Письмо из-под небес

Письмо из-под небес

Пора окунуться в 1942 год, но… сдается мне, что чувство недоделанного еще долго будет преследовать меня и это только радует. Это чувство возникло не от неожиданно всплывшей информации. Не могу сказать, что я об нижесказанном вообще ничего не знал, но признаюсь, что не приходило почему-то в голову до этого сопоставить частности и объединить все в нечто целое…

Недавно в ленте «Одноклассниках» попалась на глаза заметка моего новоявленного друга Валерия из Воронежа, позаимствованная им на сайте «Поисковое движение России», следующего содержания:

«В Тверской области установлено место падения советского бомбардировщика времен Великой Отечественной войны.
 
В ходе полевой поисковой экспедиции сводного поискового отряда Тверского регионального отделения «Поискового движения России» под руководством Виктора Макарова, командира поискового отряда «Земляки» (город Кувшиново) на территории Кувшиновского района Тверской области, сводной группой было установлено место падения советского бомбардировщика времен Великой Отечественной войны ДБ-3Ф. Группа работала по данной авиакатастрофе на протяжении ряда лет, участники экспедиции собрали архивные материалы, было проведено активное взаимодействие с экспертами по авиапоиску, местными жителями и краеведами.

Место падения самолёта удалось установить участнику выхода, поисковику Сергею Филиппову по информации Надежды Толпегиной, жительницы Кувшиновского района. На месте проведения работ обнаружены фрагменты боевой машины. В настоящее время идёт большая работа с массивом собранных архивных материалов и поднятыми в ходе экспедиции фрагментами самолёта. Конструктивную помощь Тверским поисковикам оказывают коллеги по авиапоиску Илья Прокофьев, Александр Коноплёв из Татарстана, Сергей Катков, Кирилл Чекмарёв из Москвы, Фёдор Пущин из Нарофоминска, а также Вячеслав Воробьёв, профессор филиала РГУ им. А.Н. Косыгина в городе Твери.

По мнению экспертов, данный самолёт 42-го дальнебомбардировочного авиационного полка, ДБ-3Ф (№1122, с моторами М87б №1065 и 1023) не вернулся с боевого задания 16 ноября 1941 года. По журналу боевых действий 42-го дальнебомбардировочного авиационного полка 16 ноября 1941 года не вернулся с боевого задания один самолёт сержанта Новожилова. Погибли три члена экипажа.

Состав экипажа:

Новожилов Николай Вячеславович. Сержант. Летчик 42-го дальнего бомбардировочного авиационного полка. 19 августа 1944 года Николаю Васильевичу присвоено звание Героя Советского Союза, с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда». Умер Герой Советского союза 17 апреля 1993 года, похоронен на Преображенском кладбище в городе Москве.

Машталов Евгений Васильевич. Лейтенант. Штурман звена 42-го дальнего бомбардировочного авиационного полка. Погиб 16 ноября 1941 года в боевом вылете на самолёте ДБ-3Ф. Похоронен в деревне Иловицы Есеновичского (ныне Кувшиновского) района Калининской (ныне Тверской) области. В настоящее время место захоронения утеряно. Посмертно в 1942 году награждён орденом Красной Звезды.

Козин Николай Григорьевич. Старший сержант. Воздушный стрелок-радист 42-го дальнего бомбардировочного авиационного полка. Погиб 16 ноября 1941 года в боевом вылете на самолёте ДБ-3Ф. Похоронен в деревне Иловицы Есеновичского (ныне Кувшиновского) района Калининской (ныне Тверской) области. В настоящее время место захоронения утеряно.

Орешкин Николай Егорович. Младший сержант. Воздушный стрелок 42-го дальнего бомбардировочного авиационного полка. Погиб 16 ноября 1941 года в боевом вылете на самолёте ДБ-3Ф. Похоронен в деревне Иловицы Есеновичского (ныне Кувшиновского) района Калининской (ныне Тверской) области. В настоящее время место захоронения утеряно.

В ходе экспедиции особо отличились Сергей Филиппов и Андрей Орлов (поисковый отряд «Земляки»), Илья Сильчук и Андрей Ионов (поисковый отряд «Исток»), Денис Канарейкин (поисковый отряд «Тверичи»), Анатолий Лукашов и Алексей Наследников (поисковый отряд «Поиск»). Сводная поисковая группа работает в рамках проекта Общероссийского общественного движения по увековечению памяти погибших при защите Отечества «Поисковое движение России» «НЕБО РОДИНЫ» и проектов «Солдаты Великой Победы. Калининский фронт», и «Историко-поисковая экспедиция Калининский фронт», получивших поддержку «Фонда президентских грантов».

