Ночь Могущества

В телекомпании Актобе я работал оператором. В один из тёплых летних месяцев я поехал в командировку с редактором Жамандыком в Эмбенский район. Там был конезавод. Предполагалось о нём сделать передачу. В дни нашего там пребывания мне даже удалось снять аукцион. Из специальной будочки аукционист расписывал качества очередного жеребца, среди которых иногда проскальзывала фраза «он сегодня уже покрыл пять кобылиц, а – смотрите, в какой он ещё прекрасной форме».  Наверное, окончательная цена невольника во многом зависела и от этого.

Вечером, как обычно – в национальных традициях – юрта, водка, чай, беспармак. Водка, конечно, это уже из новых обычаев, которые привнёс в быт казахов Старший брат. Я не пил. Только чай. Ждал мясо. Слушал песни. У казахов застолье всегда сопровождается концертом-импровизацией. Многие умеют играть на домбре. И – почти все – поют.

К полуночи обессиленные гости отвалились от достархана. Стали располагаться на ночлег. Мне и шофёру Лёхе за юртой, под открытым небом, расстелили кошму. Жамандык остался в юрте играть в преферанс.

Я никогда не спал без крыши над головой. Всегда сверху, над – был хотя бы брезент палатки. А тут…

Я тогда подумал, что Гагарин был в космосе не первым.
Первыми были кочевники.
Потому что, когда ты в степи, в удалении на сотни километров от заводов и пыли городов, ты можешь оказаться в космосе, если просто ночью ляжешь на землю и посмотришь в небо. Глубокое, где звёзды не на привычной чёрной плоскости, а – прямо перед тобой. И сбоку. И сзади. Ты – среди них… Но в этом космосе, в отличие от гагаринского, есть воздух. Свежий и чистый. Наполненный запахами степных цветов и трав. Один вдох такого воздуха продляет жизнь на тысячу и одну ночь.
Лёха быстро уснул, а я не мог.

Я первый раз вышел в открытый космос и – не мог. Слишком сильное было впечатление.
Мне казалось, что в эти мгновения со мной разговаривает Вселенная. А я – разговариваю с ней. Такой у неё диалог со мной, человеком, маленькой песчинкой. Атомом в мировом пространстве. Который для неё – такая же песчинка, как и любая другая звезда…

И я не заметил, как пролетела ночь. Безветренная. Она не была ни жаркой, ни холодной…

Небо посветлело, и из-за края горизонта показалось солнце. У него совсем не было лучей, ровный неяркий диск, медленно проникающий из земли  в утренний небосклон.
В голове было ясно и чисто, как будто ночью меня подключили к источнику волшебной энергии. И мне даже показалось, что я могу полететь. Но я не полетел. И даже не встал и не пошёл никуда. В моей голове внезапно возник голос. «Ты видел Ночь Могущества! Ночь Могущества! Три желания твои могут быть исполнены. Любые три желания!..».

Мистика? Надышался я, видимо степного чистого воздуха. Передышал… Ну, и ладно. Это, конечно, всё неправда, мираж после такой фантастической ночи. Кто такому поверит? Можно, конечно – так, на всякий случай, проверить. Три желания – они всегда есть. Их вообще-то больше. И они, пока человек живёт, не кончаются. Но, ладно – пока пусть будет три.

И я загадал.

А потом пришёл Жамандык, сказал, что нужно собираться домой. По дороге обратно мы ещё что-то снимали, обедали, даже немного поругались, и я о странных своих ощущениях совсем забыл.

В субботу ко мне пришёл друг Денис. Он работал в милицейских органах, и я не удивился предложению служивого человека поехать за город и пострелять по мишеням. Денису на работе выдали несколько пистолетов и ящичек с патронами, чтобы их он у себя дома посохранял. Он не спрашивал, зачем. А ко мне заехал, чтобы за компанию со мной пострелять.

