оказалось немного работы, так как обошлось без крови и рассечений. К затылку приложили ёмкость со льдом. Тренер без лишней ругани, но непререкаемым тоном объяснил:

– Значит, так. На дальней дистанции не оставайся, там тебе делать нечего. Ты должна всегда находиться на ближней и как можно больше бороться! Понятно? Твоё дело – ближняя дистанция и борьба! Дальнюю дистанцию проскакивай без остановки! Иди сразу на ближнюю!

Кате вспомнился Иван Данилович с его требованием проиграть бой.

«Вот придурок, я уже и так проигрываю – нечего было меня шантажировать! Ладно, если и вправду проиграю, то хоть заработаю сверх плана...»

Конечно, перед боем она примерно знала, что из себя представляет бразильская спортсменка, и внимательно изучила видеозаписи её предыдущих боёв. Но, как известно, дьявол кроется в деталях. Например, если противник обладает чуть большей скоростью, чем вы думали, то ваши проблемы могут возрасти многократно. С Катей что-то подобное и произошло. Повышение уровня оппозиции оказалось слишком резким.

Но сливать бой она вовсе не собиралась. Получив от тренера новую установку, Катя дисциплинированно приступила к её реализации. Начался второй раунд.

Бразильянка, наверно, заранее что-то почуяла и сразу решила «включить велосипед», то есть стала быстро отступать. Катя погналась за ней. Соперница, видимо, хотела нанести встречный удар на отходе, но вдруг Катя сложилась пополам и метнулась ей в ноги. И всё же бразильянка успела навалиться на неё сверху и обхватить за корпус. Катя никак не могла принять удобное положение, чтобы дёрнуть противницу за ноги и опрокинуть. Примерно с полминуты они боролись, но потом, судя по всему, бразильская спортсменка устала сдерживать Катю, выпустила её и отскочила в сторону. Освободившись, Катя разогнулась и едва успела уклониться от коварного удара ногой с разворота, нацеленного ей прямо в голову. Да, если такое пропустить – нокаут, пожалуй, гарантирован.

Бразильянка отскочила ещё дальше. Катя двинулась на неё.

«Только ближняя, только ближняя! И побольше борьбы!»

Катя решила обмануть соперницу. Приблизившись, она опять согнулась, будто бы собираясь пройти в ноги, но тут же разогнулась и метнулась вперёд в полный рост. Как назло, бразильянка отреагировала вовремя и выбросила навстречу левый прямой. Бах!

Удар пришёлся в нос, голову встряхнуло, даже зрение на какой-то момент пропало, но Катя, не прекращая атаку, подскочила к сопернице и схватила её на ощупь. Подсечка! Бросок!

Бразильянка рухнула. Катя бросилась на добивание и провела несколько ударов руками в голову, но её оттащил рефери. Всё! Бой был остановлен – и, значит, окончен! Победа!!!

Тут Катя обнаружила, что из носа буквально ручьём течёт кровь.

«О чёрт! Вовремя бой закончился!» – перепугалась она (так метко разбить ей нос, кажется, ещё никому не удавалось) и, тщетно пытаясь заткнуть кровь руками, бросилась к катмену. Тот уже приготовил ватные тампоны и сразу пустил их в дело. Тем временем бразильская спортсменка, с посторонней помощью, кое-как переместилась из лежачего положения в сидячее.

Наконец обеих девушек привели в порядок, и Катю торжественно объявили победительницей. Из длинной речи, произнесённой ринг-эннаунсером (причём не только на русском языке, но и на английском, и на португальском), она мысленно фиксировала самые ключевые моменты:

– Победу... техническим нокаутом... во втором раунде... одержала... Екатерина... Цыгано-о-ова!!!

(Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации).

Рефери поднял её руку. Ей вручили чемпионский пояс, который Катя, с помощью членов своей команды, застегнула на талии. Потом, на радостях, она схватила подвернувшуюся ей под руку Викторию Ивановну (вес – около ста килограммов) и подняла высоко в воздух. Фанаты от восторга захлопали и зашумели ещё сильней...

...А где-то поблизости, надёжно скрывшись от посторонних глаз, хватались за головы и нехорошо ругались представители околоспортивной мафии. Сегодня они понесли колоссальные убытки.

* * *

После боя, уже за полночь, состоялась пресс-конференция. И Катя, и бразильская рукопашница смогли в ней поучаствовать. Иногда спортсмены получают на соревнованиях такие травмы, что отправляются прямо в больницу, и тогда, конечно, ни в каких пресс-конференциях они не участвуют. Но здесь, к счастью, до этого не дошло.

– ...Екатерина, вы сегодня поднялись на более высокий уровень оппозиции. Это было ясно ещё до боя, и в начале поединка мы тоже видели, что вам непривычно сражаться с такой высококлассной соперницей. Как вам всё-таки удалось выиграть?

– Это произошло благодаря моей команде! У меня была очень хорошая команда. И особенно я бы хотела поблагодарить двух человек: во-первых, моего главного тренера Василия Владимировича – и, во-вторых, нашу новую массажистку Викторию Ивановну. Она с нами работает недолго, но результат уже налицо!

Журналисты заинтересовались и решили побеседовать с новым человеком в команде:

– Виктория Ивановна, расскажите, как вы добились таких блестящих успехов?

– Ну-у, хм... исключительно благодаря эпохе девяностых. Я серьёзно. В молодости я вообще не собиралась работать массажисткой, но когда у нас на предприятии стали задерживать зарплату, то пришлось выкручиваться, искать себе вторую специальность... Только поэтому я здесь!

– Так это что же получается: спасибо девяностым?

– Да. Спасибо девяностым!

На самом деле Виктория Ивановна попала сюда не только благодаря опыту работы массажисткой, но и... из-за возраста. Будь она помоложе, её бы не взяли. По одной простой причине: в молодости она выглядела как великолепнейшая секс-бомба, и из-за этого вся огромная армия Катиных фанатов могла бы переметнуться к ней. А тут уже вопрос имиджа, это не шутки.

– Екатерина, каковы ваши дальнейшие планы?

– Я собираюсь выступить за границей. До сих пор я выступала только здесь, и надо внести разнообразие, чтобы мне не приделали ярлык «домашней чемпионки». Например, можно провести в Бразилии матч-реванш. Ну, поживём – увидим...

* * *

Катя проснулась у себя дома следующим вечером (сейчас она снимала однокомнатную квартиру и жила одна). Отмечать свою победу она ещё и не начинала, но уж слишком поздно завершилась пресс-конференция – фактически к утру! Ну, всё, теперь можно расслабиться.

Она заглянула в холодильник и решила сходить за продуктами: дома было почти нечего есть. Взяв рюкзак, она надела спортивный костюм и кроссовки – дело происходило в конце августа – и выбежала из квартиры.

На улице было темно, белые ночи уже давно кончились. Катя отправилась в ближайший магазин и купила там булку, масло, сыр, сметану, литровый пакет вишнёвого сока, замороженную свинину, соль и сахарный песок (привет диетологу). Затем отправилась домой.

Когда она зашла в парадную, то на лестничной площадке первого этажа увидела мордоворота устрашающей наружности. Он без лишних церемоний вытащил из кармана кастет и надел на руку.

– Ну что, сучка? – прорычал он. – Тебя же предупреждали, что выигрывать не надо? Предупреждали. Ну и получи!

Катя оглянулась назад, сообразив, что не слышала звука закрывающейся двери. И очень вовремя: оказывается, вслед за ней в парадную вошёл ещё один подозрительный тип, зажав что-то в кулаке. Щелчок – и в руке у него появился нож.

Катя сбросила со спины рюкзак и кинулась вперёд. Уклонилась от правого бокового, утяжелённого кастетом, сама тут же ответила ударом правой в солнечное сплетение, противник охренел, согнулся и на время вышел из боя. Она обернулась и едва успела поймать в воздухе занесённую руку с ножом.

Второй нападавший сориентировался и свободной рукой нанёс тяжёлый удар по скуле, который Катя пропустила: она изрядно испугалась ножа и забыла про всё остальное. Но голова у неё была хорошая, так что она выдержала. Свободной правой рукой она схватила врага за глотку и без всяких хитростей стала теснить к выходу, чтобы долбануть головой о первую попавшуюся деталь интерьера. Превосходство в ломовой силе оказалось на её стороне, злодей попятился и споткнулся о лежащий сзади рюкзак. Увидев, что он падает, Катя сразу отпустила его. Преступник выронил нож и растянулся на спине.

Катя бросилась добивать первого врага. Тот ещё чувствовал себя хреново и поэтому стал действовать от обороны, но поскольку он был здоровый амбал, то завалить его сразу не получилось. Подскочив к нему, Катя провела четырёхударную серию руками в голову, он всё выдержал и ответил правым прямым. Удар был вроде бы несильный и выглядел как фехтовальный выпад-тычок – но с кастетом! Катя попробовала сделать нырок, но немного не успела и получила в лоб, причём её изрядно потрясло. Всё-таки драться с вооружёнными противниками её никто серьёзно не учил, и сейчас это сказывалось.

Чуть отступив, она без особых хитростей нанесла удар ногой в челюсть. Самый обычный прямой удар правой ногой, но главное было метко попасть. Это ей удалось, и теперь противник не устоял: он с грохотом опрокинулся на спину. Похоже, нокаут.

Катя обернулась ко второму злодею. Он поднимался на ноги, снова вооружившись ножом.

– Уйди, придурок! – закричала она. – Искалечу!

– Ты что, овца, совсем охамела?! Это я тебя сейчас искалечу!

Мужик бросился на неё и сделал выпад.

Катя успела поймать руку с ножом, нацеленным ей в живот. Потом опять схватила врага за глотку, но на этот раз потащила в сторону, влево, чтобы не мешал рюкзак. Мужик попытался отцепить её руку от своего горла, но неудачно, а затем влепил ей два удара кулаком по лицу. Катя устояла и, дотащив его до стены, несколько раз как следует долбанула головой о железную дверь квартиры. Бандит выронил нож и перестал сопротивляться, но Катя, опасаясь, что он притворяется, рванула его в другую сторону, вправо, и поставила подножку. Он завалился на пол, не подавая признаков жизни.

Другой преступник начал было подниматься и почти принял сидячее положение, но передумал и снова прилёг отдохнуть. То ли серьёзный нокаут, то ли испугался, что будут добивать.

Не зная, как себя вести дальше, Катя подняла рюкзак и кинулась обратно к выходу. Её охватила паника.

«Я могла его убить... Надо сваливать отсюда, это может быть превышение самообороны... Естественно, я только защищалась, но попробуй докажи! Под статью подвести могут запросто. Полицию, наверно, уже вызвали, уж очень шумно мы дрались... Поживу немножко в другом месте, авось как-нибудь рассосётся...»

Она вылетела на улицу с рюкзаком в руке, бешеным взглядом осмотрелась по сторонам (вдруг её и тут поджидают киллеры?) и внезапно увидела поблизости знакомую машину – огромный чёрный джип, стоявший метрах в пятнадцати слева от подъезда. От машины отделилась гигантская фигура и направилась в её сторону. Катя бросилась навстречу. Андрей заметил её и помахал рукой:

– Катя, здравствуйте. Я как раз хотел с вами поговорить. Садитесь!

Она подбежала к автомобилю, дёрнула переднюю дверь, которая оказалась незапертой, и ворвалась в салон. Андрей тоже сел в машину. Её двигатель был уже включён.

– Поехали, поехали! – торопливо произнесла Катя.

Не задавая никаких вопросов, Андрей дал газу. Джип неторопливо, но мощно тронулся.


ГЛАВА 6

– Катя, мне нужно вам кое-что сказать, – заговорил Андрей, потихоньку разгоняя машину. Судя по всему, стиль вождения у него был неторопливый, флегматичный. – До меня дошла информация, что у вас начинаются серьёзные проблемы...

Если бы Катя имела возможность спокойно обдумать эти слова, то у неё возникли бы как минимум два вопроса. «Кто вас информировал о моих проблемах? И как вы здесь оказались – вы что, знаете мой домашний адрес?» Вообще его появление в это время и в этом месте выглядело весьма подозрительно. Но Катя была не в том состоянии, чтобы дедуктировать. Сейчас она хотела лишь одного – побыстрее свалить отсюда.

– Ещё какие! – согласилась она.

– Тогда расскажите мне подробно, что случилось. А то я знаю только в общих чертах.

– Хорошо...

Она стала излагать всю историю, связанную с ультиматумом Ивана Даниловича, своей победой в бою и последующим нападением. Андрей внимательно слушал, изредка кивая головой и иногда ещё произнося «угу» или «угу... ясно». И – странное дело! – ни разу не спросил, куда ехать. Между прочим, Катя и сама этого не знала: подобный вопрос в лучшем случае вызвал бы у неё заминку, а в худшем – надолго поставил бы в тупик. Но её поклонник действовал так, будто отлично это знает. Он вёл машину, не показывая даже минимальных признаков неуверенности в выборе маршрута, не петляя по кварталам и не делая остановок с целью подумать. Подумать он, видимо, успел раньше.

– ...я могла перестараться и нанести тяжкие телесные повреждения одному из них. А может, даже обоим! Поэтому я решила удрать с места происшествия, но сразу наткнулась на вас.

– Ну что, – подытожил Андрей, – первым делом надо будет выяснить, кто такой этот Иван Данилович. Вы про него что-нибудь раньше слышали?

– Нет.

– А я, кажется, слышал краем уха. Вернее, читал в интернете. Ну, я всё-таки слежу за спортивными событиями, хоть и со стороны... Вам надо было поспрашивать в своём окружении, что это за чел.

– Я отнеслась к нему недостаточно серьёзно. И потом, вы знаете, у меня все мысли были только в одну сторону: как выиграть бой. Из-за этого я и не стала ничего рассказывать своей команде. Подумала, а вдруг они сами испугаются и потребуют, чтобы я проиграла! На такое я пойти не могла.

– Ладно, я про него в интернете посмотрю, когда приедем.

– Кстати, а куда мы едем-то? – спохватилась Катя.

– Ко мне домой.

– И что мы будем делать, когда приедем?

– Вы можете оставаться у меня дома, сколько захотите. Ещё мы посмотрим криминальную хронику, не будет ли там сообщений об этой драке. Кроме того, можно обратиться в полицию или к правозащитникам...

– В полицию мне совсем не хочется обращаться. Как бы хуже не стало!

– Не, ну мы сначала взвесим все «за» и «против». А можно начать с правозащитников, только надо выбрать, с каких. Кстати, всякие недоразвитые дебилы почему-то думают, что все правозащитники – обязательно либералы. Это чушь собачья: у них политические взгляды бывают самые разные. А вы политикой интересуетесь?

– Почти не интересуюсь.

– Ну и отлично! Значит, у нас будет более широкий выбор. А то можно отфутболить толкового человека за то, что он коммунист, или, наоборот, либерал...

Тут Катя поняла, что уже не ориентируется на местности: они оказались в каком-то незнакомом районе. Тем более, дело происходило в тёмное время суток.

– Самое главное – обеспечить вас продовольствием, – сказал Андрей. – Есть надо так, чтоб было вкусно! У меня дома много чего найдётся. Например, яйца перепиленные... в смысле, перепелиные. Хотя мне самому больше всего нравится «Даниссимо» со вкусом пломбира. Вот это вещь!!! Как-то раз я увидел эту штуку в магазине и решил попробовать, а когда попробовал, то мне стало вообще плевать, сколько она стоит и из чего сделана – я стал покупать её регулярно...

– Это йогурт?

– Ну-у-у... нет, не йогурт. Творожок? Тьфу, чёрт, я не знаю, как это правильно называется. Но вкусно невероятно!!!

– У меня ещё с собой продукты есть.

– Ну и хорошо. Мы их тоже скушаем, чтоб не пропадали. Вот, мы сейчас въехали в мой район, скоро будем на месте.

– А как называется ваш район?

– Парнас.

– Кажется, я здесь ни разу не была.

– Что ж вы так! – дружески подколол её Андрей. – Надо лучше изучать свой город.

– Я слишком много работаю. И потом, это не мой город. Я же не здесь родилась.

– Так и я тоже.

– А где вы родились?

– В Петрозаводске. Но у меня много свободного времени. Поэтому я люблю гулять по Питеру, так что знаю его хорошо, особенно все новостройки. Я – фанат новостроек.

– Вот видите, а у меня свободного времени почти нет.

– Зато у вас есть миллионная армия болельщиков, а у меня нет, – философски заметил Андрей. – Кстати, надо обдумать ещё один вопрос. Если вам будут звонить по мобильнику – стоит ли отвечать?

– Кто мне будет звонить?

– Да кто угодно. Я имею в виду, нужно ли вам вообще отвечать на звонки? Подумайте пока над этим...

Катя погрузилась в размышления. Вскоре они въехали во двор и остановились у огромного небоскрёба, скорее всего, 25-этажного (в Питере, в новостройках, это самая распространённая этажность). Андрей вылез из машины.

– За мной, – сказал он.

Катя последовала за ним. Двор хорошо освещался, так что потерять друг друга из виду было бы очень трудно. Они вошли в дом и с помощью лифта поднялись на восемнадцатый этаж.

– Заходите, – сказал Андрей, открывая квартиру. – Давайте сделаем так: вы приготовите какую-нибудь еду, а я тем временем поищу в интернете информацию про Ивана Даниловича. И если найду... да и если не найду, тоже... буду составлять дальнейший план действий. А что, если нам перейти на «ты»?

Андрей не знал, от кого должна исходить эта инициатива – перейти на «ты». С одной стороны, он был старше Кати на десять лет. С другой стороны, она – всемирно известная суперзвезда и едва ли не самая знаменитая российская спортсменка нашего времени! (Или даже самая).

– Хорошо, – согласилась Катя. – А можно мне ещё принять душ?

– Можно.

Катя отправилась в ванную, и, когда она находилась там, ей позвонила подруга из ближнего зарубежья, тоже боец ММА – поздравила с победой. Они немного поболтали, но о своих неприятностях Катя решила пока умолчать.

Квартира была двухкомнатная. Андрей расположился в большой комнате с ноутбуком и стал гулять по интернету. Что-то где-то он слышал про Ивана Даниловича... правда, очень, очень немного. Надо освежить в памяти старую информацию и накопать новую, как можно больше.

Искать пришлось, в общем, не так уж долго. Когда Катя приняла душ, оделась и зашла в большую комнату, Андрей сидел перед ноутбуком и, увидев её, произнёс:

– Ты еду ещё готовить не начала?

– Нет, сейчас начну.

– Не надо. Живо собираемся и валим отсюда!

– Ты что-нибудь нашёл?

– Нашёл, нашёл... вляпались мы с тобой! Это ж надо было с самим Иваном Первым поцапаться!

– А что, какой-то авторитет?

– В том-то и дело, что да!

– И куда теперь обращаться, в полицию или к правозащитникам?

– Есть у меня мужичок один знакомый... можно считать, что он и полиция, и правозащитник в одном флаконе. А заодно и грехи отпустит, если чё. К нему поедем.

– А далеко ехать?

– В Новгородскую область.

Андрей зашёл на кухню, старательно собрал все скоропортящиеся продукты питания и сложил в полиэтиленовые мешки. Потом вынес их в прихожую и сказал Кате:

– Тебя могут отследить по мобильнику. Нужно оставить твой мобильник у меня в квартире. Хорошо?

– Хорошо.

– Давай сюда.

Андрей взял её телефон и на всякий случай отключил. Он не очень разбирался в технике, но решил, что так будет надёжнее. Затем он спрятал телефон в шкафу в большой комнате, прихватил с собой ноутбук и двинулся к выходу:

– Всё, смываемся.

Перегруженные вещами, они покинули дом, снова сели в машину и отъехали. На этот раз Андрей повёл автомобиль другим путём, в сторону КАД – Кольцевой автодороги. Добравшись до КАД, он повернул направо и только тут с полной уверенностью сказал:

– Ну, теперь они нас не перехватят! Можем ехать спокойно.

* * *

Иван Данилович и его помощники, которых было семеро, собрались на совещание в специальной секретной квартире. Квартира хорошо охранялась и периодически обследовалась на предмет наличия подслушивающих устройств. Иван Данилович мрачно сообщил:

– Значит, так. Из-за Катьки Цыгановой мы потеряли пятьдесят миллионов. Нам, конечно, удалось кое-что отыграть на других боях, но общий убыток с этого вечера ММА составил пятьдесят миллионов евро. Ещё мне сообщили, что нападение на неё сорвалось: она сумела отбиться, а затем исчезла. Короче, наверху (он ткнул пальцем в потолок) мне велели найти её и завалить. Но не просто завалить, а сделать фотографию её трупа в хорошем качестве, чтоб было чётко видно результат. Вам всё понятно? Тогда – искать!


ГЛАВА 7

– Если ты проголодалась, можешь перекусить, – сказал Андрей. – Продуктов у нас достаточно.

– А ты?

– А мне пока нельзя, я машиной управляю.

Они ехали по Кольцевой автодороге.

– Так, может, остановимся? – предложила Катя.

– Нет. Время терять не стоит.

Она открыла один из мешков и увидела там, кроме всего прочего, те самые упаковки «Даниссимо» со вкусом пломбира. Первое желание попробовать экзотическую еду сразу сменилось опасением: вдруг эта штука для Андрея на вес золота, а больше купить её будет негде? Может, он в отношении некоторых продуктов ведёт себя как наркоман... Катя отложила этот мешок и заглянула в свой рюкзак. Достала оттуда батон и вишнёвый сок, отломила кусок булки и стала есть, запивая соком.

– Что ты нашёл про Ивана Даниловича? – спросила Катя.

– Ничего хорошего.

– Это я поняла.

– Если в двух словах, преступный авторитет. Имеет прозвище «Иван Первый». Контролирует азартные игры и спорт.

– Откуда у него такое прозвище появилось?

– Какой-то умник, хорошо знающий историю, сообразил, что так звали одного древнерусского князя: Иван Первый, он же Иван Данилович. Вот и приделали ему кличку.

– А этот твой знакомый, к которому мы едем – он кто?

– О-о-о, это великий сыщик! Зовут его Михаил Николаевич Силачёв. Вернее, он БЫВШИЙ сыщик...

Катя уже начала на нервной почве страдать излишней подозрительностью, поэтому спросила:

– А как этот великий сыщик оказался в твоём окружении? У тебя что, были проблемы с законом?

– Да не, ты что! Совсем наоборот! Мой дядя служил в милиции, ну и потом в полиции, а Силачёв одно время был его начальником. Пока в отставку не вышел. После этого он уехал в Новгородскую область. Там сейчас и живёт.

– Может, проще было обратиться к твоему дяде?

– Нет, не проще. Во-первых, мой дядя живёт в Питере, а Силачёв – хрен знает где, и там нас будет гораздо труднее найти. Во-вторых... чёрт, не хочу никого обижать, но Силачёв намного круче. У него способностей больше. Насчёт связей не знаю, но способностей явно больше.

Катя доела кусок булки, убрала сок и застегнула рюкзак. Некоторое время она обдумывала своё положение.

– Слушай, Андрей... А может, лучше всё-таки нормально обратиться в полицию?

– Не надо.

– А... тогда, может, свяжемся с моей командой и объясним ситуацию?

– Не стоит.

– Просто, ты понимаешь, я с тобой почти незнакома, а тут дело так повернулось... хочешь не хочешь, а уже беспокоишься, что это подстава.

– Какая подстава? С моей стороны, что ли?

– Ну-у-у... да. И вообще, разве у человека может быть фамилия Силачёв?