Деятельность сводной поисковой группы в составе поисковых отрядов «Земляки» (город Кувшиново), «Исток» (посёлок Калашниково Лихославльского района), «Тверичи» (город Тверь), «Поиск» (Осташковский городской округ), «Русь» (город Старица) по данному самолёту и судьбам членов экипажа будет продолжена. Информационное сопровождение работ осуществляет эксперт Общественной палаты Тверской области Денис Канарейкин. Все работы проводятся с соблюдением требований и норм Роспотребнадзора».

Вспомнил, что еще в мае 2013 года, обнаружив «Именной список безвозвратных потерь начальствующего и рядового состава 36 ад ДД с 1 августа 41 г. по 1 апреля 42 г.» [ЦАМО, Ф. 58, Оп. 818883, Д, 1655], сделал на основе его таблицу потерь. И точно: Машталов, Козин и Орешкин значатся в ней под датой 16.11.41 г., а в главе «Нервные минуты в ночи над Москвой» о данном событии написал лишь на основании записи в ЖБД, в которой о потерях не сказано ни слова. Да и связи особой между сержантом Новожиловым и этими тремя погибшими, указанных в «Списке…», особо не прослеживается, и лишь потуги Валерия раскрыли более-менее полную картину этой трагедии. К тому же причиной потерь значится «банальное» - «Погиб при выполнении боевого задания», но ни как – «в результате вынужденной посадки», на что указанно в записи из ЖБД.

Из «Журнала боевых действий» узнаем, что 16.11.41 г. 42 ДБАП пятью экипажами вылетел на бомбардировку скопления противника в Великих Луках по маршруту ИПМ-Углич, ст. Бараново, Першиео, цель и обратно. В 10:47 с Н=400 м было сброшено 10 шт. ФАБ-100. Подожжен ж.-д. состав. Один самолет сел на вынужденную /сержант Новожилов/ [ЦАМО, Ф.: 20121, Оп.: 1, Д.: 37].

Сразу вспомнились слова летчика Василия Проценко: «Мы 455 ДБАП получили из Кировабадской школы пополнение из летчиков сержантов: К. Платонов, Н. Новожилов, Оганезов, Поликаев, Осипов и другие, к сожалению, фамилии всех не помню, знаю, что их было человек 12. Я их вывозил на ДБ-3. Хорошими пилотами были Платонов, Новожилов, Оганезов /См. «22 июня, ровно в 4 часа…Ч.I»/».

Из истории 36-ой ад ДД: «Рождение дивизии» в разделе «В боях за Москву» читаем: «Положение на Калининском фронте становится крайне опасным. 14 октября враг ворвался в город и овладел мостом через Волгу. Предстояло разбомбить эту важную переправу. Немцы, понимая важность переправы, стремились любой ценой удержаться на занятых позициях.
      
Первые попытки бомбометания не привели к желаемым результатам.
      
Наше командование понимало важность своевременного разрушения переправы. Был такой эпизод. Командир звена младший лейтенант Маркин Александр Дмитриевич просил у командира ДБАП майора Трехина Николая Васильевича разрешения врезаться в мост самолетом с полной бомбовой загрузкой без членов экипажа. Командир полка отказал в такой просьбе.
      
Примерно 18 октября задачу по разрушению переправы решили экипажи, командирами которых были Бирюков Серафим Кириллович и Новожилов Николай Вячеславович».

Да и из книги Бочкарева П. П. и Парыгина Н. И. /Годы в огненном небе: (Авиация дальнего действия в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.) — М.: Воениздат, 1991/ знаем, что «16 октября командир эскадрильи 455-го авиаполка старший лейтенант Серафим Бирюков получил задачу разбомбить мост».

Из воспоминаний Бирюкова С.К.: «Сержант Новожилов Николай Вячеславович (полковник, Герой Советского Союза) прибыл в наш полк летом 1940 г. после окончания Кировабадской школы летчиков. Он был назначен летчиком в звено, которым командовать было поручено мне. Новожилов имел очень хорошие летные качества, быстро освоил самолет Дб-3а, очень хорошо летал днем, ночью, строем. Его экипаж отлично выполнял все полетные задания. Первое боевое крещение Новожилов получил при выполнении боевых полетов в августе 1941 г. на объекты Ирана с аэродрома Кировабад (Закавказье)».

