Давайте встретимся снова

Отзыв на сборник новелл "Владивосток - Япония: два часа до встречи". - Владивосток: Дальиздат, 2020

                ДАВАЙТЕ ВСТРЕТИМСЯ СНОВА

                «Смотрят два разных человека друг на друга 
                и понимают, что идти им вместе ещё долго»      
                Елена Иконникова               

Книгу «ВЛАДИВОСТОК – ЯПОНИЯ: ДВА ЧАСА ДО ВСТРЕЧИ» подарил мне мой давний друг – Иван Владимирович Югов – один из авторов этой книги.
Она оказалась настолько интересной и содержательной, что я прочла её два раза подряд!

В передаче по ТВ в начале 80-х годов любимая моя актриса Ия Сергеевна Саввина давала интервью тележурналисту. Само интервью я не помню, но танка, которую прочитала Ия Саввина, запомнила на всю жизнь. Эту танка написал замечательный японский поэт Исикава Такубоку (1886-1912):
                *
В сердце у каждого человека,
Если только вправду
Он человек,
Стонет тайный узник –
Глухая тоска.
________________
И я стала вспоминать стихи этого поэта.
Вот одна из многих моих любимых танка Исикавы:
*
Застыли палочки в руке.
И вдруг подумал я с испугом:
О неужели, наконец,
К порядкам, заведённым в мире,
Я тоже исподволь привык!

Один из моих друзей - Анатолий Фёдорович Морозов - интересовался Японией, писал стихи, подражая танка и хокку. Он подарил мне тоненькую книжечку с биографией Такубоку.
Позже в Обнинске прошёл слух, что из Москвы приезжает преподавательница икебаны. Я и моя 14-летняя дочь стали ходить на эти занятия, проходившие в одном из помещений Дома культуры Физико-энергетического института (ФЭИ). В группе было человек десять (только женщины). На второе занятие преподавательница привезла из Москвы целую сумку тяжёлых игольчатых держателей для икебаны – кэндзанов, изготовленных на заказ в Москве. Кэндзаны в магазинах тогда не продавали. Кажется, и сейчас не продают. Прошло много лет, но я сохраняю две таких игольчатых подставки, изредка используя их для составления букетов.
На занятиях выяснилось, что для цветов без листьев самая подходящая ветка - от дерева туи. Несколько деревьев туи росли только возле нашего «Дома правительства». По городу тую не сажали почему-то. И я с дочкой, прихватив с собой ножницы, однажды приехали к «Дому правительства» в те часы, когда у чиновников закончился рабочий день, и потихоньку срезали несколько веток для занятий икебаной.
Один из авторов книги – Митио ВАДАМОРИ вспоминает, что Мокити Окада говорил о цветах: «Я разговариваю с цветами, стремлюсь понять и выразить душу цветка. Если этого не делать, цветы не будут счастливы».
В этот период увлечения японской культурой я прочла книгу В.Овчинникова «Ветка сакуры», а ещё позже Анатолий Фёдорович сделал мне второй подарок - книгу «Записки у изголовья» Сэй- Сёнагон в переводе Веры Николаевны Марковой (1907-1995) - русской поэтессы и переводчицы, филолога, исследователи японской классической литературы. Это необыкновенное произведение я перечитывала много раз. И каково же было моё удивление, когда я узнала, что Вера Николаевна, занимаясь всю жизнь переводами с японского языка на русский, ни разу не была в Японии!
Я посвятила ей свой верлибр:
   
ИЗ РОССИИ В ХЭЙАН*
          
            Переводчице В.Н.Марковой

Я никогда не видела метёлок растения,
которое называется рисом,
у меня нет веера с тремя планками,
а на церемониальном занавесе не висят
шаровары и кафтан
моего гостя…
Я – не придворная дама
по имени Сэй-Сёнагон,
но у моего изголовья лежат её записки**
из дворцовой жизни...

Две женщины: Сэй-Сёнагон и Вера Маркова
провожали меня
в страну Восходящего Солнца,
помогая ощутить тонкости японского обряда чаепития,
недосягаемую красоту Фудзиямы
и окунуться в глубинные тайны
японской поэзии.

И мне хотелось вырастить
декоративную вишню – сакуру,
чтобы привязать к её ветке записку
и послать с посыльным
к своему возлюбленному с уверенностью,
что я, как подобает,
ответила на предложенную им танка.

