10. Город, где никогда не светит Солнце. Окончание

   Беатрис уже подходила к своему дому в сопровождении Рене Эрбо, гражданина Мерсье и Демайи, который прикрывал ее со спины, время от времени агрессивно косился на серых и полупрозрачных соплеменников, которыми с рассвета кишели улицы старого Анже. Кто же этот таинственный Демайи, откуда он взялся?

   Еще на площади, неподалеку от  занятого призраками среди ясного дня клуба Сан-Совера к ним присоединился этот  полу-прозрачный силуэт, вежливо представившийся как Арман Демайи. Спутники молодой женщины недоверчиво сузили глаза и прикрыли собой Беатрис. 

- Мадемуазель Ассанж, меня попросил присоединиться к вашим «рыцарям» лично Андре... то есть месье Жубер... вы не узнаёте меня? – услышала Беатрис громкий свистящий шепот.

- Вы прошлым вечером еще шлепнули меня  прямо по физиономии, когда я неосторожно высунулся из маскарона на колонне в клубе... в зале на первом ярусе... ну... вспоминаете? -  пепельно-серые губы растянулись в беззлобной усмешке. 
 
   В тёмном подъезде молодую женщину встретила полубезумная от ужаса соседка, мадам Энен, она работала медсестрой в местной поликлинике.  Сесиль Энен цепко ухватила Беатрис за рукав:

- Девочка, как ты можешь разгуливать в такое время по улицам?! Творится настоящий Апокалипсис, и только не убеждай меня, что ты ИХ не видела! Я не сошла с ума, Беатрис, ОНИ среди НАС! 

   Несколько тяжело больных сегодня утром впали в кому... Мертвые тянут нас к себе и ...ах! – хрипло вскрикнула и указала куда-то в сторону – ну вот, опять... смотри!

   В полумраке подъезда было отчетливо видно, как прямо из стены рядом с выключателем высунулась полупрозрачная серая рука и замерла, словно в ответ на истерический вскрик мадам Энен.

   Беатрис знала, что рука принадлежала ее новому знакомому, Арману Демайи.

   А тетушка Сесиль снова закричала и вытянула дрожащую руку куда-то за спину Беатрис.

- А-а... я же сказала... они ВЕЗДЕ!

  Крики мадам Энен, вопреки всему, вовсе не заставили прочих соседей бежать ей на помощь...

  Скосив глаза, Беатрис увидела подсвеченные во мраке подъезда фигуры своих спутников.

- Включайте свет! – негромко скомандовала им Беатрис – не видите что-ли, женщину сейчас стукнет инфаркт!

  Полупрозрачная серая рука Демайи щелкнула по выключателю и втянулась обратно в стену.

  Спутники Беатрис Ассанж за счет своей мощной энергетики остались в поле зрения и  выглядели как самые обычные молодые люди в строгих черных костюмах, внимание привлекал только гражданин Мерсье своим старинным фраком и трехцветным поясом-шарфом.

- Возвращайтесь к себе домой, мадам... может вас проводить до квартиры?

  Но тетушка Сесиль сверкнув остекленевшими глазами, быстро засеменила к своей двери, через секунды слышался только характерный лязг ключей и цепочки.

     Между тем, то сверху, то из-за стены нередко раздавались то вскрики ужаса, то ругательства, люди напрасно пытались куда-то дозвониться, но связь прервалась, интернет не подключался.

    Беатрис болезненно морщилась, прислушиваясь к тому, что доносилось с улицы и из соседних квартир.

    Эрбо предложил Беатрис сварить кофе, включить телевизор или взять любимую книгу и хотя-бы попытаться отвлечься.

  В полумраке задернутых штор фигуры спутников Беатрис, как всегда, стали излучать голубоватое сияние.

- Ваша квартира защищена нашим присутствием... по ее периметру мы выстроили... своего рода... силовое поле... энергетический «замОк», который не пропустит незваных гостей... Вам не грозит то, что беспокоит и мучает тех, других...

  Андре Жубер из службы Безопасности нашего мира, а вы под его защитой... здесь он комиссар с «пограничной сумеречной полосы», разделяющей мир мертвых и мир живых...

  А  я... как вы уже знаете, отвечаю за... население кладбища Эрранси... Скажу вам кое-что, если вы этого не знали, вопреки мифам вашего мира, кладбища сами по себе, всего лишь, хранилища человеческих останков, не больше.

  МЫ там не находимся, ибо к чему, разумной энергетической единице сидеть рядом с грудой разлагающегося мяса и костей? Извращение, ей-Богу. Хотя... иногда всякое бывает...

   У НАС своя, иная жизнь, свои, иные интересы и задачи...
 
   А вот местом встречи с ВАМИ, с оставшимися «по ту сторону барьера» близкими людьми, кладбище очень даже может быть...

  Мир Мертвых не только встречает новых жителей, Беатрис... но нередко и провожает своих... вы удивлены, Беатрис...

  Да... если МЫ провожаем одного из своих... то это означает... что он возвращается к ВАМ... и где-то на Земле, в какой-то стране скоро родится ребенок... Он забудет всё прошлое и начнет новый жизненный цикл... или скорее работу над ошибками...

