Известный солдат. Часть 3

1

      Как ни странно, но на этот раз Андрей не нашел Антипа Пролеткина в сквере возле воинского мемориала. Похоже, что старик не каждый день приходил сюда, равно как и на автобусную остановку, возле которой его тоже не было видно. Конечно, можно было бы отложить разговор с единственным свидетелем подвига, совершенного прадедом, на более поздний срок и вернуться сейчас за Егором, а потом пойти с ним, а может и с его новым другом Ленькой, на речку. Но, немного подумав, Андрей все же решил закончить начатое и двинулся в сторону дома Антипа Федоровича, расположение которого знал по рассказам Дмитрия Пантелеевича. Насколько ему было известно, старик сейчас жил один, похоронив жену около пяти лет назад, хотя время от времени, правда очень нечасто, к нему наведывалась дочь, проживающая в областном центре. По слухам, у отца с дочерью были не самые лучшие отношение, и Андрей подумал, что виной тому могли быть как раз те самые рассказы об аномалиях, которые так любил старик.
       Домик Пролеткина стоял всего в полусотне метров от мемориала, и казался довольно чистеньким и обихоженным. Вероятно, старику помогала администрация деревни, а может и кто-то из соседей. К счастью для молодого человека, Антип Федорович был дома, что избавляло от необходимости каким-то образом давать о себе знать, ибо никакого звонка возле калитки не было. Впрочем, через несколько секунд Андрей разглядел, что на калитке не было ни замка, ни какого-либо запора.

- Доброго дня, Антип Федорович! – приветствовал старика молодой человек, входя во двор и приближаясь к хозяину, сидевшему с задумчивым видом на скамеечке возле крыльца и смотревшему куда-то в небо. – Прошу прощения, что нарушил Ваше уединение, но мне хотелось бы еще раз переговорить о том, что случилось в годы войны на переправе через реку.

- Да-а, - переведя задумчиво-печальный взгляд на гостя, проговорил Антип Федорович, - это случилось совсем недалеко от переправы через реку.

    Андрей несколько секунд стоял молча, не зная, что ответить на эту странную фразу старика, а потом решил зайти, с другой стороны, сразу акцентировав внимание на аномалии, случившейся уже в недавнее время.

- Скажите, Вы ведь были свидетелем всех тех необычных видений, что возникали во время грозы в позапрошлом году и в прошлом? – подходя чуть ближе, снова спросил молодой человек.

- Во время грозы, - повторил за Андреем старик Антип, глядя прямо перед собой, - да, тогда, во время боя, тоже была сильная гроза, хотя дождя так и не было.

- Вот как?! – на мгновенье задумался Андрей, впервые услышав новую для себя информацию. – В сорок третьем году, во время боя тоже была гроза?!

- Еще какая! – в голосе Антипа Федоровича послышалось заметное оживление, размышления старика, которые прервал Андрей, явно касались все тех же событий более чем семидесятилетней давности. – И началась эта гроза, аккурат в тот самый момент, когда немцы собрались к мосту деру давать. Наши то к этому времени снова в наступление пошли, а вот та группа, что пыталась переправу удержать, почти вся погибла, вот немчура и попыталась вырваться из деревни. Да и деревня к тому времени вся горела, вернее, горело то, что от неё осталось. – Старик остановился на мгновенье, качая головой. – Да, все деревенские в сухую балку убежали, схорониться там можно было, так немцы еще и во след бабам с детишками палили, видать со страху, что наши им сейчас жару дадут. Вот тут как раз гроза и началась, только дождя долго не было, ветер сильный задувал порывами, а вот дождя не было. Сверкало будь здоров как, прямо как в прошлом году, когда я снова все это увидел.

- Постойте, постойте! – с немалым удивлением проговорил Андрей, ошарашенно глядя на собеседника. – Что значит – увидели снова в прошлом году?!

- Что?! – у деда Антипа был слегка обалделый вид, как будто молодой человек спросил что-то сверхъестественное. – В прошлом году?! Да, была сильная гроза вот в эти же самые дни! И над мостом снова дым коромыслом стоял!

- Или я чего-то не понял, - потер руками лицо Андрей, делая несколько нервных шагов из стороны в сторону, а потом снова поворачиваясь к деду, - я правильно Вас понимаю, что во время всех этих видений Вы, а также другие свидетели видели нечто, похожее на тот бой, что случился здесь в сорок третьем?

- Ну как - похожее?! – старый Антип Пролеткин тоже начал волноваться. – Была сильная гроза, и тогда, и сейчас, а еще там был… был… в тот раз мне показалось, но потом я больше не видел… почему же так?

    Андрей с напряженным вниманием смотрел на старика, не понимая, что тот хочет сказать. Однако теперь, получив свидетельства сразу трех человек, видевших примерно одно и то же, был не то, чтобы уверен, но допускал с немалой вероятностью, что во время сильной грозы возникало нечто вроде временной аномалии и некоторые картины боя, произошедшего в сорок третьем году, каким-то невероятным образом проявились в нынешнее время. Что стало первопричиной этого явления, пока было непонятно, однако спусковым механизмом для всех этих аномалий, однозначно было атмосферное электричество, странным образом активизирующееся в одно и тоже время.
     Возможно, что в какой-то степени во всем этом была виновата та самая новая ЛЭП, которую построили всего три года назад, ведь до этого, по словам всех очевидцев, ничего подобного здесь не наблюдали. Не совсем понятны были слова старика, сказанные им в прошлый раз, о том, что он в сорок третьем видел линию электропередач, чего в то время не могло быть по определению.
Да и сейчас, старик снова вспомнил еще о чем-то, о каком-то событии, которое случилось тогда, причем оно явно имело какой-то отголосок в современной жизни.

- Если не трудно, Вы не могли бы вспомнить, что же все-таки произошло в тот день, когда немцы сожгли деревню и пытались отступать по мосту? – подойдя чуть ближе к собеседнику, лицо которого как будто прояснилось, но стало теперь немало озадаченным, спросил Андрей.

- Помню, как мать тянула меня за руку, - медленно, словно во сне, начал говорить Антип Федорович, глядя куда-то в пустоту, - а на руках у неё сестренка моя, Маша. Все бегут, кричат, кто-то падает, сзади слышна стрельба, а в небе грохочет так, что порой заглушает канонаду. Потом, помню, что споткнулся и упал в какую-то яму, и в этот самый момент молния как сверкнет, чуть ли не надо мной. Меня вроде как на время оглушило, а когда я в себя пришел и из ямы вылез, смотрю – наших уже нет никого, все за холмы убежали. Небо все чернотой затянуто, а над полем дым стелется, теперь стрельба слышна меньше, и она вроде как к реке переместилась. Я побежал к холмам, но тут снова молния сверкнула, меня как будто что-то толкнуло, и я свернул к реке – там блиндажи оставались с прошлого года, когда наши еще оборону держали. Вот я и подумал, что в одном таком смогу пересидеть. Бегу по полю, смотрю на другую сторону реки и глазам своим поверить не могу – там, за грядой холмов, на фоне черного неба отчетливо видны какие-то решетчатые башни.

- Вы абсолютно уверены в том, что видели решетчатые башни? – негромким голосом уточнил Андрей, в голове которого почему-то возникло какое-то нехорошее предчувствие.