Андрей рассмеялся так, что едва не потерял управление машиной:

– Во, блин... ну ты даёшь! Чем тебе его фамилия не понравилась? Самая лучшая фамилия, какая только бывает.

– Ладно, извини... Нервы.

Автомобиль свернул с Кольцевой автодороги на Московское шоссе.

– Ты думаешь, этот Силачёв пустит нас к себе пожить? – спросила Катя.

– Не знаю, ему видней. Он в отдельном доме живёт, а у его жены ещё имеется вторая квартира. Так что места на всех хватит. У них семья небольшая: сам Силачёв, жена и сын шестилетний. Вообще у него три сына, только первые двое уже взрослые, живут отдельно...

За окном стояла ночь. Автомобиль грузно и неторопливо пожирал километры, так что Кате казалось, будто она в танке. Такой уж был стиль вождения её нового приятеля.

* * *

Рано утром, когда они въехали в Новгородскую область, Андрей решил как следует подкрепиться. Увидев подходящую просёлочную дорогу, он свернул вправо, проехал немного по ней и остановил машину в лесу. Первым делом Андрей вытащил упаковку «Даниссимо» со вкусом пломбира. Кроме того, у него в машине обнаружилась чайная ложечка специально для таких целей.

– А можно мне попробовать, что это за чудо-угощение? – спросила Катя.

Андрей не на шутку задумался. Судя по его физиономии, он сейчас решал вопрос более важный, чем «быть или не быть?» Но наконец утвердительно кивнул головой.

– Можно. Во-первых, как твой болельщик, я должен быть готов на любые жертвы ради тебя, и, во-вторых, это угощение надо всячески рекламировать. А иначе кто же о нём узнает! Ешь на здоровье. Только ложечка у меня всего одна. Как заедем в магазин, куплю ещё одну.

– Ой... – спохватилась Катя. – Магазин... Мне же надо купить много вещей! Если мы надолго уехали из Питера, то мне нужна другая одежда, зубная щётка, паста, мыло... всё сразу и не вспомнить.

– Да, действительно. У тебя деньги с собой есть?

– Ну да, в рюкзаке... правда, немного. Но у меня и карта есть.

– Я тоже и бабки, и карту взял. Ладно, если тебе будет не хватать, я добавлю. Ну, давай, пробуй.

Катя взяла ложечку и съела одну упаковку «Даниссимо» (130 граммов). Ей чрезвычайно понравилось, но она не стала жадничать и передала ложечку Андрею. Он съел ещё три упаковки. Потом попросил у Кати вишнёвый сок и, в свою очередь, поделился с ней пирожками. Катя съела парочку: один из них оказался с луком, рисом и яйцом, а второй – с мясом.

Вдвоём они выпили весь пакет сока, и Андрей положил его в мешок – чтобы не мусорить.

– Это был завтрак, а обедать будем у Силачёва, – сказал он. – Поехали!

Теперь он включил в машине музыку, вероятно, чувствуя себя в большей безопасности, чем раньше – словом, позволил себе немного расслабиться. Сначала они слушали музыку молча, потом Андрей объяснил:

– Этот сборник я сам составил. Есть три рок-группы, которые мне очень нравятся: «Дез-ориентир», «Грязные святые» и «Еда»...

(По крайней мере, так их названия воспринимались на слух, а в письменном виде могли выглядеть несколько по-другому).

– ...вот я и собрал лучшие песни из их репертуара. Ну там, в принципе, один и тот же парень был главным человеком во всех трёх группах, а сами группы превращались одна в другую. Одна закрылась – другая открылась. Да и по голосу слышно, что один и тот же человек поёт.

– «Грязные святые»? Это группа так называется? – удивилась Катя.

– Ну да. В начале прошлого века, до революции, шутка такая была: «Не согрешишь – не покаешься». Нравятся песни?

– Не знаю... я музыкой не очень интересуюсь. Что поставят, то и слушаю.

– А не пора ли нам позвонить Силачёву? – спросил Андрей, глянул на автомобильные часы и сам себе ответил: – Думаю, уже можно.

Он убавил музыку и набрал номер.

– Михаил Николаич, здравствуйте. Это Андрей. Я еду к вам в гости! Вы где сейчас: в Окуловке или на даче? На даче? Хорошо. Ну, я, наверно, часа через два-три до вас доберусь. Хорошо? Ну всё, ждите...

– Два-три часа – это с учётом магазина, – объяснил он Кате. – Так бы получилось быстрее, но нам надо много чего купить.

Закупки они сделали в той же самой Окуловке. Это оказался небольшой городок, районный центр. Вначале они купили предметы гигиены (зубную пасту, зубные щётки, чайную ложечку, мыло и всё такое), а потом и одежду. Андрей был в джинсах, свитере и хороших туфлях, но захотел приобрести спортивный костюм и кроссовки; Катя же, наоборот, была в  спортивном костюме и кроссовках, поэтому ей понадобилось одеться прилично. Она купила себе туфли и деловой костюм – и там же, в магазине, переоделась. Надо сказать, что Андрей привлёк к себе всеобщее внимание: ему потребовалась очень большая обувь и одежда максимального размера, да и ту ещё не сразу нашли. Когда они с Катей сели в машину, Андрей пожаловался:

– Ну какой же я баран! Ведь мог бы взять с собой из дома всё необходимое, так нет же, пять минут пожалел! Ну ладно, не пять, десять. Главное, меня в этом магазине все запомнили, уж слишком приметная у меня внешность, да и повозиться со мной продавцам пришлось конкретно. Засветились мы, короче.

– Самое смешное, что меня никто не узнал, – заметила Катя.

– Ага. Кстати, я читал про один случай... в общем, София Ротару, едва успев прославиться, похвасталась кому-то из своего окружения, что её теперь все будут узнавать. Ну и после этого пошла в аптеку. Туда зашёл парень и упал перед ней на колени. Она решила: ну вот, начинается всенародный фанатизм. И тут продавщица закричала: «Девушка, не давайте ему денег, он наркоман!»

Они покинули Окуловку и в прежнем неторопливом темпе двинулись дальше. Впрочем, ехать пришлось не слишком долго. Довольно скоро Андрей свернул с шоссе на просёлочную дорогу, прокомментировав:

– Во... нам сюда.

– А как это место называется?

– А хрен его знает, не помню.

Деревня была расположена в паре километров от шоссе и на первый взгляд казалась совсем убогой и заброшенной. Но только до того момента, пока они не увидели дом Силачёва, который стоял последним, дальше всех от шоссе. Это была большая, красивая и, видимо, достаточно новая двухэтажная постройка из красного и белого кирпича, обнесённая высоким забором тоже из красного и белого кирпича. Андрей подъехал к воротам и посигналил. Примерно через полминуты ворота стали открываться, Андрей завернул влево и торжественно въехал во двор.

Из дома вышел крепкий плотный мужичок лет шестидесяти, с короткой атлетической шеей, громадными ручищами, способными образовать кулаки размером чуть ли не с тыкву, и широкой загорелой физиономией смугло-красного цвета. Одет он был по-простому, в тренировочные штаны, рубашку и домашние тапочки. Катя поняла, что это и есть знаменитый сыщик Силачёв. В то же время металлические ворота стали закрываться. Остановив машину, Андрей вылез на улицу, Катя последовала его примеру. Андрей подошёл к сыщику, и тот оказался ему до плеча.

«Он ростом примерно как я, не больше», – подумала Катя. И вдруг Силачёв её огорошил. Он заговорил первым, да не просто заговорил, а, уставившись на Катю, произнёс:

– Я так и думал.

Катя в недоумении тоже уставилась на него, но тут Андрей поздоровался с сыщиком, а Силачёв, в свою очередь, поздоровался с ними обоими. С Андреем он обменялся рукопожатием, причём Катя заметила, что Андрей поморщился. Видимо, рука у сыщика была исключительно крепкая.

– Ну, – сказал он, – пойдёмте в дом.

Втроём они прошли в одну из комнат первого этажа, очевидно, самую большую. Там их встретила красивая и пышная блондинка лет тридцати – тридцати пяти, немного полноватая, но в меру (ориентировочно килограммов семьдесят при росте метр шестьдесят три). Она сразу кинула подозрительно-изучающий взгляд на Катю.

«Узнала!» – подумала Катя, но тут же поняла, что дело совсем в другом: у Силачёва достаточно ревнивая жена.

– Оксана, – представил её Силачёв. – А это Екатерина. Ну, Андрея вы все и так знаете.

– Здравствуйте, – сказал Андрей. – Михаил Николаевич, а можно будет немного подкрепиться?

Силачёв с женой рассмеялись, при этом Оксана, кажется, временно забыла про свою подозрительность.

– Можно, – ответил сыщик. – Оксана, тащи обед. Только, слушай, у нас тут такое... тайное совещание. Информация, которую лучше никому не знать, даже тебе.

– Много будешь знать – скоро состаришься, – понимающе кивнула она и направилась к выходу.

В комнату заглянул мальчик. Он успел произнести: «Здравствуйте», но мать сказала ему: «Пойдём, Паша, тут у них секретное совещание», и они вместе ушли, не забыв закрыть дверь.

– Прошу всех сесть, – полушутя-полусерьёзно объявил Силачёв и сам уселся за стол. Андрей и Катя последовали его примеру. – Рассказывайте.

Рассказывали по очереди: сначала Катя (правда, ей пришлось прерваться, когда Оксана принесла обед), потом Андрей. Вообще-то у Кати накопились вопросы к обоим собеседникам, но она не торопилась их задавать, опасаясь, что Андрей, или Силачёв, или даже оба сразу выразят недовольство и откажутся ей помогать. Поэтому она с интересом выжидала, как начнёт свой рассказ Андрей. Он начал с фразы:

– Я приехал к Кате и хотел зайти к ней в гости, но не успел. Только я вышел из машины, как она сама выскочила на улицу...

И ни слова о том, зачем он к ней приехал. И Силачёв тоже не стал этим интересоваться. Дальше Андрей изложил, как отвёз Катю домой, и стал искать информацию про Ивана Даниловича, и нашёл нечто пугающее... ну и так далее.

– Мне тоже нужна информация про Ивана Даниловича, – произнёс сыщик. – Я должен понять, насколько он опасен.

– Принести мой ноутбук? – спросил Андрей.

– Зачем? Я со своего посмотрю.

Михаил Николаевич вышел из комнаты и вскоре вернулся с ноутбуком:

– Сейчас интернет откроется, и посмотрим. Значит, Иван Данилович?

– Да. Потом уже я нашёл в интернете его прозвище, «Иван Первый».

– Хорошо.

Если по уму, то Кате, конечно, следовало бы присоединиться к Силачёву и заняться изучением информации, которую он найдёт. Но... нервы, нервы! Ей очень не хотелось этого делать без крайней необходимости. Подобно пациенту в больнице, который знает, что он опасно болен, но не хочет знать подробностей, боясь, что они его окончательно добьют. «Доктор, постарайтесь меня вылечить, только не надо разъяснять детали моей болезни, я и так весь на нервах...»

Они с Андреем закончили обед, а Силачёв продолжал гулять по интернету. Они сидели молча, чтобы ему не мешать. Так прошло, кажется, несколько минут (возможно, больше). Наконец Михаил Николаевич оторвался от ноутбука и сказал:

– Мне придётся сделать «звонок другу». Для этого друга... ну и для некоторых других... у меня есть отдельный телефон. Я вас на время покину.

Он вышел и закрыл дверь. Катя с Андреем остались одни, чувствуя себя в подвешенном состоянии.

– И что теперь будет? – спросила Катя.

– Сам не знаю.

Чтобы не сидеть без дела, Андрей выпил ещё чашку чая и слопал пару бутербродов с сыром. Но вот вернулся Силачёв.

– Значит, так, ребята, – сказал он. – Вы сейчас поедете на дачу к моему товарищу, я с ним договорился. Это московский бизнесмен, зовут его Пётр Андреевич. Как к нему доехать, я вам нарисую. У него не просто дача, а самая настоящая крепость с охраной. И он очень обрадовался, что к нему едет в гости Екатерина Цыганова. Он тоже ваш болельщик. Правда, пока его на даче нет и появится он там ещё не скоро – очень занят.

– А дача у него под Москвой? – спросил Андрей.

– Почему под Москвой? Десять километров отсюда.

– А, а то я подумал, раз он московский бизнесмен...

Сыщик взял с полки лист бумаги и карандаш.

– Смотрите. Выезжаете обратно на шоссе... Потом едете направо, километра два с половиной. Там от шоссе в другую сторону отходит ещё одна просёлочная дорога, вот она, – Силачёв нарисовал. – Едете по ней до упора, это километров пять. Вот тут дача. Других построек рядом нет. Посигналите у ворот, представитесь, вас впустят.

– А вы что будете делать? – поинтересовался Андрей.

– Я? Поеду в Питер, постараюсь «утопить» Ивана Даниловича. Задействую все свои связи. И твоего дядю тоже... Кстати, ты ему уже рассказал эту историю?

– Нет.

– Ну, неважно, я сам расскажу. Ещё пара рекомендаций: хотя дача Петра Андреевича – настоящая крепость, вам всё равно следует соблюдать максимальную осторожность. С территории дачи не отлучаться, из дома не выходить, сидеть только в помещениях с занавешенными окнами, в соцсетях не болтать, в интернете под своим именем не авторизовываться, никому не звонить...

– Что же вы ей совсем житья не даёте! – возмутился Андрей.

– Почему это «ей»? Я про вас обоих говорю. Или ты хотел оставить Екатерину и уехать?

– Да нет, наоборот, я хотел остаться с ней.

– Ну и правильно, потому что бандиты будут искать и тебя тоже. Так что лучше никуда не дёргайся, а укройся вместе с ней. Посидите на даче Петра Андреевича, пока я не порешаю все вопросы. Кстати, чтобы вас нельзя было отследить, я бы ещё порекомендовал проехать несколько километров в сторону Москвы и оставить там твой мобильник...

– Ох, ёпт...

– ...а потом проехать ещё несколько километров в сторону Москвы и оставить там твою машину.

– Ну хватит уже издеваться! – потерял терпение Андрей.

– Я не издеваюсь, а перечисляю меры предосторожности, которые считаю достаточными. Но приказывать вам не могу, делайте, как хотите. Это были только рекомендации.

– Ладно, мы подумаем над этим... Михаил Николаевич, у меня к вам ещё один вопрос.

– Спрашивай.

– Скажите, на даче Петра Андреевича будет «Даниссимо» со вкусом пломбира?

Силачёв растерялся.

– Ну-у-у... я не знаю, – неуверенно произнёс он. – Вот уж понятия не имею, чем их там кормят.

– То есть вы хотите сказать... что там может не быть «Даниссимо» со вкусом пломбира??!

– Может и не быть, – пожал плечами сыщик.

Андрей схватился за голову. Кажется, только теперь до него дошло, в какое трудное и опасное дело он впутался.


ГЛАВА 8

Когда Катя попрощалась с Силачёвым и стала садиться в машину, а Андрей собирался сделать то же самое, сыщик остановил Андрея и начал что-то ему вполголоса объяснять. Андрей кивал и так же, вполголоса, отвечал. Поговорив некоторое время, они наконец-то попрощались и обменялись рукопожатием. Андрей уселся в машину, и ворота сразу стали открываться: вероятно, ими дистанционно управляла Оксана, а может, даже их сын.

– Что он тебе говорил? – поинтересовалась Катя.

Автомобиль тронулся.

– Он сказал, – ответил Андрей, проезжая через ворота, – что сейчас тоже свалит отсюда. Заберёт семью, и они поедут в Окуловку, на квартиру жены. А потом он займётся нашим делом.

– То есть из-за нас он уже почувствовал угрозу для своей семьи?

– Не знаю. Я толком не понял, может, он и так собирался отъехать, независимо от нас.

Тут Катя, решив, что у них есть свободное время для разговора по душам, сказала:

– Слушай, Андрей, у меня появились некоторые вопросы и к тебе, и к Силачёву. Конечно, за него ты ответить не сможешь, но один из моих вопросов – как раз к тебе. Вот ты приехал ко мне домой, потому что до тебя дошла информация, что у меня начинаются серьёзные проблемы. Ты сам так говорил. А откуда ты узнал, что у меня начинаются серьёзные проблемы?

Деревня осталась позади. Андрей пожал плечами и ответил:

– Ну-у... откуда-откуда – от Силачёва.

Катя от неожиданности даже захлопала глазами:

– Как от Силачёва??! То есть не он от тебя, а ты от него???

– Да.

– Ну, знаете... с вами можно с ума сойти! Хотя, с другой стороны, теперь у меня вопросов больше нет. Раньше мне было непонятно поведение Силачёва, а теперь всё проясняется. Вспомни, когда он меня увидел, то произнёс фразу: «Я так и думал». Потом заявил жене, что у нас будет тайное совещание, хотя мы ему об этом ещё не говорили – только если ты успел ему сказать, пока я не слышала. И потом, когда мы остались втроём, он с ходу брякнул: «Рассказывайте». Ну, я всё рассказала, а затем и ты... но я тогда тоже была озадачена. Он явно что-то знал с самого начала, ещё до того, как мы ему стали рассказывать. Вот! Один вопрос у меня всё-таки остался. Откуда о моих проблемах узнал Силачёв?

Автомобиль подъехал к шоссе. Андрей затормозил, вынул из кармана план, нарисованный Силачёвым, сверился с ним и повернул направо.

– Это я не в курсе, – ответил Андрей. – Но, как ты понимаешь, он узнал о твоих проблемах очень приблизительно, только в общих чертах. Деталей он никаких не знал.

– Всё равно странно. Одно дело, если бы он жил в Питере, входил в спортивную тусовку, ну, или в бандитскую. Но он живёт вообще в какой-то глуши, далеко от цивилизации! И знает такие вещи! Откуда???

– Ну-у-у... да. Это надо было у него спросить. Я не в курсе.

Они доехали до первой просёлочной дороги, отходящей от шоссе влево. Андрей остановил машину, посмотрел план и, констатировав: «Нам туда», повернул. Дорога повела их по лесам и болотам. Здесь почти не было ни людей, ни машин: только проехав пару километров, они обогнали стоявший на обочине автомобиль, а среди деревьев Катя разглядела две фигуры с корзинами – грибной сезон был в самом разгаре. Но дальше, до конца пути, они никого не встретили.

Дорога упёрлась в высокие цельнометаллические ворота серого цвета. Андрей остановил машину и посигналил, потом сказал: «Наверно, надо выйти» и вылез из машины. Катя последовала его примеру.

Рядом с воротами располагалась калитка такого же цвета, а влево и вправо уходил трёхметровый кирпичный забор с натянутой поверху колючей проволокой. Кроме неё, там был ещё и провод сигнализации, но Катя с Андреем в таких вещах не разбирались и внимания на него не обратили. В это время в калитке открылось металлическое окошечко, и оттуда выглянул охранник.

– Здравствуйте, – сказал он. – Вы Екатерина Цыганова?

– Здравствуйте. Да.

– Очень приятно! Сейчас открою калитку...

– Так мы же на машине! – удивился Андрей.

– А чья машина?

– Моя.

– Ну вот. Зачем ехать на машине внутрь, если эта машина не её?

Андрей заподозрил неладное.

– Подождите, а меня вы куда денете?

– Так а вы кто? Шофёр? Мне про вас ничего не говорили. Я думал, вы её привезли, и всё.

– А вам разве не сказали, что я вместе с ней?

– Нет.

– То есть вы меня не пропустите?

– Нет.

– Боитесь, что не сможете меня прокормить?

Охранник рассмеялся, хотя ещё не факт, что Андрей сказал это в шутку: он мог на полном серьёзе озвучить первую мысль, которая пришла ему в голову. Как говорится, кто о чём, а вшивый о бане.

– Ладно, сейчас я у начальства спрошу. Ждите здесь.

Окошко закрылось. Андрей и Катя ждали у калитки. Минуты через две окошко открылось и тот же охранник сообщил:

– Всё, переговорил я с руководством – сказали, пропустить обоих. А то мне сначала не так объяснили, я и не в курсе оказался. Сейчас откроем ворота...

Андрей и Катя сели обратно в машину. Ворота, состоявшие из одной створки, медленно отодвинулись в сторону, машина проехала КПП, и путешественники увидели впереди трёхэтажный кирпичный дворец, по сравнению с которым даже дом Силачёва смотрелся бы очень скромно. Парковочная стоянка находилась справа от дома, и Андрей повернул туда. С крыльца спустился крепкий мужик лет сорока в чёрной униформе и пошёл встречать гостей.

На стоянке находились несколько машин. Андрей припарковался рядом. Охранник приблизился, и Катя заметила у него рацию и кобуру.

Андрей с Катей выбрались из автомобиля.

– Здравствуйте, – произнёс охранник и обменялся рукопожатием с Андреем. – Екатерина, добро пожаловать к нам в гости. Меня зовут Сергей Максимович, я начальник караула. Идёмте в дом. Кстати, хочу предупредить: у нас тут есть охранно-сторожевые овчарки, и мы регулярно их выгуливаем, причём по разным маршрутам. Поэтому я вам по ходу дела буду объяснять, где вам можно находиться, а где нельзя.

– Ничего себе! – испугался Андрей. – Спасибо, что предупредили. Правда, наш друг Силачёв вообще не велел нам из дома выходить. Ну, не знаю, поживём – увидим. А вы знаете Силачёва?

– Знаю. Следуйте за мной!

Они направились в дом. Сергей Максимович привёл их на первый этаж, в одно из помещений. И там уточнил:

– Чем вы сейчас собираетесь заняться?

– Лично я здорово хочу спать, – ответил Андрей. – Правда, и есть тоже.

– А я не очень хочу есть, – сказала Катя. – Мы же обедали у Силачёва! Ну, так, немножко перекусить могу. Но спать тоже хочется.

– Тогда сначала поужинаем, а потом укладывайтесь спать. У нас тут есть повар, дворник и уборщица... ну, дворник вам без надобности, а повар сейчас сделает ужин. А уборщица подготовит две комнаты. Не знаю, как дело повернётся, поэтому ваши комнаты будут на первом этаже – чтобы вас было максимально трудно заметить из-за забора. И не забывайте полностью закрывать окна занавесками...

* * *

Ужинали они в банкетном зале. Это было помещение размером со школьный спортзал, занимавшее сразу два этажа – первый и второй. Соответственно, высота потолка здесь составляла как минимум шесть метров, а то и семь. Также этот зал мог выполнять функции домашнего кинотеатра, а справа от входа располагалась эстрада, большая площадка на возвышении. В зале стояло не меньше двадцати столиков, четыре из них были сдвинуты в один квадрат. За этим квадратом сейчас расселись Катя, Андрей, Сергей Максимович и ещё двое охранников. Остальные продолжали дежурство.

– Ну, как вам нравится наша дача? – поинтересовался Сергей Максимович.

– Супер, – ответила Катя. – Но почему у вас дорога неасфальтированная? Если уж хватило денег на такой дворец...

– Во-первых, чтобы не привлекать посторонних. А то некоторые заинтересуются, куда она ведёт. Во-вторых, заасфальтировать пять километров – это всё-таки достаточно дорого. И в-третьих, наш Пётр Андреевич больше любит живую природу, нецивилизованную. А асфальтовая дорога – признак цивилизации.

– Но это не помешало ему сделать во дворе асфальтовые дорожки и площадки.

– Ну так во дворе-то без них не обойтись...

– Вообще, классная избушка, – заговорил Андрей. – Это примерно то, к чему я хочу прийти. Правда, я могу свалить за границу, но неважно: построю себе то же самое и за границей...