  Что-то я отвлекся...вернемся к нашей теме.

  Видите-ли, кладбища в такой момент имеют тенденцию делаться малым Порталом... вдобавок к Большому Основному... Ни НАМ, ни ВАМ это совершенно не нужно... Я отвечаю тут... за связь с общественностью Эрранси...

  Вы, должно быть, чудовищно устали от впечатлений, Беатрис... – обжигающе ледяные пальцы слегка коснулись руки молодой женщины, она вздрогнула – мы можем уйти на кухню, отдыхайте... если что... кто-нибудь из нас осторожно постучит по косяку... никто не станет врываться  в вашу комнату, как захватчики или как нечисть вылезать прямо из стены...

   Беатрис мрачно встряхнула русо-золотистыми волосами:

- Отдохнуть? Рене, сами то, как думаете, я смогу сейчас расслабиться и задремать? Скажите мне лучше, там, вокруг клуба всё очень страшно, очень опасно? Там остался Андре...но он же вернется?!

  Эрбо слушал ее, слегка наклонив голову, в глазах мелькнула странная смесь лукавства, грусти и сочувствия.

  Сияющая голубым светом фигура поднялась с кресла-качалки и подошла совсем близко, на секунду прикоснулась ледяной ладонью ко лбу Беатрис.

....   ..... .....

   Мадемуазель Ассанж пришла в себя. В комнате безраздельно царил полный мрак.

  Сколько прошло времени? Включила свет. Никого. Схватила мобильник...глухая ночь... без пятнадцати двенадцать...  Что же это?! Где все?! Почему...Какая жуткая тишина вокруг...всё стихло и за стеной, и наверху, и в подъезде...Они что там, все умерли?!

  Рысью метнулась на кухню, и здесь никого, лишь давящая на мозг и уши тишина, прерываемая только тиканьем старых настенных часов...

  Тишина царила и в доме напротив, хотя этот дом был ближе всех к зловещему клубу Сан-Совера. Почему кричавшие и метавшиеся целый день люди притихли, будто вымерли?!

  Ну, с Богом! На площадь, в Клуб... и будь что будет!

  Первое, что обратило на себя внимание, это то, что туман с темных улиц почти убрался, точнее, переместился в сторону площади...

  Рысью, перебежав дорогу, у соседнего дома, Беатрис прижалась к углу, не решаясь выглянуть на площадь, оттуда были видны яркие отблески света, и чувствовалось странное нездоровое оживление и неясный гул.

  Ну, с Богом! Будь что будет! Раз-два...

  Ужас парализовал разом и разум и тело...
  ...   .....  ....
  В ночном чернильно-синем небе над пирамидой пульсировала чёрная воронка Портала, из воронки  уже наполовину  высунулся гигантский змей.

  Глаза огромного существа освещали осеннюю ночь кровавыми алыми рубинами...

  Его извивающееся кольцами тело переливалось радугой светящихся разноцветных перьев, клыкастая разинутая пасть с раздвоенным языком была нацелена на верхнюю усеченную площадку пирамиды и vip-зал на ее вершине.

  Размер существа был таков, что его пасть вполне могла вместить в себя весь верхний ярус клуба-пирамиды... и что против него человек...

   Пернатый Змей изгибался, пытаясь освободить тело, но Портал был все еще для него слишком узок... 

   Все поверхности и выступы пирамиды искрили тем же мертвенно-голубоватым сиянием, которое исходило от тел, столпившихся на ночной площади полупрозрачных людей...их было очень много, они обступили здание клуба, своеобразно строились вокруг нее и все, подняв головы к небу, наблюдали за Пернатым Змеем...

  Это зрелище вгоняло сознание в настоящий транс, Беатрис, наблюдавшая из-за угла дома никак не могла заставить себя отвести взгляд...

   Внезапно, она почувствовала на своей талии обжигающе ледяные руки, которые легко, как перышко, подняли ее и переместили в сторону, во тьму двора. Заныло сердце, стало тяжело дышать, словно плита легла на грудь... Беатрис были уже хорошо знакомы эти симптомы...

- Тебе не надо это видеть... – услышала молодая женщина хорошо знакомый свистящий шепот.

- Андре?!

  Жубер еще сильнее прижал ее к себе, дышать Беатрис стало еще труднее, холод пронизывал тело насквозь. 

...   ....  ....
  Через секунды ночная площадь содрогнулась от грохота взрыва, послышался звон бьющегося стекла, посыпались осколки, это вышибло стекла в доме, ближайшем к площади, рядом с которым они стояли, вспышка огня прокатилась мимо, и словно вырываясь из огнемета, выжгла газон.

   Жубер разжал руки, но как-то очень неохотно, и усадил нервно дрожащую Беатрис на ближайшую лавочку.

- Ну, вот и всё... всё закончилось, анжерская принцесса... Сам Кетсалькоатль отомстил безответственным кощунникам Сан-Соверу и Рейносе и закрыл Портал... Я провожу тебя домой...

   Дома, в полной темноте, они стояли у полуоткрытых штор и наблюдали за всполохами пламени видными с площади в темноте...