- Точно, тогда я даже испугался, не понял, что это такое, - покачал головой дед Антип, глядя куда-то в пространство, - но деваться некуда – бегу к реке дальше. Подбежал уже почти совсем близко, вдруг вижу – от моста солдат идет, прихрамывая, наш солдат. Я сначала думал, что он ко мне бежит, а потом увидел, что на берегу еще какой-то пацан стоит, по возрасту, как я, да только у нас в деревне тогда кроме меня никого не было. Показалось мне, что вроде сбоку еще кто-то был, но я уже не видел, потому, как снова молнии засверкали, и вокруг все загрохотало, я даже глаза зажмурил. А когда открыл глаза – смотрю, солдат вроде уже назад, к мосту идет и несет что-то с собой, вроде тяжелое, потом мне уже сказали, что это мины были.

- А мальчик? Который тоже был возле реки?! – нервы у молодого человека натянулись, словно струны, хотя он не смог бы, наверное, объяснить, что было этому причиной.

- Сначала видел я его, но немного, совсем немного, затем снова сверкнула молния, и мальчик как будто пропал, - тяжело вздохнув, ответил старик Пролеткин, - и решетчатые башни тоже пропали, а спустя минуту снова стрельба началась сумасшедшая, только закончилась она тем, что на мосту взрыв произошел. А там я уже немного в себя пришел – побежал к холмам, нашел своих.

- Та-ак, - протянул Андрей, испытывая немалое желание сорваться с места и побежать к реке, но усилием воли удерживая себя от этого, - получается, что и в сорок третьем, и в прошлом году, Вы видели одни и те же опоры ЛЭП?

- Да, я на всю жизнь это запомнил, - покачал головой Антип Федорович, переводя осоловелый взгляд на собеседника, - когда увидел в прошлом году этот дым, и на горизонте эти башни, у меня внутри все похолодело, вот только мальчика я в прошлом году не видел.

- Того, который появился в сорок третьем, словно ниоткуда?! – С трудом проглотив комок в горле, спросил Андрей, в голове которого начали зреть не совсем ясные подозрения, а еще ему очень захотелось, чтобы Егорка был сейчас здесь, вместе с ним.

     И в этот момент над головой беседующих прокатился негромкий пока, глухой грохот. Подняв глаза к небу, молодой человек увидел, как со стороны холмов, расположенных за рекой, стремительно накатывается колоссальная грозовая туча. Среди темных, напоминающих нагроможденные комья черной ваты, облаков, все чаще сверкали всполохи молний. А на горизонте, в той стороне, где была расположена АЭС, на фоне черного неба были явственно видны решетчатые опоры линии электропередач.

- Не понимаю, как и откуда он появился тогда, в сорок третьем, - старика как будто начала бить мелкая дрожь, и он обхватил себя руками, а потом пристально посмотрел на Андрея, - но вчера я увидел его снова!

- Что!? – в голове молодого человека мелькнула страшная мысль, которая явно не могла быть правдой, ну вот просто не могла и все. – Увидели снова вчера?!

    И развернувшись на месте, Андрей со всех ног бросился прочь со двора старика, подгоняемый рокочущими раскатами грома. До дома, где проживал Виктор Куликов, он добежал буквально за пару минут, но во дворе увидел только топчущуюся на месте девочку Аглаю, которая на сей раз не смотрела в свой планшет, а растерянно глядела по сторонам.

- Где? – только и смог выговорить Андрей, все еще задыхаясь от быстрого бега.

- Бабушка? – не сразу поняла его девочка. – Кажется, она на речку пошла, искать ребят, вроде…

     Не дослушав рассказ Аглаи, Андрей пулей вылетел со двора Куликовых и со всех ног помчался вниз по улице, с замиранием сердца глядя все на те же решетчатые опоры ЛЭП.

***

    Старший сержант Егор Пешков лежал в зарослях камыша, густо устилающего берег знакомой с детства речки, и пытался перетянуть простреленную ногу. Получалось плохо, остатков бинта из разорванного индивидуального пакета не хватало на полноценную повязку, но ничего другого под рукой не было. К тому же бинт был намокшим, поскольку старшему сержанту пришлось некоторое время провести в воде, но делать было нечего. Положение его было аховое, группа, посланная для того, чтобы захватить мост и не дать частям противника, оставшимся в М-лино, уйти на другой берег, попала в засаду и была почти полностью уничтожена. Из всех двадцати бойцов, посланных на задание, уцелел только сам Егор, да и то лишь потому, что был местным уроженцем. Получив два ранения, в руку и в ногу, он все же успел нырнуть под воду и скрыться сначала под мостом, который немцы старались обстреливать очень аккуратно, а затем выбрался в прибрежные камыши. Единственным везением во всей этой ситуации можно было назвать то, что оба его ранения были не столь серьезными, ни кости, ни крупные вены не были задеты, иначе болевого шока или обморока от потери крови было бы не избежать.

     Эта странная, совершенно сухая гроза, началась совершенно некстати, хотя ранним утром ничто не предвещало этого. Поначалу, в тот момент, когда группы красноармейцев уже выдвинулась скрытно вдоль берега реки, и небо вдруг начали заволакивать темные облака, бойцы во главе со старшим лейтенантом Федорцовым восприняли это даже положительно. Что было вполне понятно - наступившие среди бела дня сумерки увеличивали шансы пробраться к переправе незамеченными. Вот только все это везение закончилось довольно быстро, в то время, когда вся группа, под прикрытием прибрежных кустов двигалась к мосту и находилась в полукилометре от него. Первые высверки молний заставили бойцов штурмовой группы действовать быстрее, поскольку каждая такая вспышка отлично освещала все пространство возле реки. Но, увы, они не успели добраться до берега – молнии начали сверкать чаще, и фашисты заметили их. На открытой местности негде спрятаться от выстрелов, сделанных с расстояния не более двух сотен метров. Конечно, бойцы попытались достичь моста бегом, а некоторые ныряли в воду, чтобы хоть как-то уберечься от пуль. Но противник открыл просто шквальный огонь, и почти вся группа была посечена очередями.
 Сам Егор уцелел только потому, что отлично знал все нюансы течения реки, которое в этом месте образовывало возле берега несколько водоворотов.

    Закончив свою импровизированную перевязку, Егор аккуратно выглянул из зарослей камыша, чтобы оценить обстановку. Бой разгорался с новой силой, хотя фашисты пока держались, не желая уступать М-лино, его родную деревню, хотя было заметно, что все большее их число отходит к мосту. А это говорило о том, что они вот-вот могут начать отступление, да и пара мотоциклов с пулеметами уже заняли позиции на обеих сторонах реки, чтобы обезопасить переправу. Увидеть Егора они не могли, поскольку густые клубы дыма от горевшей деревни, тянулись столь низко над землей, что скрывали почти все, что творилось на некотором расстоянии от моста. Если бы не непрерывные вспышки молний, сумерки были бы столь густыми, что можно было бы попытаться добраться до моста. Однако, в одиночку, да еще, будучи раненым, Егор вряд ли смог бы справиться с четырьмя солдатами противника, тем более что для этого ему пришлось бы выйти на открытое пространство. Ситуация усугублялась еще и тем, что вся взрывчатка, взятая группой для того, чтобы при необходимости уничтожить переправу, утонула в реке, когда погибла штурмовая группа. А это означало, что взрывать мост старшему сержанту просто нечем.
      Был, правда, один вариант, связанный с тем, что недалеко от ведущей к мосту дороги, Егор разглядел опрокинувшийся грузовик, возле которого лежало несколько плоских и круглых металлических блинов. Это были противотанковые мины. Немцы, вероятно, хотели минировать подступы к переправе, но не успели, поскольку Красная Армия наступала слишком быстро и подразделениям вермахта, находящимся в М-лино пришлось спешно принимать бой. Эти мины могли стать единственным шансом на разрушение переправы с тем, чтобы не дать фашистам уйти на другой берег. Непонятно пока было только, каким образом подобраться к этому грузовику и перенести нужно количество взрывчатки на мост.

