III гл. Кабы знал, где упасть, соломки подстелил..

 
                «Каков грех, такова и расправа»
                (русская народная пословица)

  Я уже писал о приговоре солдатам Черниговского полка, но знакомясь  с другими документами, решил дополнить новыми фактами. Ведь именно «низшие чины» пострадали больше всего от такого мятежа. Некоторые исследователи отмечают, что в своих заметках, мемуарах, декабристы даже не вспоминали о судьбах этих несчастных солдат, и не было у них выраженного сожаления к « нижним чинам», слепо доверившихся им.
   Так  об этом напишет исследователь  М.Д. Цейтлин: « Самый тяжелый грех декабристов: они выдавали солдат. Даже  Сергей Муравьев, даже Славяне   («союз Славян») рассказали все о простых людях, слепо доверившихся им, которым грозили шпицрутены». А потомок одного из декабристов С. Волконский в своей книге напишет: « .. солдаты повиновались офицерам либо из побуждения слепой дисциплины, либо под туманом недоразумения..».
  Итог такого слепого повиновения нижних чинов следующий. 11 человек сослали на каторгу, около 200 человек было проведено через строй с наказанием шпицрутенами. Переведены на Кавказ, где шли боевые действия 1775 человек (включая наказанных шпицрутенами). 1330 человек были  также отправлены на Кавказ, для чего был создан сводный гвардейский полк. И лишь около 1000 человек оставлено без взыскания.
    Кажется о судьбах декабристов историкам известно почти все, но исследователи-декабристоведы находят в архивах ранее неизвестные документы. И наверно читателю будет интересно знать об этом. Император Николай I вошел в историю как душитель и тиран свободы после неудачного декабрьского восстания 1825 года. Но в 70-х годах прошлого столетия были найдены документы, подтверждающие о действиях Николая I, направленные на оказание помощи семьям осужденных.
 Так в работе М.А. Рахматуллина « Император Николай I и семьи декабристов», написанной к 170-летию восстания декабристов (1995г.) раскрывается  образ императора с положительной стороны, как человека, неравнодушного к судьбам членов семей осужденных декабристов. Об этом также рассказывает в своей работе  и исследователь О.В  Эдельман « На следующий день после 14 декабря. Николай I и его гвардия».
  Чтобы понять, причину поступка императора, надо сопоставить много разных факторов, а именно воспитание в стиле христианства, более того император Николай I считал, что дети не несут ответственности за поступки своих родителей.
От автора. Но в этом списке не будет  близких «нижних чинов», осужденных солдат, видимо  они не заслуживали гуманного отношения к себе.
   Уже после вынесения приговора декабристам  20  июля 1826 года царь Николай I дал указание « О выяснении имущественного положения их родственников», и если те, после приговора осужденного,  лишались кормильца, или же находились в затруднительном положении из-за бедственного состояния имения, предписывалось оказать им материальную помощь. Была проведена тщательная проверка по всем семьям осужденных декабристов, которых насчитывалось 121.
 20 августа 1827 года пояснительная записка была представлена военному министру Татищеву А.И.. По итогам проверки выяснилось, что 52 лица были с состоянием богатым и хорошим. Ознакомившись с запиской, Николай I счел вычеркнуть из списка еще 22 фамилии.
    В своей записке генерал Потапов А.И. доложил начальнику главного штаба Дибичу И.И. о 28 семьях, «имеющих, нужду во всепомоществовании». И она была оказана почти всем из перечисленных лиц в списке. Царь очень внимательно проверял обоснования на оказание помощи, и после этого накладывал свою резолюцию.
 Так одним из них она была как единовременной и ежегодной денежными пособиями, другим содействием в устройстве малолетних детей в престижные учебные заведения, что гарантировало им продвижение по карьерной лестнице, третьим – и деньгами, и устройством детей. Все это делалось не только тайно (без огласки), но в строгом секретном порядке. И поэтому было нельзя уличить царя в стремлении рядиться в тогу правителя сурового, но справедливого и великодушного.
  Приведу несколько примеров из работы исследователя М.А. Рахматуллина. Так  была оказана помощь матерям декабриста Н.В. Лисовского, А.И. Корниловича,  матери братьев В.К. и М.К. Кюхельбекер (резолюция  царя « знаю, надо помочь»), отцу А.С. Пестову. Детей, двух дочерей  декабриста А.К. Берстеля по указанию царя определили в девичье училище военно-сиротского дома. Так было оказано помощь целому ряду семей (как правило, престарелым матерям, сестрам) было назначено пособие в виде пенсии. Одним из получателей  пенсии была и мать декабриста Д.А. Щепина- Ростовского. Я полагаю, что престарелая мать декабриста Ф.М. Башмакова также получила пенсию, ей в этот период было около 80 лет. Похоронив мужа, она проживала она в Казани. Вполне возможно была решена и судьба детей Александра и дочери Екатерины, им в ту пору было соответственно 14 и 11 лет, они остались без кормильца-отца.
  Делались послабления и ссыльным декабристам. Так осужденным на поселение, согласно указанию  из Петербурга, пришедшее на имя генерал-губернатора Западной Сибири 26.09.1826 года разрешалось получать от родственников на первое обзаведение не более 2000 рублей ассигнациями, а потом на содержание ежегодно по 1000 рублей ассигнациями.
  Если сосланный  на поселение не имел богатых родственников, то казна выдавала ему солдатский паек и крестьянскую одежду для зимы и лета.  Это были тулуп из овчины, шапку, рукавицы с варежками, сапоги, чулки шерстяные и другие предметы быта. Солдатский паек был скудным, это был набор продуктов (крупа, мука, соль).
 Многие из ссыльных декабристов были выходцы из бедных дворян, семьи которых не имели возможности оказывать денежную помощь своим близким. В местах поселения им негде было зарабатывать себе на пропитание, и конечно им на первых порах было очень тяжело. К  таким относится и декабрист Ф.М. Башмаков, он постоянно нуждался в деньгах, не имея состоятельных покровителей, в отличие от других декабристов. После осуждения и высылки Ф.М. Башмакова в Сибирь, жена  и сын Александр связь с ним не поддерживали. А дочь вскоре умирает, и надежды на помощь от родных у Ф.М. Башмакова не было. Престарелая мать не имела возможности оказывать ему помощь.
  Всего на поселение в Западную Сибирь в1826 году прибыло 39 человек. В основном их разместили в северных частях Тобольской и Томской губерниях. Декабристы, не имеющие богатых родственников, влачили жалкое существование, практически все они болели. Так из этой партии ссыльных 15 человек были похоронены на сибирской земле.

