За здоровый образ жизни

       Во времена тотального дефицита покупки совершались часто не по  необходимости, а просто потому, что вдруг какой-то товар появлялся в продаже. И это что-то, как выяснялось потом, было ненужным и порой даже вредным.

       Желание вести здоровый образ жизни посещало моего супруга часто. Он регулярно объявлял своё окончательное решение именно с понедельника начать делать зарядку, заняться бегом или с утра обливаться холодной водой, приобщив к этому занятию сыновей, чем поначалу вгонял парней в тоску. Но поскольку он не говорил, с какого именно понедельника, то через пару-тройку таких заявлений, парни успокоились и просто кивали головой в знак согласия на очередной призыв заниматься своим здоровьем. Внимательным слушателем благородных стремлений непременно была стаффордширская терьерица Сима.

       Была ещё одна проблема, которую муж яростно желал преодолеть на пути к здоровому образу жизни – курение. Но чем сильнее он хотел бросить это вредное занятие, тем сильнее дымил. При этом он злился на себя, на меня, на собаку и на весь белый свет. Но когда с наступлением сплошного дефицита из продажи пропали сигареты и папиросы, вопрос решился сам собой.

       Но однажды муж пришёл с работы возбуждённый, с большим свёртком в руках. И мальчишки, и маленькая дочурка с любопытством смотрели на него, ожидая подарков.

       - У нас сегодня в магазине папиросы продавали, - смущённо проговорил супруг. – Я не удержался и купил.

       - А почему так много? – разочарованно спросила дочь.

       - Здесь двадцать пачек. Когда ещё так повезёт.

       - А как же здоровый образ жизни? – в один голос задали вопрос сыновья.

       - Вот выкурю эти папиросы, и всё, больше ни-ни, клянусь, - стал уверять нас муж.
      
       Не дослушав горячие уверения до конца, мы разошлись по комнатам. С супругом осталась только Сима.
 
       - Они мне не верят, - с обидой говорил он собаке. – Никто не понимает, что курящему человеку проще от хлеба отказаться, чем от сигареты. Конечно, пока дома курева не было, я держался. И даже не очень страдал, потому что знал, что ничего нет. А тут -  продают по двадцать пачек в одни руки. Вот я и не устоял. Эх, никто-то не хочет войти в моё положение. Чем молчанку устраивать, лучше бы помогли. Только ты меня, Симочка, и понимаешь.

       И собака поняла его и помогла, как сумела.

       Когда на следующий день я пришла с работы, дома бесновался муж и, закрывая собой Симу, смеялись дети.

       - Что за шум в благородном семействе? – поинтересовалась я.

       - Нет, в это ведь не поверит никто, - шумел супруг. – Я прихожу домой, а на кровати все двадцать пачек папирос вдребезги разодраны.

       И действительно, вся кровать была покрыта изорванными пачками вперемешку с табаком.

       - Ай да Сима, вот умница! – гладила я собаку. – Ты настоящий друг.

       - Сколько денег угробила, - не унимался муж.
 
       - Здоровье дороже, - мудро изрекла семилетняя дочь.

       А Сима хитро поглядывала на хозяина и улыбалась.


Рецензии