Требуется тишина?

опубликован в альманахе ДТ декабрь 2020г.

    Внезапно раздавшееся над самым ухом громкое карканье оглушило. Фёдор резко повернул голову, увидел ворону, задержал на ней взгляд, но не остановился, а продолжил идти: спешил на работу. Вдруг Фёдор во что-то врезался. Прямо влип. Во что-то мягкое. Хорошо, что не столб. Хотел руками отстраниться, а получилось – схватился за что-то.
– Отстань!
    Фёдор едва не оглох от женского крика, а толчок в грудь заставил опустить руки и шагнуть назад. Перед ним стояла невысокая хрупкая брюнетка. Фёдор быстро отступил ещё на два шага и поднял руки:
– Простите, пожалуйста. Я нечаянно. На ворону засмотрелся.
– Осторожнее надо, – недовольно буркнула девушка.
    Фёдор рассмотрел невольную помеху. Два длинных хвоста, перехваченных резинками почти у самых плеч, опускались на грудь девушки, короткая чёлка, смешинки в глубине карих глаз.
    Девушка гордо подняла голову, обошла его и продолжила путь. А Фёдор вдруг испугался, что если она сейчас уйдёт, то он никогда больше не увидит смешливых искорок её глаз. Он повернулся и пошёл следом, ломая голову, как познакомиться, чтобы окончательно не испугать её.
    Девушка заметила преследователя; оглянулась раз, другой. Неожиданно остановилась, обернулась к нему, отчаянно махнула головой, протянула руку и представилась:
– Стася.
   Фёдор обрадовался. Какая разница, кто оказался решительнее. Важно, что она не только не сбежала, а сама протянула руку. За которую он тут же ухватился:
– Фёдор.