– А где вы работаете? – спросил Сергей Максимович.

– А... нигде.

За столом послышались смешки.

– Но откуда же тогда вы собираетесь взять деньги?

– Я высококлассный спортивный аналитик! Поэтому я делаю ставки в тотализаторе и почти всегда выигрываю.

– И много удалось выиграть? – спросил один из охранников.

– Вы мою машину видели? – многозначительно произнёс Андрей. – Ну вот.

– Не поделитесь ли вы секретами мастерства? Ведь в тотализаторе, вообще-то, люди обычно проигрывают, а вы как-то ухитряетесь выигрывать. Как вам это удаётся?

– Здесь много тонкостей. Самое главное, надо внимательно отслеживать все виды спорта, на которые ты ставишь. То есть, по возможности, отслеживать спортсменов и спортивные команды. Чаще всего я ставлю на футбол, или, как он ещё называется, ногомяч...

Собеседники засмеялись.

– ...потому что это самый популярный вид спорта, в том числе и в тотализаторе: на него всегда полным-полно ставок. Но больше всего мне нравится бокс! Я его нахожу самым предсказуемым видом спорта по сравнению с другими. Особенно я люблю сравнивать боксёров по общим соперникам, а общих соперников может набраться длинная-длинная цепочка. Этот лучше этого, этот лучше этого, значит, этот лучше этого. Так играть – одно удовольствие. Правда, нужно учитывать некоторые побочные факторы: кто-то может состариться, кого-то могут засудить, а кто-то может нажраться допинга и стать непобедимым...

– Так его поймают, – возразил тот же охранник.

– Даже если поймают, своё грязное дело он сделает. Ведь он успеет сотворить сенсацию – победить того, кого не должен – и уже потом его поймают. Но букмекеры таких ставок не пересчитывают, их интересует только первый результат. Ладно, не будем о грустном, давайте о весёлом. С помощью цепочки общих соперников я могу точно сказать, что пиковый Мухаммед Али был лучше любого из нынешних чемпионов, причём намного. Потому что он был лучше пикового Формэна, а Формэн, уже состарившись, дал прикурить элитным боксёрам девяностых, в том числе и пиковому Холифилду, а пиковый Холифилд...

Вдруг из-за стола вскочил другой охранник, до сих пор не принимавший участия в разговоре. Это был мужик среднего роста, но мощный, как горилла – настоящий богатырь, правда, с жирком. Сорвавшись с места, он истошно заорал:

– Я не могу больше этого слушать!! У меня вот где сидят эти азартные игры!! – и провёл ладонью по горлу. – Всё!!

– Саня, ты чего?? – в крайнем изумлении спросил Сергей Максимович.

Крикун направился к выходу, но, пройдя несколько шагов, остановился. Потом вернулся и дёргающимся голосом, балансируя на грани новой истерики, пояснил:

– Извините, не удержался... У меня были очень большие проблемы с тотализатором, хотя сам я ничего не проигрывал и вообще там не играл. Зато меня подставили так, что я на всю жизнь запомнил. Ладно, кушайте дальше без меня. Я ни на кого не обиделся, но мне сейчас реально нужно успокоиться... не ожидал я такой темы разговора. Неприятные воспоминания. Пардон.

Он вышел.

– Ни хрена себе... – произнёс Андрей.

– Это уж точно, – согласился Сергей Максимович. – Я сам первый раз слышу, что он имел проблемы по этой части.

– Так никто с ним об этом не разговаривал, – ответил оставшийся охранник. – Тем более ещё с такими подробностями. Не было здесь фанатов азартных игр.

– Вообще, Сашка у нас недавно работает, – объяснил Сергей Максимович. – Всего полгода... нет, меньше. Пять месяцев. Его сам Пётр Андреевич сюда устроил. Он вроде парень хороший, только скрытный, неразговорчивый. И очень крепкий физически, даже по сравнению с нами.

– А по сравнению со мной? – улыбнулся Андрей.

– Ну-у... не знаю, не знаю! – тоже улыбнувшись, ушёл от ответа Сергей Максимович.

За исключением этого происшествия с Сашкой, ужин прошёл отлично. Всё было очень вкусно и разнообразно: жареная картошка, жареная свинина, чай, фрукты, пирожки... Катя постаралась не наедаться слишком сильно, чтобы потом не возникло проблем со сгонкой веса. Андрей, правда, один раз обломался: он начал выяснять, есть ли тут «Даниссимо» со вкусом пломбира, и получил ответ «нет». Но, судя по его виду, ничуть не огорчился. То есть на самом-то деле, наверно, огорчился, но стойко выдержал удар судьбы. После ужина он как можно быстрее отправился спать, и Катя, хоть и не так торопливо, последовала его примеру.


ГЛАВА 9

На следующее утро Катя приняла душ, оделась по-простому (в спортивный костюм и кроссовки) и решила посмотреть в интернете, что о ней пишут. Насколько сильный шум поднялся из-за её исчезновения? Или никто ещё не успел отреагировать?

Тут она вспомнила, что у неё нет ни мобильника, ни компьютера. Стесняясь беспокоить по этому поводу местных, она, конечно, хотела обратиться к Андрею. Как назло, Андрей спал мертвецким сном и даже не думал просыпаться.

«Да и ладно. Не к спеху: узнаю после завтрака».

Катя вернулась в свою комнату. Вскоре в дверь её комнаты постучали, и на пороге возник повар, мужичок лет пятидесяти в соответствующем белом костюме. Поздоровавшись, он спросил:

– Вы будете завтракать здесь или в банкетном зале, вместе со всеми?

– В банкетном. Вместе со всеми.

– А ваш друг? Он пока спит...

– Да тоже вместе со всеми, наверно. С какой стати ему от нас уединяться? Ну, можете нам попозже сделать завтрак, у вас ведь охрана по очереди питается. Поставьте нас с теми, которые завтракают последними.

– Хорошо...

Завтракать они отправились в десять часов утра (Андрей всё-таки проснулся к этому времени). Компанию им составили трое охранников, но другие, не те, что вчера. Правда, по ходу дела в банкетный зал явился Сергей Максимович и ещё раз проинструктировал Андрея с Катей по вопросам безопасности.

– На улицу выходить не надо – только в крайнем случае, но обязательно спросить особое разрешение у меня. В доме можно находиться только в тех комнатах, где окна занавешены или отсутствуют.

– А кто их будет занавешивать? – уточнил Андрей.

– Ну, это вы и сами можете делать. Хотя нет, лучше по-другому. Я сам определю, где вам можно находиться, и эти комнаты будут с занавешенными окнами. А где окна не занавешены – туда не входить!

– А есть тут у вас спортзал? – спросила Катя.

– Есть. Мы вам покажем.

– Спасибо. Когда я соберусь тренироваться, я к вам подойду...

Сейчас ей вообще не хотелось тренироваться –ведь она только что провела чемпионский бой с крайне изнурительным курсом предшествующей подготовки. Но Катя приготовилась жить здесь долго: мало ли, как события повернутся.

После завтрака она попросила Андрея:

– Дай, пожалуйста, выйти в интернет. Хочу посмотреть, что про меня пишут.

У Андрея имелись в наличии и мобильник, и ноутбук. Катя обошлась его мобильником. Как всегда в последнее время, она сразу увидела в интернете множество статей о себе; сейчас её не только называли самым прекрасным бойцом ММА (дело привычное), но и вовсю расхваливали за победный чемпионский бой. Хотя некоторые, наоборот, ругали. А вот информации о своём исчезновении она нигде не обнаружила, что её весьма удивило.

– Да просто мало времени прошло, – объяснил Андрей. – В конце концов, ты же исчезла только позавчера. Вот завтра, наверно, уже появится что-нибудь.

– А можно, я с твоей электронной почты отправлю маме сообщение?

– Отправляй, конечно.

– Но сначала как следует подумаю, что писать...

Катя решила прогуляться, и Андрей присоединился к ней. Дом был внушительных размеров: немного меньше Зимнего дворца, но больше стандартной панельной пятиэтажки. Сначала они прошлись по первому этажу и, между прочим, обнаружили там открытый спортзал, в котором, правда, пока никого не было. Затем поднялись на второй этаж и, наконец, на третий. Некоторые комнаты на каждом этаже оказались заперты; впрочем, в этом не было ничего странного. На третьем этаже, зайдя в одну из комнат, Катя вдруг спохватилась:

– Ой! Тут окно не занавешено! Ты помнишь, что нам говорили?

– В чём проблема? Не занавешено – сейчас занавесим.

Андрей подошёл к окну и заметил специальный пульт, висящий рядом с занавеской. На пульте имелись две кнопки со стрелочками. Андрей немного подумал, нажал одну из кнопок – и две занавески сдвинулись, закрыв окно. Во время этого процесса он увидел на улице нечто интересное и позвал Катю:

– Смотри-ка, они овчарок выгуливают.

Отогнув занавеску, Катя немного понаблюдала, как во дворе один из охранников ведёт двух овчарок на поводках, но без намордников. Овчарки были крупные, поджарые и выглядели устрашающе.

– Наша безопасность в надёжных руках, – отметила Катя.

Они вышли в коридор и неожиданно встретились с другим охранником – самым, можно сказать, загадочным из всех. Со вчерашним дебоширом-крикуном.

– Привет, ребята! – обрадовался тот. – А я вас везде ищу. Простите меня за вчерашнее... слышали, наверно, пословицу: в доме повешенного не говорят о верёвке. Меня Саша зовут...

Он протянул руку Андрею.

– Андрей, – представился тот, обмениваясь с ним рукопожатием.

– Ну, меня вы, конечно, знаете, – засмеялась Катя.

– Знаю. И у меня к вам имеются два предложения. Первое: вы не откажетесь дать автограф?

– Не откажусь.

– Спасибо, – он вынул из кармана ручку и небольшой листок бумаги-ватмана. – Я уже и ручку заранее расписал...

Катя взяла ручку и бумагу:

– Как ваша фамилия?

В этот момент она испытала странное ощущение: будто по его лицу пробежала какая-то тень. Вероятно, у него на долю секунды изменилось выражение лица... а может, ей просто показалось.

– Серебряков.

Она огляделась, зашла в ближайшую комнату (вот зараза, и здесь окна не занавешены!), расположилась за столом и написала: «Саше Серебрякову на память. Екатерина Цыганова». Подпись, дата. Кстати, ручка была с красными чернилами.

– Спасибо огромное, – он рассовал ручку и бумагу по карманам формы. – И второе предложение: вы не против, если я вас буду охранять всё время, пока вы здесь находитесь? То есть вообще мы работаем неделю через неделю, но я готов работать непрерывно – и эту неделю, и следующую, и дальше...

– Я-то не против, – сказала Катя. – Но ведь вы в конце концов свалитесь от переутомления!

– Да не, это не так сложно. У нас условия работы не слишком тяжёлые. Ну вот, с вами я договорился, теперь буду договариваться с нашим начальством...

Андрей в это время занавешивал два окна. Но и от разговора не отвлекался – всё слышал. Когда окна были занавешены, он подошёл и поинтересовался:

– Неужели опасность так велика, что требуется дополнительная охрана? Это что же получается: дачу будут брать штурмом?

– Точно не знаю, – ответил Саша, – но исключать нельзя.

– Но тогда, наверно, и нам с Катей придётся участвовать в обороне?

– Надеюсь, до этого не дойдёт. Но полностью исключать нельзя.

– Тогда, – заявил Андрей, – нам надо кое в чём потренироваться. Стрелковая подготовка, рукопашный бой...

– О стрелковой подготовке я поговорю с начальством – может, и разрешит. Что касается рукопашного боя, то не вижу никаких проблем. Екатерина – чемпионка мира, она вас натренирует лучше всех...

– Э, нет, – коварно улыбнулся Андрей. – Не всё так просто. Я собираюсь по ходу дела провести такой полноценный чемпионат по борьбе. Екатерина тут не подходит: у нас с ней слишком разные весовые категории. А вот вы подходите просто идеально.

Саша изучающе посмотрел на него снизу вверх (вследствие разницы в росте) и увидел в его глазах вызов.

– Побороться со мной? А что, я не против! Только надо время подобрать. Значит, так: ближайшие свободные часы у меня – обед и ужин, но от еды отвлекаться нельзя...

– Ни в коем случае! – подхватил Андрей.

– А дальше я освобожусь в десять часов вечера. Вот тогда и встретимся. Годится?

– Годится.

– Где у нас спортзал находится, вы уже видели?

– Уже видел.

– Ну, приходите прямо туда.

– О кей.

Саша неторопливо удалился. Катя в недоумении посмотрела на Андрея.

– Что это было? Ты зачем сейчас вызвал его на дуэль?

– Да брось ты. Ну какая это дуэль? Так, баловство. Хотя, на самом деле, из-за тотализатора. Я его научу уважать азартные игры.

Андрей кое-что не договорил: на самом деле он всё это затеял сразу по двум причинам, а озвучил только первую. Боевое соперничество из-за девушки он предпочёл не афишировать.

* * *

После обеда они сочинили и отправили электронное письмо для Катиной мамы. Правда, это мероприятие заставило их понервничать. Ни Андрей, ни Катя не имели чёткого представления о возможностях мафии, к тому же они плохо понимали, насколько вообще, чисто технически, можно контролировать интернет в наше время. Никто из них никогда не интересовался этим вопросом.

– Делаем так, – предложил Андрей. – Пишем письмо с моего адреса, но даём ему какое-нибудь название, понятное только твоей маме. Чтобы она сообразила, что это не розыгрыш, а пишешь действительно ты. А то мало ли, незнакомый адрес отправителя... Значит, в разделе «Тема» мы напишем... как тебя в детстве звали?

– Ни за что не отгадаешь, – засмеялась Катя. – У меня было прозвище «Альфа».

– Это почему?

– Точно не знаю, но папа увлекался математикой. Наверно, оттуда.

– Тогда пишем тему: «письмо от Альфы». Думаю, поймёт.

Письмо выглядело так:

«Мама, здравствуй. Мне пришлось на время скрыться, а мобильник я с собой не взяла. Меня преследует спортивная мафия, потому что я отказалась сдать бой. Тот самый, чемпионский. Не волнуйся, у меня нашлись серьёзные и влиятельные друзья, так что, я надеюсь, они решат все проблемы. Но придётся подождать. Где я нахожусь, сказать не могу, извини. Целую, Катя».

– Годится, – подытожил Андрей, внимательно прочитав текст. И нажал «Отправить».

* * *

К десяти часам вечера они с Катей явились в спортзал. Это помещение было довольно большим, но меньше, чем банкетный зал, и занимало, в отличие от него, только первый этаж. Здесь имелось много культуристических тренажёров, а также две штанги (одна побольше, вторая поменьше), несколько пар гантелей разного веса, боксёрская груша, боксёрский мешок, шведские стенки, турники, кольца, брусья и, наконец, просторная площадка, выложенная спортивными матами – очевидно, как раз для борьбы. У самой двери стояли электронные весы.

Саша пришёл минуты через две. Кстати, сегодня за обедом и ужином они с ним не пересекались. Он с весёлой улыбкой произнёс: «Привет», махнул рукой и направился в сторону площадки из спортивных матов. И стал снимать форму, развешивая её на шведской стенке. Андрей ничего снимать не стал, так как был одет в спортивный костюм. Но потом Саша снял обувь – тяжёлые чёрные ботинки – и Андрей, чуть-чуть подумав, последовал его примеру и снял кроссовки. Теперь Саша остался в футболке, семейных трусах размером с шорты и чёрных носках, а Андрей, соответственно, в спортивном костюме и тоже в носках.

Надо отметить, что соперники имели весьма существенную разницу в габаритах, и всё из-за разницы в росте. Андрей превосходил Сашу практически на голову, а голова у него была достаточно крупная. Они вышли на площадку из спортивных матов и обменялись рукопожатием. Катя с интересом наблюдала, что будет дальше.

Андрей и Саша двинулись друг на друга и сцепились в высокой стойке. Осторожничать и проводить разведку ни один, ни другой не пожелали. Работать вторым номером тоже пока никто не захотел – только первым. И вообще они оба сейчас напоминали борцов сумо, причём как по технике, так и по внешности.

«Интересно, а Саша вообще соображает, что делает? – подумала Катя. – Лезть в открытое силовое противостояние с человеком, который его в полтора раза больше! Хотя это может быть от недостатка опыта: он ведь и сам парень крупный, поэтому более крупные тяжеловесы ему редко встречаются. А уж с такими, как Андрей, он вряд ли когда-нибудь пересекался...»

Но, к её удивлению, открытое силовое противостояние поначалу шло на равных, без чьего-либо преимущества. А потом ей пришлось удивиться ещё больше: Андрей неожиданно дрогнул и медленно поехал назад под натиском соперника.

Такой поворот событий ему явно не понравился, и, сопротивляясь изо всех сил, он кое-как сумел остановиться. Затем первый раз пошёл на хитрость – внезапно прекратил сопротивление и отскочил вправо, чтобы Саша по инерции пролетел мимо него. Но Саша был начеку и поэтому никуда не пролетел. Немного покачнувшись, но не теряя равновесия, он повернулся к Андрею и бросился на него, как бультерьер.

Теперь Андрей стал работать вторым номером, от обороны. Раз за разом он проваливал соперника, отскакивая от него влево, вправо или назад; но Саша ни на какие хитрости не поддавался и продолжал мощный прессинг.

«Андрей явно начал экономить силы, а Саша об этом и не думает. Тупо лезет напролом. Если у них примерно одинаковая выносливость и схватка затянется, то он в конце концов «сдохнет»».

Она не знала точно, за кого болеет. Вроде бы ей полагалось болеть за Андрея, но... нет. Пожалуй, за обоих. Пятьдесят на пятьдесят.

Андрей вовсю маневрировал, стараясь избегать лобовых столкновений с противником, но тот преследовал его без передышки. Наконец Андрей не успел уйти от очередной атаки: Саша подскочил к нему вплотную, зайдя немного сбоку, зацепил его правой ногой за правую и попытался свалить через подножку. Несколько секунд они раскачивались на одном месте, потом Андрей стал подаваться назад и наконец необычайно зрелищно рухнул на спину. Саша проворно навалился на него сверху, не давая подняться.

Некоторое время Андрей вырывался, но потом, видя, что ничего не получается, затих.

– Ну как? Всё? – уточнил Саша.

– Всё.

Саша отодвинулся в сторону, выпуская его.

– А вот боксировать со мной я бы не советовал...

– Да вы что, я и не собирался! – горячо запротестовал Андрей, принимая сидячее положение.

– И правильно. Потому что у меня прямо-таки железная голова. Вы Николая Валуева помните? От него все вражеские удары отскакивали горохом, не причиняя никакого вреда. Вот и я такой же...

– Ребята, у меня к вам просьба, – сказала Катя. – Можете взвеситься? Вот прямо в таком виде, как сейчас, ничего не надевая.

Дуэлянты по очереди встали на весы, имевшие точность показаний 50 граммов. Саша потянул на 116,35 кило, а Андрей – на 175,60 (в спортивном костюме).

– Саша, а рост у вас какой? – спросила Катя.

– Метр семьдесят пять.

– Двадцать два сантиметра разницы... Знаете, вы настоящий талант. Хотите выступать у нас в команде?

– Да ладно вам! Я уже старый.

– А сколько вам лет?

– Тридцать два.

Катя задумалась.

– Ну-у... врать не буду, это многовато. Можете не успеть раскрутиться.

– Вот видите. А что, я так здорово выступил?

Катя повертела рукой в воздухе:

– Неоднозначно. Так-то вы действовали очень примитивно, на школьном уровне. Работали исключительно на силу, провели всего один технический приём, в конце поединка. Андрей был в техническом плане куда разнообразнее...

(Тут, конечно, следовало бы добавить: «...когда стал проигрывать, а до этого он тоже работал исключительно на силу»).

– ...На вашем месте можно было продемонстрировать бросковую технику или хотя бы проходы в ноги, при такой-то разнице в росте...

– А зачем? – заспорил Саша. – Я же и так выиграл. Зачем чинить, когда работает!

Услышав эту фразу, Андрей, несмотря на своё поражение, не удержался от смеха.

– ...С другой стороны, все эти недостатки компенсируются тем, что вы тяжеловес, да ещё очень одарённый физически. Природный талант.

– Ну вот, – довольно заулыбался Саша и гордо развернул плечи. – Природный талант, а особой техники от тяжеловесов и не требуется.

Катя добавила:

– Саша, а давайте с нами на «ты»? Мы уже вроде бы неплохо познакомились... А?

* * *

Иван Данилович снова устроил совещание в той же самой секретной квартире. Кроме него, здесь собрались четверо – его помощники Дубок, Борода и Шило, а также приглашённый на дело киллер по прозвищу Слепень. В молодости он имел особый «почерк»: совершал убийства путём выстрела в глаз. Но в дальнейшем отказался от этого шаблона и стал действовать более разнообразно. Это был человек высокого роста, подтянутый и атлетичный, как спортсмен.

– Ну, – сказал Иван Данилович, – что удалось узнать?

Из-за стола поднялся Шило – худощавый, молодо выглядевший парень среднего роста.

– Мы получили данные с камер наблюдения у дома Цыгановой...

Подобные операции проводились с помощью коррумпированных сотрудников правоохранительных органов – так называемых «оборотней в погонах». Но все присутствующие и сами это знали, пояснять не требовалось.

– Рядом с её домом останавливался автомобиль, в который она села и уехала. Камеры зафиксировали номер машины, а также внешность водителя, потому что он выходил из машины. Могу показать видеозапись...

– Покажи, – велел Иван Данилович.

Шило достал телефон, отыскал нужную запись, подошёл к Ивану Даниловичу и включил видео.

– Хм... Ишь ты, ну и жирдяй, – усмехнулся Иван Данилович. – Кто такой? Личность установили?

– Установили, по номеру машины. Кругликов Андрей Валентинович, год рождения восемьдесят девятый. Пробили его адрес, живёт на Парнасе. Взяли под наблюдение его квартиру, также пытаемся найти их обоих по местонахождению мобильников.

– Хорошо. Прямо сейчас отправишь это видео нам всем на телефоны. Начиная со Слепня, ему нужнее всех.

Шило отослал видеофайл Слепню, а затем и остальным присутствующим. Слепень сразу включил воспроизведение. Остальные, получая видео, делали то же самое. На записи было видно, как подъезжает машина Андрея, сам он выходит на улицу, из дома выбегает Катя, оба садятся в машину и уезжают. Досмотрев до конца, Слепень сказал:

– Есть идея. Предлагаю присвоить нашей операции кодовое название – чтоб мы могли обсуждать её без особой секретности, но при этом никто из посторонних ни о чём бы не догадался.

– Операция «Ы», что ли? – раздражённо произнёс Иван Данилович.

– Нет, мы назовём эту операцию в честь её дружка. И тогда никто даже не поймёт, что речь идёт об устранении Екатерины Цыгановой. Операция «Толстяк»!

Борода и Дубок, здоровые мордовороты (один с бородой, другой, соответственно, без), громко заржали. Шило промолчал, но изобразил улыбку. Иван Данилович одобрительно кивнул:

– Хорошо придумано! Так и назовём.


ГЛАВА 10

На следующее утро, после завтрака, Катя и Андрей вышли в интернет с ноутбука. Сначала они обнаружили ответное письмо Катиной мамы, достаточно длинное и составленное в паническом духе. Затем выяснилось, что в интернете стали появляться первые заметки об исчезновении Екатерины Цыгановой.

– Андрей, а можно мне кое-что поискать? Я недолго!