…Через тысячу лет
записки придворной дамы
легли к моему изголовью,
напоминая, что и Вера Николаевна Маркова
никогда не была в Японии.
__________________
       * столица Японии в конце Х века н.э.
      ** «Записки у изголовья» написаны
         предположительно в 993 году.

К сожалению, мне не удалось освоить ни танка, ни хокку. Писала рифмованные стихи и стихи свободной формы (верлибры). Но с уверенностью считаю, что у истоков моих верлибров стояла и японская поэзия.
*
Но вернёмся к так понравившейся мне книге «ВЛАДИВОСТОК – ЯПОНИЯ: ДВА ЧАСА ДО ВСТРЕЧИ». Во-первых, она напомнила мои былые увлечения японским искусством (поэтому и начала писать о «себе самой»). Во-вторых, из книги я много узнала не только о Японии, но и о своей стране – СССР и России. В-третьих, мне было очень интересно, ЧТО именно у каждого автора явилось побудительной причиной изучать японцам русский, а русским – японский язык. Некоторые рассказали об этом пространно, некоторые - кратко, а некоторые, наверное, забыли…
Елена АНДРЕЕВА в Японском центре во Владивостоке, благодаря занятиям икабаной, «увлеклась чудом японской культуры – древовидными пионами». Появился социальный проект «Цветочная дорога между Россией и Японией». Приезжая периодически в Японию, познакомилась с Макико Сакурой - она основала общество дружбы между Россией и Японией «Листья завтрашнего дня». Сакура-сан показала Елене, где растёт растение, которое так и называется - «Листья завтрашнего дня». «У него уникальное свойство: листок, сорванный накануне, на следующий день вновь вырастает до прежних размеров. Растение считается символом стойкости и бессмертия».
Трогателен рассказ Елены о своём друге Мисиро-сане, у которого отец был пленным в Комсомольске-на-Амуре, и перед самой смертью сказал сыну, что хотел бы побывать в России. Сын стал изучать русский язык и позже исполнил предсмертную просьбу отца: взял с собой его фотографию. В поезде приложил её к стеклу в купе вагона и так символически с отцом проехал весь путь от Владивостока до Иркутска.
Дзюри АРАКАВА выбрала русский язык в качестве второго языка в университете. Причину выбора она связывает с тем, что не любит делать то же самое, что и другие.
Сатоко АРАЯСИКИ, жившей в детстве в деревушке на берегу моря, нравилось собирать стёклышки, камешки и просто мусор, которые прибивало волной. Иногда попадались предметы с непонятными надписями. И хотелось узнать, «какие люди живут по ту сторону Японского моря, думающие странными буквами»? И позже поступила в Русскую школу в Хакодате.
Мари АСАНО выросла в семье, где любили Советский Союз. Её отец был в плену в Сибири после Второй Мировой войны. Но о простых русских людях всегда вспоминал с теплотой и любовью. И вернувшись в Японию, вёл активную работу для укрепления дружеских отношений между Россией и своей страной. Мари под влиянием родителей поступила в университет в Токио и начала изучать русский язык.
Норико ТАСИРО, будучи организатором гастролей, рассказала маленькую, но познавательную историю, случившуюся с ней после спектакля Омского драматического театра в Японии. У неё произошёл конфликт с русской актрисой, которая в номере гостиницы покрасила волосы, что запрещено правилами проживания в любой японской гостинице. Норико не знала русского языка, «поэтому не смогла подыскать слова, чтобы переубедить актрису». И после похожих историй Норико решила: «Так не пойдёт – надо учить русский!»