Это наталкивает на мысль, что сержант Новожилов никак не мог 16.11.41 г. выполнять боевое задание с экипажем 42 ДБАП, так как был из выше приведенного, якобы, в составе 455 ДБАП, и к тому же из «ЖБД» узнаем, что «16.11.41 г. 455 ДБАП двумя бомбардировщиками вылетел на бомбардировку ст. Новосокольники. Возвратились из-за метеоусловий [ЦАМО, Ф.: 20121, Оп.: 1, Д.: 37]. 

Но глава «Мужество и отвага экипажа Новожилова» из «Истории 171 гвардейского Краснознаменного Смоленско-Берлинского авиаполка АДД» в разделе «Защита Москвы» расставляет все точки над «I» /см. «133 авиадивизия вступила в бой. Ч. I/:

«В горячую пору боев осенью 1941 года, в один из хмурых дней, звено под командованием Горбунова взлетело бомбить танки и живую силу противника на подступах к Москве. Левым ведомым шел тов. Новожилов, правым - тов. Романов.

В этом полете мужество и отвагу проявил экипаж тов. Новожилова.

Над целью, при атаке истребителей, самолет был сильно поврежден. Бензиновые баки пробиты, фюзеляж, кабина стрелка-радиста были изрешечены пулеметными пробоинами. Более 100 пробоин насчитали в самолете Новожилова. Горючего было на исходе. Из пробоин баков оно почти все вылилось в воздухе.  Моторы работали с перебоями. До своего аэродрома было еще далека. Была пробита трубка противовеса рулей глубины, что грозило самолету свалится в отвесное пике. Стрелок Харченко / Харченко Антон Митрофанович, 1920 г.р./ проявив сообразительность, поддерживая двумя руками перебитую трубку, готовую отломится от разных эволюций самолета, и держал ее до самой посадки. Но пилот старший сержант Новожилов, штурман лейтенант Машталов, стрелок-радист Селезнев - все были полны решимости продолжать полет и прийти на свой аэродром. Экономя горючее, выработав остатки бензина из пробитых баков, тов. Новожилов дотянул до аэродрома и хорошо справился с посадкой».

Из «ЖБД» уточняем, что «18.10.41 г. 455 ДБАП 10 бомбардировщиками вылетел на уничтожение шоссейного моста через реку Волга у Калинина по маршруту: ИПМ- оз. Плещево, цель, КПМ-Юрьев Польский. В 10:05 с Н=800-1100 м было сброшено 6 шт. ФАБ-500 и 17 шт. ФАБ-250.Задача выполнена. Мост разрушен экипажами Орлова и Бирюкова. Над целью были обстреляны сильным огнем ЗА и атакованы истребителями Ме-109. Три истребителя противника сбито стрелками–радистами: Ермиловым, Акимовым и Пеньковым. Потери личного состава составили: 1 летчик, 2 штурмана, 3 стрелка-радиста и стрелка. Из матчасти потеряно 2 самолета. Общий налет составил 18 часов 00 минут. [ЦАМО, Ф.: 20121, Оп.: 1, Д.: 37]».

Выходит, что Новожилов к разрушению моста через Волгу в Калинине не причастен и в это время он летал в составе 42 ДБАП. Да и Василий Проценко в своих воспоминаниях исказил порядок событий: он вывозил новоприбывших летчиков из Кировабадской летной школы до формирования 455 ДБАП из 42 ДБАП.

Выяснить какие-то подробности трагедии от 16.11.41 г. так и не удалось, но вот цитата: «В горячую пору боев осенью 1941 года, в один из хмурых дней, звено под командованием Горбунова взлетело бомбить танки и живую силу противника на подступах к Москве. Левым ведомым шел тов. Новожилов, правым - тов. Романов», поспособствовала обратиться к еще одному историческому артефакту – летной книжке штурмана Прокудина, которая выпала из поля моего зрения и только ждала момента, чтобы о себе напомнить. Ее мне любезно предоставила с другими документами из семейного архива дочь Прокудина, Людмила Алексеевна Малькова (Прокудина).