– Ну, давай, поищи.

Временно завладев ноутбуком, Катя ушла к себе и попробовала найти аналогичные случаи, происходившие со спортсменами раньше. Ей хотелось увидеть историю со счастливым концом, чтобы приободриться. Но первый же случай, который она нашла, не понравился ей настолько, что у неё полностью пропало желание продолжать поиски. Меньше знаешь – лучше спишь.

Это была история российского профессионального боксёра Дениса Бойцова. В молодости он являлся перспективной восходящей звездой тяжёлого веса, и болельщики говорили о нём: «Эх, побольше бы нам таких бойцов, как Денис Бойцов!» Словом, надежды на него возлагались очень серьёзные. К сожалению, оказавшись в мировой элите, он оступился: проиграл последний отборочный поединок перед титульным боем. Неожиданную и сенсационную победу над Денисом одержал Алекс Лиепаи по кличке «Прибалт» (так его в шутку назвали русскоязычные зрители, а вообще-то он по национальности самоанец). В результате Алекс Лиепаи вышел на чемпионский бой, запланированный для Бойцова. Правда, тут уже он сам продул.

Но причиной шокирующего происшествия стало, по-видимому, не это поражение, а затянувшийся конфликт Дениса с руководством. Руководитель профессионального боксёра называется «промоутер», а его организация – «промоутерская компания». Так вот, в 2013 году Бойцов был вынужден сменить одну промоутерскую компанию на другую, причём дело проходило со скандалом и даже через суд: его очень не хотели отпускать. (Бой с Алексом Лиепаи состоялся чуть позже). А в мае 2015 года на него было совершено нападение. Его нашли в метро, на путях между двумя станциями, без сознания и с тяжёлыми травмами головы. Врачи даже временно вводили его в искусственную кому. В результате Денис Бойцов получил инвалидность и не выздоровел до сих пор. Преступников, похоже, ещё не поймали. Самое удивительное, что происходило это не в России, а в, казалось бы, цивилизованной Германии.

«Всё, хватит на сегодня историй. Такого потока негативной информации я не выдержу! Мне бы хоть свои проблемы решить».

Катя принесла ноутбук обратно Андрею, а у него в комнате оказался ещё и Саша.

– Привет, – поздоровался он. – Ну что, начальство разрешило мне дежурить тут непрерывно, пока ты у нас находишься...

– Слушай, это же тяжело! А тебе оплатят дополнительную работу?

– От этого я отказался. Мало того, все расходы на меня во время дополнительных смен я буду оплачивать сам. Ну, питание и всё остальное.

– Но зачем ты на такое подписался?!

– Что значит «подписался»? Я сам же это и придумал. Я действую чисто как твой болельщик, и начальство вовсе не должно на меня тратиться сверх меры. Зарплата – да, само собой, но большего мне не надо.

– Саша, а можно уточнить: тебе так сильно нравится моё общество или ты всерьёз опасаешься нападения на дачу, пока я здесь?

Саша пожал плечами.

– Ну-у-у... пятьдесят на пятьдесят. То есть мне одновременно очень нравится твоё общество и я опасаюсь нападения бандитов на дачу.

– А мне кажется, они меня вообще не найдут. Не смогут выяснить, что я здесь. Я уж не говорю о попытке штурмовать дачу – это надо быть отмороженным на всю голову, чтоб на такое решиться.

– Ты ещё не знаешь вторую новость. Сергей Максимыч разрешил немножко поучить вас стрельбе! Сказал, дай им одну обойму на двоих, больше не нужно.

– Вот так! – заметил Андрей. – Будем как настоящие ковбои.

– Да. Сегодня можем потренироваться, но сейчас уже не успеем, мне пора идти на пост. Давайте вечером. У меня будет свободное время с восьми до девяти. Я приду за вами сюда.

Катя окинула взглядом своих кавалеров и, развеселившись, констатировала:

– Надо же, меня охраняют два толстяка.

Те ответили дружным хохотом.

Когда ушёл Саша, она пригласила Андрея в спортзал, но он отказался. Катя отправилась одна. Сегодня она ещё не хотела тренироваться по-серьёзному, но какая-никакая разминка была нужна: ведь приходилось постоянно сидеть в доме, пусть даже очень большом, не покидая его.

В спортзале Катя отыскала взглядом самую длинную круговую дорожку, образованную свободным пространством между спортивными снарядами, и стала бегать по кругу. Десять кругов в одну сторону, десять в другую. Потом сделала зарядку, но лёгкую, несложную, безо всяких отягощений. Потом задумалась.

«Ну что ж... примерно понятно, как себя вести. Если становится скучно – прихожу сюда и делаю зарядку. Опять становится скучно – опять делаю зарядку. И так далее».

Катя вернулась к себе в комнату и увидела, что там идёт уборка. Уборщица была несколько худощавой, но довольно симпатичной женщиной среднего роста, лет примерно сорока. Звали её Люда. Поздоровавшись с Катей, она за следующую минуту закончила мыть пол и, уже собираясь уходить, поинтересовалась:

– Слушай, Катя! А ты, оказывается, спортсменка? Мне тут только что сказали.

– Да.

– И я тоже спортсменка. А ты по какому виду спорта?

– ММА, в просторечии – бои без правил.

– А я – по кёрлингу. Говорят, ты сбежала сюда от мафии?

– Ну да.

– А я от мужа. Правда, это уже одиннадцать лет назад было. Сейчас-то я здесь работаю неделю через неделю, по очереди с другой уборщицей, а первые годы я здесь жила. Постоянно. Поэтому и работала в одиночку, ни с кем не чередуясь. Отпуска, правда, у меня были.

– А как вы с хозяином познакомились?

– С Петром Андреичем? Так мы с ним уже были знакомы. Ну, так, шапочно. Он же многих спортсменов знает. Он и сам бывший спортсмен, и бизнес у него на спорте завязан...

Вскоре Катя и Андрей пошли обедать. После обеда они вместе с Сергеем Максимовичем там же, в банкетном зале, посмотрели фильм «Форсаж-8» с помощью домашнего кинотеатра. Заодно Сергей Максимович научил их пользоваться этой аппаратурой, так что в следующий раз Катя и Андрей могли смотреть тут фильмы и без него. Потом Катя решила снова сделать зарядку в спортзале, а Андрей снова отказался туда идти (очевидно, после неудачной «дуэли» он стал считать посещение спортзала дурной приметой). И сел играть в тотализатор.

В спортзале Катя встретила одного из охранников, который околачивал грушу. В смысле, боксёрскую. Уровень технического мастерства у него был весьма приличный. Вообще, судя по всему, лохов тут не держали. Как и в прошлый раз, Катя провела беговую разминку и лёгкую зарядку. Когда она закончила упражнения и собралась на выход, охранник удивился:

– Что-то вы, Екатерина, вполсилы тренируетесь.

– У меня всё продумано. Я совсем недавно провела бой, к которому очень тяжело готовилась. Следующий бой состоится ещё не скоро. Так что я пока сильно не напрягаюсь. Но завтра хочу потренироваться немножко интенсивнее, чем сегодня, ну и дальше увеличивать нагрузки... постепенно.

Потом Катя и Андрей поужинали, а в восемь часов за ними пришёл Саша и повёл их в тир, который располагался в подвале. Из соседней подвальной комнаты, расположенной за стенкой, доносилось дружное «гав-гав-гав».

– Овчарки сторожевые, – пояснил Саша. – На вас реагируют.

– А сколько их всего? – спросил Андрей.

– Всего – шесть.

Саша достал пистолет.

– Это у нас ПММ 12-зарядный, пистолет Макарова модернизированный. Сейчас вы по очереди, под моим руководством, будете его заряжать и разряжать, ставить на предохранитель и снимать с предохранителя, и, наконец, стрелять. По шесть патронов на каждого. Андрей, начнём с тебя...

Тщательно, насколько это оказалось возможным в данных условиях, Андрей и Катя по очереди изучили оружие. Затем Андрей сделал шесть выстрелов.

– Ну-у-у... Для первого раза нормально, – уклончиво оценил Саша.

Потом и Катя сделала шесть выстрелов. У неё получилось чуть лучше.

– Совсем хорошо, – похвалил Саша. – Ну, на сегодня хватит. Надеюсь, вам это всё-таки не понадобится. Пойдёмте отсюда. Я в девять часов заступаю на пост.

– А я пойду в спортзал, сделаю ещё одну зарядку. Андрей, ты со мной?

– А? Не, я в тотализатор поиграю.

* * *

Иван Данилович устроил ещё одно совещание всё там же. И участники были те же, что в прошлый раз: сам Иван Данилович, Шило, Дубок, Борода и Слепень. Шило поднялся из-за стола и начал делиться свежей информацией.

– Держим под наблюдением квартиры Цыгановой и Толстяка. Пока никто из них ни там, ни там не появлялся. Зато нам удалось отследить мобильник Толстяка. Он находится в Новгородской области...

– Не так уж далеко, – заметил Борода, – мог бы и подальше удрать.

– ...в окрестностях города Окуловка, на дачном участке. Дача там такая одна, рядом с ней других домов нету.

– Выяснить, кто хозяин дачи, – дал указание Иван Данилович.

– Сделаем. Ещё у Толстяка есть дядя, бывший мент. Сам-то он вроде не крутой, но работал раньше с Силачёвым...

– Тормозни. Это что, тот самый Силачёв?

– Ну да...

Иван Данилович выругался. Потом несколько секунд молча подумал и добавил:

– Продолжай.

– Последняя новость, самая хорошая. Один из наших знает мента, который корешится с его дядей. Так вот этот мент сказал, что у Толстяка не всё в порядке с нервами. Проще говоря, он законченное ссыкло...

Борода и Дубок хохотнули. Слепень промолчал, Иван Данилович с интересом посмотрел на докладчика. Тот обрадовался и добавил:

– ...Так что у нас с ним не будет никаких проблем!

Взгляд Ивана Даниловича стал задумчивым.

– Никаких проблем? – переспросил он.

– Никаких, – радостно повторил Шило, не чуя подвоха.

– Ну-к, подойди сюда.

Шило обогнул сидящего за столом Дубка и приблизился к Ивану Даниловичу. Тот внезапно вскочил на ноги и двинул собеседнику по зубам, да так, что Шило отправился в нокаут.

– За фто меня? – уточнил он, растянувшись на полу.

– «Никаких проблем»?! – заорал Иван Данилович, грозно нависая сверху. – Ты что, совсем мудак или притворяешься?! Да он нам УЖЕ проблемы создал!!

* * *

Проснувшись утром, Катя оделась и решила заглянуть к Андрею. Она осторожно приоткрыла дверь его комнаты. Оказалось, он тоже успел проснуться, одеться и теперь сидит перед ноутбуком. Очевидно, опять баловался тотализатором. Катя поздоровалась, подошла поближе и из любопытства посмотрела на экран.

Вдруг она заметила там нечто такое, что привело её в крайнее удивление.

– Андрей! – позвала она.

– Да?

– А ведь мы с тобой, кажется, знакомы уже несколько лет...

– В смысле?

Катя молча ткнула пальцем в число на экране ноутбука.

Это была ставка размером 55555 рублей 55 копеек.


ГЛАВА 11

Андрей перевёл взгляд с экрана на Катю, и она поняла, что он изрядно смутился. Но ответил довольно быстро, почти сразу:
 
– Да, ты угадала. Это действительно был я.
 
– Ну-у-у... даже не знаю, что сказать. Конечно, огромное тебе спасибо, но всё же: почему ты вдруг исчез? Я не обиделась, мне просто очень любопытно. Ну вот почему?
 
Тут дверь открылась, и в комнату ввалился Саша. Вероятно, он только что позавтракал и у него осталось свободное время от часового перерыва.
 
– Здорово, ребята! О чём спорим?
 
– Привет. Оказывается, мы с Андреем познакомились гораздо раньше, чем я думала. Правда, тогда мы были знакомы только в интернете, но всё равно.
 
– Интересно. Ну-ка, расскажи!
 
– Да вот я и хочу, чтобы он рассказал, почему он исчез.
 
– Давай, Андрюха, рассказывай! Почему ты исчез?
 
– Тут две причины. Первая – она такая... не знаю, может, она вообще дурацкая. На момент нашего знакомства ты была несовершеннолетней, и я подумал, что мой интерес к тебе будет выглядеть подозрительно... Ну, не знаю, может, я себе искусственную проблему создал, на ровном месте. Но вторая причина гораздо серьёзнее: я ОЧЕНЬ не хотел, чтоб ты узнала, как у меня появились такие бабки.
 
– Неужели кого-то ограбил?! – испугалась Катя.
 
– Тьфу ты, блин! Конечно, нет. Но всё же я их получил... таким, неоднозначным способом. Вот, честное слово, до сих пор не пойму, можно ли это считать плохим поступком...
 
– Слушай, Андрюха, – перебил его Саша, – ты такую мощную подводку сделал, что теперь мы оба сгораем от любопытства. Если ты не расскажешь нам всю историю прямо сейчас, мы тебе накостыляем по первое число! Мы можем.
 
– Да не, я расскажу... Началась эта история в 2009 году. Сейчас мне тридцать лет, а тогда было двадцать. Был я лоботрясом, нигде не работал, от армии меня родители отмазали... в институте, правда, учился, но учился через пень-колоду, почти всегда на грани отчисления. И вот я приехал в гости к дяде. Ну, он-то жил в Питере, а я в Петрозаводске.
 
А дядя у меня работал в милиции. И у него был начальник, Михаил Николаевич Силачёв. Он зашёл к дяде в гости, как раз когда я там тусовался. Ну, мы познакомились, поболтали немного... А потом, когда Силачёв ушёл, дядя мне говорит: это, мол, уникальный мужик. Во-первых, знаменитый сыщик, а во-вторых, человек, который умудрился выиграть целое состояние на азартных играх... Саша, ты в порядке?
 
– Да я уж привык, чего от тебя ждать-то ещё! – засмеялся Саша.
 
Андрей продолжал:
 
– Дядя сказал, что Силачёв недавно закончил с азартными играми – он так разбогател по итогам 2008 года, что ему хватит с запасом на всю жизнь. Дальше у него пропал интерес к этому делу. Зато у меня, наоборот, появился, когда я такое услышал. Я никому ничего не сказал, но всерьёз задумался: а вдруг и у меня получится разбогатеть с помощью тотализатора! И решил попробовать.
 
Играть я собирался через интернет, ставки делать только из одних пятёрок – потому что суеверный, но остался главный вопрос. На какое событие поставить? Вот тут я долго ломал голову. Тем временем начался новый, 2010 год, и впереди замаячили выборы президента Украины. Я подумал: это то, что мне нужно...
 
– Ха-ха-ха! – развеселился Саша. – Ты же говорил, что ты СПОРТИВНЫЙ аналитик.
 
– Да, но политику я тоже считаю одним из видов спорта, вроде тараканьих бегов. Правда, первый тур я пропустил, но второй был ещё интереснее. В нём сошлись мощный богатырь Виктор Янукович и оранжевая секс-бомба Юлия Тимошенко. Каждый из этих спортсменов вызывал у меня определённый интерес: в Януковиче я увидел родственную душу, потому что он по комплекции почти как я сам; а Юлия Тимошенко мне казалась чем-то вроде порнозвезды – ну, у неё имидж такой. Вообще, жаль, что я не работал в её избирательном штабе, а то бы знаете какие предвыборные лозунги ей забабахал! «Попка, сиськи и коса – вот моя программа!»
 
Саша и Катя едва не рухнули от смеха.
 
– Короче говоря, эта девица вызвала у меня очень сильное желание. В смысле, я захотел на неё поставить, а вы чё подумали? Но тут мне пришлось взять себя в руки. Как вы понимаете, надо уметь отделять мух от котлет. Хотел бы я её трахнуть? – это один вопрос. Хотел бы я за неё проголосовать? – это другой вопрос. Нужно ли на неё ставить? – это уже третий вопрос. И вот на третий вопрос я после долгих размышлений твёрдо ответил: «Нет!» Толстяк толстяка видит издалека, поэтому я поставил на своего коллегу Януковича. Сумма ставки была 5555 рублей 55 копеек. На большее я не решился.
 
Янукович выиграл, я, соответственно, тоже, после чего отметил как следует свой успех и решил продолжать. Дальше я стал делать ставки уже на нормальный спорт. Ну там, бокс, футбол, ММА... И должен сказать, у меня отлично получалось. Я открыл в себе аналитические способности по всем видам спорта, которыми интересовался.
 
А тут мы с дядей созвонились по межгороду. Стали болтать, я и расхвастался. Вот, мол, теперь тоже в тотализатор играю. И главное, у меня получается. Дядя, похоже, на том конце провода схватился за голову. Как заорёт на меня: «Дур-рак!! Разориться хочешь?!» Я говорю: «Почему это? Силачёв не разорился – и я не разорюсь!» А он мне заявил такое, что я вообще в осадок выпал. «Силачёв, – говорит, – сверхъестественными способностями обладает. Ясновидец он. В прошлый раз я тебе не сказал, думал, что незачем. Теперь вынужден сказать».
 
Я, конечно, сначала не поверил. «Дай-ка мне, – говорю, – телефон Силачёва, я его самого спрошу, какой он ясновидец». Дядя снова заругался: «Ну да, ему как раз самое время с тобой трепаться! Его только что из органов уволили!» – «За что?!» – «За драку! То есть подрался-то он справедливо, но вляпался в скандал, а тут его сослуживцы и подсидели!» Короче, не дал мне дядя телефон Силачёва.
 
От таких новостей я просто охренел, но тотализатор не бросил, продолжал играть. Правда, с дядей на эту тему решил не разговаривать, а то он что-то нервничал. Играл я хорошо, набирал постепенно обороты, но всё-таки иногда проигрывал. Это мне, конечно, не нравилось. Хотелось устроить так, чтоб вообще не проигрывать.
 
И вот к концу 2010 года мне пришла в голову отличная идея. Правда, она могла показаться дурацкой, и вообще это верх наглости, но в итоге она увенчалась успехом, так что теперь я точно знаю: идея была просто блестящая. Для начала я спросил у дяди электронную почту Силачёва. Причём к дяде обратился тоже по интернету, чтобы он на меня, по возможности, не ругался.
 
Дядя прислал сообщение: «А тебе на что?» Я честно написал: проконсультироваться насчёт тотализатора. Дядя ответил, мол, ладно, хрен с тобой, и дал мне электронный адрес Силачёва. Ещё добавил, что Силачёв уехал из Питера, живёт в Новгородской области – купил дачу и сейчас её перестраивает. Сначала он там сидел даже без телика и интернета.
 
Дальше я написал письмо Силачёву, по электронке, конечно. «Уважаемый Михаил Николаевич, здравствуйте. Я – Андрей, мы с Вами немного знакомы, виделись у моего дяди». Указал, как зовут дядю. «Я балуюсь азартными играми и узнал, что Вы добились в этом деле больших успехов. Не могли бы Вы и меня научить?»
 
Отправил ему это письмо и стал ждать. Ну, думаю, в худшем случае он меня матом пошлёт, но попытаться в любом случае стоило. Силачёв прислал ответ: «Это очень сложно». Я поинтересовался: «Почему?» Он объяснил: «Потому что я могу спонтанно видеть отдельные фрагменты будущего, чем и пользовался в тотализаторе. Но как научить таким способностям другого человека, я понятия не имею». То есть, по сути, подтвердил, что он ясновидец.
 
И тут я закинул самую главную удочку. «Михаил Николаевич, у меня к Вам просьба, если Вас не затруднит. Вы следите за спортом? Если Вы увидите кусок будущего с результатом каких-нибудь соревнований – напишите, пожалуйста, мне». И опять думаю: сейчас пошлёт. Нет, не послал. Ответил: «Ладно».
 
Вот до сих пор не знаю, хорошо я поступил или плохо, и если плохо, то насколько. Но Силачёв стал мне помогать. То ли он бескорыстно это делал, то ли у него тщеславие взыграло и он понтануться решил – хрен поймёшь, а в итоге я начал обогащаться гораздо быстрее. Сделал специальный файл, назвал его «Ставки по Силачёву» и стал туда информацию заносить: сколько поставил, когда, на кого, сколько выиграл. Сам Силачёв называл свои способности «интуицией», но она у него работает за гранью сверхъестественного. И притом достаточно часто, он присылал мне от одного до пяти прогнозов в неделю. Особенно я поржал, когда он написал результат будущих соревнований по художественной гимнастике – этим спортом ни я, ни он не интересовались, но интересовалась его жена, поэтому и он что-то смотрел. Короче, со своими прогнозами, которые я знаю, он ни разу не ошибся.
 
В 2013 году я решил подбить бабки, то есть посчитать, сколько выиграл с помощью Силачёва и сколько самостоятельно. Ну, вторую цифру не скажу – секрет; а с помощью Силачёва к тому моменту я выиграл три миллиона рублей. Это именно «чистый» выигрыш, с учётом всяких там комиссий, которые нужно по ходу дела кое-где платить. Тогда у меня началось головокружение от успехов, и я решил эти три лимона потратить. В конце концов, Силачёв продолжал со мной сотрудничать, да и без него я неплохо справлялся.
 
Первые сто тысяч я пропил, но потом понял, что так мне никакого здоровья не хватит, и с пьянством завязал. Тут мне пришла в голову идея заняться понемножку благотворительностью. Ну, всё сразу я, конечно, тратить не собирался, но делать пожертвования по 555 рублей 55 копеек можно было бы очень долго. В общем, я стал искать нуждающихся и переводить им бабки такими суммами. И уже успел сделать несколько переводов, когда наткнулся на тебя...
 
– На меня? – переспросила Катя.
 
– На тебя, на тебя. И вот тут я реально выпал в осадок. Ты оказалась двойником нашей школьной королевы красоты. Правда, тебе тогда было четырнадцать, но я же помню и её в четырнадцать лет – точная копия! Это меня убило наповал, и когда я понял, что тебе позарез нужны деньги, то решил не экономить. Тут не 555 рублей – тут уже счёт на миллионы пошёл...
 
– На миллионы?! – обалдел Саша.
 
– Да, миллион восемьсот пятьдесят тысяч, – подтвердила Катя.
 
– Ух, ё...
 
– Зато её суперзвёздная карьера была спасена, – продолжал Андрей. – Конечно, я не знал заранее, что Катя добьётся таких успехов…
 
– А вот мне интересно: почему ты назвался «Бад»? Это же означает «Крошка»…
 
– Какая, на фиг, крошка? Это в честь Бада Спенсера, одного из моих любимых актёров.
 
– А ещё я запомнила, что у тебя тогда не было машины.
 
– Тогда не было, потом появилась. Это из-за того, что у меня много свободного времени. Если бы у меня была постоянная работа, да ещё какая-нибудь изнурительная – мне бы и в голову не пришло машину себе покупать, на фиг нужно.
 
– Ну, а дальше что было? – спросил Саша.
 
– Дальше я продолжал в том же духе. И от Силачёва советы принимал, и сам ставил довольно успешно. Например, в шестнадцатом году по своей собственной инициативе поставил на победу Трампа. По правде говоря, он мне нравится. Я бы даже хотел быть таким, как он, если бы у меня не получилось стать таким, как я. Между делом я сдал на права, купил машину, переехал в Питер… Иногда приезжал и сюда, в гости к Силачёву.
 
– А за мной ты продолжал наблюдать? – поинтересовалась Катя.
 