Все авторы этой необычной книги делятся своими разнообразными впечатлениями, которые читать очень интересно и познавательно, отмечая для себя похожесть и несхожесть двух стран – Японии и России. Мне особенно запомнились следующие моменты.
*
Виталий ВЕРКЕЕНКО, приезжая по делам бизнеса (покупки автомобилей) в Японию, в свободное время старался узнать об этой стране как можно больше. Но признаётся, что у него «никогда не появлялось желания остаться там». А возвращаясь во Владивосток, «всегда с болью думал – ну что нам мешает жить так же? Что с нами не так, почему мы не можем делать качественно и красиво?.. В портах, куда приходили охотники за машинами, устраивались попойки и драки… Японцы физически болели от такого бескультурья».
Екатерина ИВАНОВА, живя в Токио, давно убедилась, что «японцы – неисправимые перфекционисты». Однако, она отмечает, что «большинство японцев не мусорят на улице и содержат в чистоте своё рабочее место, но далеко не все любят убираться дома… В каждом углу целые кучи одежды, которые, казалось, образовались с незапамятных времён. Беспорядок нисколько не смущает хозяев – они умудряются периодически  выуживать нужные вещи».
«Если что-то пошло не так, как было задумано, японцы теряются… и сильно поразились однажды», когда Екатерина «открыла бутылку вина ножом (не нашлось штопора)».
«Они никогда не появляются на людях в грязной или рваной одежде, а вот в мятой – легко. Если ты в мятом – значит, горишь на работе, и тебе позволительно показаться в таком виде. Екатерина вспоминает, что ещё один японец был очень изумлён, «когда узнал, что я всегда глажу свои платья и блузки». 
Андрей МАРТЫНОВ поехал в Японию со своим братом Владимиром, художником, которого, по словам Андрея, по возвращении в Россию, «Япония долго "не отпускала". Контраст был настолько разителен, что он даже пережил депрессию».
Сёити МАЭКАВА рассказал о том, как с его подачи в 1981 году был открыт первый иностранный ресторан в СССР - «САКУРА» в Москве, где можно было отведать настоящую японскую кухню, встретиться с друзьями…
В 1995 году ресторан был закрыт, «но остался в памяти людей как интересная страница в истории японо-советских отношений».
Питер МИЛЛЕР приводит малоизвестный факт о том, как к нему попала бумага ручной работы – васи – для фотогравюр. В 1970 году бумагу доставили во Францию для Марка Шагала, а после его смерти (в 1985 году) спустя 10 лет васи была возвращеиа в Японию.
Хироаки МИЯЯМА в СССР побывать не довелось. В своей стране он посмотрел фильм А.Тарковского «СОЛЯРИС». Образ воды в его собственных картинах возник во многом под влиянием русского режиссёра. «Хорошо темперированный клавир» И.С.Баха в исполнении Святослава Рихтера Хироаки слушал в записи у своего друга. Затем он вспоминает, как с другом «стояли всю ночь у билетных касс, чтобы попасть на концерт Рихтера».
Роман МОРГУН объяснил свою любовь к Японии так: «Мне нравится философия и жизненный уклад этой страны. Скрупулёзное следование правилам, продуманность в мелочах и деталях, особенно в областях, которые касаются удобства жизни. Здесь всё приспособлено для максимального комфорта…» Мне кажется, Роман точно и лаконично определил человеческие качества японцев: «Аскетизм, скромность, но в то же время сила самурайского духа и вековых восточных традиций. Сила морей и гор, этой небольшой, но очень развитой страны».
Вызвала улыбку маленькая заметка Аяко МОРИ. Её первый год во Владивостоке   сопровождался наблюдениями, непонятными русскому человеку. Например, она увидела «баклажаны и огурцы больше японских раза в два-три», и удивляясь, думала: «Наверное, если страна большая, то и овощи большие». 
Похожее чувство Аяко испытала, когда встретила большого пуделя, который шёл ей навстречу рядом с хозяйкой. «В России даже пудели вырастают такими большими». Дело в том, что в Японии можно встретить только уменьшенных «той-пуделей».
Василий АВЧЕНКО – писатель, живя во Владивостоке, утверждает, что «Для жителей Курил Япония - страна солнца заходящего» и советует посмотреть на карту. В 2009 году писатель выпустил книгу «Правый руль» (в 2018 году вышла в Токио на японском языке), которая пользуется большой популярностью. Он уверен, что «Машины с правым рулём японских марок сформировали новый, перестроечный образ нашей жизни». И позже появилась поговорка: «Хороший руль левым не назовут». Ему кажется (а может и правда): «когда машина попадает из Японии в Россию, у неё меняется выражение фар. Её взгляд становится суровее, жёстче». Василий уверен, что «Япония и Россия не просто соседи. Они срослись Курилами, как сиамские близнецы… Режиссёр Тарковский в фильме «Солярис» выбрал для съёмок фантастического города… мёбиусные ленты японских развязок». И в то же время Авченко говорит, что «всё-таки русские и японцы люди очень разные… Это где-нибудь в Москве мы можем бравировать своим азиатством. В Японии сразу чувствуешь, что ты не просто «гайдзин», то есть чужак, а – европеец».   
Наотака МУРАКАМИ увидел фильм режиссёра Сергея Бондарчука «Война и мир». И под его влиянием стал изучать русский язык. Позже с помощью приобретённых русских друзей, работавших в компании «Информ-Система», он смог привезти в Японию печатную продукцию и открыл свой магазин. Посетители этого магазина – как живущие в Японии русские, так и японцы, изучающие русский язык, или просто любящие русскую литературу. И Наотака сожалеет, что права на издание книги Василия Авченко «Правый руль» не достались компании «Наука-Джапан», но в магазине Мураками продаётся перевод названной книги на японский язык.