Но начну с одной легенды, которая оказалась совсем не легендой, а имеющим место событием… правда, когда оно случилось, попытаемся догадаться…

Летом 2017 года «Серебряные Пруды впервые посетили Л А. Малькова, дочь Героя Советского Союза, штурмана эскадрильи 108-го авиационного полка 36-й авиационной дивизии 8-го авиационного корпуса Авиации дальнего действия, майора А.Н. Прокудина, который воевал в составе экипажа вместе с уроженцем Серебряно-Прудского края, Героем Советского Союза капитаном летчиком П.И. Романовым, и руководитель музейного комплекса средней школы № 2129 имени П.И. Романова г. Москвы А.А. Бойко».

Журналист Серебрено-Прудского Вестника Владимир Егоров уже в конце беседы с Людмилой Алексеевной неожиданно задал вопрос, мол, правда, что в войну, пролетая над Серебренными Прудами, Романов сбросил фанерку-письмо матери?

Ответ был молниеносным:

- Правда. Папа неоднократно, чуть ли ни со слезами на глазах, рассказывал об этом случае. Они с Петром Романовым договорились, если по случаю маршрут будет пролегать близко к Серебренным Прудам, довернуть и сбросят письмо. Неожиданно такой случай представился, а готового письма не оказалось. Папа отодрал фанерную крышку от ящика с «энзе» /ящик с небольшим запасом необходимого: спички, сгущенка, шоколад, галеты, при случае вынужденной посадки при неблагоприятных обстоятельствах. Авт.-сост./, и написал химическим карандашом: «Жив. Здоров. Целую. Петр» и указал кому это адресовано. И, пролетая над Серебреными Прудами, Романов снизил высоту, а папа эту фанерку сбросил. Потом выяснилось, что «письмо» дошло до адресата.

В папке «Романов» историка Сергиенко есть школьная тетрадь, где его рукой написано по этому случаю следующее: «…В последнем письме <Петр Романов> писал: «Я буду лететь над Серебренными Прудами и сделаю 3 круга, что будет условный знак».  Елизавете очень хотелось увидеть самолет Петра, но ей не повезло. Петр дал знать, что пролетел над Серебренными Прудами. С самолета он сбросил небольшую фанерку. Петр был очень догадлив, он подумал: «Если сбросить с самолета письмо, оно может размокнуть или далеко отлететь. Фанерка отлетела на 7 км. Она была найдена <жителями Серебряных Прудов> и отдана в милицию. Рассмотрев фанерку сотрудники милиции отдали ее Елизавете Григорьевне. Петр был очень внимателен, на дощечке он передал привет не только своей племяннице, но и всем землякам».  Вот так факт начал обрастать несуществующими «подробностями».

А откуда мог об этом узнать журналист Егоров? Оказывается, на 35-летие Победы от московского шарикоподшипникового завода, на котором до призыва на военную службу работал слесарем Петр Романов, в Серебренные Пруды была направлена делегация. Именно тогда Елизавета Григорьевна, дочь второго мужа матери Петра Романова, и поведала про этот случай и передала эту фанерку в музей завода. Время «фанерное письмо», увы, не сохранило, а сам случай превратился в легенду.

В папке «Прокудин» историка Сергиенко есть запись его беседы с Алексеем Николаевичем, когда историк по случаю гостил в семье Прокудиных, собирая материал о ГСС АДД. И там остался отголосок о «фанерном письме»: «Серебряные Пруды под Москвой. Кто-то из родственников <Петра Романова> там жил. Написали на дощечке и решили сбросить, когда пролетали мимо. Летали с Ярославля». А это уже зацепка!

Согласно «Выписки из форм», копия которой есть в архиве Сергиенко, в разделе «28 Гвардейского бомбардировочного авиационного Смоленского Краснознаменного полка» узнаем, что 42 ДБАП /он же 28 Гв. БАП/ с октября 41-го по март 42-го летал с Ярославля. Внимательно изучая ЖБД 133 авд того времени, обнаруживаем, что боле удобного маршрута для доворота до Серебренных Прудов, чем маршрут от 13 ноября 41 года и не придумать. Это чуть ли не единственный вылет полка на тульском направлении и Серебренные пруды просто не миновать. В основном на боевые задания летали через север в калининском направлении.   

И так из ЖБД: «13.11.41 г. 42 ДБАП двумя бомбардировщиками вылетел на бомбардировку мотомехвойск противника в районе Луквицы, Поповка, Изволь, Павшино по маршруту ИПМ-Кольчугино, <Л…нево>, Павшино и обратно.  В 9:37 с Н=4200 м было сброшено 10 шт. ЗАБ-100, 24 шт. АО-25. Отмечены прямые попадания. Сержант Романов сел вынуждено в Борисоглебской слободе в 14:00. Обстреляны ЗА. Самолеты имеют пробоины. Общий налет 9 часов 36 минут [ЦАМО, Ф.: 20121, Оп.: 1, Д.: 37]».