– Да. Следил, всё ли у тебя в порядке. Сначала я больше ни о чём не думал. Потом ты круто стартовала в профессиональных боях ММА, и я стал тобой интересоваться как игрок. Начал ставки на тебя делать. И вдруг, с некоторым опозданием, мне пришла в голову мысль: «А ведь она уже совершеннолетняя, ей же стукнуло восемнадцать! Может, попробовать познакомиться?» Я сначала колебался, но против «эффекта двойника» устоять не смог и наконец решился. Ну, там, принял немного для храбрости…
 
– Я помню.
 
– Но как раз перед нашей встречей я получил прогноз от Силачёва, что ты выиграешь чемпионский бой. И сказал об этом тебе…
 
– Ах, вот оно что!
 
– Да.
 
– Слушай, Андрей, а деньги тебе вернуть?
 
– Да ну, не надо. Если хочешь знать, я на твоих боях уже неплохо разбогател. Особенно на последнем, чемпионском. И ещё разбогатею. Но я не закончил свой рассказ. Мне пришёл ещё один прогноз от Силачёва, самый последний…
 
Тут Андрей сделал небольшую паузу, но не из вредности (на самом интересном месте), а просто чтобы перевести дух.
 
– Он написал: «Скоро у Екатерины Цыгановой начнутся большие проблемы. Я не знаю, какие именно, но это совершенно точно. Решил тебе сообщить, раз ты её фанат и живёшь в одном городе с ней. Естественно, полиции жаловаться бесполезно, потому что ничего ещё не произошло. Я и не знаю, что произойдёт. В общем, действуй по своему усмотрению».
 
– Охренеть можно, – не выдержала Катя.
 
– Красивая байка, – заметил Саша. – Жаль, что брехня.
 
– Как минимум половина из того, что он рассказал – чистая правда, – возразила Катя. – Я могу подтвердить.
 
– Ну, а другая половина? Ладно, у меня перерыв закончился, мне на пост нужно.
 
Саша торопливо выскочил. Последние несколько минут он то и дело бросал взгляды на экран телефона – очевидно, время смотрел.
 
– Во! – сообразил Андрей. – Я покажу вам свою переписку с Силачёвым в интернете. Для подкрепления моих слов.
 
– Ну давай, покажи.
 
Андрей открыл на ноутбуке последний прогноз Силачёва и продемонстрировал его Кате. Потом – выборочно – ещё несколько писем Силачёва к нему, потом несколько своих писем Силачёву.
 
– Видишь, как хорошо, что я не удаляю важную переписку!
 
– Мда-а. После таких открытий перестаёшь понимать, как дальше жить вообще.
 
– Потом Сашка освободится – я ему тоже покажу, а то он чего-то мне не верит.
 
– А как ты хотел?! Я бы тоже не поверила, если б не было подтверждений твоим словам. Ты нам такого порассказал – не хуже, чем барон Мюнхаузен!


ГЛАВА 12

В той же самой секретной квартире встретились Иван Данилович и Шило.
 
– Ну, как успехи?
 
– Удалось выяснить, кому принадлежит дача в Новгородской области. Это крупный московский бизнесмен, имеет отношение к спорту. Фитнес-клубы, спорттовары, спортивное питание, всё такое. Подробную информацию я вам подготовил в электронном виде.
 
– Ага, хорошо. Я посмотрю.

– Скорее всего, Цыганова и Толстяк отсиживаются у него на даче. У себя на квартирах они не появляются. Ни с кем из своего окружения Цыганова после исчезновения не встречалась, мы за всеми следим. Ещё мы взяли под наблюдение её адрес на родине, в Приднестровье, но и там она пока не появляется.
 
Иван Данилович немного подумал, поднял лежавший на столе телефон, набрал номер:
 
– Вы готовы? Выезжайте.
 
Затем нажал «отбой», положил телефон обратно на стол и произнёс:
 
– Надо убрать её как можно быстрее. Под меня копать начали.
 
* * *

На просёлочную дорогу, ведущую к даче Петра Андреевича, свернул с шоссе автомобиль, красная «Шкода-Октавия». В машине сидели двое: Слепень и шофёр. Оба были одеты примерно как грибники. Сверяясь с навигатором и внимательно осматриваясь по сторонам, Слепень велел остановиться в двух километрах от дачи.
 
– Всё, я пошёл. Уезжай, не отсвечивай.

Он вылез из машины, взвалил на спину большой рюкзак и надел корзину на согнутую руку. Автомобиль развернулся и уехал.
 
Слепень был в плаще с большими карманами, в которых много чего могло поместиться, а также в кепке и тёмно-синих спортивных штанах. Единственное, что несколько нарушало его образ грибника – это кроссовки на ногах: казалось более логичным надеть резиновые сапоги. Впрочем, и так тоже нормально.

Он свернул с дороги вправо и, не отходя от неё далеко, двинулся по лесу в сторону дачи. По пути он собирал подвернувшиеся под руку грибы, чтоб не вызывать подозрений; впрочем, ни один человек ему не встретился. Приблизившись к даче, Слепень решил её обойти – нужно было изучить местность.

Вдоль забора проходила полоса открытого пространства шириной как минимум десять метров: там были подчистую вырублены все деревья и кусты. Вероятно, эта полоса просматривалась с камер наблюдения, и Слепень туда соваться не стал. Держась за деревьями, он зашагал по лесу вправо.

Пару раз ему пришлось огибать небольшие болотца, раскинувшиеся на пути, при этом он удалялся от дачи, но из виду её не терял. Наконец, сделав почти полный круг, он приблизился к подъездной дороге с другой стороны и, не доходя до неё, остановился в лесу.

«Забор высокий. Есть небольшой холмик, но с него через забор не видно, маловат. Значит... нужно найти дерево повыше и устроиться там».

Слепень стал искать подходящее дерево. С этой целью он двинулся в обратную сторону, внимательно осматриваясь. Наконец ему попалась на глаза большущая ель. Киллер остановился около неё, снял рюкзак и достал оттуда когти для лазания по деревьям (другое название – гаффы). Из кармана плаща он вытащил верёвочку и связал между собой корзинку с грибами и рюкзак. Затем нацепил гаффы, надел на спину рюкзак и полез на дерево.

Забравшись на одну из нижних веток, Слепень потянул за верёвочку, и корзинка с грибами, оторвавшись от земли, поднялась в воздух. Киллер полез дальше, таща с собой корзинку и уделяя внимание тому, чтобы из неё не посыпались грибы: внизу, под деревом, не должно было остаться никаких следов. Или, по крайней мере, их должно было остаться как можно меньше.

Вскоре Слепень попал в случайно возникшую ловушку из веток: они росли так неудачно, что совершенно перекрывали путь наверх. Но его это не смутило. Киллер вынул из кармана плаща специальный инструмент – секатор, прозванный так за то, что им отсекают ветки и кусты. В общем, ножницы по дереву. Один чик – и ближайшая ветка отделилась от ствола. Ещё два чика – и Слепень сложил разделённую на три части ветку в свою корзинку, чтоб не оставлять следов. И полез дальше.

Поднявшись на несколько метров, он попробовал рассмотреть дачу и критически оценил свою позицию. Потом залез ещё выше и остановился метрах в десяти от земли. Эта позиция ему понравилась. Используя всё ту же верёвочку, Слепень привязал к ветвям дерева рюкзак, корзинку и, наконец, себя. Затем вынул из рюкзака снайперскую винтовку в разобранном виде, собрал её и глянул на дачу уже через оптический прицел.

Ближе всего к нему находилась крайняя левая часть главного фасада. Рассматривая двор, Слепень увидел машину Толстяка. Сомнений не было: она стояла так, что удалось разглядеть её номер, который киллер выучил наизусть.

«Они здесь».

Во дворе ни Катьки Цыгановой, ни Толстяка не оказалось, и Слепень перевёл прицел на окна...

* * *

Вторую неделю Катя и Андрей находились на даче, соблюдая режим строгой секретности. Охрана сменилась, но Саша остался и работал уже с другой сменой. Впрочем, работа у него сейчас была совсем ненапряжной: поскольку общее количество охранников теперь увеличилось на одного человека, то Сашу, чтобы он не усложнял график дежурства, не стали гонять по постам и зонам ответственности, а разрешили ему всю неделю тусоваться с Катей и Андреем. В этом его работа и состояла.

Катя уже вовсю тренировалась в спортзале и проводила спарринги с охранниками. А вот Андрей и Саша от этих спаррингов всячески уклонялись. Правда, по-разному. Андрей в спортзале вообще не появлялся, хотя пару раз Катя застала его, когда он делал зарядку в своей комнате. Саша, наоборот, охотно посещал спортзал и ещё более охотно помогал Кате отрабатывать удары и приёмы, но в то же время упорно отказывался драться с ней по любым правилам. Это не помешало ему отправить в нокаут своего коллегу из другой смены – там он стесняться не стал и с лёгкостью согласился на полноконтактный боксёрский поединок.

Сейчас Катя, Саша и Андрей сидели в комнате Андрея. Мужики развлекались: искали в интернете Катину фотографию, которая им больше всего понравилась. Каждый свою, естественно. Саша использовал для этих поисков смартфон, а Андрей – ноутбук.

Между прочим, Саша и Андрей, при большой разнице в росте, были весьма похожи друг на друга по комплекции. Ну, разве что Саша поатлетичнее, а Андрей потолще. И ещё у них явно отличались... руки. У Андрея руки были небольшие и даже, можно сказать, в какой-то степени изящные; а Саша имел огромные рабоче-крестьянские кулаки, лишь немногим меньшие, чем у самого Силачёва.

– Нашёл! – объявил Саша и продемонстрировал фотографию, на которой Катя красовалась в коротком и обтягивающем чёрном платье.

– Ну-ка, ну-ка... – повернулся к нему Андрей. – Ух ты! Эта поза мне явно что-то напоминает!

– Конечно, напоминает, – засмеялась Катя. – В такой же позе стоит статуя Давида работы Микеланджело.

– А, точно, точно. Екатерина Давидовна, как говорится. А вот что выбрал я. Смотрите!

Андрей вывел на экран ноутбука фотографию, где были запечатлены Катя в свитере, брюках и кроссовках и её брат в борцовском трико. Они вместе держали серебряную медаль, которая висела у брата на шее. Катя при этом стояла за спиной брата и выглядывала из-за его плеча. Она была существенно выше ростом, поэтому наклонилась, чтоб не возвышаться над ним. Фотографию сделали в спортивном комплексе, и на заднем плане можно было увидеть двух мальчиков, приготовившихся к соревнованию по борьбе. Так что становилось понятно, откуда медаль.

– Картина называется «Катя Цыганова со своим цыганёнком», – пояснил Андрей.

– Какой он тебе цыганёнок? – обиделась Катя.

– А кто? Ты же у нас Цыганова, правильно? Ну вот. А он тогда кто? Цыганёнок и есть.

– Да ладно, какой из него цыганёнок? – сказал Саша. – Он же гораздо светлей, чем Катя. Совершенно русская внешность у него.

– В любом случае, – произнёс Андрей, – если бы это была не фотка, а картина, то художник, который её нарисовал, превзошёл бы Микеланджело, Леонардо, Рафаэля, Рембрандта и Репина с Айвазовским. Однозначно!

– Катя, а твой брат насколько моложе тебя? – спросил Саша.

– На семь лет. Он 2006 года рождения.

– А как его зовут, я забыл? По-моему, Вася?

– Ты что?! – шутливо возмутился Андрей. – Как можно не знать таких элементарных вещей? Боря его зовут! Лучше б ты таблицу умножения забыл, честное слово. Такие-то вещи надо знать, как «Отче наш».

– Кстати, раз уж мы заговорили об искусстве, то я вспомнила один смешной случай. Приехали мы в Питер, и Борьку тоже взяли, город посмотреть. Идём по Невскому, вдруг Борька начинает ругаться: «Почему этот дом так плохо покрашен, в какой-то грязно-серый цвет? Строителям – руки оторвать!» Мы посмотрели, куда он показывает, а там... Казанский собор!

– Ха-ха-ха! – развеселились Саша и Андрей. Затем Андрей предложил:

– Не включить ли нам музыку?

– У него одна любимая группа очень смешно называется, – сказала Катя. – «Грязные святые»!

Саша пожал плечами: мол, название как название, ничего странного.

– Это ещё так, семечки, – заявил Андрей. – А вот есть группа с названием «Красная плесень». А ещё «Автоматические удовлетворители». А ещё «Оргазм Нострадамуса»...

Катя едва не рухнула от хохота, а Саша ответил:

– Да что там далеко ходить! Я сам в школьном возрасте... ну, в старшем школьном возрасте... пытался организовать группу и придумал ей название «Гром гремит, земля трясётся»...

– А что ты делал в этой группе? – заинтересовался Андрей. – На каком инструменте играл?

– Да не, я музыкальными инструментами не владею.

– А, так ты, наверно, писал стихи?

– Нет, стихи писать я тоже не умею. Зато отлично пою.

– Ну-ка, ну-ка! Продемонстрируй!

Саша улыбнулся. Потом, что-то обдумывая, перевёл взгляд с Андрея на Катю и обратно. Наконец произнёс:

– Ладно. Щас спою...

Зелёный змий горит огнём!
И я всегда, везде при нём!
Страдая рано поутру,
Идём с ним в ногу мы во тьму!
И если очень плохо мне,
Зелёный змий всегда при мне!
Сажаю я его в стакан
И там, и там!

Это была песня группы «Автоматические удовлетворители» под названием «Зелёный змий». И надо сказать, что, вне зависимости от её текстового содержания, Саша очень продуманно поступил, выбрав именно её. Потому что это была песня-индикатор, где чётко определялись вокальные способности исполнителя: или он умеет петь, или не умеет. Схалявить тут не представлялось возможным, такой уж был её мотив. Её нельзя читать, как делают рэперы, её нельзя орать скороговоркой, как делают скоростные металлисты-отморозки – её нужно именно петь, в среднем темпе и чётко выговаривая все слова.

На первой же строчке Андрей расплылся в улыбке и одобрительно поднял большой палец: он знал эту песню. Катя – не знала, но мысленно отметила, что Саша, абсолютно точно, петь умеет. Правда, пел он искусственно заниженным голосом, не таким, каким разговаривал. Но хуже от этого не стало, совсем наоборот.

И кто сказал, что вреден яд?
Зелёный змий мне друг и брат!
Меня единственный поймёт
И никогда не предаёт!
И если стало лучше мне,
Зелёный змий и тут при мне!
Сажаю я его в стакан
И там, и там!

Саша разошёлся. Его богатырский бас приобрёл совершенно убийственное звучание. Сейчас он был похож на пьяного моряка, исступлённо орущего песни в кабаке. Нет, даже не на моряка – это ещё слишком мягко сказано. На пьяного пирата, так точнее.

С ним вместе мы идём
И н-никогда не пропадём!
Дружить со змием – красота!
Всю жизнь со змием – лепота!
И если встретится кто мне,
Мы вместе едем в ЛТП!
Сажаем мы его в стакан
И там, и там!

Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овации.

Катя почувствовала, что выпадает в осадок. Если уж совсем честно, ей было плевать, о чём эта песня, потому что ей совершенно вынесло мозг вокальное мастерство исполнителя.

«О боже, вот это голосина!!! Второй Шаляпин!»

– Убил. Просто убил наповал, – подытожил Андрей. – Нереально круто. Катя, а ты слышала эту песню в оригинале?

– Нет.

– Давай поставлю для сравнения...

Он включил ту же самую песню на ноутбуке. По музыкальному оформлению это оказалась смесь хард-рока с панком, весьма тяжёлая. Но Катя не могла избавиться от мысли, что Сашино исполнение, пусть даже и вообще без музыки, ей нравится больше.

Такова сила настоящего искусства.

* * *

Слепень приехал к Ивану Даниловичу на ту же секретную квартиру. Там находился и Шило.

– Ну, – грозно спросил Иван Данилович, – почему нет результата?

– Катька Цыганова ни разу не попалась мне на глаза. Скорей всего, она там, но сидит где-то в укрытии. На даче почти все окна занавешены, это неспроста. Машина Толстяка стоит там же во дворе...

– А самого Толстяка ты видел?

– Нет.

– А они не могли специально оставить машину и свалить куда-то в другое место? – двинул идею Шило.

– А телефон Толстяка? – напомнил Иван Данилович.

– И его тоже оставили.

– А сейчас его телефон ещё там?

– Да, он там.

Иван Данилович задумался.

– По-хорошему, надо бы штурмом взять дачу, – сказал он.

– Это ж беспредел! – испугался Шило.

– Ничего, у меня приказ начальства есть. Только одно мешает: вдруг её там не окажется? Вот это реальная проблема... Слепень, тебе сколько человек понадобится, чтобы взять дачу?

– А труп должен быть в нормальном виде? Чтоб можно было опознать?

– Само собой. И надо будет его сфоткать. Тебе, правда, разрешили этого не делать...

– А как я мог это сделать с такого расстояния и в таких условиях?

– Теперь условия меняются. Ну, сколько?

– Значит, так. Гранатомёты использовать нельзя, автоматы использовать нельзя. Можно использовать пистолеты и что-нибудь для рукопашного боя. Например, дубинки...

– Бейсбольные биты, – подсказал Шило. – Этого добра у нас навалом.

– Пусть будут биты. Короче говоря... мне нужно сто человек.

– Ух, ё... – обалдел Шило. Он подумал, что Слепень заранее ставит невыполнимые условия, чтобы соскочить.

На полминуты в комнате воцарилось молчание. Подчинённые ждали, что скажет Иван Данилович, а Иван Данилович не мог решиться заварить такую кашу и пытался взвесить все «За» и «Против». Наконец он заговорил.

– Ладно, будет тебе сто человек. Сам пойдёшь сто первым. Это беспредел, но у нас мало времени. Так что по-другому не получится.


ГЛАВА 13

Внезапно, между обедом и ужином, на дачу Петра Андреевича приехал Силачёв. Вернее, он приехал внезапно для Кати с Андреем, но охрана оказалась в курсе и впустила его без проблем.

– Есть новости? – первым делом спросила Катя.

– Есть, – ответил сыщик. – Ивана Даниловича на днях должны арестовать. Но перед этим он ещё может успеть наломать дров. Как говорится, раненый зверь наиболее опасен... Вот я и приехал в качестве дополнительной охраны – буду здесь дежурить, пока Ивана Даниловича не арестуют.

– И вы тоже! Один охранник, Саша, уже подписался на такое постоянное дежурство и сейчас работает не в свою смену. Кстати, вот он...

– Ничего страшного, – махнул рукой Саша. – Завтра я уже опять буду работать в свою смену.

– Михаил Николаевич, – сказала Катя, – у меня к вам появился один важный вопрос. Вы, наверно, помните, что после чемпионского боя на меня напали два бандита...

– Ну, помню, да.

– А вы не в курсе, я никого из них не убила?

Силачёв поморщился:

– Тьфу ты, блин. И что тебе ерунда всякая в голову приходит! Никого ты не убила.

– Слава богу! – выдохнула Катя.

– А что, боялась превысить самооборону?

– Ну-у-у... и это тоже. Но, в первую очередь, я просто боялась, что убила человека.

– Подумаешь, проблема! Он же сам устроил на тебя покушение. Ну, убила бы... ну и молодец.

Катя догадалась, что в этом вопросе она вряд ли сможет понять Силачёва. Интересно, сколько народу за свою жизнь он ухлопал, знаменитый сыщик? Лучше и не спрашивать. Но, наверное, много, раз так рассуждает...

– И у меня есть ещё один важный вопрос, – на ходу сообразила Катя. – Только это дело тонкое... давайте без посторонних.

Она отвела сыщика от Андрея с Сашей и жестом руки велела им не подходить. И заговорила шёпотом:

– Я узнала, что вы, оказывается... как бы это сказать... немножко ясновидец. А вы не знаете точно, чем закончатся мои нынешние проблемы?

Секундная заминка – и уверенный ответ (не шёпотом, а нормальным голосом):

– Нет. Чего не знаю, того не знаю...

* * *

Иван Данилович размышлял над тем, что скоро должно произойти. Ещё не поздно всё отменить! Один звонок, и... Но нет, заказ на Цыганову никуда не денется. Мафия таких косяков не прощает. Да даже если бы Иван Данилович был самым главным и над ним никто не стоял – он бы ничего отменять не стал. Дело нужно довести до конца. Вопрос только, каким способом...

«Да, в общем, не такой уж это и беспредел. Хозяина-то на даче не будет! Только охранники, Катька и Толстяк...»

Иван Данилович усмехнулся: придуманная им отмазка выглядела совершенно дурацкой. Просто несерьёзной.

«Ну ладно, беспредел. Но всё равно, победителей не судят!»

Он позвонил Слепню.

– Ну что, у тебя там проблем никаких не возникает?

– Не, всё нормально, без проблем.

– Но ты сначала всё-таки попробуй по-хорошему, да?

– А как же! Обязательно попробую.

* * *

Поздно вечером, когда Андрей засел за ноутбук и с головой ушёл в азартные игры, Катя привела Сашу к себе в комнату. Она решила с ним серьёзно поговорить.

Между прочим, она заметила по запаху, что Саша где-то успел побаловаться пивком. Не то чтобы сильно, и к утру, когда он встретится со своим руководством, всё должно уже рассосаться и выветриться. Но сейчас этот запах ещё витал в воздухе.

Они расселись на мягких стульях-полукреслах.

– Саша, – сказала Катя, – я хочу предложить тебе другое будущее. Тебе совершенно нечего тут делать. Ты говорил, что староват для ММА – не спорю. Но ты отличный певец и можешь заниматься этой профессией ещё много лет. Причём необязательно в какой-нибудь рок-группе: у тебя и оперное пение так же хорошо пойдёт...

– Это точно! – улыбнулся Саша. – Можно сказать, что по своим способностям я и рокер, и опер. Ну, от слова «опера».

Катя подошла к нему поближе и продолжила вполголоса:

– Так какого же ты тогда здесь торчишь?! Поехали со мной в Питер, когда всё закончится! Можно и в Москву, но я там не живу, так что не ориентируюсь. А в Питере ориентируюсь. Будешь жить у меня, начнёшь музыкальную карьеру... Не хочешь идти учиться в консерваторию – найдёшь рок-группу, которой требуется вокалист, и сам её раскрутишь как следует... Ты же второй Шаляпин, честное слово! Я, правда, никогда не слышала первого...

Она рассмеялась своей спонтанно получившейся шутке, но Саше, судя по его физиономии, было явно не до смеха. Наоборот: как ни удивительно, он мрачнел прямо на глазах.

В комнате вдруг наступило молчание.

– Ты чего? – растерялась Катя.

Саша молчал ещё несколько секунд и наконец, медленно и явно неохотно, ответил:

– Ничего из этого не выйдет, потому что я очень токсичный чел. Ещё токсичнее тебя. За тобой охотятся только бандиты, а за мной – скорее всего, и бандиты, и полиция. Я живу по поддельному паспорту. На самом деле меня зовут не Саша, а Валерка. Валерий Петрович Гусев. Так что любая известность принесёт мне очень большие проблемы...

– Но что же ты такого натворил?! – ужаснулась Катя.

– Стечение обстоятельств... Началось всё с того, что моя жена увлеклась тотализатором, и её засосало. Она проиграла дохрена денег, причём не смогла вовремя остановиться и взяла кредит в банке. Проиграв и его тоже, она умерла от инфаркта на нервной почве, будучи беременной. То есть вместе с ребёнком...

Катя слушала, не перебивая.