Алексей НЕЧИПОРЕНКО приехал в гости к своему другу Диме, который живёт в Японии 25 лет. Вспоминает, как друг уговаривал его съесть живую рыбку. «Японцы помешаны на сырой еде….»
Алексей жил у друга в доме, типичном для Японии: «Самая технологичная вещь – унитаз… Зимой в таком доме холодно. Центральное отопление отсутствует. Вы где-нибудь встречали его, кроме России?. Японцы, несмотря на всю технологическую развитость страны, не гонятся за роскошью…, и они очень щепетильны в вопросах утилизации мусора».
Через год Дима приехал во Владивосток со своими друзьями японцами. Они «первый раз в жизни собирали грибы». И конечно же, вместе с Алексеем приехавшие совершили экскурсию во Владивостокскую крепость, которая имеет «около четырёх километров подземных ходов!»
Визит японцев в Россию лишний раз доказал, что «японцы и русские во многом одинаковые и интересные друг другу».
Хироси НИСИКАВА был сотрудником фирмы, которая занималась поставкой морозильных установок во Владивосток. Присутствовавшие при церемонии владельцы фирмы соприкоснулись напрямую с японским духом. Хироси «молился перед тестовым пуском возле каждого морозильного агрегата, чтобы он работал беспроблемно».
Артемий НОВИКОВ в 2012 году отправился в Японию заниматься автомобильными запчастями. Жил в доме своего друга Андрея. «В квартире отсутствовал вай-фай, но был у соседей-японцев, и я постучался в квартиру, где горел свет». Типичный поступок русского человека! «Никто не ответил. Постучался на второй день – то же самое. На третий день нашёл в почтовом ящике письмо, написанное с ошибками, на английском языке. Сосед извинялся, что не открыл дверь, и интересовался, что мне было нужно? Ничего не ответив, я узнал, где находится магазин, и купил себе устройство для беспроводного подключения к Интернету».
Артемий особо отмечает «культурное наследие японцев…- во всём педантичность и стремление довести до идеала…. Сотрудники могут внеурочно работать на благо своей фирмы, не ожидая ничего взамен, поскольку чувствуют принадлежность к компании».
Мицуё ОДА в свой первый приезд в Россию была поражена в московском метро, когда «молодой человек, не дождавшийся разрешения, быстро помог ей донести тяжёлый чемодан до верхней площадки лестницы… В Токио мне не часто приходится сталкиваться с таким отношением… Не думаю, что токийцы более чёрствые, но, видимо, у каждого народа доброта своя». 
Сергей РОКОТЯНСКИЙ и Елена ЛАМАЖАПОВА – студенты, путешествовали по Японии автостопом. Приходилось ночевать в палатке под открытым небом. Но появлялись добрые люди и брали их к себе домой на ночлег. Однажды им пришлось устыдиться, когда японец, пригласивший их в свой дом, во время беседы расстроился, что студенты не знают его любимого советского пианиста Эмиля Гилельса!
По дороге в другой город путешественники повстречались с тайфуном…
Студентам пора было возвращаться в Россию. Их провожал Хироси-сан. Он сказал на прощанье:
«Если вы встретите японца, которому нужна будет помощь, пожалуйста, помогите ему».
Ольга СИДОРЕНКО, оказавшись в Японии, была удивлена тем, что японцы считают, что уже в тридцать лет приходит старость. Отметила, что в этой стране «самый дорогой транспорт и что японцы крайне немобильная нация. Это обусловлено системой продвижения по службе в соответствии с выслугой лет, а не соотносясь с результатом, на что ориентируется Европа».
Морио СИМИДЗУ и Елена СИМИДЗУ рассказывают сказку (почти в прямом смысле), как им посчастливилось найти друг друга, пожениться и проживать вместе замечательную жизнь! Русская женщина Елена, живущая в Японии, вполне может быть примером другим русским женщинам, как выстраивать семейные отношения. Она добилась (или ей повезло?) всего, о чём можно мечтать.
Будет не лишним упомянуть ситуацию, описанную Морио, которая ярко показывает, каковы японские нравы. Дочка потеряла кошелёк, где находились не только приличные деньги, но и официальные бумаги. Через день позвонили из бюро находок и сказали, что кошелёк нашёлся, но надо приехать в другой город. Морио – отец девочки – затратил несколько часов на поездку за кошельком, и не ради денег, а ради официальных бумаг, отсутствие которых не давало дочке возможности участвовать в очень важных соревнованиях. «Каково же было его изумление – деньги на месте, только их стало больше. Вот и пойми их, японцев!».  Родители для себя объяснили это так: «Нашедший понял, что девочка – спортсменка, расстроится из-за потери, и он доложил свои деньги – как знак поддержки, а как же ещё?»
Сергей СИПКО рассказывает историю, произошедшую когда-то с его старым приятелем. «Делегация из СССР, возглавляемая большим начальником, прибыла в Японию. Члены советской делегации трепетали от одного лишь его взгляда». После окончания всех дел, японская сторона пригласила советскую делегацию на прощальный ужин в один из традиционных японских ресторанов. «Большой начальник в конце ужина, слегка захмелев, подумал, что японцы такие же простые парни, как и сибиряки-дальневосточники, и решил рассказать анекдот про Чапаева. Переводчик похолодел. Он знал, что в Японии жанр анекдота вообще отсутствует как таковой. У них свой юмор, но это совершенно другое». Анекдот про Чапаева потребовал бы большого рассказа от переводчика: кто такой Чапаев, кто такие красные, кто такие белые и много чего ещё… И переводчик нашёл выход из положения (никто из делегации не знал японского языка) и произнёс по- японски, что большой начальник сомневается умению смеяться у японцев. И если в конце они засмеются, его сомнения рассеются. Именно такими словами переводчик «перевёл» анекдот про Чапаева. И когда анекдот закончился, японцы дружно засмеялись, чтобы показать гостю, что они умеют смеяться. Потом большой начальник хвалил переводчика за умение переводить на японский язык и сетовал, что много раз рассказывал этот анекдот в других местах, но «всегда японцы сидели с непроницаемыми лицами».