Согласно летной книжки штурмана Прокудина: «13.11.41 г. Боевой вылет. Днем. Налет: 4 часа 30 минут».

Надо заметить, что после боевого вылета 13.11.41 г. следующий согласно летной книжке штурмана Прокудина состоялся лишь 30.11.41 г., а в «традиционном персональном листочке» с кратким перечнем значимых биографических вех военного времени на Петра Романова есть такой весьма странный пункт: «пилот 42 ДБАП 15.3.41 /закончил кировабадскую летную школу/; командир взвода 643 БАО 20.12.41 /???/; летчик 42 ДБАП 18.3.42». Выходит, по каким-то причинам сержант Романов был отстранен от летной работы?

Просматривая газетные публикации советского времени на Романова и Прокудина, которые предоставила Людмила Алексеевна и которые оказались в папках историка Сергиенко, нетрудно заметить, что особо значимыми боевыми вылетами того времени у Романова были, совершенные 13.11. 41 г. и 7.12. 41 г., а у Прокудина – 7.12.41 г. и разрушение ледового покрова на реке Волга в районе Калинина, используемого немцами для переправы где-то в конце декабря 41-го. 

Если сличить описание штурмана Прокудина боевого вылета на разрушение ледового покрова на Волге под Калинином, которое приводится ниже, и боевого вылета сержанта Новожилова, описанного в главе «Мужество и отвага экипажа Новожилова» из «Истории 171 гвардейского Краснознаменного Смоленско-Берлинского авиаполка АДД» в разделе «Защита Москвы», то неожиданно можно прийти к выводу, что эти два описания – суть одного и того же события: описания обоих только дополняют друг друга!

И так штурман Прокудин вспоминает: «В авиацию попал по приказу Ворошилова. Учился в Одесском пехотном училище.  По окончанию попал в Котовск, был командиром пулеметного взвода. Готовил командиров отделений. Поступил приказ Ворошилова: отобрать по здоровью из таких как я кандидатов для обучения в летных училищах. С конца 38-го по февраль 40-го был слушателем 2-го авиаучилища летнабов в Чкаловске.  После окончания училища был направлен на аэродром Кречевицы. В то время шла Финская в война. Как неопытных посадили в качестве воздушных стрелков понюхать пороха. Стрелков тогда не хватало. Совершил 6 боевых вылетов за стрелка. Постоянного экипажа не имел, подсаживали каждый раз к разным. К первому вылету готовился со штурманом Иваном Морозовым. Я готовил маршрут.  Летели тогда на Дб-3. Мой первый вылет был на Выборг – это случилось 26.2.40 г. Поставили «ШКАС» в хвосте, и я за него залег. Летели днем, ЗА стреляло слабо, истребителей противника не было. Летали звеньями, никто нас не сопровождал. Погода была хороша. 

После окончания войны с финнами перебазировались в г. Кировабад. Тренировались, набирались опыта. О войне с Германией узнали по радио. По этому случаю объявили тревогу. Жили мы тогда в палатках. Как нас информировали, была угроза Закавказью и с 25 августа летали бомбить военные и промышленные объекты в Иране. Летали в дневное время звеньями и девятками.  Никакого зенитного огня не наблюдали. Все 4 боевых вылета совершил в составе 3 АЭ с экипажем Романов – Прокудин –Косых – Шарапов. Командиром 3 АЭ был Плескачев.

В октябре перелетели под Ярославль. И стали действовать с ярославского аэродрома в дневное время и без сопровождения истребителей. Защищали Москву на ближних и дальних подступах.

7 декабря 1941 года мой экипаж летал на бомбардировку ж.-д. Смоленск – Ярцево. Подошли к Ярцево, но состава не обнаружили. Отошли в сторону. Минут через 10 наконец-то увидели состав – вагонов 30-35. Зашли по углу 45° и с высоты 600 м отбомбились десятью бомбами ФАБ-100, сбрасывали их частями, не доходя до ж.-д- путей, перекрыли составу дорогу и дальше уже бомбили по вагонам.  Часть вагонов загорелось, другая часть слетела под откос. Сделали круг, посмотрели на результат бомбометания: вагоны горят, валяются, все исковеркано. На обратном пути никого не встретили, да и облачность была в 10 баллов.