– Я ничего не знал про её кредит и очень удивился, когда от меня потребовали его вернуть. Платить я не захотел, предложил обратиться в суд, но банк оказался с криминальным уклоном и наехал на меня по беспределу. Тогда я упёрся и всё равно решил не платить, а вместо этого сделать себе новые документы и податься в бега. Документы я сделал, но меня отследили и перехватили во время побега. Они решили меня убить, как совсем охамевшего должника, но я завалил двух человек и скрылся. В подробностях эту историю пришлось бы долго рассказывать. Даю слово, что пределов самообороны я ни разу не нарушил! Но от трупов избавился, утопил их в болоте. Теперь меня ищут бандиты, а полиция считает пропавшим без вести и, наверно, тоже ищет, хотя точно не знаю. Так продолжается уже три года...

– А как ты сюда на работу устроился?

– Ну, я ж хотел затеряться, вот и затерялся... А с Петром Андреичем случайно познакомился. Если б не было его, нашёл бы что-нибудь другое, но в том же духе.

– И тебе нравится такая жизнь??!

– Я не понял, а чё делать-то?

– Давай расскажем твою историю Силачёву. Решив мои проблемы, он разрулит и твои.

– Да мне что-то впадлу его напрягать. И потом, непонятно: а вдруг он меня сдаст? Допустим, убийства мне не пришить, нет тела – нет дела. Но мои документы... ведь я живу с поддельными документами. Стоит ли шум поднимать?

– Нет, я с ним поговорю. Должно сработать.

– Слушай, да мне и так хорошо живётся. Тут природа, свежий воздух...

– Зато у тебя нет семьи, нет детей...

– Насчёт детей я бы не был так уверен, – возразил Саша. – А вообще, я тебя раскусил: ты хочешь серьёзных отношений со мной. Да? Зря. Лучше обрати внимание на Андрея, он, по-моему, к тебе неровно дышит.

– А ты?

– А я – токсичный парень, от которого лучше держаться подальше. Иначе мы вместе можем стать героями фильма о подводном плавании. Ты – в роли Муму, я – в роли булыжника. Вот такая утопия...

Следующие полминуты оба молчали. Потом Саша поднялся на ноги:

– Ну-у... это самое... я пойду.

– Так я поговорю с Силачёвым?

Саша немного подумал, брезгливо сморщился (мол, чего ты нашла такую неприятную тему для разговора?), буркнул: «На твоё усмотрение» и неторопливо вышел из комнаты.

...Андрей, ничего не подозревая о разгоревшихся тут страстях, продолжал увлечённо и самозабвенно делать ставки. Ему было весело.

* * *

Утром произошла смена составов охраны. Саша был свеж, как огурчик, и не вызвал ни у кого ни малейших подозрений. Но общее количество охранников уменьшилось на одного человека, а Саше пришлось работать уже по-нормальному, без халявы.

Между завтраком и обедом, в начале двенадцатого, начальник караула Сергей Максимович получил по рации сообщение от охранника:

– У нас посетитель. Требует главного.

Сергей Максимович задумался, что делать с этим оборзевшим посетителем, и решил проконсультироваться с Силачёвым. Сыщик ответил:

– Надо выйти, поговорить. Вместе со мной.

Вдвоём они направились к воротам. По другую сторону ворот в гордом одиночестве стоял Слепень.

Завязался разговор через открытое металлическое окошечко в калитке.

– Мы знаем, что у вас на даче скрывается чемпионка по боям без правил Екатерина Цыганова, – сказал Слепень.

– Её нету здесь, – ответил Сергей Максимович.

– Она здесь. Отдайте её нам.

– Вы ошиблись. Ищите её в другом месте.

– Вы сами нарываетесь на неприятности...

И тут в разговор вступил Силачёв.

– Слушай, парень, – заговорил он, – ты плохо знаешь расклад. А расклад такой: если я тебя сейчас замочу, то мне за это ничего не будет. А ну пошёл на х... отсюда!!!

Последнее предложение он проорал с бешеной злобой в голосе, одновременно выхватив пистолет и нацелив на Слепня.

Киллер попятился.

– Вы за это дорого заплатите, – произнёс он и торопливо удалился.

– Закрыть окошко! – скомандовал Силачёв.

Когда охранник выполнил его распоряжение (довольно наглое, потому что сыщик не являлся начальством над здешней охраной), Михаил Николаевич утвердительным тоном произнёс:

– Они нападут сегодня ночью.


ГЛАВА 14

Сразу после этого Сергей Максимович и Силачёв устроили совещание в комнате Сергея Максимовича. На совещании обсуждались меры по отражению нападения.

– Я предлагаю срочно эвакуировать отсюда Екатерину, – сказал Сергей Максимович. – Вы можете её увезти на своей машине.

– Думаю, что ничего хорошего из этого не выйдет, – возразил сыщик. – Или бандиты начнут перехватывать выезжающие машины в поисках Екатерины, или прозевают её и всё равно атакуют дачу. То есть, даже если Екатерины здесь не будет, войны не избежать.

– Во чёрт! Тогда нужно эвакуировать хотя бы обслуживающий персонал. Я имею в виду повара, дворника, уборщицу...

– Это тоже чревато. А если бандиты их перехватят и начнут выяснять, сколько здесь охраны, где её посты, чем она вооружена, где комната Екатерины...

– Да-а, вот это геморрой! – вздохнул Сергей Максимович. – Как хорошо было раньше, когда здесь на даче имелась ещё одна должность – управляющий! Потом Пётр Андреевич её упразднил. Сейчас бы управляющий как раз пригодился, обдумывать ситуацию и за всё отвечать...

– Надо позвонить Петру Андреичу, поделиться новостями. Всё-таки он тут главный.

– А если он испугается и скажет Екатерине убираться с дачи?

– Да ну, он же её болельщик.

Сергей Максимович стал звонить руководству. Дозвониться удалось с первой попытки, и после не очень долгого разговора он сообщил:

– Пётр Андреевич велел мне во всём советоваться с вами. Екатерину он сказал оставить на даче. Так что, думаю, всех гражданских мы спрячем в одном помещении.

– Это тоже не совсем правильно, – возразил сыщик. – Представьте, что злодеи всё-таки смогут победить. Они захватят дачу и найдут в одном помещении Екатерину, Андрея, уборщицу, повара...

– Дворника...

– Да, и в боевом запале порешат их всех. Я предлагаю отделить друг от друга работников дачи и Екатерину с Андреем. Те пускай отдыхают, а эти будут составлять как бы резерв с возможностью вступления в бой.

– Не дай бог. Это будет означать, что дела у нас совсем плохи.

– Ну-у-у... всякое бывает, – сказал Силачёв. – Я сам буду контролировать Андрея с Екатериной, чтобы они вам не мешали. А вы придумайте, куда спрятать ваших гражданских.

– Тут и думать нечего. В подвал! Туда, где сторожевые овчарки сидят. Собак выпустить в бой, а тех спрятать в собачьей комнате. Хрен кто найдёт.

– Разумно.

– Этим займётся один человек. Ну, например... Серебряков.

– А Екатерину с Андреем я предлагаю разместить у вас в наблюдательной комнате – пусть следят за обстановкой.

– Не пойдёт, – возразил Сергей Максимович. – За обстановкой следить буду я.

– Ладно, тогда их можно посадить в банкетном зале.

– Да, так будет лучше.

Силачёв стал уточнять численность и экипировку обороняющихся:

– А сколько у нас охранников?

– Вместе со мной – одиннадцать.

– Бронежилеты у вас есть?

– Да.

– У всех?

– Да.

– Не забудьте их надеть. А сколько тут сторожевых овчарок?

– Шесть.

– И, как я помню, у вас есть ещё и внешняя охрана? Раньше-то точно была...

– Да, группа быстрого реагирования. Приезжает, если сработала сигнализация.

– Предупредите их заранее, что сегодня ночью будет нападение.

– Кстати, – заинтересовался Сергей Максимович, – а почему вы в этом настолько уверены?

– Интуиция.

– Хм... ну ладно, в любом случае вы информированы гораздо лучше, чем я. Всё, я сейчас буду инструктировать своих.

– Ну, а я – своих.

* * *

Возвращаясь из спортзала, Катя зашла в наблюдательную комнату на первом этаже. Там стояли мониторы, показывающие данные со всех камер наблюдения в режиме онлайн. Сейчас там дежурил человек, которым Катя больше всего интересовалась.

– Саша, – спросила она, – мне нужно уточнить: кем ты был по профессии в своей прошлой жизни?

– Моряком.

– Хорошо. Это чтоб понять, как тебя в Питере трудоустраивать. На музыке, наверно, ты сразу-то не заработаешь...

Саша усмехнулся:

– Ну и фантазёрка!

Впрочем, такое внимание было ему приятно.

* * *

Между четырьмя и пятью часами пополудни на дачу привезли продукты. Подобные рейсы происходили чуть ли не каждый день, но сегодня дело закончилось неожиданным эксцессом. Бандиты уже установили наблюдение за дачей, и особенно внимательно они следили за воротами. Наблюдение велось в основном через бинокли и с приличного расстояния, чтобы охрана не заметила. Когда ворота стали открываться, один соглядатай, вооружённый биноклем и телефоном, сделал срочный звонок.

– С дачи выезжает машина. «Газель». – Он на всякий случай назвал номер, хотя дорога здесь была только одна и никакие другие «газели» появиться вроде бы не могли. – Встречайте.

– Встречаем, – ответил Дубок и положил телефон в карман.

Он сейчас находился в лесу рядом с этой дорогой, примерно в километре от шоссе и, соответственно, в четырёх километрах от дачи. Он махнул рукой. Двое бандитов вынесли и растянули поперёк дороги ленту автозаграждения с шипами. Ещё двое, одетые в полицейскую форму, вышли на дорогу и встали в нескольких метрах впереди ленты. Наконец сам Дубок расположился между ними, посередине дороги.

Грузовичок выехал из-за поворота. Дубок, одетый по-гражданке, вынул из кармана куртки полицейское удостоверение и продемонстрировал его в раскрытом виде. Автомобиль подъехал и остановился.

Дубок подошёл к водительскому окну, «полицейские» последовали за ним.

– Майор Сосновский, – представился Дубок, показав удостоверение и в раскрытом виде, и в закрытом. – Мы разыскиваем опасную преступницу, сбежавшую из тюрьмы. После побега она совершила убийство. Она скрывается в этом районе. Мы должны осмотреть ваш автомобиль.

– Ну, осмотрите, раз такое дело.

Водитель выбрался на улицу. «Полицейские» тщательно обыскали машину, не забыв заглянуть даже снизу, но никого и ничего подозрительного не нашли. Дубок повернулся к своим подельникам, стоявшим у ленты автозаграждения, и сделал движение рукой слева направо. Те взяли ленту и отнесли её с дороги в лес.

– Проезжайте, – разрешил Дубок.

Водитель сел в «газель» и отъехал. Добравшись до конца дороги, он повернул на шоссе, но вскоре, задумавшись, остановился. Потом взял телефон и позвонил на дачу Петра Андреевича...

* * *

До сих пор на подступах к даче тусовались сам Слепень, наблюдатели и, в четырёх километрах, отряд Дубка. Вечером стали подтягиваться и остальные силы, составлявшие бОльшую часть армии. Автомобили привозили вооружённых бандитов, высаживали их за первым поворотом от дачи и уезжали. В числе прочих приехала красная «Шкода-Октавия», правда, из неё никто не вышел. К автомобилю приблизился сам Слепень, заглянул в салон, перекинулся несколькими словами с шофёром. Подозвал пару человек, велел разгрузить машину. Они вытащили из салона несколько коробок разной формы и размера. Потом «Шкода-Октавия» развернулась и уехала.

Слепень собрал всех новоприбывших в лесу.

– Про заградительные отряды что-нибудь слышали? Я за них. Если кто-то попробует удрать во время боя – пристрелю на месте! Я предупредил.

* * *

На улице давно стемнело. Все приготовления были наконец-то завершены.

«Ну... можно начинать».

Слепень достал телефон и позвонил.

– Дубок, идите все сюда. Мы сейчас устроим в одном месте засаду, будешь там командовать. Давай, по-быстрому...

* * *

Сергей Максимович и Силачёв сидели в наблюдательной комнате. Они уже давно знали, что злодеи подвергли досмотру выехавшую с дачи «газель». Между прочим, сегодня Катя, услышав о готовящемся нападении, выступила с предложением: она хотела бежать отсюда в одиночку, причём так, чтобы её, по возможности, заметили бандиты. Тогда бы они не тронули всех остальных. Правда, Катину идею тут же зарубили...

Где-то в лесу раздался звук, напоминающий рычание электрогитары – словно там начали выступление свирепые металлисты-отморозки. Но Силачёв и Сергей Максимович, естественно, сразу поняли, что это за звук.

– Бензопилу включили, – сказал Сергей Максимович. – Дерево пилят.

Силачёв добавил:

– Чтобы дорогу перекрыть.

– Вот ур-роды!! – подытожил Сергей Максимович. И скомандовал по рации: – Приготовиться к бою! Серебряков, начинай эвакуацию гражданских!

– Есть!

Вскоре рычание бензопилы сменилось шумом падающего дерева. Затем мониторы показали определённое движение за забором: в разных местах из леса выскочили на открытую местность два мужика с портфелями и броском зашвырнули эти портфели под забор. И опять скрылись в лесу.

– Щас рванёт, – предупредил Силачёв. Впрочем, никто из охранников не находился поблизости от этих опасных участков.

Бум!!!

Бум!!!

В заборе образовались два пролома. Из леса к ним выдвинулись два больших отряда бандитов, которые полезли через проломы во двор. Начался штурм дачи...


ГЛАВА 15

Андрей и Катя, оба в спортивных костюмах и кроссовках, сидели в банкетном зале без освещения. Они расположились на эстраде, в углу, прямо на полу. Силачёв привёл их сюда заранее. Если б не готовящееся нападение, обстановка была бы самой что ни на есть романтической. А так, конечно, нет.
 
Когда они отсидели уже около двух часов, неподалёку прогремел мощный взрыв. За ним сразу второй. Раздались мелодичные звуки автомобильной сигнализации с парковки.
 
– Жёстко впендюрили! – прокомментировал Андрей.
 
Впрочем, какой-либо паники или даже просто беспокойства Катя в его голосе не уловила.
 
* * *
 
Бандиты организовали фланговую атаку, причём с обоих флангов одновременно. Слепень определил два места, где удобно было подойти к забору большими силами, не увязнув при этом в болоте. Именно там и взорвали забор нападавшие.
 
Но сюрпризы на этом не кончились. Сейчас Слепень, взяв планшет, удобно расселся на складном стульчике, а рядом на дороге стоял беспилотный летательный аппарат, вооружённый автоматом калибра 5,45 миллиметров. Когда прогремели два взрыва, киллер подождал ещё немного и наконец услышал выстрелы: это бандиты вступили в огневой контакт с охранниками. Слепень стал нажимать сенсорные клавиши на экране планшета, и беспилотник, поднявшись в воздух, полетел в сторону дачи.
 
* * *
 
Атакующими командовал Борода. Десять человек, отобранных заранее, преодолев проломы в заборе, направились к воротам – уничтожить тамошний пост. Остальные занялись штурмом дачи. Окружив здание, чтобы Екатерина Цыганова не смогла оттуда выскочить, они начали стрельбу из пистолетов по всем окнам. Кроме того, две группы по пять человек собрались вломиться в дом с парадного и чёрного входов. Можно было бы попробовать и через окна, но на окнах первого этажа имелись стальные решётки.
 
Охрана расположилась так. Сергей Максимович руководил по рации, находясь в наблюдательной комнате и отслеживая обстановку по камерам. Двое дежурили в будке у ворот, двое – в доме у парадного входа, двое – с другой стороны здания, у чёрного входа. Один человек маневрировал по первому этажу, один – по второму и один – по третьему, чтобы появляться в неожиданных местах и обстреливать врага из окон. И ещё один человек – это был Саша – находился пока в резерве. Сейчас он занимался эвакуацией обслуживающего персонала.
 
Кроме того, в сражении участвовал Силачёв. Он покинул наблюдательную комнату и тоже стал маневрировать по первому этажу, стреляя из окон. Бандиты в какой-то мере помогли ему и охранникам, разбив много оконных стёкол уже в самом начале боя – это позволяло лучше прицелиться, поскольку выстрел через стекло снижает меткость. Зато обе враждующие стороны бережно относились к работающим прожекторам и старались их не задеть: защитники крепости – чтобы лучше видеть нападавших, а те – чтобы лучше видеть Екатерину Цыганову, если она появится на театре военных действий.
 
Над воротами плавно пролетел беспилотник и, оказавшись во дворе, открыл огонь по окнам одиночными. Он был снабжён камерой, картинка с которой передавалась на экран планшета Слепня. Основываясь на этой картинке, Слепень и управлял аппаратом дистанционно.
 
Первый обстрел защитникам дачи удалось пережить без потерь. Зато потери возникли у бандитов, когда они попали под ответную пальбу из окон: охранники и Силачёв срубили нескольких человек. Ещё пару злодеев завалили двое охранников на воротах, ведя огонь из будки. Но сразу после этого под бандитскую пулю угодил охранник на втором этаже, а Слепень заметил в окне высунувшегося Силачёва, направил беспилотник в его сторону и выстрелил. Сыщик едва успел укрыться. Беспилотник развернулся перед окнами и полетел обратно к воротам, где цепь атакующих понесла ещё одну потерю – охранники ухлопали третьего врага. На экране планшета Слепень видел, как один охранник отстреливается через разбитое окно будки, а второй через дверь, которую он немного приоткрывал. Цепь из семи оставшихся злодеев остановилась и теперь палила по будке с почтительного расстояния, боясь подходить ближе. Это спровоцировало охранников на ошибку: они немного упустили из виду, что нужно опасаться ещё и беспилотника, направляющегося к ним. Один из охранников снова приоткрыл дверь и выглянул, но не успел выстрелить – беспилотник на лету всадил ему пулю в голову с близкого расстояния. Убитый навалился на дверь, распахнул её и выпал наружу.
 
Беспилотник развернулся у самых ворот и снова полетел в направлении дачи. Но на этот раз его вовремя заметил Силачёв. Точнейший выстрел издали – и чудо инженерной мысли, потеряв управление, рухнуло на землю.
 
– Ах ты сука, б...!!! – взбесился Слепень и добавил ещё несколько крепких выражений. Он по достоинству оценил меткость одного из противников, оказавшуюся на грани сверхъестественного. Кто стрелял, он заметить не успел.
 
* * *
 
Две группы по пять человек подступили к дверям здания и попытались их выломать, орудуя плечами, ногами и даже бейсбольными битами, но двери были крепкие и сразу не поддались. Один из бандитов, штурмующих парадный вход, догадался принести кирпичи, разбросанные по окрестностям после взрывных работ на заборе. Этими кирпичами нападавшие стали лупить в дверь...
 
* * *
 
Подрыв забора вызвал срабатывание сигнализации. В сторону дачи выдвинулась группа быстрого реагирования, состоявшая из четырёх человек. Но на подступах к даче им пришлось остановиться: дорога была перекрыта поваленным деревом. Фары автомобиля тут же осветили спрятавшихся за этим деревом бандитов Дубка.
 
– Засада! – крикнул шофёр и дал задний ход, но злодеи открыли пистолетный огонь по машине, в первую очередь по колёсам. Стреляли не только спереди, но и слева, и справа – одновременно с трёх сторон. Автомобиль стал разворачиваться на дороге, и в этот момент пуля прилетела в голову водителю. Все четыре шины почти сразу оказались прострелены.
 
Группа быстрого реагирования просто так не сдалась. Они были вооружены автоматами и стали отстреливаться, довольно удачно. Прежде чем погибнуть, они успели сообщить о нападении, завалить нескольких злодеев и ещё нескольких ранить. Но бандитов тут собралось тридцать человек, и в конце концов они перебили оставшихся троих противников. Попытка прорваться на помощь осаждённым не удалась...
 
* * *
 
Саша привёл в подвал обслуживающий персонал (повара, дворника и уборщицу). Они остановились у входа в собачью комнату.
 
– Ждите здесь, – сказал Саша, открыл ключом дверь и вошёл в комнату. Затем снова запер дверь на ключ и стал снимать с собак ошейники: овчарки должны были нанести максимальный урон неприятелю, и следовало убрать все препятствия к этому. Всё, что могло им помешать.
 
В сопровождении овчарок Саша поднялся по специальной лестнице, которая заканчивалась у квадратной двери высотой и шириной чуть больше метра. Эта дверь открывалась не внутрь и не наружу, а в сторону. Саша отступил вправо и потянул её на себя, сопроводив это движение негромким напутствием:
 
– Фас.
 
Отталкивая друг друга, овчарки бросились на улицу.
 
* * *
 
Бандиты продолжали штурмовать пост у ворот. Там остался один охранник, которого они атаковали всемером. Изловчившись, он сумел хлопнуть ещё одного врага, но их было слишком много. Злодеи приблизились к будке и расстреляли его, не жалея патронов. Потом убедились, что здесь больше нет никого из охраны, и развернулись в сторону дачи, чтобы присоединиться к основным силам.
 
* * *
 
Малозаметная собачья дверца находилась со стороны бокового фасада. Овчарки кинулись на ближайших к ним бандитов, которых долго искать не пришлось – ведь они окружили дом со всех сторон! Внезапное нападение вызвало панику и беспорядочную пальбу, но собаки не могли выиграть сражение сами по себе, их было слишком мало для этого. Зато их появление сразу заметил через камеры Сергей Максимович. И отдал приказ:
 
– Ну-ка откройте обе двери и перестреляйте всех, кого сможете! Только осторожно, у противника могут быть снайперы!
 
Злодеи продолжали ломать парадную и чёрную двери, когда охранники сами распахнули их и открыли беглый огонь. Обе штурмовые группы (по пять человек) частично полегли на месте, а частично разбежались. Правда, один охранник на чёрном входе тоже поймал пулю, но в бронежилет, так что остался жив.
 
По рации заговорил Саша:
 
– Я выпустил собак и разместил у них в комнате обслуживающий персонал! Что дальше делать?
 
Сергей Максимович ответил:
 
– Серебряков, иди на первый этаж, на левый фасад! И отстреливай бандитов! Только аккуратно, у них могут быть снайперы!
 
Приказ был очень своевременным. Злодеи в панике бросились удирать через пролом в заборе, причём только через один: неподалёку от второго пролома свирепствовали овчарки, доедая нескольких человек. Вот Сашу и послали поближе к тому пролому, у которого началось столпотворение. Тем временем Силачёв и другие охранники, кроме Сергея Максимовича, продолжали вести огонь из окон и дверных проёмов. Особенно успешно действовал Силачёв, который вообще не промахивался.
 
Саша занял указанную ему позицию и присоединился к расстрелу бегущих паникёров.
 
* * *
 
Слепень, потеряв беспилотник, решил поработать снайпером. Он выбрал подходящее дерево (в отличие от прошлого раза, ему не нужно было маскироваться и прятаться от охраны) и полез наверх. Как и в прошлый раз, он надел гаффы (когти для лазания по деревьям) и рюкзак, а вот корзинки у него теперь не было. Но, едва поднявшись выше уровня забора, он при свете прожекторов увидел нечто из ряда вон выходящее: бандиты спасались бегством!
 
Он остановился, вынул телефон и позвонил.
 
– Борода, ё... твою мать! Вы чё там делаете? Совсем ох...ли?!
 
– Слепень, я не нарочно... они на нас овчарок спустили... и засаду устроили... нет, даже две! У парадного входа и у чёрного. До х... народу постреляли...
 
– Я вас тоже постреляю, ур-роды! Останови их, понятно?! Как хочешь, но останови! А то я тебя первого завалю! Понятно?!
 