     Если бы сегодня была обычная гроза с проливным дождем, как не раз случалось в М-лино, этот вариант мог бы иметь успех. В сумерках, да еще во время дождя было немало шансов добраться до грузовика. Вот забраться на мост тоже было непросто, но все же заметить человека под дождем было бы куда сложнее. Сейчас же, когда с неба не капает ни капли, и беспрерывно сверкают молнии, подобные действия были бы самоубийством – Егора бы заметили или мотоциклисты с моста или та группа фашистов, что сейчас медленно отступала вдоль дороги. И эта группа в данный момент открыла огонь по жителям деревни, пытавшимся спастись, скрывшись в Сухой балке, расположенной в полукилометре от деревни. Стиснув зубы, Егор смотрел на эту картину, понимая, что не может сейчас ничем помочь своим односельчанам. Расстояние было слишком велико, чтобы вести прицельный огонь из автомата, к тому же такой стрельбой он неминуемо обнаружил бы себя. Серьезно навредить врагу своим огнем он все равно не мог, зато это однозначно ставило крест на том задании, которое получила его группа. А в жизни старшего сержанта Егора Пешкова еще не было ни одного случая, когда бы он не выполнил приказа.

     И в этот момент над головой человека, залегшего в камышах, сверкнуло сразу несколько молний подряд, заставив того вжаться в землю. Эти вспышки сверкнули так близко, что казалось – еще немного, и они буквально испепелят человека, прятавшегося в камышах. Немного странным было то, что раскаты грома, прокатившиеся над рекой, были не слишком громкими и с каждой новой вспышкой, как будто становились все глуше. Подняв голову, Егор снова осмотрелся, раздумывая, не воспользоваться ли следующей серией вспышек, если таковые, конечно, случаться, чтобы подобраться к опрокинутому грузовику. Разглядывать местность немного мешал густой дым, который теперь струился в его сторону, но все же Егору показалось, что вокруг что-то неуловимо изменилось. Как будто какая-то едва заметная пелена, искажающая перспективу, колыхалась над полем, между деревней и рекой. Местных жителей уже не было видно, вероятно они уже добрались до невысокого гребня Сухой балки и скрылись за ним. За них теперь можно было не волноваться – преследовать их фашистам не было никакого резона – из балки практически некуда была отступать, и противник это знал. Несколько горевших сухих кустов, разбросанных по полю, теперь почти потухли и чадили сизым дымом, разительно отличавшимся от темно-серых клубов, тянущихся откуда-то со стороны М-лино.

    И вдруг, с левой стороны, недалеко от того места, где год назад были расположены советские блиндажи, послышались чьи-то голоса. После небольшой паузы, Егор Пешков с удивлением понял, что слышит детские голоса. А еще спустя несколько секунд, густая пелена дыма, струящегося над полем, как будто поднялась выше, по всему пространству словно прошла короткая судорога, и старший сержант увидел недалеко от крайнего блиндажа маленького мальчика, в растерянности смотревшего себе под ноги.

2

    Сказать, что Егорка, в свои восемь лет никогда не путешествовал в одиночку на достаточно большие расстояния, было бы не совсем правильно. Ему доводилось ездить на маршрутном такси от того поселка, где была расположена дача бабушки, до районного центра, где проживал он сам с родителями. Правда, оба раза его все-таки сажала на маршрутку бабушка, а на конечной остановке встречали мама и папа, но все же весь путь, а это не много, не мало – почти полчаса езды, он путешествовал один. Однако сейчас, в незнакомом месте, да еще и при полном отсутствии взрослых, дорога от дома Леньки до ограды фермы показалась мальчику невероятно длинной и заковыристой. Хотя, по сути, они всего лишь прошли по задним дворам деревни, после чего спустились с небольшого склона и, пройдя около четырехсот метров по полю, выбрались к невысокой ограде фермы.
Именно здесь Егор, а вместе с ним и Ленька, заметили, что на улице заметно потемнело и, подняв головы, увидели, что весь небосклон затянут чернеющими облаками. Дождя пока еще не было, хотя откуда-то издалека, с той стороны, где на горизонте виднелись опоры линии электропередачи, доносились глухие раскаты грома.

- Гроза начинается, - не очень уверенным тоном проговорил Ленька, бросив взгляд сначала на товарища, а потом на чуть замедлившего шаг Величко.

- И что, ты уже испугался, сопляк?! – насмешливо спросил Толик и толкнул Леньку плечом.

- В поле во время грозы опасно находится, - заметил Ленька, поглядывая в небо.

- А мы не будем стоять в поле, - обернулся к остальным Паша Величко, - там, возле реки, есть несколько заброшенных блиндажей, вот там можно будет переждать грозу, тем более – мы все равно идем в ту сторону.

- Блиндажи? – негромко переспросил Егор, переглянувшись с Ленькой. – Те, что остались от войны?

- Они самые, - кивнул головой Величко, бросив взгляд по сторонам, а потом вперив взгляд в Егора, - а что, ты не хочешь идти к блиндажам? Боишься?

- Нет, не боюсь, - твердо ответил Егор, отвечая сопернику таким же прямым взглядом, - а что мы там будем делать?

- Увидишь, - загадочно усмехнулся Величко, поворачиваясь к реке и прибавляя шаг, - посмотрим, какой ты смелый.

    Егору не понравился тон, которым были произнесены эти слова, но отступать было нельзя, и он последовал за Пашей. Ленька, словно тень шествовал за приятелем, не отставая ни на шаг, а Толик, пытавшийся все это время как-то толкнуть его или подставить подножку, шел в трех-четырех шагах позади.
     Когда мальчишки приблизились к реке, и стали видны невысокие насыпи, оставшиеся от старых блиндажей, в небе вдруг засверкало, а над равниной прокатились оглушительные раскаты грома. Однако и на этот раз на горячую землю не упало ни единой капли дождя. Егор, бросивший взгляд в сторону совершенно почерневшего горизонта, обратил внимание, как четко на темном фоне выделяются серебристые силуэты опор линии электропередачи.

- Вот почти и пришли, - замедляя шаг, проговорил Величко, – пока дождя нет, можно будет и проверить твою смелость.

- И что я должен буду делать? – поинтересовался Егор, оглядываясь вокруг.

- А вот там, - Величко вытянул руку вперед и указал в сторону небольшого заливчика на берегу реки, - видишь, один блиндаж стоит на самом берегу?

- Это вот тот бугорок, поросший травой? – уточнил Егор, не видя более ничего на другой стороне заливчика.

- Точно – он, - кивнул головой Величко, делая шаг вперед, - а сразу за ним начинаются заросли камыша. Видишь, туда доска переброшена, вот по ней нужно пройти – сможешь?

- Да, запросто, - сделав шаг вперед, уверенно ответил Егор, - ты сам-то ходил по ней?

- А то, и не раз, - хвастливым тоном, проговорил Паша, переглянувшись с Толиком, - мы даже вдвоем ходили, а тебе всего-то и нужно – одному пройти!

- Погоди, там не все так просто, - начавшего уже приближаться к импровизированному мостику Егора, схватил за руку Ленька, - там не просто вода в затоне, там всякие коряги лежат и железяки, упадешь – распорешь себе все, мне отец говорил, что туда даже руки совать опасно.