Часто летали бомбить Брянск, аэродром Сеща. С Сещи немцы в основном летали на Москву. На Брянск шли военные эшелоны, немцы все, что могли, стягивали к Москве. За всю войну не видел ни одной цели, защищенной, как Брянск и Сеща. Стояло 3 кольца крупнокалиберной ЗА. На Сеще еще были истребители. Вокруг зенитные батареи, прожекторные искатели и держатели. Приходилось очень тяжело, чтобы отбомбиться. К нам приехала комиссия во главе с Гурьяновым. Он говорил, что многие погибли и спрашивал нас: какой из этого выход и что делать? К этому времени я уже имел 22 боевых вылета, летал с различными экипажами. Гурьянов обратился ко мне – как вы летаете? Я ответил – старые экипажи должны на цель заходить первыми. Они могут маневрировать, имеют опыт. Когда по ним откроют огонь, маневрируя, они отвлекут на себя зенитный огонь, а молодые в это время должны идти сзади и выполнять задание. Так и стали делать. Потерь стало меньше. Часто нам приходилось освещать аэродром Сеща, т.к. его было трудно найти.

В декабре 41-го получил боевое задание бомбить лед на Волге справа и слева в районе Калинина у моста. Он не был уничтожен. Немцы думали, что мост заминирован, поэтому переправлялись по льду. Задание – разрушить ледяной покров на реке Волга полосой в 10 км с высот 4000 и 7000 м. В это время этот район патрулировали немецкие истребители. Они нас обнаружили и с остервенением стали атаковать. Помог финский опыт, мы пошли со снижением до бреющего. Они атаковали до самого Ярославля. Но истребители после 600 м не имеют маневра и угла прицелов.  Групповым огнем мы сбили один истребитель, поэтому они обозлились и так долго преследовали нас. Техники уже на земле насчитали на нашем бомбардировщике более 100 пулевых пробоин. В этом вылете я был с прежним своим экипажем в звене летчика Горбунова, который и был ведущим. Я его знал еще по Финской. Погода в тот раз была ясной и потрепали тогда нас хорошо».   

В папке «Романов» историка Сергиенко имеется фотоклон документального очерка Александра Журавлева под названием «Хозяин неба» из заводской газеты «За отличный Подшипник» за 29 октября 1963 года, процитируем его часть «На подступах к Москве»:

«13 ноября 1941 года младший лейтенант Романов вылетел на бомбардировку эшелонов врага в районе Смоленска. Погода стояла свежая, пасмурная. Долго шли в облаках, а когда сбросили бомбы, вокруг самолета закружились черные бутоны от разрывов зенитных снарядов. Прямым попаданием снаряда был разбит правый мотор. Самолет начал снижаться. Что делать? Под ними была земля, занятая врагом. Романов дал газ левому мотору, он взревел, как израненный зверь. Самолет пошел в горизонтальном полете. Порядок! Когда самолет сел на свой аэродром, летчики говорили: «Романов на характере и мастерстве долетел… Молодец, спас жизнь экипажу и машине…

 … 7 декабря 1941 года. Ранним утром была получена боевая задача: в паре с младшим лейтенантом Позднышевым бомбардировать железнодорожный эшелон на перегоне Смоленск – Ярцево.

Небо было закрыто сплошной облачностью. Она висела мощно с высоты ста метров серыми космами. Иногда валил густой, как хлопья ваты, снег.

Романов поднял свой бомбардировщик на высоту 2000 метров, где светило яркое до боли в глазах солнце. Штурман Алексей Прокудин передал:

- Под нами расчетная цель.
- Будем снижаться.

И Романов повел самолет в белую пелену облаков.

Шесть минут они шли в облаках и когда темной полосой мелькнула земля увидели блестящие нити железной дороги. Поезд мчался в сторону Москвы. Он был небольшой, всего 25 вагонов, охраняемые тремя зенитными пулеметами. Они сразу открыли огонь по самолету. На фоне серых облаков четко отпечатывались строчки светящихся снарядов.

Романов снова нырнул в облака и, зайдя с тыла накрыл эшелон бомбовым ударом. Летчики видели, как паровоз и 10 вагонов рухнули под откос, образовав море пожара.

20 июня 1942 года младший лейтенант Романов был награжден орденом Красной Звезды».

