Голод 1892 и 1933 гг. урок географии

Почитатели Сталина в нашей стране очень не любят каких-либо упоминаний о голоде в СССР. Они предпочитают либо делать вид, что никакого голода не было, либо, что голод был следствием неурожая, либо, что крестьяне-единоличники сами по глупости заморили себя, ни с того, ни с сего уничтожив перед вступлением в колхоз свой скот и посев.

Особенно раздражают их цифры умерших голодной смертью советских людей. Верить им они категорически отказываются – ну не может быть у народа, управляемого «мудрым» Сталиным, так много жертв. Самые продвинутые адвокаты И.Джугашвилли составляют даже разного рода фейковые «опровержения» этих цифр. Особенно известен ими в интернете блогер-сталинист с ником «буркина.фасо» (или «буркина.нью»). Вот, например, какую шпаргалку нарисовал он в порыве верноподданнических чувств к «вождю народов» несколько лет назад (картинка над статьёй, пояснение на карте моё).

Сравнительными диаграммами на карте показан коэффициент смертности (число всех умерших на каждую тысячу населения) в 1933 (только сельского населения) и 1892 годах по нескольким областям (губерниям) центральной и южной России. Если верить их автору, при царе умирало от голода в России гораздо больше людей, чем при Сталине. Ну что ж, давайте пересчитаем (доверять сталинистам никогда нельзя, наверняка обманут).

Ссылок на источники диаграмма не содержит. Покопавшись в интернете, я обнаружил те её цифры, что относятся к 1892 году, в статье «Голод 1891-93 гг. в показателях смертности и доходов населения» ( https://d-clarence.livejournal.com/282847.html ).

И тут сразу же выяснилось жульничество автора диаграммы. Оказывается, данные по Харьковской, Тульской, Рязанской, Орловской, Курской, Уфимской, Оренбургской, Астраханской, Нижегородской, Вятской и Пермской губерниям (то есть по 11 из 19, приведённых в диаграмме), на самом деле, относятся лишь к их наиболее пострадавшим от голода районам. То есть, с учётом непострадавших уездов, общая смертность по этим губерниям была значительно ниже указанной в диаграмме.

А где же автор взял данные по тем же территориям для 1933 года? В каких-нибудь научно-исторических статьях на эту тему? Да нет же, зачем ему историческая наука? Она даёт слишком неудобные сталинистам цифры. Гораздо легче подогнать их под нужный размер вручную, что автор диаграммы и делает. Ему плевать, что дореволюционные губернии не совпадали своими границами с существовавшими в 1933 году краями и областями. Он сам признаётся, что просто выписал количество умерших в сельской местности в 1933 году по данным областных и краевых ЗАГСов, с приблизительными поправками тогдашнего ЦУНХУ на недоучёт и недохват (статья «Карта смертности голодного 1933 года»: https://colonelcassad.livejournal.com/3929565.html).

Так, в частности, к Уфимской губернии он подставил смертность по Башкирской АССР – 23 промилле (человек на тысячу населения), хотя её территория была тогда гораздо меньше бывшей Уфимской губернии. Тот же фокус он проделал с Татарской АССР (уравняв её с бывшей Казанской губернией), с Саратовской областью, а также со всеми уже не существовавшими тогда губерниями Центрально-чернозёмного района (Орловской, Курской, Тульской, Воронежской, Рязанской, Тамбовской, Пензенской), приставив последним одну и ту же цифру (34 промилле), среднюю по всей не совсем точно занимавшей их территорию в 1933 году Центрально-чернозёмной области.

К Харьковской губернии 1892 года автор диаграммы, приравнял Харьковскую область Украинской ССР (87 промилле), хотя в 1933 году последняя включала в себя ещё и бывшую Полтавскую губернию, а часть собственно Харьковской губернии была передана в Донецкую область. Такого же рода мошенническая операция проведена «буркина» и в отношении Донской области, к 1933 году уже разделённой между Северокавказским краем и Сталинградской областью. Донскую область он, судя по всему, просто приравнял к Сталинградской, округлив на диаграмме десятую долю коэффициента смертности последней в сторону увеличения (до 39).

Подленькой хитростью автора диаграммы является и включение в неё цифр смертности 1933 года только по сельской местности, хотя много спасавшихся от голода крестьян умирало тогда в городах, о чём свидетельствует его же карта смертности городского населения в тех или соседних областях (https://colonelcassad.livejournal.com/3929565.html
 ), показывающая очень высокие цифры, хотя горожане получали тогда продукты по карточкам и от голода если и умирали, то намного реже.

Итак, доверять цифрам на диаграммах и графиках «буркина» можно не более, чем краплёным картам в колоде шулера.

Но даже если бы все цифры в диаграмме были правильные, само сравнение голода 1892 и 1933 гг. по общей смертности является жульничеством.

Во-первых, величина естественной смертности не может быть одинаковой в периоды, раздёлённые четырьмя десятками лет. Прогресс медицины и рост уровня жизни в течение последних двух веков постоянно сокращали её. По данным известного советского и российского историка Б.Н.Миронова, в 1880-е годы коэффициент смертности в России составлял 35,4 промилле, в 1900-е – уже 30,2, а в 1920-е – 22,9 (Социальная история России периода империи (18 – начало 20 вв.). Т. 2. – С-Петербург, 2000. С. 379), то есть за 40 лет уменьшился более чем на треть.

Во-вторых, на общую смертность в 1892 году оказали сильное влияние эпидемии тифа, чумы и холеры, пришедшие в Россию из азиатских стран, то есть их появление никак не было связано с голодом. Эффективно лечить эти болезни тогда во всём мире ещё не умели. Между тем, именно от них в 1892 году умерло неестественной смертью наибольшее число людей. Эпидемия холеры началась летом, уже после того, как смертность почти вошла в свою обычную тогда норму. Это хорошо видно на графике из статьи «1892 год: предварительные итоги по губерниям» в интернете (https://faf2000.livejournal.com/13517.html).
В 1932 – 1933 гг. никаких массовых эпидемий в РСФСР не фиксировалось.

Ещё одним свидетельством жульничества автора диаграммы является то, что он сравнил смертность на территориях, пострадавших от голода 1892 и 1933 гг. в разной степени. В 1933 году наивысшей смертность была в наиболее сильно распаханных степных и лесостепных зерновых районах Украины и РСФСР, где дополнительных источников питания (рыбы, дикоросов) имелось очень мало.

В лесной же зоне, а также в районах рыбного промысла, где такие источники были, она ненамного превысила нормальную. Ниже была она и в промышленных зонах, с высоким процентом несельскохозяйственного населения. Горожане получали продукты по карточкам, поэтому смертность от голода среди них была минимальной.
Именно эти территории 1933 года с меньшей смертностью «буркина» сравнил с губерниями, наиболее пострадавшими от голода и эпидемий в 1892 году.


Рецензии