    ***
    Дописать сцену знакомства Игорь не успел: вздрогнул от резкого звонка будильника. Слышно было, как жена проснулась и проделала привычный путь в ванную, потом в кухню. В кабинет к нему не заглянула.
     Фёдор, герой его нового романа, требовал продолжения знакомства с девушкой. Игорь Предложил Фёдору проводить Стасю. Но тот заявил: «Автор, ты забыл, какой у героя ответственный характер? Он не может опоздать на совещание. Романтика романтикой, но дело прежде всего.  А ты всё время отвлекаешься.  И не вздумай отменять знакомство со Стасей – она мне понравилась. Я сам попробую с ней пообщаться. А ты найди, наконец, свободное время для нас. И тишину».
    Игорь возмутился:
– Опять ты с автором споришь.
    Герой сбежал. Что тут скажешь. Игорь подосадовал: он встал на рассвете, чтобы дописать главу. Продажа предыдущего романа принесла ощутимый доход в семью. По плану этот надо было закончить за месяц. А у Фёдора, видишь ли, романтика пропала. Хотя, честно признаться, уже пора было самому готовиться к работе.
Игорю катастрофически не хватало времени: днём работал инженером, вечером помогал жене справиться с хозяйством, ведь в семье двое мальчишек. Хотелось найти больше времени для общения с ними, но получалось плохо. Вертелся, как в колесе, а в сутках по-прежнему оставалось только двадцать четыре часа.
    Этим утром всё время что-то отвлекало. Город окружил многоголосной какофонией: на рельсах позвякивали выехавшие спозаранку из депо трамваи; как сумасшедшие неслись машины, с визгом тормозя шинами об асфальт. Воздух за окном дрожал и тревожил.
   Не удивительно, что Фёдор раскапризничался и захотел тишины. А откуда взять тишину в городе? Казалось, пару недель тишины и свободы хватило бы для завершения романа.
    Требуется покой и тишина. Взять две недели в счёт отпуска. А куда спрятаться?
    Размышления прервал второй сигнал будильника – общий подъём: кому на работу, а кому в летний спортивный лагерь.
    Игорь уже вышел из дома, когда раздался звонок мобильного телефона.
– Горя, ты как? Не разбудил?
    Так его называл только Данька. В детстве он категорически переделывал имена всех друзей на краткие. Друзья были не в претензии. Имя Игорь никак не поддавалось сокращению, но он умудрился, звал – Горя.
– Дань, ты? Чего в такую рань?
– Прости, что рано. Но я уже на вокзале, жду электричку. Машину жене оставил. Прикупил домик в деревне, хочу дописать там докторскую. Семья через три недели приедет, а до тех пор мы можем вместе с тобой пожить. Ты в прошлом месяце жаловался, что дома не дают роман закончить. Приезжай. А то мне одному жить в пустом доме не хочется. Не стану же я двадцать четыре часа в день работать? А так – оба за работой, никто никому не мешает. Домик хоть и не новый, но там три комнаты и даже мансарда. Так что храпеть будем оба в своё удовольствие. А главное, все удобства в доме, на улицу ночью бегать не придётся. Эй! Ты там не заснул? Что скажешь?
– Дань, ты попал. Я только сейчас об этом мечтал. Давай так, я на работе оформлю отпуск и через пару дней приеду. Там интернет есть?
– Есть, конечно. Где его сейчас нет?
– Тогда скинь на электронку адрес и как добраться.
    С работой он всё уладил за день, и с женой договориться удалось – она была не готова к отпору: сыграла роль неожиданность предложения. Или недавняя удачная продажа его романа сильно аргументировала в пользу завершения следующего?
    На следующий день Игорь уже ехал в электричке к Даньке. Вроде, как работать, но с ощущением, что отдыхать. Сочинительство – это ведь отдушина в суете дней. Но работа. Наверное, как и любое хобби: сначала развлекает, а потом захватывает и подчиняет себе.
    Добрался до дома без плутания: присланная схема оказалось понятной. Попал в дружеские объятия Даньки и расслабился. Тот ждал в саду с накрытым столом. Игорь переоделся, вышел из дома, и вдруг понял, что дышится здесь по особому: в городе словно трудилась часть лёгких, а в деревне они раскрылись, чтобы принять в себя чистый воздух.
    С другом они не виделись давно, поэтому нашлось о чём поговорить. Посреди душевной беседы вдруг зазвонил мобильный Даньки. Тот после звонка несколько минут сидел озадаченный, потом стал быстро собираться:
– Горя, прости. Надо срочно домой вернуться. Всего на пару дней. Слушай, тебе одному тут самое то будет – точно никто не помешает роман писать. Тишина здесь удивительная. Деревенская. На разговоры времени нет. На электричку надо успеть.
Всё это Даня говорил пока они поспешно переносили тарелки из сада в кухню. Игорь осмотрелся. Так это скорее столовая: большой стол стоял прямо у окна с видом на двор с георгинами на клумбе и небольшим строением рядом.
    Даня заметил, куда смотрит Игорь и разъяснил:
– Сарай и курятник, – заметил испуг друга и поспешил успокоить, – всего пяток курочек. Несутся. Утром с лукошком туда – и самые свежие яйца в твоём распоряжении. Что не съешь – в холодильник. Огурцы, помидоры – на грядке. В огороде автоматический полив, ты только открой кран утром. И выключить не забудь. Обычно, когда нас нет, соседка помогает, но раз ты здесь – беспокоиться нечего. Ты справишься. Да не дрейфь. Обещаю, стану каждый день звонить.
– Как я тут один? Ты как домой приедешь, сразу позвони.
– Обязательно.
    Но позвонить ему уже никто не смог. Вечером Игорь обнаружил, что интернет не работает. А ещё он не взял с собой зарядку от телефона. На последнем его издыхании позвонил жене, сообщил, чтобы не волновалась. Успел сказать, что Даня убыл на несколько дней в город, но она может с ним связаться, если что. А тот по приезду ему расскажет. Совесть Игоря стала чиста. Спрятал разрядившийся телефон в сумку и постарался заснуть.
    ***
    Он почти задремал, когда услышал громкое пыхтение. Показалось, рядом с ухом. Поднялся, поискал, что за звуки – оказалось, что это не в доме, а во дворе. В городе вокруг столько шума, он этого звука и не услышал бы, а в тишине сопение с пыхтением встревожило неизвестностью: надо было понять, что за паровоз ездит поблизости.
    Стоило выйти из дома, как всё прояснилось – это был ёж. Молодой и голодный, раз так мало от человека прятался. Неужели Данька приручил? С ёжиком Игорь раньше дело не имел. Нашёл в холодильнике молоко, собрался налить в блюдце, но вспомнил, молоко ежу вредно. Пришлось вытащить для колючего гостя кусок варёного мяса, что остался с обеда.
    Ёж к блюдцу сразу не подошёл. Но стоило Игорю войти в дом, как вдобавок к сопению послышалось громкое чавканье.
Игорь почувствовал радость, казалось бы от мелочи, но как здорово кому-то помочь. С сегодняшней ситуацией он справился. Со сном немного припозднился – так завтра поспит подольше.