Мы захватили с собой консервные банки, бутылки.
Поехали через Растсовхоз на Карагачку. Карагачка – это были три берёзовых лесочка в степи за посёлком нашего детства, которые протянулись к речке Илек, укрывая среди корней и листьев безымянный ручей. Там не было ни одного карагача. Рощицы-лесочки – из берёз, которые издали смотрелись нарядными кудрявыми букетами, а вблизи состояли из искривлённых, изогнутых ледяными степными ветрами, деревьев. И почему они назывались «карагачкой» – никто не знал. Так же, как не знал никто, почему глубокое и молчаливое озеро возле Растсовхоза называлось «Крокодильским»…

В пятидесятые годы на Карагачку жители посёлка, пока не обзавелись своими приусадебными участками, ездили за щавелем. Их свезли и укомплектовали в совхозе из разных уголков Казахстана, где были места лагерей и ссылок. Почти всегда хотелось кушать. И на Карагачку ездили за щавелем. Тоже еда…

В обычное время окрестности Карагачки были совершенно безлюдными. Можно стрелять без опасений во все стороны, устраивать оргии при ярком дневном освещении – и не увидит никто и не узнает. Степь да степь кругом. Зелёная, чуть усыхающая травка с бесчисленными мелкими, почти незаметными, цветами. У каждого свой запах. А их смесь – эликсир жизни. На Кавказе вино. В степях Казахстана – аромат летних трав.

Мне, как, наверное, и каждому мужчине, хочется стрелять. И – нравится. Нет, это не связано напрямую с убийствами.  Убить живое существо – это совсем другое. Но – разбить на расстоянии бутылку, банку из-под пива. Из-под «Завтрака туриста»…
Мы с Денисом на кочках и бугорках расставили наши мишени. Отсчитали пятьдесят шагов.
Денис набил обоймы патронами. Провёл со мной короткий инструктаж. Чтобы я никого во время наших забав не застрелил. Ну, там – пистолет на предохранитель. Дуло вверх, в сторону от всех людей.
Потом стали стрелять.
И я показал хорошие результаты. Даже, когда мы стали рассматривать наши банки – отличные. Дело в том, что, когда пуля попадает в консервную банку, тонкостенная мишень остаётся на месте. Пуля проходит сквозь. Дырка – и всё.
И вот, когда мы осмотрели наши банки, выяснилось, что я кругом попал. Кругом были дырки.
Про Дениса не говорю. Он, по сравнению со мной, был профи. Он и всё разбил, и всё прострелил и вообще всех победил.

Мы оба испытали от стрельбищ глубокое удовлетворение. Спорт для настоящих мужчин. Правда, оглохли. Не было у нас ни берушей, ни специальных наушников.
Поехали ко мне домой и по случаю выпили.
Настоящие мужчины после того, как потаскают мешки, выкопают картошку, удачно подерутся или постреляют, всегда так делают.

Потом Денис ушёл, а один пистолет у меня в квартире забыл. Почему-то «Вальтер». Мы из Макарова стреляли, а на диване остался «Вальтер». И – две коробочки патронов…

А ночка тёмная была…
Летняя ночь.
Я в подъезде двухэтажного дома. Времени где-то к двум часам. На второй этаж деревянная лестница. Это где-то у нас в жилгородке. Типовые двухэтажки для металлургов…
Они должны прийти вот-вот… Сотрудники НКВД… Они всегда приходят ночью. Аки тати…
В этом доме, на втором этаже, ничего не подозревая, спят, ещё живые «враги народа». Время – после войны. Но, пока жив «Отец народов», аресты всех подряд продолжаются. Аресты и расстрелы.

И я – здесь. В этом же подъезде. Переместился из моих восьмидесятых сюда, где уже кончилась война с фашизмом, но за коммунизм продолжалась.
Для этого нужно было убивать уже не чужих, не фашистов, а своих граждан.

И я здесь.
И у меня «Вальтер». И две обоймы патронов.