- Ты не вмешивайся, трус, - оттесняя Леньку плечом, процедил сквозь зубы Толик, - человек сказал, что пройдет, значит – пройдет.

- Ты ведь смелый? Пройдешь? – посмотрел Егору прямо в глаза Величко.

- Пройду, - Егор выдержал взгляд соперника и не отвел глаза, а затем, когда тот отступил немного назад, решительно шагнул к доске, которая покоилась на берегу, лежа на небольшом чурбачке.

   Стоило мальчику ступить на эту доску, как она довольно заметно качнулась, заставив Егора отступить назад. Позади послышались негромкие смешки Величко с его приятелем.

- Ага, вся смелость куда-то делась, наверное, в одно место ушла, сейчас будет по штанам вытекать, - сказал кто-то из двоих местных хулиганов, но Егор не понял, кто именно и оборачиваться не стал, а снова решительно встал на доску.

«Нужно просто держать равновесие», - расставив руки в сторону, подумал мальчик, - «здесь совсем недалеко, не больше десяти, ну ладно, двадцати шагов».

    То, что это испытание было не простым, стало ясно сразу же, как только Егор сделал первый шаг, при котором доска закачалась еще сильнее. Случайно или намеренно, она была положена на два деревянных чурбака, лежавших на неровной поверхности, заставляя доску шевелиться при каждом движении. Но отступить, означало нарушить данное слово, а Егор никогда не брал слово назад, чего бы это ему не стоило. Стиснув зубы, он сделал один небольшой шажок, затем второй, потом третий.
   Смешки позади него умолки, видимо деревенские хулиганы тоже были увлечены тем, как соперник младшего возраста преодолевает столь непростое препятствие. И дело тут было не только в неустойчивости доски, но еще и в том, что на идущего психологически влияла вода, в которой отчетливо просматривались какие-то коряги. Да еще и молнии в небе стали сверкать все чаще и все ближе.
    Скорее всего, собственный проход по этой доске, если таковой вообще имел место, дался кому-то из местных хулиганов весьма нелегко, поэтому в первый момент им даже не пришло в голову шутить или как-то давить на оппонента. Но, когда Егор прошел больше двух третей пути, Величко с Толиком словно опомнились и стали пытаться выбить мальчика из равновесия.

- Давай, давай, глаза только не закрывай, а то сзади сейчас…ка-ак нападет! – делая большие глаза и испуганное лицо, подзуживал Толик.

- Осторожно, не наклоняйся вперед! Сопля перевесит и упадешь! – с притворным участием восклицал Величко.

    В какой-то момент Егор чуть не потерял равновесие, пытаясь оглянуться назад, но все-таки смог удержаться на ногах, после чего совсем отключил внимание от выкриков соперников и очень осторожно двинулся дальше. Еще один шаг, затем еще, и вот до конца доску осталось не более метра, когда она вдруг зашаталась сильнее прежнего. Егор взмахнул руками, чувствуя, что его неудержимо тянет вниз, и тогда просто чуть присел, и прыгнул вперед, приземлившись уже на берегу, ощутив при этом немалое облегчение. Увы, это ощущение длилось всего пару мгновений, поскольку при приземлении мальчик почувствовал, что наступил ногой на какой-то предмет. И этот предмет в момент касания ноги, как-то странно щелкнул, как будто сработала какая-то пружина.
     Что заставило его оставаться на месте, Егор вряд ли смог бы ответить определенно. Может, он вспомнил, как Дмитрий Пантелеевич упоминал о минах-ловушках, а может просто от неожиданности и страха. Но теперь он стоял, как вкопанный, боясь даже пошевелиться. И в этот самый момент, молнии, за пять минут до этого практически умолкшие, начали сверкать снова. К тому же, неизвестно откуда вдруг потянулись клубы темно-серого дыма с очень неприятным запахом.

- Эй! Ты чего там застыл?! Городской червяк?! – голос Паши Величко, казалось, звучал откуда-то издалека, словно тот был не менее, чем в сотне метров отсюда, и как будто кричал из какой-то бочки.

- Я, кажется, на мину наступил, - своего голоса Егор не услышал, ощущая, как начинает неметь нога, стоявшая на страшной «железяке».

- Что?! Какой мине?! – теперь послышался голос Толика, но его тут же прервал Паша, который испуганно произнес. – Дурак, тут же могут мины оставаться!

   От этого возгласа Величко у Егора все похолодело внутри, и он чуть не потерял равновесие, но все-таки остался стоять, испугавшись в последний момент, что таинственная страшная мина, «мина-ловушка», как назвал её Дмитрий Пантелеевич, может сработать. В небе снова засверкали молнии, хотя раскаты грома стали какими-то приглушенными, словно грохотали где-то в стороне, находясь за каким-то высоким препятствием. Мальчик с удивлением и страхом увидел, что блиндаж, возле которого он стоял, стал как будто выше и не выглядел полуразрушенным. Оглянувшись вокруг, он был поражен еще больше, не увидев на другой стороне заливчика деревенских мальчишек, да и сам заливчик куда-то исчез, хотя доска, по которой Егор шел сюда, осталась на месте. Бросив взгляд в ту сторону, где располагались здания фермы, он, к своему ужасу, не увидел и их тоже. В той стороне, на некотором удалении была видна горящая деревня, а никаких длинных строений фермы и в помине не было.
     Егор на мгновенье зажмурил глаза, желая, чтобы тот кошмар, который творился сейчас вокруг, включая и мину под ногой, исчезли, как страшный сон. Но, когда, спустя несколько секунд снова открыл глаза, все осталось на своих местах, только снова несколько раз подряд сверкнула молния. Повернув голову в сторону реки, Егор сквозь клубы дыма рассмотрел почти черное небо, нависающее над грядой холмов, а над ними знакомые решетчатые опоры линии электропередач. Знакомые силуэты заставили мальчика вздрогнуть, и он дернулся всем телом, готовый уже сорваться с места и бежать туда, где были эти опоры.

- Стой на месте! Не двигайся! – окрик, донесшийся откуда-то из-за блиндажа, был негромким, но произнесен таким уверенным тоном, что Егор мгновенно застыл на месте.
    Пару мгновений он продолжал смотреть в сторону реки, а затем медленно повернул голову в ту сторону, откуда слышался голос и снова застыл на мгновенье. Со стороны зарослей камыша, довольно заметно прихрамывая, к нему приближался какой-то человек. Человек этот был одет вроде бы в военную форму, но был при этом весь мокрый и грязный, как будто сначала прыгнул в воду, а потом вывалялся в грязи. Неизвестный двигался медленно, внимательно глядя на землю и периодически раздвигая островки более высокой травы руками. Хромал он довольно сильно, и вскоре Егор рассмотрел на одной его ноге что-то вроде повязки, хотя она мало отличалась по цвету от остальной одежды. Затем точно такая же повязка обнаружилась на руке этого человека.

- Какой ногой наступил? – с очень серьезным видом посмотрев на Егора, спросил незнакомец, подойдя почти вплотную, и мальчик сразу же понял, что хотел выяснить этот человек и знаками показал нужное место.

- Так, понятно, - кивнул головой неизвестный, осторожно присаживаясь на колени и внимательно глядя на траву в том месте, где стояла нога мальчика, - тебя как звать-то?

- Егором, - едва слышно ответил мальчик, чувствуя, что у него начинает кружиться голова.