    На рассвете раздалось:
– Ку-ка-ка-реку! Ку-ка-ка-реку!
    Глаза не открывались, но пришлось проснуться, чтобы понять, что это ещё одно чудо, о котором Данька забыл упомянуть. Говорил только о курочках. Петух горделиво распевал ещё пяток минут, но Игорь уже снова провалился в сон.
    Разбудили запах кофе и звуки мужского голоса. В комнате было светло. Утро. Игорь точно помнил, Данька вчера уехал. Откуда же в доме такие запахи? А голоса? Сердце ухнуло, не понимая, что происходит. Кто-то хозяйничал в доме.
    Игорь, как был в пижаме, дошёл до дверей кухни. Там, не замечая его, разгуливала женщина выдающихся форм. Выключила огонь под кофейником на плите и принялась поливать фиалки на подоконнике. Не Данькина жена. У той фигура, как у модели. А эта пышнотелая, как с полотен Рубенса сошла, только сарафаном прикрылась. Мужчина, к счастью, вещал не в доме, а только из телевизора, который женщина не только смотрела, но... и разговаривала с ним.
– И чтоб ты мне, милок, сказал ещё, как мне её отыскать?
Игорь совершенно не понял, женщина снова к телевизору обращается или заметила его?
– Вы что ищете? Вы кто?
   Женщина повернулась к нему и разулыбалась:
– О! Проснулся гостёк. Стеша я.
    Игорь соображал, с какой стати он должен тётку, лет на десять, как минимум, старше его, звать просто по имени? Да ещё так мило – «Стеша». Стефания, наверное. Или Степанида? Да отчество не мешало бы добавить. И какой он ей гостёк? Где она слово такое взяла?
    Вдруг в сознание прокралась лукавая мысль: а не разыграл ли его Данька? Может, он совсем и не покупал дом, и Игорь сейчас находится в чужом, снятом на время? У Стеши? Сердце перепугалось и заколотилось, как ненормальное. Спокойно. Не посадят же его за проникновение в чужое жилище? Немедленно надо выяснить. Но как спросить? Похоже, она при любом раскладе поднимет его на смех.
    Пока он мучился, подбирая слова, Стеша оглядела небритого Игоря в пижаме, распахнула руки, как для объятий, и заявила:
– Да ты красавчик! А я тут телевизор смотрю. Доктор про здоровье говорит. Женщинам надо талию до восьмидесяти сантиметров иметь, а мужикам – девяносто. И спрашивает, сколько у меня? – она обвела руками свои крупные формы, – а где тут талию найдёшь? Что доктору ответить? – Стеша посмотрела на Игоря, в глазах сверкнула искра прилетевшей мысли. – Давай твою измерим и скажем ему.
    Женщина, крутя в руках гибкий метр, который почему-то все называли сантиметром, быстро приблизилась к нему и стала измерять. Это она так сказала, измерим, а на самом деле пышущая жаром женщина обхватила его руками, которые были не так длинны, чтобы он не почувствовал её. Наоборот, её грудь плотно прижалась к его животу, а её обнимающие руки сблизили их ещё сильнее. Ну, и что, что в руке сантиметр? Разве это допускает тесную близость? Игорь ощутил жар её тела под тонкой тканью сарафана. Запах чужой женщины не привлёк, а отвратил ещё больше. Стало трудно дышать. Он резко, как только смог, сбросил с себя её руки. Как получилось. Получилось не очень: в сердцах толкнул сильнее, чем хотел. Поморщился: вышло грубовато. С возмущением спросил:
– Вы что делаете?
    Хотелось сказать агрессивнее, но язык притормозило опасение, вдруг дом всё-таки не Даньки? Решил потом его расспросить, что за гарем тот развёл? Вчера об этой  бесцеремонной бабе он не говорил, а та вела себя здесь по-хозяйски. Неужто, он и впрямь спал в её доме? Однако, что с ней?
    Стеша стояла с растерянным видом: глаза округлились, руки согнула в локтях, а ладони повернула вверх и те словно удерживали, как огромный тазик, непонимание, за что её толкнули? Злополучный сантиметр подрагивал в руке.
– Знаешь что... – она хватала воздух ртом, как выхваченная из воды рыба, видимо, хотела что-то ещё сказать, но не находила слов.
    Стеша явно не ожидала решительного отпора от хилого мужчины. Игорь в зеркало заглядывал, поэтому не сомневался, какой у него вид: высокий, но фигура совсем не мощных пропорций. Вид, скорее, интеллигентный. На лбу же не написано, что в молодости он борьбой занимался. А качаться – так это более молодым нравится.
Через минуту Стеша немного пришла в себя, опомнилась и затараторила.
– Кофе я тебе сварила. Городские все по утрам кофе пьют. А ты толкаешь, умереть от смеха, – пристаю к тебе, что ли? Вот же придумал, – тут она возмущённо фыркнула.
– А я не просил. Я вообще кофе не пью.
    Стеша выставила руки в бок и с укоризной выстрелила словами:
– Ты, чего, милок? Даниил Сергеевич попросил за тобой приглядеть. Сказал, не успел другу показать ни где магазин, ни где и что по хозяйству. Вот и принесла тебе кастрюлю щей. Дня на три точно хватит, – тут она перевела дыхание, недовольно посмотрела и продолжила, –  Как освободишь, так кастрюлю верни. В доме справа меня найдёшь. Курочек твоих я сегодня покормила, яйца сам соберёшь. Кран полива открыла. Не забудь закрыть, а то превратишь огород в болото.
    Стеша смерила напоследок Игоря уничтожающим взглядом, повернулась мощным корпусом и вышла из дома, не забыв хлопнуть дверью. Игорю стало совестно, чего напал? Но тут же взъерепенился, а чего она на него грудью полезла?
Настроение испортилось. Срочно отвлечься.
    Итак. Чтобы Фёдор не окончательно опоздал на работу, надо срочно что-то придумать. Он же не на машине, а пешком за девушкой шёл.
Но Фёдор инициативу не проявил и даже не появился.
    От кастрюли на столе исходил чесночно-укропный букет ароматов. Игорь подумал, раз пришлось вытерпеть бурные приставания соседки, то он вполне заслужил тарелку щей. Начинать утро с щей – дело необычное, но те уже стояли на столе, что освобождало его от лишних забот. Щи оказались вкусными.
    Непонятно, как воспримет это Фёдор, а Игорю пока всё подходило. Счастье, что это всё-таки дом Даньки, а не Стеши.
    Игорь облюбовал для работы кухню – здесь было больше солнечного света; в его нынешней спальне стояли сумерки от яблони окна. Он открыл ноутбук, и уже вместе с Фёдором продолжил знакомство со Стасей. Она Игорю очень нравилась. Непосредственная и немного излишне доверчивая. Чем-то напоминала его жену в молодости – они примерно так и познакомились.
    Но теперь уже не Игорь, а Фёдор знакомился с девушкой. Фёдор на женщин всегда производил приятное впечатление. Надо его только в узде держать, чтобы Стасе беды не принёс. Кто знает, что у него там на уме?