– Понятно!
 
Слепень позвонил Дубку.
 
– Так, бери всех, кто есть, и присоединяйся к Бороде. Ему там на даче п...ды дают! Срочно к нему! Понятно?
 
– Понятно!
 
Таким образом, первый штурм дачи с треском провалился. Но ничего ещё не закончилось...
 
* * *
 
Сторожевые овчарки понесли серьёзные потери: две из них были убиты, ещё три ранены, причём одна – тяжело. И только одна не пострадала. Все они находились на улице, и осаждённые не пытались их оттуда убрать, опасаясь снайперов и нового штурма. Также во дворе остались несколько тяжелораненых бандитов, которым в ближайшее время предстояло свести знакомство с овчарками и, возможно, стать для них закуской.
 
* * *

Слепень сообразил, что делать дальше, и ещё раз позвонил Бороде.
 
– Значит, так, оставишь у этого пролома трёх человек, пусть они через пролом постреливают издали, для виду. А сам веди всех ко второму пролому. Будете атаковать через него. И Дубка тоже с собой возьми! А я вам снайперской стрельбой помогу, только на позицию выберусь. Да, ещё, самое главное: проследи, чтобы пацаны в первую очередь контролировали боковые фасады и задний фасад. А за передним я сам присмотрю. Если Катька выскочит из дома – убить её и сфотографировать...
 
Он полез вверх по дереву.
 
* * *

Новая атака началась с того, что единственная до сих пор не пострадавшая овчарка без звука рухнула и больше не шевелилась. Слепень попал ей в глаз (прямо перед этим она загрызла раненого бандита). За ней последовала ещё одна – она и так была тяжело ранена, поэтому Слепень, по сути, её добил. Двух других собак он пока не мог достать: они зашли за угол здания и гуляли со стороны чёрного входа.
 
Трое бандитов, оставшихся у пролома с целью отвлечь врага, изредка постреливали в сторону дачи. Ближе всего к ним находился Саша, но он не открывал ответного огня, экономил патроны – враги вели себя осторожно и расстояние до них было довольно приличное. Он только следил за ними, регулярно выглядывая в окно бокового фасада. Слепень его не видел.
 
И вот злодеи пошли в наступление через другой пролом...
 
* * *
 
Бандитов встретили две оставшиеся овчарки, но на этот раз эффекта внезапности не получилось, к тому же обе собаки были ранены, хоть и легко. Нападавшие пристрелили их без особого труда, сами не понеся никаких потерь. И, расположившись вдоль трёх фасадов (всех, кроме главного), сконцентрировали большие силы у двери чёрного входа. И снова стали её выбивать, предварительно оттащив подальше трупы своих товарищей, павших при первом штурме – чтоб не мешали. Трое бандитов, засевших у пролома, прошли через него и присоединились к основной армии.
 
Нападавшие действовали осторожнее, чем при первом штурме, и старались прятаться за деревьями, за кустами или хотя бы в наименее освещённых местах. Но, несмотря на это, всё же несли потери. Вот Саша застрелил одного из них, не вовремя высунувшегося из-за дерева. Правда, сразу после этого злодеи уложили охранника, маневрировавшего по первому этажу.
 
Слепень позвонил Бороде:
 
– Слушай, я тут сижу без дела, с моей стороны никто не появляется! Ну-ка пошли пять человек на главный вход, пусть дверь ломают! Буду ловить на живца!
 
Пять человек побежали вокруг дома, но попались на глаза Силачёву, и в результате их осталось четверо. В таком составе они начали вышибать дверь парадного входа, оттащив от неё трупы своих, образовавшиеся при первом штурме. Охранник, маневрировавший по третьему этажу, отследил их и хотел обстрелять, но не успел: Слепень, который только этого и ждал, тут же завалил его.
 
Бандиты наконец выломали дверь чёрного входа. Под их усилиями она сорвалась с петель и рухнула наружу. Сергей Максимович скомандовал:
 
– Карпенко! На чёрный ход, срочно!
 
– Есть!
 
Таким образом, одному из охранников пришлось перейти с парадного входа на чёрный, где разгорелась перестрелка в упор, местами переходящая в рукопашную. Нескольких злодеев удалось ликвидировать, но другие ломились вперёд прямо по трупам. Сергей Максимович внимательно оценил обстановку и отдал следующее распоряжение:
 
– Серебряков, на чёрный ход!
 
– Есть!
 
В наблюдательную комнату заглянул Силачёв и сообщил:
 
– У меня кончились патроны!
 
* * *
 
Бандиты стали потихоньку стягиваться к заднему фасаду, где располагался чёрный вход. При этом они «оголяли» боковые фасады, оставляя там минимальные силы: им не хватало людей, потери оказались очень велики. Они могли бы попробовать пройти через «собачью дверь», но не догадались. Впрочем, если бы и догадались, это бы им вряд ли помогло – та дверь была весьма прочной, а выламывать пришлось бы не только её, между подвалом и первым этажом имелись и другие запертые двери.
 
Двух охранников на чёрном входе удалось завалить в перестрелке, но самые смелые из нападавших тоже полегли, и остальные, не выдержав, отхлынули. Борода и Дубок с матюгами бросились восстанавливать дисциплину. По бокам от дверного проёма засели Саша и ещё один охранник, Карпенко.
 
Силачёв спросил Сергея Максимовича:
 
– Можно мне расставить по местам своих подопечных?
 
– Да, конечно... расставляйте, как считаете нужным.
 
(Пожалуй, он чересчур подпал под авторитет Силачёва. Вероятно, из-за того, что положение было критическим).
 
Сыщик позвонил Андрею:
 
– Скажи Кате, чтобы она пришла в наблюдательную комнату, здесь безопасней. Сам иди на чёрный вход и встань позади охранников, только не мешай им. Попытайся остановить бандитов, если прорвутся.
 
– Понял! Ща сделаю!
 
В это время злодеи выломали дверь на парадном входе, и Сергей Максимович сам бросился туда...
 
* * *
 
У парадного входа оставался только один охранник (потому что второго перекинули на чёрный вход). Он в упор завалил двух бандитов, но другие двое, находящиеся поодаль, успели его расстрелять, попав ему в лицо, в ногу и в бронежилет. Первое попадание оказалось смертельным.
 
Прибежавший Сергей Максимович увидел, что охранник лежит слева от дверного проёма, и укрылся справа, чтобы ему не мешал труп. Злодеи заметили его фигуру, мелькнувшую в дверном проёме, и один из них даже пальнул, но опоздал. Бандиты стали осторожно приближаться ко входу, держа дверной проём на мушке. Сергей Максимович высунулся и успел сделать два точных выстрела.
 
Один из противников не успел ничего и свалился мёртвым. Второй выстрелил, попал Сергею Максимовичу в бронежилет, но одновременно сам получил пулю в грудь. Сергей Максимович рухнул на пол, потеряв боеспособность и оказавшись в нокауте. При этом он остался в поле зрения Слепня. Тот прицелился и послал пулю, которая влетела в дверной проём и попала Сергею Максимовичу под нижнюю челюсть, пробив ему голову снизу вверх.
 
Второй злодей, получивший пулю в грудь, постоял немного. Покачнулся. Рухнул.
 
Теперь у парадного входа никого не было, кроме покойников.
 
* * *
 
Катя явилась в наблюдательную комнату, где встретила Силачёва.
 
– Будь здесь, – сказал сыщик. – Это самое безопасное место, потому что эта комната без окон. Наблюдай, что камеры показывают. А я пойду добывать оружие, у меня патроны кончились.
 
Он вышел и отправился туда, где лежал труп одного из охранников, маневрировавшего по первому этажу. Силачёв собрался разжиться его пистолетом.
 
Труп он быстро нашёл, пистолет тоже. Но всего с одним патроном – и ни одной запасной обоймы!
 
«Да вашу ж мать!! Что за невезение такое?!»
 
Соблюдая крайнюю осторожность, он выглянул в окно...
 
* * *
 
Борода и Дубок стянули все силы к чёрному входу – на последний и решительный. Они полностью «оголили» боковые фасады, потому что не хватало народу для штурма.
 
Но один из бандитов, Филя, очень не хотел идти на штурм. Его изрядно перепугали понесённые потери, а особенно то, что охранник (это был Саша) на его глазах пристрелил его кореша. Как раз здесь, у бокового фасада.
 
И Филя решил откосить.
 
«Надо какую-то отмазку придумать. Только какую? Во, придумал: мне нужно поссать! Штурмуйте пока без меня...»
 
Он зашёл за дерево и приступил к делу, стараясь не очень торопиться. За углом Борода и Дубок выкрикивали разные команды, отдавали распоряжения. Филя с радостью понял, что его отсутствия они не замечают.
 
И вдруг совсем недалеко бахнул выстрел...
 
* * *
 
– Впер-рёд!! – взревел Борода, предусмотрительно спрятавшись за деревом.
 
С чёрного входа его было не видно. Но он не знал, что Силачёв наблюдает за ним с другой точки, чуть ли не из самого крайнего окна заднего фасада. И оттуда его можно было заметить. Да – темно. Да – расстояние почти максимальное для данного вида оружия. Но пистолет с одним патроном находился в руках человека, который промахиваться не умел.
 
Злодеи организованной толпой кинулись в наступление.
 
Силачёв прицелился как следует и выстрелил...
 
...и Борода, с пулей в голове, выпал из-за дерева.
 
* * *
 
Саша и Карпенко во время передышки успели забрать патроны у двух своих павших товарищей: пистолеты у них у всех были одинаковые. И теперь это очень помогло. Разгорелась перестрелка с близкого расстояния, злодеи наступали по трупам.
 
У Саши кончились патроны, и он лихорадочно зарядил другую обойму, правда, она была неполная. Краем глаза он заметил, что Карпенко падает, сражённый пулей. Саша высунулся из-за угла и, увидев врагов через дверной проём, открыл огонь на опережение.
 
Три бандита рухнули перед ним. Один, правда, успел выстрелить, но промахнулся, а двое ничего не успели. Но остался ещё четвёртый, на которого у Саши не хватило патронов. Это был Дубок. Он держался сзади тех троих, и они закрыли его от Сашиных пуль. Сейчас он был вооружён только бейсбольной битой, потому что тоже израсходовал все патроны.
 
– Ну чё, придурок? – насмешливо гаркнул он. – Отстрелялся?
 
Саша осознал, что противник не имеет огнестрельного оружия и, судя по всему, один – других пока не видно. Но если он подберёт пушку кого-то из покойников, то проблем станет гораздо больше... И, приняв решение, Саша выскочил на улицу с пистолетом в руке.
 
Дубок стал отходить назад. Саша бросился за ним, маневрируя между трупами, валяющимися тут в избытке. Приблизившись на несколько шагов, Саша размахнулся и швырнул пистолет, пытаясь попасть бандиту в лоб. Не попал: метательный снаряд пролетел высоковато и правее, чем нужно.
 
Саша продолжил наступление с голыми руками. Дубок хорошенько прицелился и обрушил биту ему на голову.
 
У Саши подогнулись колени, но сразу же распрямились обратно. Если бы Дубок наблюдал за происходящим со стороны, он бы чрезвычайно удивился такой ненокаутируемости, но сейчас у него не оказалось на это времени. Левой рукой Саша поймал биту на втором замахе, а правой нанёс удар в живот.
 
Дубка моментально скрючило. Одним толчком, с виду несильным, Саша опрокинул его на землю, взял за ноги и дотащил до ближайшей асфальтовой дорожки. Там он с максимальным усилием и амплитудой четыре раза подряд приложил Дубка головой об асфальт.
 
Но в это время из-за угла выскочил Филя и бросился в его сторону.
 
Саша заметил нового врага с явным опозданием. Он успел только вскочить, но Филя, уже достаточно приблизившись, выстрелил ему в живот.
 
Пуля угодила в бронежилет. Саша упал.
 
Филя подбежал ещё ближе и сделал выстрел в голову. Потом остановился и задумался.
 
«Может, лучше смотаться отсюда?»
 
Нет, за дезертирство точно завалят. Лучше уж попробовать Катьку найти, пусть даже и в одиночку. Защитники у неё вроде бы кончились, а против пушки ей никакие приёмы не помогут...
 
Филя осмотрелся по сторонам, пробрался через трупы, отмечавшие собой недавнее поле битвы, и осторожно вошёл в дом.


ГЛАВА 16

Продолжая наблюдать за главным фасадом через оптический прицел, Слепень снова позвонил Бороде – поинтересоваться, как успехи. Но на этот раз Борода не ответил.
 
Тогда Слепень позвонил Дубку – но и он тоже не ответил.
 
Что-то пошло не так.
 
Слепень стал спускаться с дерева.
 
«Помощнички, бараны, профукали всё, что только могли! Придётся самому наведаться на дачу...»
 
* * *
 
Андрей сидел в засаде. Вернее, стоял. Если честно, он понятия не имел, что из этого получится, но у него был приказ Силачёва, который он дисциплинированно пытался исполнить. Зная способности Силачёва, Андрей считал его гениальным полководцем и имел для этого определённые основания.
 
План действий он обдумал заранее, ещё когда были живы охранники впереди. От двери чёрного входа начинался неширокий коридор, без окон, ведущий на чёрную лестницу и дальше. Недалеко от двери он поворачивал налево, потом, через несколько метров, направо. Вот за этим вторым поворотом и расположился Андрей. Позади него от коридора отходила чёрная лестница, а сам коридор также обеспечивал доступ в другие части здания. Кроме того, перед вторым поворотом он имел «карман», или «аппендикс» – небольшое продолжение, заканчивавшееся тупиком.
 
Андрей снял спортивный свитер и держал его в руках, собираясь запустить в физиономию первому из противников. Ослепить, потом отобрать пушку, используя эффект внезапности… О том, что будет, если противников окажется сразу несколько, он старался не думать.
 
Стрельба на улице прекратилась. Вскоре Андрей услышал неторопливые, осторожные шаги со стороны чёрного входа.
 
«Наши так не ходят, это враг. Хотя, даже если я и перепутаю – лучше уж перебдеть, чем недобдеть».
 
Шаги приближались. Андрей приготовился к нападению…
 
...но вдруг у кого-то на улице зазвонил телефон. Враг остановился. Кажется, он не дошёл до поворота всего пару шагов.
 
Андрей напрягся.
 
«Что ты там стоишь, придурок?! Сюда иди!»
 
Наконец телефонная музыка прекратилась. Ещё несколько секунд неизвестный враг стоял на месте, потом неожиданно произнёс:
 
– Бля! Камера!
 
Андрей растерялся. Незнакомец (это был Филя) направился мимо него в «карман», поднимая руку с пистолетом. В другой руке Филя держал бейсбольную биту.
 
От удивления Андрей даже выронил свитер, но тут и бандит наконец догадался посмотреть вправо. В этот момент Андрей кинулся к нему. Навести пистолет на врага Филя уже не успел: Андрей поймал его за руку, и началась жестокая схватка. На улице снова зазвонил чей-то телефон, но теперь на него никто не обращал внимания…
 
* * *
 
Катя сидела в наблюдательной комнате. Здесь она успела увидеть поистине шокирующие кадры последнего сражения у чёрного входа, в том числе и гибель Саши. Чтобы держать себя в руках, она использовала самовнушение, прокручивая в голове одну и ту же мысль: «Я смотрю боевик, я смотрю боевик...» Её могло бы возмутить, что она отсиживается в самом безопасном месте; но все её действия были жёстко регламентированы Силачёвым, а спортивная карьера приучила Катю к дисциплине. Поэтому желания спорить или нарушать приказы у неё пока не возникло.

Сейчас ей не давал покоя один вопрос, очень важный:
 
«Сколько ещё народу осталось у бандитов?»
 
* * *
 
Андрей вовремя отвернул в сторону правую руку злодея, в которой тот держал пистолет. Тогда Филя пустил в ход бейсбольную биту. Андрей стал отбивать удары правым предплечьем: это было лучше, чем получить по голове. Причём отбивать следовало как можно дальше от себя, не давая врагу пространства, чтобы размахнуться. Трудно сказать, насколько хорошо это удалось Андрею, но, отразив несколько ударов, он почувствовал, что предплечье болит зверски. Рукав рубашки не спас положение. Помогло то, что руки у него были чрезвычайно толстые – и с мускулами, и с жиром. Это обеспечивало противоударную амортизацию. Когда Филя подвымахался и немного ослабил бдительность, Андрей сделал попытку перехватить правой рукой биту.

Попытка оказалась удачной. Филя хотел освободить биту, но Андрей продолжал её удерживать и одновременно стал разворачивать пистолет в сторону противника. Бандит сопротивлялся изо всех сил. Напрасно: медленно, но неотвратимо Андрей навёл чёрное дуло прямо ему в физиономию. Затем сделал неожиданный рывок, выдернул у злодея биту, отшвырнул её в сторону и тут же, без промедления, нанёс два удара кулаком сверху по голове. Филя оказался в стоячем нокдауне, и Андрей, у которого теперь освободилась правая рука, помог ему нажать на курок.
 
Бах!
 
Пуля угодила Филе под глаз. Бандит свалился, не подавая признаков жизни.
 
Андрей вырвал у него пистолет и снова спрятался за угол, ожидая, что враги пришлют сюда подкрепление. Но вместо этого с другой стороны по коридору прибежал Силачёв.
 
– Ну, что у тебя творится?
 
– Да вот, сижу, никого не пускаю. Бандита одного хлопнул, пистолет у него отобрал.
 
– А чего физиономия такая кривая?
 
– Рука болит. Бейсбольной битой получил.
 
– Ладно, сиди здесь, а я пойду дальше патроны искать. Сука, поднялся на второй этаж, а там охранник без оружия! В смысле, мёртвый.
 
– А как это так получилось?
 
– А он, наверно, пистолет в окно уронил, когда его убили. Но мало того, у него и патронов запасных не оказалось! Кто-то их забрал до меня. Ну, там ещё были охранники и на первом этаже, и на третьем… кто-то из них.
 
– Тут на чёрном входе лежит масса покойников. У них и пушки есть, и патроны…
 
– Не исключено, что это место находится под прицелом вражеских снайперов. Не, туда я полезу в последнюю очередь. Сначала схожу на третий этаж. А ты охраняй здесь, чтоб никто не прошёл. Пленных не брать.
 
– О кей!
 
Сыщик ушёл обратно, а Андрей остался дежурить.

* * *

Прежде чем идти на третий этаж, Силачёв завернул в наблюдательную комнату.
 
– Ну, как тут? – спросил он Катю. – Бандитов видно? В смысле, живых?
 
– Пока нет.
 
– Это хорошо…
 
Он хотел ещё что-то добавить, но вдруг заметил движение на одном из мониторов.
 
– Видишь?
 
– Вижу… – произнесла Катя.
 
Через пролом в заборе, который использовался для второго штурма основными силами бандитов, во двор пробрался Слепень и направился к парадному входу. В руке у него был пистолет.
 
* * *

– Значит, так, – сказал Силачёв. – Я на него сейчас нападу, а ты сиди здесь и наблюдай по монитору. Когда он расстреляет все патроны, я махну тебе рукой, и ты поможешь мне его скрутить. Если, конечно, это понадобится. Понятно?
 
Объясняя план действий, он выложил на стол свой собственный пистолет и телефон, который отключил. Всё равно у него не было патронов, а телефон мог не вовремя зазвонить и привлечь внимание киллера.
 
– Понятно, – кивнула Катя. План Силачёва показался ей совершенно дурацким, но спорить с главным полководцем она не решилась. Яйца курицу не учат.
 
– Мы встретимся здесь, – добавил Силачёв, ткнул пальцем в один из мониторов и вышел.
 
На мониторе Катя увидела ближайшее к парадному входу помещение первого этажа. От него отходил коридор влево и вправо, а также лестница вверх и вниз. Само помещение было довольно просторным.
 
Катя перевела взгляд на другой монитор – Слепень пробрался через трупы и вошёл в здание.

Силачёв притаился за углом у лестницы. Слепень появился на лестнице, но пока его было видно на разных мониторах с Силачёвым. Он прошёл несколько ступенек и оказался в одном помещении с сыщиком. И на одном мониторе.
 
И тут Катя обнаружила кое-что любопытное: киллер упорно косился вбок, но не в ту сторону, где прятался Силачёв, а как раз в противоположную!
 
Найти объяснение его странному поведению она не успела, потому что Силачёв набросился на Слепня. Тот заметил его только в самый последний момент. Сыщик поймал пистолет и попытался отобрать.
 
Бах!
 
Пуля улетела куда-то в сторону.
 
Кате очень хотелось поучаствовать в сражении, но приказ Силачёва… Нет, она могла всё испортить. Она не понимала его приказов, но старалась исполнять их неукоснительно. Чтобы не сорваться раньше времени, она стала сравнивать тактико-технические характеристики противников – надо было чем-то занять голову.
 
Силачёв: рост – примерно метр шестьдесят восемь (точно не больше), вес – примерно восемьдесят пять кило. Не толстый, но четыре-пять килограммов лишнего веса мог бы скинуть. Возраст – лет шестьдесят (на самом деле ему было шестьдесят два).
 
Киллер: рост – примерно… метр восемьдесят семь. Вес – килограммов девяносто пять. Никакого жира, сухой подтянутый атлет. Возраст – лет тридцать пять. Да уж, чисто внешне Силачёв ему точно в отцы годился: как минимум двадцать лет разницы.
 
Бах!
 
Бах!
 
Силачёв мёртвой хваткой вцепился в пистолет. Слепень одной рукой держал оружие, а второй колошматил сыщика почём зря, и по голове, и по корпусу. Силачёв всё это стойко переносил, но сам отвечать ударами на удары пока не пытался, сосредоточившись на отбирании пистолета. Время от времени раздавался выстрел, но пули не причиняли никому вреда…
 
* * *
 
Андрей, продолжая нести караул недалеко от чёрного входа, вдруг услышал выстрел. Причём этот выстрел, кажется, произошёл не на улице, а в здании.
 
«Ни хрена себе!! Это что такое творится?!»
 
Лихорадочно осматриваясь по сторонам, он стал звонить сыщику, но получил ответ: «Аппарат вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети». Тем временем раздался ещё выстрел. Потом ещё.
 
Андрей опять позвонил Силачёву – результат был такой же. Выстрелы, через разные промежутки времени, продолжались и продолжались.
 
«Во чёрт, что мне делать-то?! Был приказ – стоять здесь. Или всё-таки туда перейти? Где начальство??!»
 
* * *
 
Сражение затянулось. Кате стало совершенно ясно, что, если б не возраст Силачёва, киллеру было бы просто нечего тут ловить. От слова «совсем». А так – борьба продолжалась где-то на равных. Пока, во всяком случае.
 
Слепень старался нацелить пистолет на сыщика и застрелить его. Силачёв, в свою очередь, пытался сделать то же самое со Слепнем, но Силачёва устраивала и пальба «в молоко». Именно это сейчас происходило. Ни одна из сторон не могла полностью завладеть оружием, которое время от времени совершало выстрелы: сыщик «помогал» киллеру нажимать на курок, расходуя патроны впустую.
 
Вдруг Силачёв отскочил немного назад (но не отпуская пистолета) и нанёс удар ногой сбоку-снаружи в коленный сустав, да так метко, что Слепень едва устоял на ногах. Тут же последовал ещё один выстрел. Шальные пули разлетались в разные стороны по совершенно непредсказуемым траекториям.
 