- Вон оно что? Тезки, значит?! – совершенно спокойно, как будто ничего серьезного не происходило, удивился незнакомец в мокрой военной форме. – Меня тоже зовут Егором, можешь меня так и называть – дядя Егор, понятно? – И когда мальчик кивнул головой, взглянул на его ногу, стоявшую на мине, и снова спросил. – А теперь, скажи мне тезка, чувствуешь что-то вроде выступа в том предмете, на котором стоишь?

- Вроде бы да, - сосредоточившись на своих ощущениях, не очень уверенно ответил мальчик.

- Отлично, а теперь скажи, под пяткой или под носком чувствуешь его? – незнакомец, назвавшийся дядей Егором, внимательно посмотрел в глаза мальчика.

- Кажется, под носком, - немного подумав, проговорил Егор, - вроде там, где пальцы начинаются.

- Очень хорошо, - кивнул головой дядя Егор, наклоняясь ниже, и в его руках появился нож, лезвие которого на мгновенье сверкнуло во время очередной вспышки молнии, - теперь не шевелись и делай все, что скажу, только делай все в точности, понял?

- Ага, - не то, чтобы ответил, а скорее едва слышно выдохнул мальчик, чувствуя, что земля окончательно уходит у него из-под ног.

    Человек, назвавшийся дядей Егором, положил одну руку на землю и начал аккуратно просовывать пальцы между подошвой кроссовок мальчика и поверхностью почвы. Спустя несколько секунд он остановился и на несколько секунд замер. Затем очень аккуратно вытащил руку и взял в руки нож. Мальчик смотрел на все эти манипуляции расширенными от страха и волнения глазами, и в этот момент человек в военной форме поднял голову и подмигнул ему.

- Не горюй, все будет хорошо, - проговорил он тихим голосом и улыбнулся усталой улыбкой, - теперь постарайся не шевелиться, а когда я скажу, очень осторожно уберешь ногу в сторону, но поставить её нужно рядом с другой ногой и никуда не двигаться, понял меня?

     Егор с замиранием сердца посмотрел в глаза этому, совсем не знакомому человеку и ему показалось, что он уже видел где-то этот взгляд, да и сам человек ему кого-то напоминал, но кого именно, мальчик не мог сообразить, поэтому только снова кивнул головой.
Неизвестный человек снова одобрительно улыбнулся и нагнулся так низко, что казалось, сейчас коснется лицом жестких стеблей примятой травы. Мальчик перестал видеть то, что происходит, лишь совсем слабо чувствовал какое-то движение под онемевшей ногой. Несколько секунд ничего не происходило, а затем он услышал громкий шепот дяди Егора:

- Убирай ногу потихоньку.

    Собрав все силы, мальчик с немалым трудом приподнял ногу над землей и переставил её буквально на двадцать сантиметров. Смотреть вниз он боялся, уставившись взглядом на поверхность реки, над которой стелился густой темно-серый дым.

- Так, все в порядке, - послышался негромкий голос человека в военной форме, - можешь немного отступить назад, там все чисто.

Егор с трудом проглотил комок в горле, после чего осторожно перевел взгляд на того, кто назвался дядей Егором. Этот человек по-прежнему сидел на земле и держал в руках какую-то странную штуку, напоминающую большую консервную банку. В верхней части её был небольшой выступ, под который сейчас была заткнута стальная проволока.

- Сволочная штука, - покачав головой, проговорил дядя Егор, кивком головы указывая на странный предмет, - наступаешь и она не взрывается, но стоит снять ногу, как она подпрыгивает на метр и разлетается на сотни осколков, - он подмигнул мальчику, - но теперь она не опасна, и мы можем выбросить её в реку, хотя… - он задумчиво посмотрел на опрокинутый грузовик и на лежащие рядом с ним большие круглые болванки.

    Тёмные облака в небе снова прорезала сверкающая молния, заставившая на короткое время прикрыть глаза и солдата в мокрой одежде и мальчика. Все пространство вокруг них как будто пошло волнами, но затем снова успокоилось, приобретая прежний вид. Человек, назвавшийся дядей Егором, осмотрелся по сторонам, прикидывая расстояние до опрокинутого грузовика, и от него до моста. Ветер теперь дул в другую сторону, застилая дымом почти все пространство перед мостом, что давало шанс подобраться к переправе незамеченным. Правда, стрельбу, доносящуюся со стороны деревни, теперь стало слышно хуже, как будто звуки доносились из какой-то густой бочки.

- Вот что, тезка, - повернулся старший сержант Пешков к мальчику, внимательно смотревшему на него, - нельзя тебе здесь оставаться, давай-ка, двигай к своим, они сейчас в Сухой балке прячутся, только сразу не беги туда, а спрячься вон в том блиндаже, там мин не должно быть. И идти туда лучше не по траве, вон по той доске, она аккурат к самому входу идет. Понимаешь?

- Да, понимаю, дядя Егор, - находясь в каком-то странном состоянии, ответил мальчик, которому все больше казалось, что он уже видел где-то этого солдата в мокрой форме, которая, как он вспомнил, называлась гимнастеркой, - я сделаю все так, как Вы сказали.

- Вот и молодец, - тяжело вздохнул старший сержант Пешков, погладив мальчика по голове, - на сына моего старшего ты очень уж похож, сейчас он в соседнем районе вроде должен быть с матерью, надеюсь, что жив и здоров, - он подтолкнул Егорку к доске, - ну, давай, беги!

- А как же Вы, дядя Егор? – спросил мальчик, уже сделав шаг в сторону доски и поставил на неё одну ногу.

- Все хорошо будет, тезка, - на лице солдата появилась усталая улыбка, - будь осторожен, а у меня тут еще одно дело есть, - и он посмотрел на ту мину-ловушку, которую держал в руках, - давай, пока темно, да дым кругом.

    Егор наступил на доску обеими ногами и сделал первый шаг, когда подряд сверкнуло сразу три вспышки молний, от чего по всем окрестностям покатился странный, не похожий на гром рокочущий звук. А может это были звуки многочисленных разрывов, которые были видны в той стороне, где была деревня. Когда мальчик дошел до середины доски, то не удержался и обернулся назад. Солдата по имени Егор уже не было рядом с полуразрушенным блиндажом, но его фигуру мальчик разглядел в двух десятках метров дальше. Человек, спасший Егорке жизнь пригнувшись, теперь, сильно прихрамывая, бежал к опрокинутому грузовику. В этот момент снова полыхнула молния и от удара грома у мальчика лаже заложило уши. И снова все пространство вокруг как будто заколебалось вокруг, заставив Егора пошатнуться, и он вдруг увидел, что вокруг него не пожухшая, сухая трава, а грязная вода небольшого заливчика. Мальчик сделал несколько торопливых шагов вперед, и вскоре уже соскочил на твердую землю, увидев в полусотне метров от берега три фигурки деревенских мальчишек. А позади них, на значительно большем расстоянии, со стороны ферм бежало несколько человек, в первом из которых, Егорка узнал отца.
    Молния полыхнула еще раз, причем мальчик обратил внимания, что над полем почти нет того дыма, который еще пять минут назад застилал почти все вокруг. Он обернулся в ту сторону, где был возле дороги валялся опрокинутый грузовик, но там уже ничего не было. И только в районе моста, еще висело какое-то туманное облако, внутри которого вдруг что-то сверкнуло, но не серебристым светом, как молния, а ярко-красным, после чего туман начал быстро рассеиваться. Егор смотрел на знакомый ему мост, на котором он уже побывал с отцом, и ему все казалось, что он видит едва заметную, полупрозрачную фигуру солдата по имени Егор.