Да и штурман лейтенант Алексей Прокудин также был удостоен 20 июня 1942 г. этого боевого ордена, а представлялся он к ордену «Красного замени» еще 14 декабря 1941 г. с формулировкой:

«С 13.10.41 г. участвует в разгроме германского фашизма на Западном фронте. Он водил свой самолет в качестве ведомого и водил самостоятельно, подвергался сильному зенитному огню и атакован истребителями противника. Но не взирая на опасность, он презирает смерть, ведет самолет точно на цель и сбрасывал свой бомбовый груз на головы озверелому врагу. Так он выполнил уже 10 боевых вылетов. Были полеты, которые происходили в сложных метеоусловиях, но тов. Прокудин находил цель и, сбросив по ней бомбы, приводил самолет на свои аэродромы. Он не примерим к врагу и всегда имеет большое рвение в полет на полное и беспощадное уничтожение врага.»

Пришло время пролистать летную книжку штурмана Прокудина, участника битвы за Москву:

14.10.41 г дважды штурман Прокудин вылетал на боевые задания днем. Первый раз налет составил 3 часа, второй 2 часа 20 минут.  В этот день согласно ЖБД 42 ДБАП 12 бомбардировщиками вылетел на бомбардировку скопления мотомехчасти и танков противника на юго-западной окраине г. Калинин и по дороге Старица – Калинин. А одним звеном на бомбардировку аэродрома Калинин.  Второй раз 42 ДБАП 14 бомбардировщиками совершил боевой вылет на бомбардировку дороги г. Калинин – Старица.

15.10.41 г. 42 ДБАП 12 бомбардировщиками вылетел на уничтожение мотомехчасти противника в районе Лотошино, Мекулино – Городище. Задание выполнено одним звеном. Остальные вернулись из-за плохих метеоусловий, в том числе и экипаж, в котором летел штурман Прокудин. Согласно его летной книжке налет составил 1 час 20 минут.

17.10.41 г. экипаж со штурманом Прокудиным в составе 10 бомбардировщиков 42 ДБАП днем вылетел на бомбардировку мотомехчастей и танков противника в районе Лотошино. Налет составил 2 часа 25 минут.

18.10.41 г. экипаж со штурманом Прокудиным в составе 8 бомбардировщиков 42 ДБАП вылетел на разрушение шоссейного моста через реку Волга у Калинина. Задание выполнено. Отмечены прямые попадания. Мост разрушен. В районе цели атакованы группой истребителей противника: 11 шт. Ме-109 и 2 шт. Ме-110. Сбито три Ме-109 стрелками-радистами: Менис, Болдин и Селезнев. Потери личного состава составили: 2 летчика, 1 штурман, 4 стрелка-радиста и стрелка. Из матчасти потеряно 2 самолета. Налет штурмана Прокудина составил 2 часа 30 минут.

23.10.41 г. Дб-3ф, на котором в этот день летал штурман Прокудин,  в составе трех бомбардировщиков 42 ДБАП вылетел на бомбардировку танков противника в районе Зуево, Выхново. Задание не выполнили: один самолет вернулся из-за отказа мотора, а два других по метеоусловиям из района Клина. Налет Дб-3ф Прокудина составил 2 часа 05 минут.

За октябрь 41-го с учетом перелета с Кировабада на новое место дислокации в Ярославле штурман Прокудин совершил 10 вылетов днем с налетом 25 часов 40 минут.

Начался ноябрь месяц. 5.11.41 г. днем экипаж Романова - Прокудин, опробовал моторы, видимо, после ремонта. Налет составил 35 минут, из них 10 минут в облаках.
 
6.11.41 г. экипаж штурмана Прокудин, в составе трех бомбардировщиков 42 ДБАП вылетел днем на уничтожение самолетов противника на аэродроме Сычевка. Отмечены взрывы и до семи очагов пожара. Максимальная высота полета была 3200 м. Налет экипажа составил 4 часа 15 минут.

7.11.41 г. 42 ДБАП тремя бомбардировщиками вылетел на бомбардировку самолетов противника на аэродроме Двоевка. Задание не выполнено, вернулись из-за метеоусловий, в том числе и экипаж штурмана Прокудина. Налет экипажа составил 2 часа 15 минут, из них 1 час 15 минут летели в облаках.

11.11.41 г. экипаж штурмана Прокудина в составе восьми бомбардировщиков 42 ДБАП вылетел на бомбардировку мотомехвойск противника и с целью зажечь г. Тихвин. Отмечено много очагов пожара. Один экипаж задание не выполнил /Горбунов/. Налет экипажа штурмана Прокудина составил 3 часа 40 минут.