Кендзи ТАКАГИ – менеджер компании, связанной с продуктами питания. «В 2013 году ЮНЕСКО внесло японскую кухню в список нематериального культурного наследия человечества…». Первая поездка Такаги в Москву в 2015 году была целью «разведать обстановку в преддверии продуктовой выставки «Продэкспо». Но дела не заладились. «В Японию я возвращался с тяжёлым сердцем, больно было осознавать, что ничего не добился».
 В аэропорту Домодедово глава российской компании вместе с другими подарками подарил Кендзи брелок в виде матрёшки.
Дома его преподаватель русского языка рассказал версию, что матрёшка «родилась» в Японии.  Она «происходит от вкладывающихся друг в друга фигурок семи богов удачи». Кендзи решил укрепить это мнение среди своего народа (как раз в это время в Японии стал появляться в продаже готовый суп в банках). 
А в Год России (2018) в Японии начали продавать борщ (одно из самых любимых русских блюд у японцев) с портретом матрёшки на жестяных банках. «Дизайн с симпатичной матрёшкой распространился по всей Японии и стал очень узнаваемым».
И напоследок Кендзи пишет: «От всего сердца советую вам познакомиться с Россией, причём именно в холодное время года. Представьте: зимний вечер, сияющие огни, красиво украшенные улицы – и, конечно, вкусный борщ. Другой такой страны просто нет».
Дарья ТЮПИНА узнала, что «Японское телевидение в Иркутске проводит кастинг среди ребят, владеющих японским языком, для работы в Японии». Одержав победу в кастинге, Дарья отправилась в Японию. Работала на телевидении. Первое, что её поразило: «придя на работу в офис, застала всех сотрудников за уборкой своих комнат, и даже сам начальник перед входом в офис подметал площадку». И дальнейшие действия сотрудников тоже её удивили: «сотрудники по очереди каждый день выступали перед коллегами с 3-х минутным спичем и декламировали "кричалки"». Оказалось, что всё это у японцев – обычное дело.
Дарье, живя в Японии, удалось взобраться на три действующих вулкана!
Ольга ХОВАНЧУК закончила восточный факультет во Владивостоке (кафедру страноведения). По жребию ей выпал реферат по традиционной японской одежде. После института была стажировка в Японии. Познакомилась с художником, который расписывал ткани для кимоно. И неоднократно приезжала в Японию, чтобы совершенствоваться в этом искусстве. Освоив это искусство, решила коллекционировать традиционную японскую одежду. Затем стала шить европейскую одежду из этой ткани для кимоно. И самое интересное: «реализовала фотопроект «Танго в кимоно»». В книге помещена одна из великолепных фотографий из этого фотопроекта! 
Хироси ЯМАМОТО – директор Японского центра во Владивостоке - поначалу не переставал изумляться, что русские постоянно повторяли слово «Ага». Сперва Хироси это раздражало, но позже он «привык и тоже стал таким же образом поддакивать собеседникам». А ещё он отметил, что «во Владивостоке все говорили в полтора раза быстрее, чем в европейской части России и он частенько ничего не успевал разобрать - кроме всё того же "Ага"».
После небольшой роли (японского бизнесмена) в фильме «Бандитский Петербург» (2007) Ямамото стали узнавать на улице и на работе. Его русский друг в Южно-Сахалинске рассказывал, что «смотрел этот фильм с семьёй и, внезапно увидев меня на экране, от удивления упал с дивана».
Хироси предлагали ещё сниматься в фильмах, но он отказался. Главным своим делом он считает поиск бизнес-партнёров для японских компаний в России и для российских компаний в Японии.
                *
И в конце я не могу не отметить печальную повесть, которой начинается книга, о статуе Будды во Владивостоке.
Во Владивостокское буддийское общество поступил звонок из Фонда Мира с предложением установить во Владивостоке статую Будды Амитапхи.
Инициатор дарения статуи Будды – председатель Общества японо-российской дружбы префектуры Тоттори Тадакими Мацунага. Автор гранитной скульптуры - Макото Хоригути.
На сопке «Орлиное гнездо» Владивостока в 1993 году статую установили. Очень скоро её нашли повреждённой...
В одной из Владивостокских газет появилась заметка «Почему японский бог вознёсся на русским Владивостоком?».  Был задан вопрос митрополиту Вениамину: пристало ли православному человеку ухаживать за статуей Будды? «Пристало, - ответил митрополит, – это не вопрос веры, а вопрос культуры».
Повреждённая вандалами скульптура находилась возле офиса Фонда Мира до 2009 г. Вандалы трижды калечили её. Наконец, после устранения значительных повреждений, 25 августа 2010 года во Владивостоке состоялось торжественное открытие переустановленной статуи на новом – уже третьем! – месте.
…На пьедестале статуи Будды начертано: «ВО ИМЯ МИРА И КУЛЬТУРЫ»!
  *
…Народам стран Азиатско-Тихоокеанского региона надо дружить и сотрудничать, встречаться снова и снова – идти вместе, помогая друг другу – во имя мира и культуры.
___________________________
     Фотография из книги:
Фотопроект Ольги Хованчук
«Танго в кимоно»»