Катя поймала себя на мысли, что видела нечто подобное где-то в кино. И вспомнила! Это была серия российских фильмов «Отставник». У них имелась одна интересная фишка, придававшая им юмористический оттенок: главный герой выглядел как старенький дедушка невысокого роста и скромных габаритов, но легко избивал в мясо молодых здоровенных амбалов. Смотрелось это угарно. Правда, всякие бараны гавкали в интернете, что «Отставник» списан с нерусского фильма «Заложница», но в «Заложнице» такой фишки не было: там главный герой сам имел крупные габариты, благодаря чему данный юмористический элемент отсутствовал.
 
Раздался ещё выстрел. Потом Силачёв замахал рукой в воздухе, подавая условный знак. Катя выскочила из наблюдательной комнаты и бросилась ему на помощь. Но пока она бежала, обстановка успела измениться коренным образом.
 
Слепень пошёл на хитрость и выпустил пистолет. Оружие осталось в руке у Силачёва, который замахнулся, чтобы ударить врага пистолетом по морде. Но киллер чуть-чуть опередил сыщика и изо всех сил толкнул его во время замаха. Михаил Николаевич отлетел назад. И тут, можно сказать, его везение кончилось: он ударился затылком об стену. Нокаут.
 
Киллер повнимательней присмотрелся к Силачёву, прикидывая, добить его или нет. Сыщик завалился на бок вдоль стены, продолжая сжимать в руке пистолет, который он так и не выпустил. Но, услышав приближающиеся шаги, Слепень был вынужден отвлечься и увидел подбегающую к нему Катю. Собственно говоря, только теперь злодеи получили прямое подтверждение тому, что она находится здесь. Правда, обрадоваться такому открытию киллер не успел: она набросилась на него с кулаками.
 
Какого-либо уважения к этому противнику Катя не испытывала. Сейчас он с большим трудом одолел пенсионера, явно уступающего ему в габаритах. Катя решила, что легко расправится с ним, и без всякой разведки пошла перекидывать его с кулака на кулак. Можно было бы сказать, что она дралась, как пьяный колхозник, но с оговоркой: ни один колхозник, по крайней мере, пьяный, не обладал такой бешеной скоростью. А чисто стилистически – да, пожалуй, как пьяный колхозник.
 
Слепень ушёл в глухую оборону, держа руки высоко у головы и пригнувшись. Удары у Кати были сильнее, чем у среднестатистического мужика, а уж в плане боксёрских навыков она далеко превосходила этого мужика. Некоторое время она зверски молотила киллера, как грушу, не встречая сопротивления. Потом неожиданно выкинула прямой удар ногой, пытаясь попасть ему в челюсть, но угодила по подставленным рукам. Затем снова пустила в ход кулаки.
 
Избиение продолжалось довольно долго. Но постепенно Катя начала понимать, что противник хорошо защищается и, хотя со стороны он выглядит откровенно жалко, тем не менее завалить его никак не удаётся. Вдобавок она почувствовала: этот безостановочный навал может её измотать.
 
Она сбавила обороты, но киллер, получив небольшую передышку, сразу выбросил два прямых удара (левой-правой) ей в лицо, причём оба раза попал. Это оказалось совершенно неожиданно, и Катя не успела защититься. Её основательно встряхнуло. Тут она вспомнила, что имеет дело с отлично тренированным мужиком, да ещё намного превосходящим её в весовой категории. Но было уже поздно. Слепень нанёс ей тяжеленный удар ногой в живот, от которого Катя отлетела назад и едва устояла на ногах. Потом погнался за ней, схватил руками за голову и дёрнул на себя и вниз, одновременно встретив снизу коленом в лицо. Этот приём он повторил ещё два раза. Наконец киллер провёл левый апперкот снизу в подбородок, и Катя, не выдержав такого разгрома, рухнула на спину. Сознание погасло.
 
Слепень остановился рядом с ней.
 
– Екатерина, ты была не права! – произнёс он и, не особо заморачиваясь насчёт способа убийства, поставил ногу ей на горло.
 
Но в ту же секунду он снова услышал чьи-то шаги и, обернувшись, увидел вооружённого пистолетом Андрея, выбегающего из коридора…
 
* * *
 
Андрей, недолго думая, выстрелил. Слепень метнулся в сторону, но сообразил, что перепутал направление, и сразу кинулся в другую сторону, пытаясь попасть в коридор. Андрей погнался за ним и сделал ещё два выстрела, но тут у него кончились патроны.
 
Слепень, которому удалось избежать пулевых ранений, услышал характерный щелчок, понял, что врагу больше нечем стрелять, остановился в начале коридора и развернулся. И едва успел уклониться от летящего ему в голову пистолета. Андрей хреново стрелял, зато бросок у него вышел исключительно меткий.
 
Несколько секунд они стояли друг против друга, прикидывая, как лучше действовать и что сделает неприятель. А, между прочим, неприятель мог оказаться не один. Потом Слепень бросил:
 
– Беги, дурачок.
 
– С какой это стати? – удивился Андрей.
 
Слепень задумался. Неужели его дезинформировали насчёт Толстяка? Похоже на то. Но заказ нужно выполнить, а для этого надо вернуться к Катьке и добить её.
 
– Ладно, свинина ходячая. Сам напросился!

Противники двинулись навстречу друг другу. Андрей поднял обе руки на уровень лица, держа пальцы полусогнутыми: он ещё не определился, будет ли боксировать или бороться. Сам немного пригнулся, печень закрыл локтем. Левое плечо выставил вперёд, повернувшись чуть боком к врагу. Мысленно прикинул, сумеет ли отразить возможный удар по мужскому достоинству…
 
Слепень, сам по себе мужик крупный и здоровый, смотрелся рядом с ним как пионер-школьник, уступая в росте сантиметров десять, а в весовой категории – почти вдвое. Но Толстяк стоял на пути между ним и его заказом, поэтому столкновения было не избежать. Когда противники сошлись, Слепень со всего размаху двинул Толстяка правой в живот, на уровне пояса.
 
От этого удара Андрей защититься не сумел. Правда, ему помог основательный слой жира, но всё же его изрядно потрясло. Однако он выдержал, сграбастал киллера в охапку и попытался заломать.
 
Слепень старался избежать соревнований по борьбе, но не получилось. Андрей успел его схватить и теперь раздёргивал в разные стороны, выставляя подножки. При этом Андрей очень тщательно следил за тем, чтобы киллер не имел возможности его бить. В свою очередь, Слепня больше всего беспокоила ситуация, при которой он бы упал, а Толстяк упал на него сверху. Некоторое время противники боролись практически на равных, но Андрей всё-таки был чуть-чуть «равнее», а киллер, с трудом удерживаясь на ногах, прикладывал усилия к тому, чтобы вырваться. Наконец ему кое-как удалось освободиться из захвата. Тут Андрей первый раз пустил в ход кулаки и нанёс сначала левый боковой, потом правый боковой.
 
Слепень ушёл от обоих ударов, немного приблизился и ответил правым боковым по скуле, от которого Андрея перетряхнуло с головы до ног. На время он перестал соображать, но действовал на автомате. Слепень поймал его правой рукой за воротник спортивного свитера, а левой ударил растопыренной пятернёй по глазам. Андрей успел отмахнуть его руку в сторону и снова сграбастал киллера в охапку, но буквально за долю секунды до этого пропустил правый прямой точно в подбородок. Такой бомбардировки он не выдержал и стал заваливаться на пол. Впрочем, Слепень не успел обрадоваться, потому что Толстяк вцепился в него мёртвой хваткой и увлёк за собой.
 
Они вместе рухнули на бок лицом к лицу, а затем продолжили бороться уже в партере. Андрей хотел подмять врага под себя, а тот – освободиться из захвата и больше не попадаться. Иногда противники обменивались ударами, но в лежачем положении им не удавалось как следует размахнуться, и удары получались несильные. Потом киллер всё-таки сумел ткнуть Андрея растопыренными пальцами в глаза. Толстяк отреагировал непечатной руганью и был вынужден следующие полминуты драться на ощупь. Пользуясь моментом, Слепень стал вырываться с удвоенной силой и даже ухитрился встать на одно колено, но Андрей, хоть и утратил зрение, вовремя понял, что к чему, и могучим движением опрокинул его обратно…
 
Они боролись долго. Если бы киллеру удалось освободиться, он бы неминуемо выиграл с помощью ударной техники – ведь Андрей в этом бою уже побывал на грани нокаута. Но освободиться никак не получалось. И наконец Слепень начал уставать: силовое противостояние с Толстяком изматывало его быстрее, чем самого Толстяка. Тогда Андрей, к которому успело вернуться зрение, сумел подмять киллера, навалился сверху, взял его за грудки, несколько раз приподнял и ударил об пол, чем буквально выбил из него дух. Потом, схватив врага за глотку, стал душить…
 
Какое-то время Слепень пытался оторвать его руки от своего горла, но вскоре отключился и затих. Впрочем, Андрей, заподозрив киллера в хитрости, на всякий случай продолжал душить его и после этого, пока не решил, что хватит. И только тогда отпустил.
 
Раздались аплодисменты. Андрей удивлённо осмотрелся по сторонам и увидел сидящего на полу, у стенки, Силачёва.
 
– Ай, молодец! – похвалил сыщик. – А теперь надо вызвать «скорую». Да я сам вызову. Телефон мой принеси.
 
– А где ваш телефон?
 
– В наблюдательной комнате. Тащи сюда.
 
Андрей пошёл в наблюдательную комнату, но не очень уверенной походкой: его изрядно шатало из стороны в сторону, пропущенные удары ему дорого обошлись. Силачёв, в свою очередь, кое-как поднялся и с пистолетом в руке, тоже сильно шатаясь, приблизился к Слепню. Хорошенько прицелившись, он с размаху двинул киллера рукояткой пистолета в висок. Потом повторил удар.
 
Тут он заметил, что Катя смотрит на него округлившимися глазами, явно не понимая, как реагировать на происходящее.
 
– А, очнулась? Ну и молодец. Он очень опасный тип, – пояснил сыщик. – Не дай бог ещё оживёт! Такого и в плен-то брать нельзя.
 
Вернувшись с телефоном, Андрей увидел, что Катя очнулась и пытается переместиться из лежачего положения в сидячее. Тогда он вручил телефон Силачёву и бросился ей помогать. Михаил Николаевич вызвал «скорую». Он сообщил, что произошла перестрелка с элементами мордобоя, с большим количеством убитых и раненых, которое он определил как несколько десятков человек.
 
– А полицию надо вызвать? – уточнил Андрей, когда сыщик завершил разговор.
 
– Эти сами приедут: злодеи повредили сигнализацию. Ну, на заборе.
 
Тут кто-то позвонил Силачёву.
 
– Алё? Здорово, Вадик. ...Правда? Ну и отлично! ...Я был занят! Вот и отключил. ...Скажите, пожалуйста! Ну ты уж совсем. ...Ладно, я потом перезвоню. Сейчас пока занят.
 
Он нажал «отбой». Было видно, что он плохо себя чувствует. Поэтому, наверно, и разговаривать долго не стал.
 
– Ивана Даниловича арестовали, – пояснил сыщик. – И с ним его помощника по прозвищу Шило, а также несколько человек рангом поменьше. Вадик думал, что нас уже всех перебили, ну, раз я на звонки не отвечаю. Потому что злодеев вёл знаменитый киллер по прозвищу Слепень…
 
Андрей пожал плечами:
 
– Ну, киллер. Ну, знаменитый. Ну и что? Как говорили в Древнем Риме: хоть и крут был Ганнибал, а войну он прое... упс... извиняюсь.
 
* * *
 
Из всей группировки, участвовавшей в нападении на дачу, осталось в живых двенадцать человек. Все они были ранены и никому из них не удалось избежать ареста. Катя и Силачёв попали в больницу, Андрей пострадал меньше, так что его туда не взяли. Ему, правда, пришлось сдать машину в ремонт – транспортное средство получило при штурме несколько пулевых пробоин.
 
Катю навестил в больнице сам Пётр Андреевич, срочно приехавший на дачу. Катя испугалась, что он заставит её оплачивать весь понесённый ущерб (ведь именно она стала причиной сражения!), но вместо этого он поинтересовался её самочувствием, взял автограф, пожелал скорейшего выздоровления и всяческих успехов, особенно спортивных. Андрей тоже курсировал между дачей и больницей, почти каждый день посещая Катю и Силачёва. Катя при первом удобном случае спросила сыщика, можно ли ей выйти из режима секретности и ни от кого не прятаться. Михаил Николаевич ответил: да, теперь можно. Потом она задала другой вопрос, который тоже её весьма интересовал:
 
– Когда киллер проник на дачу и вы напали на него, он перед вашим нападением всё время смотрел в другую сторону от вас. Как это так получилось?
 
Сыщик объяснил:
 
– Я владею хитрым приёмом. Если я как следует сконцентрируюсь и подумаю: «Здесь никого нет!», то окружающие перестают обращать на меня внимание. Не могу назвать себя гипнотизёром, но вот этот приём удаётся мне практически идеально. По-моему, он называется «отводить глаза». Хотя точно не уверен – не знаю терминов. Исполнять умею, а теоретической базой не интересовался…
 
* * *
 
Катя и Андрей возвращались домой. Андрей вёз Катю на свежеотремонтированном автомобиле. Они подъезжали к Питеру. В салоне звучала музыка. Сейчас исполняла свою песню любимая группа Андрея – «Dez.Ориентир»:
 
Закручу все гайки, забью болты,
Открою глаза – со мною ты…
 
Им было весело и радостно. Правда, с оговоркой. Да, они победили, но сколько ужасов и беспредела им пришлось повидать! А сколько трупов осталось позади! «На их месте мог бы быть я...»
 
У Андрея имелась и ещё одна причина для беспокойства: он не очень понимал, как вести себя с Катей. Потому что хорошо запомнил инцидент с её участием – после боя, но перед больницей.
 
Едва чуть-чуть оклемавшись, она вознамерилась выйти на улицу со стороны чёрного входа. Причём самостоятельно не смогла это сделать, Андрею пришлось ей помочь. Там, на улице, она остановилась около трупа Саши и долго плакала. Прямо с того места её и забрала «скорая».
 
«Это любовь? Или нет? А ко мне она как относится?»

– Ха-ха-ха! Мне тут мама сообщение написала. Ну, она у меня гуманитарий, литературу в школе преподаёт. Она считает, что ты похож на Пьера Безухова!
 
– Ишь ты! А я думал – на Кун-фу Панду.
 
– Её поразило, что ты решился принять участие в этом деле.
 
– Ну, раз она преподаёт литературу, то я отвечу ей цитатой из классической литературы. Лучше прожить тридцать лет, как орёл, чем триста лет, как ворона! А-Эс Пушкин, «Капитанская дочка».
 
– Слушай, а ты уверен, что у Пушкина действительно так написано? Я что-то такого не припомню…
 
– Тогда спроси маму, она вспомнит.
 
Катя сменила тему разговора:
 
– Меня заинтересовал один маленький эпизод. Когда ты дрался с киллером, я лежала в отключке, но один раз, наверно, пришла в сознание… И тут прозвучала фраза: «Беги, дурачок». Это он сказал тебе. Не знаешь, почему? Звучит довольно странно. Или мне это вообще послышалось?
 
– Да нет, – задумчиво произнёс Андрей. – Не послышалось.

И, немного помолчав, добавил:

– Вероятно, он знал про меня кое-что плохое. Только его информация устарела.

– А что такое плохое он мог про тебя знать?

– То, что у меня были проблемы с нервами. Судя по его поведению, он на это и рассчитывал.

– Так у тебя были проблемы с нервами?

– Были. А сейчас нет. Это интересная история, могу рассказать подробно...

– Расскажи.

– Проблемы с нервами беспокоили меня с самого детства. Это чувствовалось везде, даже в мелочах. Например, я в детстве не смотрел фильмов про войну – страшно было. Или ещё: я прочитал книжку Жюль-Верна «Пятнадцатилетний капитан», а там есть один эпизод, когда король сгорел от пьянства. На этом месте я перепугался до усрачки – мне реально стало плохо!! А потом, оказывается, другие дети тоже это прочитали, и им хоть бы хны. И таких случаев было полным-полно.

Естественно, я пытался исправить ситуацию, но ничего не получалось. Когда я подрос, то стал искать причины: откуда это взялось? Начал выяснять у родителей и всех родственников, нет ли у меня в этом плане дурной наследственности. Оказалось, нет. Никто из наших этим не страдал, я один такой. Это мне понравилось, но всё равно я не знал, что делать. Родители отмазали меня от армии по медицинским причинам, но с липовым диагнозом – они посчитали, что проблемы с нервами надо максимально засекретить, а то будет сложно трудоустроиться.

А потом я начал играть в тотализатор... И должен сказать, что на первых порах волновался и нервничал просто жутко. Да, мне очень нравился тотализатор, но при этом моя жизнь стала напоминать горячечный кошмар. Как же я боялся разориться! Но и остановиться уже не мог. Слава богу, что в этой области у меня обнаружился большой талант. И вот постепенно, делая ставки, я начал адаптироваться: радость от успехов и азарт никуда не делись, но нервничать я стал немножко меньше. Потом ещё немножко меньше. Потом ещё. Это был очень постепенный процесс, и он проходил, в общем-то, незаметно. По крайней мере, сначала я ничего не заметил, а уже потом, с большим опозданием, проанализировал всё это задним числом.

И вот в один прекрасный день – действительно прекрасный! – я вдруг почувствовал, что мои проблемы с нервами сами собой улетучились! Исчезли! Можешь представить, как я обрадовался! Я даже зафиксировал этот день для истории – 8 февраля 2017 года. И с того момента я почувствовал, что у меня поистине железные нервы.

– Это невероятно.

– Тотализатор дал мне всё. С его помощью я не только разбогател, но добился и другого результата, ещё более важного: поправил нервную систему. Не говоря уже о том, что теперь я непревзойдённый спортивный аналитик...

– Так уж и непревзойдённый?

– Ну да. В азартных играх я король, я вас помножу всех на ноль!

– А ты можешь проанализировать гипотетический поединок? – спросила Катя, и по её лицу было совершенно ясно, что сейчас последует провокационный вопрос.

– Да легко!

– Представь себе, что где-нибудь на улице подрались Саша и Силачёв. Оба пиковые. Кто победит?

Андрей начал размышлять.

– Значит, так. Если проверить цепочку общих соперников, то Саша лучше меня, я немножко лучше того киллера, а киллер немножко лучше тебя и Силачёва. При этом вы с Силачёвым находитесь где-то на одном уровне. Но он старый, а нам нужен пиковый...

– Мощно задвигаешь. Вот это аналитика!

– Разумеется, пиковый Силачёв намного лучше нынешнего. Поэтому нужно сравнить все плюсы и минусы соперников. С одной стороны, Силачёв явно опытней: он с детства занимался единоборствами примерно так же интенсивно, как ты. Сашка по сравнению с ним обычный дворовый раздолбай. С другой стороны – габариты. Пиковый Силачёв весил около восьмидесяти килограмм. Пиковый Сашка... блин, я не знаю, когда он пиковый, но даже если ему полностью убрать жир, он всё равно будет не меньше центнера. Разница солидная...

– Так кто же победит-то?!

– Пятьдесят на пятьдесят! Это матч, нежелательный для ставок.

– Ах ты жулик! – рассмеялась Катя и погрозила ему пальцем. – Взял и ушёл от ответа!

– Кстати, а ты знаешь, почему Сашка не хотел проводить с тобой полноконтактные спарринги? Он мне сказал. Я, говорит, боюсь её жёстко обломать. Потому что, говорит, я тоже кое-что умею, занимался и боксом, и борьбой, а при моих габаритах... Только восточными единоборствами не владею: вот это всё карате, тайский бокс – там я ни в зуб ногой. Вот так он говорил. В общем, переживал, чтоб не сделать тебе очень больно...

Они въехали в Петербург. Разговор на время как-то сам собой прекратился, и теперь они молчали. Правда, под музыку. Вдруг Андрей увидел универмаг и вдарил по тормозам:

– О! Магазин!!!

– Осторожнее, ты что делаешь?! А если нас кто-то сзади протаранит?

– Да там нету никого!

– Ну, один раз повезло, в следующий раз не повезёт...

Андрей припарковал машину и буквально бегом помчался в магазин, что при его комплекции выглядело несколько комично.

Отсутствовал он довольно долго. Наконец появился на улице с большим полиэтиленовым пакетом, доверху набитым покупками. Этот пакет он положил на заднее сиденье автомобиля и, разместившись за рулём, произнёс:

– «Даниссимо»!

– Со вкусом пломбира?

– Со вкусом пломбира.

– И много купил?

– Все запасы, которые были в магазине. Видишь, целый пакет получился!

– А, так ты больше ничего и не купил? Только «Даниссимо»?

– Ну да...

Андрей сразу повеселел и расплылся в широкой улыбке. Он ещё не начал есть своё любимое лакомство, но сам факт того, что это лакомство ему доступно в любой момент, вызвал у него настоящую эйфорию. И заодно снял все блокировки и ограничители.

Вместо того, чтобы ехать дальше, Андрей одной рукой обнял Катю за плечи, а другой стал гладить её по голове, приговаривая:

– Катик, я давно хотел тебе сказать... Ты прекраснее всех в мире. У тебя идеальные черты лица. Твои волосы – чёрный бархат. Твой пронзительный взгляд вырубает на месте кого угодно. Твоя красота сверхъестественна, как интуиция Силачёва...

Катя засмеялась.

– ...Впрочем, мне трудно придумывать для тебя комплименты, потому что старик Державин о тебе уже всё сказал. Я имею в виду Андрея Державина и его песню «Катя-Катерина», которую он исполнял ещё во времена моего детства...

– Во времена твоего детства? Так меня тогда ещё и на свете не было!

– Да какая разница! Всё равно это про тебя.

Андрей собрался поцеловать её в губы, но тут Катя произнесла:

– Стоп.

Андрей вопросительно посмотрел на неё. Она продолжала:

– Я должна обсудить с тобой один важный вопрос. Ты, я вижу, очень любишь поесть...

– Да, ещё как!

– Так вот, имей в виду, что у меня не должно быть проблем из-за твоего увлечения. Я должна всегда нормально укладываться в лимит своей весовой категории. Ты согласен с этим? Если не согласен, лучше разойтись сразу.

– Ну конечно, согласен! Неужели ты думала, я такой баран, что буду чем-то насильно кормить тебя? Да ни в коем случае! Я отлично понимаю, что у тебя режим, а режим нарушать нельзя.

– Ну, тогда... всё хорошо!

Они долго целовались в автомобиле, а потом отправились к Андрею домой.

На Парнас.

* * *

Произведение посвящается Кэт Цингано (Cat Zingano) – самому прекрасному в мире бойцу ММА.


Рецензии
Игорь, привет. По этой повести запросто можно снимать экшен. Даже реклама Даниссимо есть. В общем, молодец.
Посмотрела фотки Кэт - красотка.

Таня Синь   21.11.2020 06:51     Заявить о нарушении
Привет. Большое спасибо за рецензию! Самое смешное, что я стал болельщиком Кэт Цингано именно так, как здесь написано: за её сходство с одним человеком из моего окружения. Ну, а "Даниссимо" мне и самому очень нравится.:))) Вдобавок эта повесть ещё может обратить на себя внимание самой оригинальной рекламой азартных игр - до такого вряд ли раньше кто-нибудь вообще додумывался (я имею в виду последнюю главу). Впрочем, тут мне не пришлось особо фантазировать: я на своём опыте обнаружил определённое влияние тотализатора на нервную систему.

Игорь Екимов   21.11.2020 10:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.