12.11.41 г. 42 ДБАП восьмью бомбардировщиками вылетел на бомбардировку мотомехвойск противника в районе Тарутино, Курилово. Один экипаж задание не выполнил /Романов- Прокудин/, возвратившись на базу. Налет экипажа составил 1 час 30 минут.

13.11.41 г. 42 ДБАП двумя бомбардировщиками вылетел на бомбардировку мотомехвойск противника в районе Луквицы, Поповка, Изволь, Павшино. Отмечены прямые попадания. Сержант Романов /штурман Прокудин/ сел вынуждено в Борисоглебской слободе в 14:00. Обстреляны ЗА. Самолеты имеют пробоины. Налет экипажа составил 4 часа 30 минут.

30.11.41 г. Дб-3ф, штурманом которого был Прокудин, в составе двух бомбардировщиков 42 ДБАП вылетел днем на бомбардировку мотомехвойск противника на дороге Рогачев – Клин. Отмечено 9 прямых попаданий в колонну, которая еще была обстреляна из пулеметов. Над целью обстреляны огнем ЗА и ЗП. Налет экипажа штурмана Прокудина составил 2 часа 30 минут, из них 25 минут летели в облаках.

За ноябрь месяц 41-го штурман Прокудин совершил 7 дневных вылетов с налетом 19 часов 15 минут, из них 1 час 50 минут в облаках.

6.12.41 г. Дб-3ф штурмана Прокудина в составе двух самолетов 42 ДБАП вылетел на бомбардировать населенные пункты Рогачев, Сеньково и вынужден был вернуться на свой аэродром. Налет составил 50 минут.  В этот же день штурман Прокудин совершил еще один боевой вылет: два Дб-3ф вылетели на бомбардирование скопления войск противника в г. Клин. В результате бомбометания были вызваны взрывы и пожары в г. Клин. Налет штурмана Прокудина составил 2 часа 10 минут.

7.12.41 г. Экипаж Романов-Прокудин в составе двух самолетов 42 ДБАП вылетел на бомбардировку ст. Торопа, ж.-д. перегон Торопа, Западная Двина. В 11:50 с Н=500 м было сброшено 14 шт. ФАБ-100, 6 шт. ЗАБ-100, в результате чего были вызваны пожары на ст. Торопа, и были зафиксированы прямые попадания по ж.-д. полотну. Налет экипажа составил 4 часа 30 минут.

Следующие два вылета не зафиксированы в ЖБД 133 авд, но в летной книжке штурмана Прокудина они значатся.

9.12.41 г. Дб-3ф со штурманом Прокудиным вынужден вернуться на свой аэродром. Налет составил 3 часа 25 минут.
13.12.41 г. Дб-3ф со штурманом Прокудиным вынужден вернуться на свой аэродром. Налет составил 2 часа 10 минут.

14.12.41 г. Дб-3ф штурмана Прокудина в составе двух самолетов 42 ДБАП вылетел на бомбардировку ст. Идрица, Пустошка и ж.-д. перегона Новосокольники, Идрица. От прямого попадания разбито 7 вагонов и зафиксировано 8 прямых попаданий по ж.-д. полотну. Налет экипажа штурмана Прокудина составил 5 часов 10 минут.

28.12.41 г. 42 ДБАП двумя самолетами, в том числе и Дб-3ф штурмана Прокудина, вылетел на бомбардировку ж.-д. перегона на участке Невель – Полоцк. Из-за метеоусловий бомбардировалось ж.-д. полотно от станции Мостовая до ст. Ямцы. Было разрушено 30 м ж.-д. полотна. Налет штурмана Прокудина составил 4 часа 00 минут.

29.12.41 г. 42 ДБАП двумя самолетами, в том числе и Дб-3ф штурмана Прокудина, вылетел бомбардировать ж.-д. эшелоны и ж.-д. полотно на перегоне Великие Луки, Торопец. Между станциями Назимово и Мартисово прямым попаданием шести бомб по эшелону разбито 10-15 выгонов и разрушено 10-15 м ж.-д. полотна. Налет штурмана Прокудина составил 4 часа 30 минут.

За декабрь месяц 1941 года штурман Прокудин совершил 8 дневных вылетов с общим налетом 26 часов 45 минут.


Рецензии