Нет счстья в бездействии

Виктор Матюк

Нет счастья в бездействии

Нет счастья в бездействии, в содействии собственной лености и её бесполезности
Появляются опрелости на грешном теле, хотя доселе только тяжкое похмелье
Скрывало в дымке вчерашнее веселье, но сейчас искры летят из уставших глаз,
Ночной фрегат мчит на всех парах, он не стремится отдать бросить в воду концы,
Работают его винты, водных брызг огромные столбы, готовы смыть с палубы
Давнишние мечты! Жалобы небеса не приемлют, их враги не дремлют.
Нервы треплют себе и людям, только не судьям, а простым бабам и мужикам!
Истина пытается возрождаться, быть может, ей удастся на ноги быстро встать,
И с неба звезду достать, хватит в грязи топтать старые сапоги,
На них истоптались каблуки, немного оторвались подмётки,
Вот-вот разлезутся на куски и что тогда? Не без труда
Давнишняя мечта уже силы и мощь обрела, без неё жизнь пуста!
На себе ощутив, что творческий порыв зашёл в тупик, дотошный мужик
Решил к цели идти напрямик, прошло время интриг, теперь всё яснее цель,
Творческим порывам мешала повседневная канитель, за окном выла и стона метель,
Шаталась твердь под ногами, несуразица со стихами, не стоило упираться в землю рогами,
И выходить на мороз в одной пижаме, коль изба полна пирогами,
За гуж надо браться двумя руками, разрубив Гордиев узел напополам,
Станешь бить кулаками в барабан, пусть уставшая от безделья голова,
Вернёт душе задарма приятные фразы и славные слова! В ночи гаснет Фаворский свет,
Появляются кляксы от заполненных анкет, прежней мощи, тяги к бабам после пива тоже нет,
Ищешь глазами ближайший туалет! Ты – гол и необут, все от тебя чего ждут,
Но тебя не берегут, вот-вот в тёмную нишу запихнут, и на съедение зверью отдадут!
Годы идут, годы летят, взгляд назад видит толпы разухабистых и статных баб,
Прошлое не вернуть никак, ты уже много лет не меняешь свои убеждения,
Все твои достижения налицо, то-то и оно, но процесс унижения и хождения по инстанциям,
Чтобы оказывать услуги бездарям и холуям, не для меня, верность давним идеалам храня,
Позволять опять перевести взгляд на эпоху Возрождения, в те времена вдохновение
Действовало без промедления! В такие мгновения исчезала лень, светлым становился день,
Ты же сидишь, как пень-колода, и не знаешь, в какие входить ворота, чтобы тлен и суета,
Коль на них нет нательного креста, исчезли раз и навсегда, в стране, кующей рабство,
Поющей оду ****ству, не может быть великого государства, душевные мытарства,
Взаимная ложь и клевета низвели дух бунтарский до нуля, мышиная возня
Заставляет меня стать анахоретом, а на хера мне это? Зачем я должен лезть в те сети,
Что остались из далёких столетий посреди скользкой тропы, трудно прыгнуть выше головы,
Хочется творить для души, в тиши и во мраке заточенья писать великие произведения!
Нет счастья в безделье, гульба и веселье закрылись в тесной келье и ждут,
Когда же за ними божьи слуги с путами придут и к ответу грешников призовут?
Решил и я на досуге, оставшись наедине в эзотерическом круге,
Пару фраз сказать супруге о сути бытия, ведь семья – вотчина моя!
Кепчонку сняв с виска, взглянул на себя свысока, душу охватила тоска,
Страна всеобщего братства привыкла из последних сил в землю рогом упираться,
Как бы среди изгоев общества не остаться, дети мои поднимают бокалы за чудо любви!
Голова в бездействии, она не отвечает за последствия, не желает трудиться до посинения,
Нет желания пахать, нет жажды: время убивать, поесть бы да поспать бы, а там, как карта ляжет,
И кого Господь обяжет  выпрашивать дивиденды у судьбы? Вот если бы боги спрашивали у толпы,
Что и как, тогда бы непроглядный мрак зло носил на руках, стая подзаборных собак
Не соблюдает такт, она мешает сделать каждый шаг тому, кто пытался жить по уму!
Соль земли сокрыта во всеобщей любви к повседневному труду,
Я же на себе тащу тяжёлую узду подобно коню, резину не тяну,
Во все трубы трублю, и зову топу не складываться по рублю на бутылку водки,
А призываю своё вдохновение взяться за гуж без промедления!
В минуты наивысшего напряжения растёт наитие, оно торопит события,
А голова делает великие открытия, но не меняется суть земного бытия!
Хотя трагедия, как и утопия не сулит автору бессмертия,