    Неожиданно за окном раздалось:
– Гав! – и ещё раз, – Гав-гав!
    Игорь в недоумении посмотрел в окно и никого не увидел. Собака требовательно лаяла за калиткой. Пришлось выйти. У забора стояли две пустые миски, а на него недоумённо, с укором смотрели собачьи глаза.
    Наполнил миски щами и водой – собака приняла это как должное. Вильнула хвостом и принялась за еду.
    Игорь вернулся в дом, отложив знакомство с курами, как и с огородом, на попозже – Фёдор торопил дописать.
    Внезапно раздавшееся карканье, разогнало все мысли. Стая ворон налетела на вишни. Пришлось прервать знакомство со Стасей и подумать над  устройством пугала. А пока поработать вместо него.
    Бег в колесе забот – это было так привычно, что не заметил, как пролетел день.

    ***
    С утра дом окутала долгожданная тишина. Да, да. Игорь сделал открытие: тишина, это не когда вокруг нет звуков, а когда  они привычны и поэтому их не замечаешь.
    Хотелось ликовать. Ах, как хорошо. Прошёл по огороду, сорвал огурец, помидор. Хлеб вчера купил. Пообедал. Тишина. Теперь скорее роман дописывать.
Игорь сел за стол, открыл ноутбук, пальцы замерли над клавиатурой и... на этом всё закончилось. Писать он не смог. Фёдор пропал.
    Игорь пытался усовестить Фёдора:
– Ты куда делся? Никто теперь не мешает. Требовал тишины? Так вот она. Давай проживём твою встречу. Ты же девушке свидание назначил. Стася ждёт, а ты не придёшь?
    Фёдор возник лишь на миг:
–  Тишина... Хорошо то как. Не мешай.
    Другие герои вообще не появились. Кажется, им захотелось раствориться в звоне деревенской тишины.
    Игорь поймал себя на странной мысли – жизнь придуманных героев становилась реальнее его настоящей. Он даже обижался на них, как на живых.
    Свободного времени стало много, непривычно много. Игорь постарался вспомнить, когда от него начали сбегать герои?
    Сначала всё шло, как всегда: он писал в свободные ночные или предрассветные часы в своё удовольствие: скрывался в придуманном мире от повседневных дел. Потом стал торопиться, захватывал часы у сна, выходных, отнимал от общения с детьми. Не заметил, когда сочинительство из отдыха переросло в обязанность, давило срочностью и обязательностью. Принудиловка. Фантазии, забегавшие раньше поиграть да поозорничать, не захотели вписываться в планы гонораров.
    Игорь  уже забыл, как жил раньше без героев и их романов. Но выбора не было, Игорь почти смирился, что больше не пишет, как смог, расслабился, он больше никуда не спешил и наслаждался тишиной.