   Люди, как будто только сейчас «проснулись» и начали кричать, метаться, вызывать пожарных...побежали на площадь, громко переговариваясь и удивляясь, что пропавшая с раннего утра связь, наконец, возобновилась и интернет подключился...

  Беатрис некоторое время разглядывала светящуюся в темноте фигуру Жубера, его устало-напряженное и озабоченное лицо:

- Ты говорил, что энергия Портала спровоцировала мои... сверх-способности... если Портал ликвидирован, значит ли это, что и способности мои... также потухнут и я... больше не буду видеть Ваш Город... и ты... больше не придешь?

  Жубер опустил голову и некоторое время молчал:

- Я...я не могу точно ответить на этот вопрос, Беатрис... Ты понимаешь... ГДЕ я... и ГДЕ ты... у тебя должна быть своя жизнь... – снова повисло тяжелое молчание.

  Обиженная одинокая женщина в душе Беатрис вдруг вырвалась из под контроля, подняла голову и решительно подала голос:

- Значит, ты за меня решил, какой должна быть моя жизнь?! Если ты сам хочешь уйти, не прикрывайся умными причинами...
...  .... ....


   Беатрис проснулась в седьмом часу утра в своей одинокой однокомнатой квартире на улице Сен-Ло... Всё как всегда...

   Как всегда?! Нет... как всегда, уже не будет никогда...

  Наскоро оделась и вышла из дома. В доме, ближайшем к пирамиде во многих окнах были выбиты стекла...

  Что её заставило выйти на площадь? Итак, было ясно, что прежнего места работы больше нет и нужно срочно становиться на учет в центр занятости...

  Бар-пирамида «У Монтесумы» или точнее то, что от него осталось, имел вид развалившегося черного гнилого зуба без нервов, от которого торчат из развороченной десны - брусчатки одно лишь основание и обломки второго яруса...

  Пожарные только что уехали.

- Восстановлению не подлежит. Будем сносить до основания... -  услышала Беатрис голоса рабочих.

 Жизнь продолжается... Спокойствие и размеренный образ жизни вернулись в Анже...
 ....    .....   .....
    Прошло три месяца...

    Беатрис жила еще более одиноко и обособленно, чем прежде.

   Вокруг нее текла, но словно обходила ее стороной кипучая жизнь ее прежних приятелей – Алина Карфадек, подруга из бухгалтерии через месяц собиралась замуж, Жанно познакомил ее со своей девушкой, бывший одноклассник «ботаник» нашел хорошую работу и уехал в Париж...

   Она нашла себе новую работу, место официантки в маленьком кафе в старо-французском стиле «У Филибера»...

   Беатрис словно внутренне замерзла и отдалилась от людей, молодая, миловидная и добрая, но грустная и замкнутая, она всё чаще проводила свободное время на кладбище Эрранси.

   Вот и 31 декабря 2018 года застало ее там. Разгребала усердно снег и заменила замерзшие, скрючившиеся от холода цветы на свежие,  о чем-то тихо разговаривала с фотографией на памятнике...Андре Жубер...

   Новый Год?  Он искренне радует лишь тех, кому есть с кем его провести, лишь тех он радует, кого дома любят и ждут.

   Но этот день отвратителен и страшен для тех, кого после рабочего дня ждут дома лишь темные равнодушные окна и холодная тишина пустой квартиры.
 
   Для абсолютно одинокого, остро ощущающего свою личную никому ненужность, к тому же,  молодого человека, с неперегоревшей внутренней энергией и желанием любить, одинокий Новый Год  проклятье худшее, чем прочие праздники в году, несравнимо худшее, чем даже одинокий день рождения...

   В такой день, народа на кладбище, кроме неё, конечно, не было, все заботились о праздничном столе, женщины о нарядах и подарках...

   Тихо падали хлопья снега. Внезапно резко похолодало,поднялся ветер, от которого на открытом пространстве кладбища укрыться было негде, и Беатрис уже с тоскливым отвращением подумывала, что надо вызвать такси и ехать обратно, домой.
 
   Домой, где ее никто не ждет, хотя бы однажды она совсем не вернулась туда...

- Ты решила замерзнуть здесь, вдали от людей? Это очень плохая идея...  – вдруг услышала молодая женщина строгий, но слишком хорошо знакомый  голос у себя за спиной, голос, который она уже никогда и не надеялась вновь услышать, а тон этого голоса вдруг изменился, став бархатисто-мягким – вызывай такси, мы едем домой, Новый Год он и в Африке Новый Год, будем отмечать...
 
  Андре?!...

   Она резко обернулась на голос и выронила цветы, которые рассыпались по мраморной плите.
  Полупрозрачная фигура фосфоресцировала на фоне яркого зимнего заката...


Рецензии
Под большим впечатлением!!! Спасибо!!!
С глубоким и неизменным уважением,

Игорь Тычинин   08.11.2020 08:11     Заявить о нарушении
Спасибо, Игорь) Теперь вернусь к теме Белого Братства)

Ольга Виноградова 3   08.11.2020 14:36   Заявить о нарушении