Ночь Могущества…
Я загадал свои три желания. Почему-то сразу, не задумываясь.

Я много раз представлял себе эту картину: глухая ночь, к подъезду жилого дома подъезжает машина. Из неё по-деловому выходят убийцы в форме сотрудников НКВД. В то время все убийцы носили форму сотрудников НКВД. По одному, быстрым шагом проходят в подъезд. Видно, что процедура отработана до мелочей. Не в первый раз. Бодрыми шагами, все – одетые с иголочки, в новеньких сапогах проходят к лифту, лестнице. Резво – один за другим, начинают взбегать по лестнице. Молча поднимаются в лифте. Потом стучат в дверь…

Так – по всей стране…

Заходят в квартиру, поднимают с постели перепуганных стариков и взрослых. Детей. Переворачивают всё вверх дном…
Потом выводят из квартиры.

В ад и в смерть.

Так – по всей стране.

И я представлял себе… Много раз представлял: вот, поднимаются эти уроды, эти палачи по лестнице. Как правило, идут они арестовывать людей, совершенно беззащитных. Им самим не грозит ничего. Но они все – с деловыми, сосредоточенными лицами. Почти герои. Эти палачи – «исполняют» долг перед Отечеством». А, точнее – перед самым Главным Уродом в стране.

И я представлял себе…

Если бы у меня была возможность…

Если бы мне Господь дал такую возможность оказаться в ту минуту там, на лестничной площадке, с пистолетом…

И в Ту Ночь я сказал о трёх своих желаниях: хочу хорошо стрелять. Хочу оказаться там, тогда, когда поднимаются по лестнице и убить всех… И - вернуться…

Я поднял пистолет и выстрелил сразу в последнего. В того, который ещё поднимался по лестнице. Чтобы не успел убежать. Потом – в того, что шёл перед ним. И сделал несколько выстрелов по тем, кто уже собрался на лестничной площадке, чтобы звонить. По чистым костюмчикам.

Эти сволочи – они были все трусы… Они совсем такого не ожидали.
Ночь за ночью, они заходили в дома и выводили на смерть и в ад беззащитных людей. С чувством превосходства и правоты.
И тут – выстрелы!
Кто бы мог подумать!..

Я находился чуть выше лестничной площадки.
Я подошёл к каждому из этих щёголей в новых форменных костюмчиках. И в каждого сделал контрольный выстрел. В позвоночник.
Если кто и останется в живых – пусть мучается всю оставшуюся жизнь.

Потом я спустился вниз, вышел из подъезда.
Подошёл к машине, которая ожидала своих героев и арестованных.

Я постучал в кабинку и, когда дверца открылась, убил шофёра. Стрелял, разрядил в него всю обойму.

Кажется, всё…

Я вышел во двор.
Сел на скамеечку на детской площадке.

Нет!!!..

Ну, почему?
Почему я, когда раскрылись Небеса, и мне были дарованы три желания, почему я не попросил убийства, уничтожения ВСЕЙ этой нечисти?
Чтобы всех их…
Чтобы все они стреляли друг в друга, били деревянными колотушками по голове, снимали с рук кожу, как перчатки. Топили друг друга в нечистотах, привязывая камни к ногам, насиловали и убивали жён и дочерей своих же товарищей-палачей. Чтобы всё, что они творили с безвинными людьми – на их же головы!..

Нет!..
Я не хочу обратно!
Господи, не отправляй меня обратно, мне оно не нужно!
И не нужна мне совсем и моя жизнь – сделай то, о чём я подумал сейчас с таким опозданием!..

В полутьме я нашёл лужайку, упал навзничь, лёг в густую траву, стал смотреть в небо, где, как всегда, было полно звёзд. И я попытался заговорить с ними, как раньше. Когда я слышал их, а они слышали меня…
- Услышь меня, Господи!..