3

    Добравшись до окраины деревни, Андрей остановился буквально на пару мгновений, чтобы перевести дух, глядя на сверкающие все чаще всполохи в облаках, и на странное, красноватое зарево, появившееся над рекой, как будто кто-то осветил мост и его окрестности красным прожектором. Постояв несколько секунд, молодой человек двинулся дальше, услышав по пути как его кто-то окликнул, но практически не обратив на это внимания. Все происходящее начало казаться ему каким-то сном, как будто все вокруг стало чем-то нереальным. Даже звуки грозы стали звучать так, словно он находился не на открытой местности, а где-то в большом, пустом зале. К тому же ему стало казаться, что над рекой как будто появился какой-то странный туман, тянущийся вдоль берегов. Прибавив ход, он буквально за минуту добежал до того места, где располагались фермы, дважды споткнувшись и чуть не пропахав землю носом. И в этот момент сразу несколько молний сверкнули так близко, что на несколько секунд Андрей ослеп и оглох. А когда пришел в себя, то увидел странную, буквально сюрреалистичную картину.

   Над полем, расположенным между тем местом, где он стоял и берегом реки, неслись густые клубы дыма. Мост, на котором они с Егором стояли еще вчера стал каким-то странным, как будто уменьшившимся в размерах и висевшем низко над водой. И на этом мосту были видны два мотоцикла с колясками, в которых сидели какие-то люди в униформе мышиного цвета в касках. Неподалеку от моста возле дороги, не асфальтовой, что поразило молодого человека, а грунтовой, валялся вверх колесами грузовик непривычного вида, который тоже дымился. Но самым страшным было не это – недалеко от реки, рядом с полуразрушенным, это было видно даже отсюда, блиндажом, стоял мальчик, в котором Андрей сразу же, несмотря на расстояние, узнал своего сына. Он стоял не шевелясь, а возле него, почему-то присев на колени, находился какой-то человек в военной форме. Внутри молодого человека словно что-то оборвалось, с одной стороны часть его сознания буквально птицей рвалась туда, где застыл словно игрушечный солдатик его Егорка, но с другой стороны, ноги вдруг стали ватными, не слушались, отказываясь нести к сыну.
     Усилием воли Андрей заставил себя сделать шаг вперед, затем еще один, слыша где-то далеко позади себя чьи-то голоса. И в этот момент снова засверкали вспышки молний, после чего раскаты грома разлились по всей округе. На несколько секунд вся та картина, что открылась внезапно на берегу, как будто померкла, а затем, когда ясность видения восстановилась, Андрей увидел, что неизвестный солдат уже стоит возле блиндажа и смотрит, как мальчик робко шагает по какому-то предмету, лежащему на поверхности земли. Еще несколько секунд, и этот странный человек повернулся и, пригнувшись, побежал в сторону опрокинутого грузовика. Мальчик же отошел уже довольно далеко от этого места, но тут вдруг остановился и стал смотреть на тот же грузовик, за которым наблюдал сейчас его отец.

    Андрей сделал над собой усилие и двинулся вперед, успев заметить, что солдат добрался-таки до грузовика и вскоре уже бежал, пригнувшись, в сторону моста, неся в обеих руках, какие-то крупные предметы. В голове молодого человека мелькнула мысль, что он уже где-то видел ту картину, что разворачивалась сейчас перед ним. Не сразу он сообразил, что совсем недавно именно об этом ему рассказывал старый Антип Пролеткин.
В небе вновь загрохотали молнии, пространство вдруг как-то странно заколебалось, а затем над мостом, который вдруг стало видно так, словно его окутал густой туман, полыхнула яркая красная вспышка. К раскатам грома прибавился грохочущий звук, родившийся в том месте, где располагался мост, и полетевший над полями. Еще раз сверкнула молния, после чего туман над мостом начал рассеиваться, и взгляду удивленного Андрея предстала уже иная картина. Клубы дыма практически исчезли, а на месте странного низенького моста был обычный, хорошо знакомый мост, на котором они стояли вчера с Егором. Да и дорога снова стала асфальтированной, а на её обочине уже не было видно опрокинутого грузовика. Зато на небольшом расстоянии от реки были видны три мальчишеские фигурки, размахивавшие руками. А чуть в стороне от них, по траве медленно брел еще один мальчик, совершенно живой и по виду целый.
    Как Андрей добежал до сына, он потом и сам не помнил, в голове его вертелись какие-то обрывки мыслей, смешивая рассказы о прошлом и случившееся в настоящем. Немного пришел в себя он только тогда, когда добежал до Егора и обхватил его обеими руками, чувствуя, как сын обнимает его в ответ.

- Ты в порядке, сынок? – срывающимся голосом спросил Андрей, осматривая сына со всех сторон.

- Да, папа, со мной все в порядке, - едва слышным шепотом отвечал Егор, и по лицу его текли слезы.

- Что это было, там на берегу? – сам не зная для чего, спросил Андрей, ощущая какое-то странное чувство, словно кроме неимоверное облегчения, где-то внутри него возникла острая потребность узнать все подробности.

- Я на мину наступил, старую, - слегка покачнувшись, ответил Егор, лицо которого начало стремительно бледнеть, видимо сказывалось нервное напряжение.

- На мину?! – у Андрея перехватил дыхание.

- Да, мину-ловушку, - пробормотал Егорка, вцепившись в рубашку отца, - но дядя Егор вытащил её из-под меня, а потом пошел куда-то к мосту, - у мальчика закатились глаза, и он упал на руки отца.

- Дядя Егор?! – Ошеломленно проговорил Андрей, подхватывая сына на руки.
     Перед глазами его вдруг завертелась круговерть видений, он вспомнил все рассказы очевидцев странной аномалии с грозой, вспомнил необычные повествования деда Антипа, и то, что было написано в наградном листе его прадеда. И тут его словно озарило молния – он вдруг понял, кем был тот человек, который спас его сына на берегу реки.
     Держа мальчика на руках, он поднялся на ноги и двинулся обратно в деревню, и никак не мог понять, откуда у него на лице появилась влага. То ли это все-таки пошел долгожданный дождь, то ли это слезы от осознания того, что его сын жив, а он сам только что стал свидетелем того подвига, что совершил его прадед.

***

     Дождь закончился только к вечеру, превратив на некоторое время улицы деревни в своеобразные каналы. К счастью, Андрею с сыном на руках, который вскоре пришел в себя, удалось без особых приключений добраться до дома родственников в сопровождении Дмитрия Пантелеевича. Последний, как оказалось, увидев несущегося сломя голову Андрея, недолго думая, помчался за ним следом, позабыв про свой довольно преклонный возраст. Да еще и позвал соседа, пробегая мимо его дома, причем тот без малейших раздумий устремился за Дмитрием Пантелеевичем. Сказалось все-таки отличие деревенской психологии – в городе большинство людей вряд ли проявили столь живое участие в каком-то происшествии, которое их, по сути, не касалось. В деревне же, просьба соседа о помощи воспринималась практически так же, как если бы это была просьба от члена семьи.
Как заявил чуть позднее сам Дмитрий Пантелеевич – он сразу сообразил, что все дело в разразившейся грозе и во вновь появившейся аномалии. По его словам, выходило, что он никогда и не отрицал полностью того, что во время грозы происходит что-то необычное, только не хотел давать поводов для сплетен и плодить слухи-страшилки, чтобы ими пугать доверчивых горожан.