  Волостное село, куда был сослан Башмаков Ф.М., ничем не отличалось от обычных сибирских сел, расположенных вдоль Сибирского тракта. Оно появилось при его строительстве в 1733-1735 г.г. Сюда переселялись крестьяне с центральных районов России для содержания и обслуживания тракта. Окруженный лесами и болотами, село находилось на слиянии рек Большой и Малый Ук между Тобольском и Тарой (от Тары 150 км.).  Волостное село Рыбино насчитывало около сотни крестьянских подворий и объединяло прилегающие деревни и заимки. В нем была деревянная церковь, построенная в честь Рождества Христова. Её и посещал декабрист Башмаков Ф.М.. Находясь на постое в крестьянской семье, он чувствовал себя чужаком, дни шли медленно. Лишь изредка пролетит лихой ямщик по пыльной дороге, везя очередного путника или казенную почту, меняя  на почтовой станции лошадей. Общественных мест в селе было немного, и только в церкви он мог найти себе спокойствие.
 Ему, бывшему военному, было трудно привыкать к такой мирной жизни среди крестьян. Крестьянский быт был непривычен и стеснял его свободу. Основной работой крестьян волостного села был гужевой извоз: перевозка кладей купцов, частных и казенных грузов, а также перевоз чиновников и другого люда.
  Иногда через село по этапу прогоняли очередную партию осужденных, это еще больше угнетало ссыльного. Крестьяне помимо ведения собственного хозяйства несли и «дорожную повинность». Каждый сезон, после завершения сельскохозяйственных работ, их привлекали к ремонту Сибирского тракта. За каждым селением был закреплен определенный участок, на нем крестьяне поправляли дорожное полотно, ремонтировали гати,мосты, перевозы. При этом использовали свой инструмент (топоры, кайла лопаты), строительные материалы также подвозились на собственных лошадях. Это был тяжелый труд, и не случайно, прожив некоторое время, ссыльный Ф.М. Башмаков вынужден писать ходатайство о переводе его в другое, более лучшее для него, место. 
  В Рыбино он прожил около четырех месяцев (с  24.08. 1828 г.).  В этом ему помогла и мать, используя родственные связи, она выхлопотала для сына снисхождение. И вскоре, по указанию Западно-Сибирского генерал-губернатора, его переводят  отбывать ссылку в уездный город Тару, «учитывая его преклонный возраст (54 г.) и неспособность к занятию земледелием, а также выполнение каких-либо физических работ».

P.S. Продолжение следует
 


Рецензии
Уважаемый Евгений!
Ваш богоугодный труд изучения архивных материалов может вызывать
только уважение..
Здесь редко встретишь такого рода работы.
Думаю, еще остались наследники тех драматических (или трагических)
событий XIX века, о которых Вы так скрупулезно описали..
Читаешь - и как будто проживаешь то время..
Спасибо Вам за это!
P.S. А на критику не обижайтесь, она только приводит мысли в порядок..

Валдис Хефт   17.09.2021 22:03     Заявить о нарушении
Валдис! Благодарю за столь лестный для меня отзыв. Я действительно много с этим работал. А по поводу критики, то для меня любой отзыв ценен. И я стараюсь относится к этому спокойно. В моем возрасте взгляд на жизнь давно сформирован, надеюсь, что и у Вас так. С уважением Евгений

Евгений Кошелев   19.09.2021 06:58   Заявить о нарушении
На это произведение написано 7 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.