Я уже рыдал и кричал это в голос!..
Но…

Исполнение желаний не имеет обратного хода.
То, чего тебе однажды подарила Ночь Могущества, отредактировать уже невозможно…

И поэтому на следующее утро, в воскресенье, я проснулся снова в своих восьмидесятых. В своей квартире.

И в дверь зазвонил Денис. Мы выпили с ним чаю.
Мне хотелось водки.
А, почему бы и нет?..

Перед уходом друг вспомнил, что забыл у меня пистолет с патронами.
А патронов уже и не оказалось.

Мы оба удивились: оказывается, мы их все вчера расстреляли.

Пистолет почему-то уже был опять «Макаров».

Странно, ведь, я хорошо помню, что стрелял из «Вальтера»…


Рецензии
Вроде бы как у героя рассказа благие побуждения, но по-сути он мечтает стать таким же палачом, как и те, которых он застрелил. Мне кажется, право стрелять было у тех, за кем приходили, но не у нас... Хорошо бы, конечно, поднять архивы и провести справедливые суды над теми НКВДшниками, которые, возможно, еще живы. Ну, или даже не живы, потому что такие преступления не имеют срока давности. Хорошо бы, чтобы дети и внуки этих палачей узнали, что их отцы и деды были не герои, а трусливые шакалы. Но такое вряд ли возможно... Поэтому давайте загадывать желания мирные и несущие добро и мир людям!

С уважением и наилучшими пожеланиями,

Аркадий Журавлев   23.11.2020 11:47     Заявить о нарушении
Аркадий, вносить цензуру в наши мечты, желания... На то они и оторваны от реальности на несбыточное расстояние. Да, если по Закону... Да, если по справедливости...
"право стрелять было у тех, за кем приходили, но не у нас..." - не было у беззащитных людей права стрелять. По тогдашним законам. На их сторону могло встать только Чудо. Я и описал этот случай.
Конечно, документы... архивы, чтобы дети узнали... Вы рассуждаете так, как должно бы происходить в мире реальном. И я с Вами согласен.
Здесь же сказка.
В которой Иван-царевич отрубает голову трёхглавому Змею...

С уважением -

Александръ Дунаенко   23.11.2020 13:21   Заявить о нарушении
Согласен, Александр, юридического права у них не было, но моральное было - они могли бы защищаться.. но не защищались, да и оружие было мало у кого. Опять же, думали о своих близких, которым пришлось бы отвечать... А "сказка - ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок"... Сказка тоже, как мне кажется, должна подавать пример, указывать правильный путь, а Ваша сказка "заводит" на агрессию, как мне кажется. Иван-царевич сражается в равном бою, получая отпор, а ваш герой "мочит", как киллер. Иван-царевич освобождает кого-то там, несет добро, а ваш герой мстит.

Аркадий Журавлев   24.11.2020 11:00   Заявить о нарушении
В спорах, Аркадий, я никогда не могу побеждать. Могу, правда, возразить, что в поединок Иванушки со змеем никакого равенства не было. И его победа была, так сказать, заложена в программу. Потому что на его стороне и оружие и волшебная сила.
Но и тут, как мне кажется, Вы скажете, что аргументы мои несостоятельны. По-моему - "правильный путь" любой сказки - это победа добра над злом. И герои сказок в этой борьбе в средствах себя не ограничивают. Только Ваш Иванушка несёт добро, освобождая кого-то и отрубая-таки голову страшному змею. А мой отрубает неправильно, потому что из мести. И в том и в другом случае змею фатально не везёт.
Ну, да ладно...
С уважением -

Александръ Дунаенко   24.11.2020 19:07   Заявить о нарушении
Да я тоже не спорю, Александр. Просто высказал свое мнение.

С наилучшими пожеланиями,

Аркадий Журавлев   25.11.2020 11:13   Заявить о нарушении
Спасибо. Всего Вам доброго.

Александръ Дунаенко   25.11.2020 13:16   Заявить о нарушении