    ***
    Через несколько дней Игорь приладился к хозяйству. Утром кормил кур, выставлял еду собаке и ёжику, а это их дело, когда придут. Не просыпался больше под распевы петуха и совсем перестал реагировать на ворон, хотя меньше тех не стало. К Стеше за помощью не обращался. Вечером смотрел на звёзды, слушал разносившийся в воздухе звон. Кто-нибудь сказал бы, что гудят провода, а он был убеждён, так разговаривают звёзды. О чём? О вечности. О любви.
    Игорь нетерпеливо ждал приезда Дани, которого не было так утомительно долго. Хотел обсудить происходящее с ним. Волновался, что произошло у друга, почему тот до сих пор не возвратился? И справляется ли Стася с озорствами любимых мальчишек? Он скучал без их звонких голосов и даже шалостей.
    Об этом он поведал собаке и ежу. Но те ответных слов в себе не нашли. Ёж попыхтел, посопел и убежал. А собака дружески ткнулась носом в ногу, но погладить себя не дала.
   Игорю стало совсем грустно: все от него отдалились. Вместе с героями, ради которых он и оказался здесь. Объединились общим непониманием. Он вздохнул и пошёл разговаривать со звёздами. Те оказались в данный момент ближе всех к нему.

    Прошло ещё несколько дней, и наконец, громко просигналив о своём прибытии, у дома остановилась машина. Игорь радостно выскочил встретить друга. Удивился, увидев микроавтобус. Даня вышел и сразу огорошил:
– Ну, держись, дружище.
    Из машины появилась сначала жена Дани с дочкой, а затем жена Игоря с сыновьями.
    С тишиной в доме пришлось попрощаться. Дети вместе с папами носили с огорода и сада овощи и фрукты, женщины делали заготовки, громко вещал телевизор. Вороны, которых отлучили от лакомств, смотрели издали и не каркали.
    За столом все поместились: сидели локоть к локтю. Дело шло к вечеру. Пока разложили постельное бельё на ночь, прошло ещё пару часов. Дети заснули, едва добравшись до подушек.
    Уже лёжа под одеялом, Игорь огорчённо признался:
– Не получается у меня закончить роман ко времени. А мы рассчитывали на эти деньги.
    Стася приняла это просто:
– Не переживай. Позже закончишь. Обойдёмся. Нечего себя загонять, и так крутишься, как белка в колесе. Завтра с мальчишками поговорим: будем путёвки покупать или поедем дикарями к морю.
    Игорь вздохнул с облегчением. А утром...
    Утром его сон прогнал Фёдор. Сказал, что надо срочно увидеться со Стасей. Возмутился, что Игорь до сих пор спит. Даже упрекнул. Мол, хватит бездельничать. Скорее начинай писать. Пока все спят. Тишина же.
    Игорь счастливо улыбнулся. Что бы ни говорил Фёдор, как ни требовал тишины, но Игорь теперь точно знал, его фантазия живёт, только когда жизнь вокруг него бурлит, пусть даже очень шумно.


Рецензии
У меня давно тишина, если не включать электрические приборы. О ней когда-то давно очень мечталось. И вот умолкли все голоса. Мечты сбываются. Тихо и пусто. Бойтесь мечтать - мечты сбываются.

Совершенно верно, тишина это привычные звуки, а не безмолвие.

Спасибо, Евгения!

С теплом,

Ирина Литвинова   14.08.2022 11:23     Заявить о нарушении
Спасибо, Ирина.
Не спешат дети с внуками? И неизвестно, кто прав, кто правее.:)

Евгения Шапиро   14.08.2022 15:22   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.