     Очень быстро выяснилось, что в деревне имеется и свой медперсонал – молодой парень-фельдшер, обслуживающий две деревни, расположенные рядом, появился в их дому буквально через четверть часа после того, как туда принесли Егора. По словам медика, ничего страшного с мальчиком не произошло, он просто пережил очень сильный стресс и нужно какое-то время, чтобы он пришел в себя. Поскольку Егор и так спал, что было, по словам фельдшера, ничем иным, как защитной реакцией организма, то никаких успокоительных уколов медик делать не стал, оставив только несколько таблеток, которые можно было дать мальчику, если у него будет плохой сон впоследствии. Затем, пообещав зайти завтра, фельдшер отправился к своему следующему пациенту, которым оказался Антип Пролеткин. Как выяснилось, дед находился примерно в таком же состоянии, в каком был сейчас Егор, видимо после того, как вспомнил некоторые моменты того, что происходило в сорок третьем году. Некоторые местные бабульки даже начали судачить о том, что у Антипа Федоровича случился инфаркт на нервной почве, но этот диагноз не нашел ни малейшего подтверждения, и теперь старик отлеживался у себя дома, хотя уже пришел в себя и пообещал навестить Егора.

    Деревенским хулиганам – Пашке с Толиком, разумеется, всыпали по первое число, а глава местной администрации распорядился сразу после окончания дождя обнести место, где обнаружилась мина, специальным ограждением. В районное управление МЧС тоже позвонили, и те обещали приехать уже завтра. А пока же, глава администрации строго-настрого запретил всем жителям М-лино ходить на тот берег реки, где еще остались блиндажи прошедшей войны.
     Ленька Куликов тоже благополучно добрался до дома, где получил свою порцию наказания за то, что без спроса отправился неизвестно куда в неподобающей компании. К слову сказать, Полина Андреевна тоже была в числе тех, кто побежал на берег реки, видимо интуитивно сообразив, куда могли пойти мальчишки.

    Егор проснулся почти сразу же, как закончился дождь, и окно их дома осветили лучи закатного солнца, от чего покрытые каплями дождя листья деревьев и крыши домов немедленно заблестели, переливаясь всеми цветами радуги. Мальчик некоторое время лежал молча с открытыми глазами, а потом повернулся к дремавшему на стуле отцу и, выпростав руку из-под одеяла, осторожно прикоснулся к нему.

- Егор?! – вздрогнул от неожиданности Андрей, мгновенно наклоняясь к сыну и всматриваясь в его лицо. – Ну, как ты?

- Ничего, все нормально, пап, - тихим голосом ответил мальчик, протягивая к отцу руки, и тот обнял сына.

    Некоторое время они молчали, сжимая друг друга в объятиях, и Андрей с ужасом думал, что бы с ним было, если бы с Егором что-то случилось там, на берегу реки. О чем думал Егор, стало ясно через минуту, когда он глубоко вздохнул и, освободившись из объятий отца, посмотрел ему прямо в глаза.

- Это ведь был он, мой прапрадедушка? – спросил мальчик с каким-то напряженным ожиданием.

- Да, думаю, это был он, - понимая, что не имеет смысла пытаться искать какое-то иное объяснение, вздохнув, ответил отец.

- Он спас меня, а потом пошел на мост, чтобы… что бы… - мальчик запнулся на время, видимо, не в силах выговорить то, что хотел сказать, и Андрей кивнул головой.

- Да, он пошел на мост, чтобы взорвать его и выполнить то задание, которое получил от командования, - сказал молодой человек, бросив взгляд в окно.

- А-а, проснулся капитан Сорвиголова?! – послышался от двери веселый голос Дмитрия Пантелеевича, а вскоре и он сам появился собственной персоной в комнате, где лежал Егор. – Ишь ты, наделал дел, а ведь всего и нужно было, что послушаться взрослых.

- Я понимаю, - тихо ответил мальчик, бросив взгляд на отца, - но я не хотел показаться трусом и дал слово, что пойду с ними, как же я мог нарушить слово?

- Да, нарушать обещания нехорошо, - покачал головой молодой человек, тяжело вздохнув, - и все же, было бы лучше, если бы ты предупредил хотя бы Полину Андреевну.

   В этот момент на улице послышались чьи-то голоса, и Дмитрий Пантелеевич выглянул за дверь, после чего повернулся к Егору и весело подмигнул ему.

- К тебе гости, герой, пойду встречать! – Проговорил хозяин и понялся со своего места.

    Спустя пару минут в комнату уже входили Виктор и Леонид Куликовы. У мальчишки был немного смущенный вид, и он поначалу боялся поднять на Егора глаза. Видимо, ему здорово досталось от отца за то, что отправился без предупреждения к реке, да еще и в компании известных хулиганов. Впрочем, сам Виктор выглядел не столько сердитым, сколько невероятно заинтригованным случившимся происшествием, тем более что кончилось все благополучно.

- Ну что, неслухи? – с иронией покачав головой, спросил Виктор после того, как они поинтересовались состоянием Егора. – Будете и дальше искать приключения втихаря или все-таки хоть иногда спрашивать разрешения у взрослых?

- Будем спрашивать, - шмыгнув носом и бросив быстрый взгляд на товарища, ответил Ленька, - ну, постараемся спрашивать.

- Ну, хотя бы честно, - усмехнулся Виктор, а потом толкнул сына в плечо, - ты же еще привет передать должен был, забыл?

- Нет, не забыл, - немного смущенно проговорил Ленька, почесав затылок, и снова бросил быстрый взгляд на Егора, но потом набрался смелости и выпалил скороговоркой, - тебе Даша передавала привет и сказала, что ты можешь приходить к ней, когда захочешь!

- Спасибо, - явно чувствуя себя немного неловко, ответил Егор, смущенный таким вниманием девочки, которая ему нравилась.

- Ого, вот это я понимаю, - смеясь, с деланным уважением произнес Виктор, - не успел и трех дней в деревне пробыть, а уже подругу завел.

- Ладно, - ласково посмотрев на сына, ответил Андрей, поднимаясь с места, - пусть поговорят о своих делах, не будем им мешать.

- Это верно, - согласился Виктор, кивая головой и поднимаясь следом за собеседником, - тем более, что у меня в голове роится просто прорва вопросов.

- Боюсь, что я все равно не смогу ответить на их все, - развел руками Андрей, подходя к двери, ведущей на веранду, - но постараюсь что-нибудь придумать.

    На веранде мужчины некоторое время молчали, глядя в сторону реки, а точнее на те холмы вблизи горизонта, на которых были отчетливо видны опоры линии электропередач. Небо уже очистилось от туч и если бы они могли взглянуть сейчас в том же направлении в бинокль, то увидели бы и массивный силуэт атомной станции.

- Значит, дед Антип все это время говорил правду, и он действительно видел неизвестного мальчика в сорок третьем году? И это был твой сын? – наконец не выдержал Виктор, посмотрев на Андрея.

- Как бы это фантастично не звучало, но это действительно так, - задумчивым тоном ответил Андрей, - получается, что в силу каких-то невероятных аномальных причин, встретились прапрадед со своим праправнуком.

- Но не узнали друг друга? – после небольшой паузы спросил Виктор.

- В тот момент – нет, - кивнул головой Андрей, – Егор сказал, что лицо этого человека показалось ему знакомым, но лишь в тот момент, когда тот пошел к мосту, сын сообразил, что встретился со своим предком, он ведь уже знал всю эту историю.