Да, он ходячая энциклопедия, сильнее Его лишь Википедия,
Нет у него ни богатства, ни  наследия, хотя ему завидуют созвездия!
На коротком отведенном пути были составлены хорошие планы,
Зализаны резаные раны, выброшены в ведро разбитые стаканы,
Сизые туманы накрыли мглой обманы, всему виною алкоголь,
Он – соль и пуп земли, а анахореты – его учителя и проводники,
Неисповедимы Господние пути! Эта мысль мечется по голове, как челнок,
Пока её не пустит под откос неприятельский клинок,
Всему – своё время, всему – свой срок! Доколь вся местная голь носится вдоль
Каменной мостовой, ты следуешь на ней до тех пор, пока твой осмысленный взор
Не увидит зло в упор! С глаз слетят тогда розовые шоры, тебе далеко за пятьдесят,
На тебе грехи прядями висят, они во все колокола звонят, а те гу2дят на всю округу,
Небось, с испугу, что кто-то  там будет распят, только древние письмена тайну сохранят!
Грешник не отвык писать, глаза болят, в них двоится, ему холодными ночами не спится до утра,
Унылая пора, очей очарованье, приятна богом брошенная дыра, здесь юность прошла,
Сирень давно отцвела, остался в памяти скрип писчего пера и звон огромного топора,
Смешавшиеся с треском берёзового бревна, превратившегося в сухие дрова
Для поддержания тепла в доме и в душе, как кажется мне, прошлое засело глубоко вовне,
Спряталось в не паханой целине, а в голове гуляют досужие мысли о трепетном смысле
Земного бытия, где стеная и вопия, орёт, себя не находя, даже водосточная труба,
Но я пишу ночами о стыдобе и православном храме, боясь всё потерять,
Что было обретено, но внезапно может рухнуть буквально всё на самое дно!
Алкоголь играет первейшую роль в восприятии жития, он в малых дозах безвреден
В любых количествах, коль ещё осталась мощь и сила в руках,
А мозоли на ногах! Всё – тлен! Всё – прах!  Пусть это не лучший случай
Входить  налегке в лес дремучий, шагая по траве и лужам,
Старый недоучка решил с кондачка взять быка за рога,
Но видать по всему ему не судьба в пылу азарта без толики фарта 
И жмени лекарства потолковать о добре и зле, вместе шагающих по узкой тропе!
Листы бумаги стопами лежат на письменном столе, грешник в нижнем белье
Больше заботится не о душе, а о хлебе, вине т еде, в постоянно мирской болтовне
Проходят жизни часы, за заборами лают сторожевые псы рока и судьбы,
Но мы, кто в нищете рождены, каждый год ждём тёплой и нежной весны,
Авось, проливной дождь промочит наши кости насквозь,
Чтобы изморозь не зацепила бы грешников вскользь!
Я же подхожу к алкашам, хочу с ними поговорить по душам,
Грешен сам, грешны они, сколько проблем осталось в тени,
Теперь выглядим будто мы – трухлявые пни, из них угли для костра тлеть не будут,
Тут же превратятся в груду камней, только хмель у людей возродит талант,
Этот сказочный атлант преподнесёт в дар тебе чудный фолиант,
Коль этот факт признает палач, тогда не скули и не плачь,
Всему есть мера, всему есть край! был бы провиант,
Появится сразу новый вариант, как возродить вдохновение с нуля?
Пусть бьёт струя из мыслей чудных, а грешник беспутный в местах людных
Ищет слов премудрых, дабы греха масштабы пронести через глубокие ямы,
Непреодолимые для степенной дамы по имени Муза,
Кому она в этот миг служит? Приятная снаружи и чистая изнутри,
Вихрь вдохновения её вот-вот закружит, толпа её сразу не обнаружит,
Но когда увидит кости да мощи невдалеке, пройдётся вместе с ней по скользкой тропе,
Где выживают не все, а только те, кто был распят когда-то на Господнем кресте!
В сутолоке и в суете возрождается творчество, оно возрождается от безделья,
А его творения находится в поле зрения стареющего мужика, чья рука и острота языка
Обнаруживали грех издалека, десять капель коньяка с помощью ветерка приподнимали слова
До высоты небес, радостную весть громкими аплодисментами встретит дремучий лес!
Его адрес – не дом и не улица, он часто хмурится, когда на нём нет лица!
На всё воля Творца! О да! Родина не защитила и не простила заблуждения былые,
Её бессилие и грехов изобилие признали все, попка я пишу собственный триптих,
Проходит жизнь, мы же катимся вниз, дым и смог над седой проседью стези туманом завис!
Да катись ты пропадом, здесь не нужны люди с опытом, пусть будет всё проклято,