Рецензии
Чужая жизнь и берег дальний... Я могу допустить, что в танка или хокку что-то есть... для японцев. Как и театр кобуки - это, по сути, искусство японского феодализма. То ли японцы слишком традиционная нация, то ли у них не хватило тяму придумать что-нибудь посовременней... Наши поэты почему-то часто цепляются за чужое. Может, нет способности развивать своё? Я не спорю с тем, что составить качественное хокку не так просто, но это больше техника владения словом. Мы не балдеем от скоморохов, которые когда-то развлекали предков. Планка оценки СВОЕГО искусства задралась высоко, чужого это не касается. Сейчас трудно встретить качественные стихи, больше пишут "белые", которые не имеют ничего общего с поэзией, или занимаются играми с размерностью. Один авторитетный "поэт" ответил мне, что Пушкин - это отстой и примитив. Если это так, то я лучше тоже останусь примитивом.

Геннадий Ищенко   02.01.2021 08:19     Заявить о нарушении
НЕрифмованные - свободные стихи (верлибры) читайте как прозу. И если обнаружите в них поэзию, то размерность вас волновать уже не будет.
Размерность не имеет значения - была бы в стихах поэзия.
Есть рифмованные стихи, в которых поэзия и не ночевала. А только "ля-ля - тополя..." :о)
И не слушайте тех, кто говорит, что "Пушкин - это отстой и примитив" :о)
Я писала и рифмованные стихи, и белые стихи, и верлибры. Танка и хохху мне очень по душе. Но я ТАК писать не умею (я же не японка) и не пыталась.
Спасибо за интересные рассуждения :о)

Вера Чижевская Августовна   02.01.2021 20:04   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.