День святого Валентина

ДЕНЬ СВЯТОГО ВАЛЕНТИНА

         Похоронив после Нового года супругу Валентин Михайлович остался один.
Мужчина он был ещё не старый и уже три года отдыхал на пенсии.
По утрам положив в авоську чистую трёхлитровую банку, закрытую полиэтиленовой крышкой, он ходил в соседний ларёк за разливным порошковым молоком на котором варил свою любимую рисовую кашу, обильно взбадривая её подслащённым норвежским топлёным маслом.
«Ничего, ничего» – бурчал он себе под большой крючковатый нос, облизывая края тарелки – будет и на моей улице праздник, не век же мне одному корячиться.
         Дядя Валя был человеком целеустремлённым, но не решительным, себя представляясь почему-то называл морским волком, носил потёртую капитанскую фуражку, хотя сам никогда во флоте не служил и в морских делах замечен не был. До выхода на пенсию работал бухгалтером. И была в дяде Вале одна катастрофическая беда, он панически боялся мышей и прочую мелкую хвостатую тварь, а уж о крысах в его присутствии даже и не намекай. Когда он слышал слово «крыса» его широкий морщинистый лоб мгновенно покрывался испариной, дядю Валю начинало легко знобить, нервно промокая со лба конденсат носовым платочком, он махал руками и спешно удалялся в неизвестном направлении.
          Валентина Фёдоровна работала в гастрономе «Рыба-мясо», куда дядя Валя частенько приходил за продуктами. Валентина тоже была женщиной одинокой. Поправляя пухлой ручкой с холёными пальчиками белоснежный
накрахмаленный колпак на кудрявой голове, она то и дело сердобольно жаловалась покупателям: «Вот ведь, люди добрые, и не старая я хоть и в возрасте уже и готовлю прекрасно, а засиделась в девках…».
Как и многие одинокие женщины Валентина имела свою слабость.  – Она разводила дома в диване хомячков. Хомячки любили её и по утрам вылезая из дивана царапаясь по простыне прыгали к ней на одеяло. Неописуемое чувство семейного счастья охватывало хозяйку в эти волшебные минуты. Лаская за ушками своих сереньких и рыженьких питомцев, она приговаривала: «Сладенькие вы мои, маленькие…».
           Дядя Валя стал присматриваться к Валентине.
Стоя в очереди, он украдкой заглядывал в её большие зелёные глаза, покупал триста граммов колбасы «докторская» и молча уходил.
Так продолжалось пока Валентина сама не спросила его: «Разведённый, никак?»
Дядя Валя отрицательно покачал головой: «Вдовый я, матушка, вдовый».
«Чего же, так-то?» – протянула с улыбкой Валентина – такой дядечка положительный и один?
«Не берут» – поперхнулся дядя Валя – срок годности кончился.
Сверкнув на свету большой магазинной люстры золотыми коронками на передних верхних резцах Валентина рассмеялась в голос: «Вот беда-то какая, не берут его, возьмут если захочешь с превеликим удовольствием возьмут!»
Дядя Валя почувствовал, как по его щекам гуськом побежала мелкая дрожь.
«Да, я и сам ведь не против того, красавица» – крякнул он, взволнованно зачёсывая пятернёй поредевшие седые волосы.
«Жду!» – сказала Валентина…
           Вечером приняв ванну и обильно освежив тело одеколоном «Мустанг», надев свежие кальсоны и тельняшку дядя Валя направился на любовное свиданье.
Выходя за дверь квартиры, он подумал, ох ты, сегодня четырнадцатое февраля – день святого Валентина. Я Валентин, она Валентина. Судьба, однако!
           Небольшой кухонный стол в квартире Валентины был накрыт просто, но со вкусом.
   «Молодые» выпивали вино «Саперави», оценивающе глядя друг другу в глаза.
Горячие рыбные котлеты из минтая и салат с ливерной колбасой, майонезом и луком напомнили Валентину Михайловичу о семейной жизни.
«Хорошо у тебя, Валентина, по всему видать хозяюшка ты славная!»
Смущённо опустив глаза Валентина выдохнула чуть слышно: «Да и не говори, Валя, только кому это нужно, кто это всё поймёт да оценит?»
«А я, что не мужик что ль? – крякнул дядя Валя – оценю, что ты, а как же иначе, голубушка ты моя, идём по курсу!»
  «Вот и оценивай» – неотразимо сверкнув золотыми серёжками с придыханьем протянула Валентина и удалилась стелить постель.
           В маленькой спальне с весёлыми обоями они лежали молча на кровати не касаясь друг дружку телами.
Поцеловав дядю Валю в солоноватые от закуски губы Валентина прошептала: «Ты, Валя, тельняшку то снимай, только не торопись, прелюдию соблюдай, чтобы всё между нами, как у молодых порядочных людей начиналось, ну как в романах про любовь…».
Дядя Валя трижды перекрестился: «Господи, помоги и помилуй...»
          Свесив с кровати руку, хозяйка вдруг почувствовала, как её мизинец играючи покусывает вылезший из дивана соскучившийся по ней за день хомячок. Она нежно взяла любимого питомца на ладошку и со словами: «Смотри, милый, какой он у нас хорошенький» – положила хомяка на грудь Валентину Михайловичу.
          Точно разряд молнии прошил влюблённое сердце дяди Вали – насквозь.
С криком: «Крыса!» – он бросился бежать в прихожую белея в сумерках трясущимся задом.
         «Куда же ты, дорогой!?» – обескуражено вопрошала ничего не понимающая Валентина – это же Персик, мой хомячок!
Но дядю Валю ничто уже не могло остановить.
Наскоро одевшись, он крикнул с порога растроганной женщине: «Баста! Дальше не поплывём, ничего у нас не выйдет…»
      
               


Рецензии