Эта мысль, как огромное долото постоянно стучит в открытое настежь окно,
Пусть бежит по наклонной плоскости будничная жизни, я же назад когда-то вернусь,
Выучив все божьи заповеди наизусть, был бы трус, имел бы златые горы и реки полные вина,
Не стареет только душа, а плоть стара и больна, жизнь бы удалась сполна, а так даль не видна,
Пройдена основная часть пути, впереди не видно зги, куда идти? Куда шагать?
Божьим детям не дано знать, что, когда и как? Не тот здесь климат,
Внешне дом вымыт, но исчерпан доверия кредит, душа болит
И сердце плачет, я же Богом ночам диспуты веду только по существу,
Я же перед Ним в долгу, одной надеждой живу, и жду, когда окажусь в Раю или в Аду?
Дописываю очередную главу великого произведения,
Краткие мгновения творческого озарения на диво редки,
Талант мечется в золотой клетке, прыгает с ветки на ветку,
Живет, будто в бреду, постоянно искушает судьбу, такая жизнь невмоготу!
Подрезаны крылья, не удалось сказку сделать былью, нет изобилия,
Была бы семейная идиллия, тогда бы судьба суетливая, наглая и крикливая 
Довела бы жизнь до форменного безобразия, если бы не оказия в виде нового бессилия,
Коль нет в голове царя, тогда долго на одном месте задерживаться ратникам нельзя!
Камень на камень, кирпич на кирпич, бросил клич стареющий мужик,
 Что путь для лености закрыт, на входных вратах амбарный замок висит!
Человеческая наглость не знает границ, она устремляется выше птиц в ежедневный полёт,
А время к старости идёт, а страна великого аборта делит не оставляет толпу без присмотра!
Мысли такого сорта звучат на подобии последнего аккорда в симфонии Моцарта,
Его впечатляют небеса, меня же волнует только моя стезя, по которой пройти нельзя
Без толики греха, на деревне петухи поют, грешный люд особо не вникает в суть происходящего,
От греха неисчислимого не добиться толку никакого, грешное естество, глядя вперёд,
Смотрит, как полупьяный народ  продолжает свой полёт в никуда!
Бесчинствует толпа, душу прошибает липкий пот, пришёл и мой черёд 
Запомнить багряный восход, чтоб не дай бог опосля никто, хихикая хмуро,
Не вспомнил старую аббревиатуру, собралась толпа разбойников, бывших уголовников,
Присоединила к себе большевиков  и пошла та безмозглая толпа против фронтовиков воевать
И вот спасённый от краха народ пытается вспомнить великие имена, их спрятала в свои закрома
Огромная православная страна, не от великого ума,
Тот народ  был умишком скуден, ***шком блуден,
Его путь был вправду труден, но он не подсуден
Нравственному суду, ведь те, кто наверху,
Не могут устроить даже свою судьбу!
По сути, предавшись горькой думе,
В шуме городском впадаю в долгое раздумье!
Был стресс накануне, от него осталась тягость в душе,
Споткнувшись на крутом вираже, пришлось ставить на себе клише,
Что ты и твои протеже не помнят о  Фаберже, а на хрена он им?
В назидание другим пытаюсь доказать, что походка и стать важны только для баб и жены, 
А для остальной братвы у разношерстной толпы приготовлены плевки,
Чтобы в чём-то преуспеть, надо сильно захотеть старость не превратить
В пародию бытия, это краеугольный камень характера, а бытовая мишура
Исчезает в огне пылающего кратера, годы спустя, когда окончательно сузится стезя
Мирского жития, резкий прочерк писчего пера оставит на бумаге звонкие слова,
И росчерк фломастера перечеркнёт житьё, преходяще здесь всё!
Душа очарована, плоть околдована, они обе в цепи закованы,
И только судьба не весёлая, а печальная  снимет кольцо обручальное
И положит на письменный стол, оно медленно скатится на пол,
Новый прокол таланта воткнулся в плечо дилетанта, поднялся столб огня,
Тот огонь полыхал подле меня три ночи и четыре дня,
Пока небесную высь не затмили грозовые облака!
Старый хрыч от досужих мыслей никуда не убежит,
Он хочет жить, гулять и кутить, ему нравится хохотать в кругу баб,
Но он отрицает матриархат, вот такая мука связывает путами ноги и руки!
Нужно выбирать: любить жизнь или её досконально знать? Середины нет!
Гаснет Фаворский свет, почти дописан сногсшибательный автопортрет,
Дым от сигарет напоминает о младости лет и сути страстных встреч!

г. Ржищев
22 ноября 2020г.
9:30






               


Рецензии