- А прадед? – поинтересовался Виктор. – Как думаешь, он мог понять, кого спасает?

- Вряд ли, - покачал головой Андрей, - судя по рассказу Егора, он нашел в мальчике знакомые черты, но понять, что видит перед собой праправнука – нет, это было невозможно, тем более в горячке боя. То, что он спас мальчика, было для него, по сути, этаким проходным делом, ведь основным заданием было уничтожение моста.

- И он его все равно выполнил, - задумчиво посмотрев в сторону решетчатых опор, проговорил Виктор, - и все-таки непонятно, что же стало причиной возникновения столь необычной аномалии? Ведь, по сути, образовался этакий канал, связавший между собой два времени, но в одной точке пространства?!

- Сложно судить о чем-то, не имея никаких объективных данных, - немного подумав, ответил Андрей, - ведь мы опираемся в данном случае, только на собственные ощущения, только на то, что видели собственными глазами, ведь даже ни одного фотоснимка случившегося, не говоря уже о видеозаписи, у нас нет.

- Да, у пацанов, в силу возраста мобильников еще не было, а местные старики далеки от всех этих современных устройств, - кивнул головой Виктор, - а тебе было просто не до этого.

- Что, верно, то верно, - согласился Андрей, - хотя, здесь даже обычная видеосъемка мало что дала бы, тут нужен целый комплекс различных измерительных приборов, начиная от электрометров и заканчивая ядерным спектрографом, ведь понятно то, что спусковым механизмом для всего этого является именно электричество.

- Но, почему же раньше здесь не происходило ничего подобного? – с интересом посмотрел на товарища Виктор. – И грозы столь сильные начались всего три года назад.

- Знаешь, думаю, в какой-то мере, сыграла свою роль новая линия ЛЭП, построенная на холмах за рекой, - задумчиво проговорил Андрей, - вероятно, появление некоего активного электрического проводника что-то изменило в структуре пространства и времени в этом месте, в результате чего, сорок третий год оказался связан с современным периодом.

- Но, в позапрошлом и прошлом году столь сильных эффектов не наблюдалось, - заметил Виктор, после короткого раздумья, - а теперь канал оказался открыт настолько, что твой сын даже смог оказаться в прошлом, хотя… - он задумался на секунду, - быть может, наоборот, это твой прадед оказался в нашем времени, - Виктор взъерошил волосы на голове,  - черт, как же это все невероятно!

- Думаю, что скорее произошло пересечение двух времен, сошедшихся в одной точке, - теперь уже Андрей ответил после недолгого размышления, - и для того, чтобы пересечение открылось окончательно, требовалось появление моего сына в том самом месте, тогда круг времен замыкался. Егор Тимофеевич спасает своего праправнука, после чего подрывает мост и этот момент видит в сорок третьем дед Антип. И спасти моего сына мог в тот момент только прадед, который знал, как обращаться с минами-ловушками.

- Честно говоря, у меня голова идет кругом от всех этих событий, - признался Виктор, сделав несколько шагов по веранде, - все бы отдал за то, чтобы понять, как же это все произошло и от чего.

- И не говори, - усмехнулся Андрей, облокачиваясь о косяк двери, ведущей наружу, - и есть у меня некоторые мысли о том, как попробовать все это разузнать.

- Ну?! – с воодушевлением посмотрел на товарища Виктор.

    Андрей усмехнулся и, покачав головой, достал из кармана листок бумаги и карандаш, после чего прошел к столу. Виктор поспешил за ним, и вскоре они уже сидели за столом, с увлечением обсуждая возможные действия, которые стоило бы предпринять, чтобы выяснить причину появления столь необычной аномалии.

А в это же время в комнате, где оставались Егор с Ленькой шли похожие разговоры.

- Жалко, что я так и не поговорил со своим прапрадедом, - говорил Егор рассудительным тоном, - ему бы, наверное, было приятно узнать, что мы победили.

- Это точно, - поддакнул Ленька, довольный уже тем, что его новый друг нисколько не сердится на него за то, что оказался в такой ситуации.
    Хотя по здравому размышлению, он был ни в чем не виноват, ведь Его сам с готовностью поддался на подначку Величко.

- А еще интересно было бы узнать, от чего вдруг стало возможно такое путешествие в прошлое, - продолжал размышлять Егор, задумчиво глядя в потолок.

- Думаю, это все из-за грозы, - решился выдать свою гипотезу Ленька.

- Понятное дело, что из-за грозы, - махнул рукой Егор, поворачиваясь к приятелю, - но ведь грозы были и раньше, но такого никогда не случалось, вот в чем вопрос.

- Ты прав, - был вынужден согласиться Ленька, кивая головой, - это случилось только, когда ты сюда приехал, - он с некоторой тревогой и надеждой одновременно посмотрел на приятеля, - ты ведь еще приедешь сюда?

- Могу сказать тебе по секрету, мы скорее всего купим здесь дом, - обнадежил товарища Егор, - мы уже говорили об этом с папой, он раньше не хотел, а теперь совсем не против.

- Это было бы здорово, если бы ты жил рядом с нами! – воодушевился Ленька, размахивая руками. – Мы бы с тобой все-все разузнали!

-  И еще обязательно разузнаем, - важно кивнув головой и принимая обычный серьезный вид, ответил Егор.

   И мальчишки взахлеб принялись обсуждать то, что им предстоит сделать, и куда им нужно будет сходить на разведку, чтобы узнать все обстоятельства того, что произошло здесь сегодня. А кроме прочего, друзья договорились и о том, что нужно будет найти как можно больше информации о том, что происходило здесь в сорок третьем году, и не только в районе М-лино. Ведь в их родном районе во многих местах шли кровопролитные бои, и мальчишки договорились о том, что нужно будет посетить и их тоже.
   И в этот момент, в совершенно чистом небе пророкотал странный, глухой и гулкий звук. Быть может, это был запоздалый гром, а может, это отзвук взрыва, произошедшего на мосту в сорок третьем, донесся в последний раз сквозь временную аномалию.


Рецензии
Доброго дня, Сергей!

Чудесный рассказ, пересечение времен, вернее смещения во временных каналах, я уверена, что они существуют и периодически проявляются, при определенных обстоятельствах. Здорово, что прапрадед встретился со своим праправнуком и спас его, все произошло в то время, когда и должно было произойти. А вот Антип в 43 увидел наложение будущего на его реальность и в своей реальности увидел Егорку, а встретив его, узнал. Хоть и пишут, что у Вас буйная фантазия, но у меня впечатление, что написано с натуры, уж очень реалистично я все восприняла.

Всего,Вам, самого доброго, с наилучшими пожеланиями,Татьяна.

Татьяна Антонова 3   23.08.2021 14:27     Заявить о нарушении
Вечера доброго, Татьяна!

Искренне благодарю Вас за отклик!

Да, давно хотелось написать подобную историю, надеюсь, получилось именно то, что задумывалось.
По крайней мере, большинство читателей поняли основную мысль.
Да, волею случая, а может и не случая, открывшийся временной канал дал возможность встретиться прадеду и правнуку. И не просто встретиться, но и как бы передать потомкам нечто очень важное, что невозможно забыть, что навсегда оставит след на сердце.
И мы всегда будем помнить о подвиге тех, кто шел перед нами и ценою своей жизни спас Жизнь на Земле.

Ну, а насчет фантазии, грех обижаться - для фантаста она и должна быть "буйной".

С самыми добрыми пожеланиями,

Сергей Макаров Юс   23.08.2021 21:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 14 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.