Часть первая. Везунчик. 2

      
      
      Утром следующего дня Пальчиков привел Стаса в штаб полка к кабинету кадровика. Постучал в дверь. Кадровик, лысоватый, с бегающими глазами капитан, вышел на стук, он словно ждал  Шамина.
      – Лейтенант? Где вещи? Когда приехали? Почему в гостинице не были?
      К такому напору Стас не был готов. Он удивлённо посмотрел на Илью Пальчикова. Тот понял, лейтенанта надо выручать.
      – Петрович, ты что расшумелся. Парень, только приехал, он, что догадываться должен, что в общаге ждут? У меня он был. Ты же знаешь я без семьи, место нашлось, где заночевать. Не шуми.
      Капитан, с неодобрением посмотрев на Пальчикова, пробурчал.
      – Мог бы вчера и позвонить. Ты порядок знаешь. Обстановка опять же наряженная. Ладно. Привел, лейтенанта? Привёл. Шагай с миром.
      Посмотрев вслед Пальчикову, и убедившись, что тот отошёл достаточно далеко, капитан, взяв Стаса под руку, потащил в кабинет.
      – Эх, лейтенант! Нашёл с кем связываться. Илья твой подчинённый. Этого пьянчужку воспитывать надо и держать в ежовых рукавицах, а ты, наверно, вчера ещё и пил с ним?
      Стас выдернул руку.
      – С чего это вы взяли? Просто мы вчера ехали в одном автобусе, познакомились. Илья Иванович предложил переночевать у него, привести одежду в порядок и так далее…
      Капитан понял, что переборщил и примирительно сказал.
      – Вот-вот и так далее… Ладно. Но на будущее имей в виду, Пальчиков сложный человек. Всё, эту тему закрыли. Давай документы.
      Пошуршав несколько минут бумажками, он, строго глядя на лейтенанта заговорил.
      – Итак, молодой человек, вы прибыли для прохождения службы в войсковую часть… на должность заместителя командира группы регламента по политической части. Штатная категория по воинскому званию – капитан. Оклад по должности...
      Тут слегка запнулся.
      – Ладно, это начальник финансовой службы уточнит.  Далее…
      Минут пятнадцать капитан рассказывал о части, её традициях, о руководстве. Войдя в раж, даже слегка вспотел, но вот, наконец, глянув на часы спохватился.
      – Командир ждёт!
      Причесав у небольшого настенного зеркала остаток волос на голове, профессиональным глазом с ног до головы осмотрев Шамина на предмет соответствия того уставным требованиям, шумно выдохнул.
      – С богом!
      Командир принял незамедлительно. Молча посмотрел на бравого лейтенанта, докладывающего о прибытии к новому месту службы. С кресла не вставал, вопросов не задавал. Устало кивнул кадровику.
      – Поляков, проведи по заместителям и в группу регламента.
      И уже обращаясь к Стасу тихим голосом сказал.
      – Поздравляю. Давай лейтенант, служи. Поговорим позднее, извини, занят.
      Стас командным голосом гаркнул.
      – Разрешите идти, товарищ полковник!
      Командир поморщился.  Шамин, не дожидаясь ответа, лихо развернулся через левое плечо и шагнул за дверь. Уже в коридоре кадровик на ухо шепнул лейтенанту.
      – Командир ночь не спал, вчера такое тут было, такое. Ладно, не буду пугать. В общем, вчера в самоволке два бойца напились и в ближней деревне дебош устроили. Лишь под утро их милиция угомонила. Благо местные власти, пока к  командиру хорошо относятся: солдат вернули без вопросов. Вот такие дела. Ну что, теперь к заместителям?
      Дальнейшее походило на короткую экскурсию по штабным кабинетам. Поляков особо не вникая в приоритеты – кому представлять лейтенанта первым, просто вёл того по коридору второго этажа и заглядывал в двери, авось кто из руководства на месте. Начальника тыла не было, с Шаминым беседовал начальник продовольственной службы. Главный инженер на выезде. Начальник штаба полка, услыхав Поляковское: «Разрешите!»,  шуганул того не спросив и о цели визита.
      Капитан нерешительно постоял у двери.
      – Ладно, пошли к твоим.
      Спустились на первый этаж. С лестницы прошли направо до конца коридора, остановились у двери с табличкой «Партком». Уже знакомое «Разрешите» и Поляков подтолкнув вперёд Шамина, смело шагнул в кабинет.
      – Товарищ майор, представляю лейтенанта Шамина, выпускника Рижского политического училища, назначен на группу регламента. Прошу любить и жаловать.
      В кабинете находились два майора, Шамин не понял, к кому обращался кадровик, оглянулся на Полякова, тот глазами кивнул на сидящего у окна человека, мол, вот этому представляйся.
      Вскинув правую руку к козырьку, лейтенант начал доклад.
      – Товарищ…
      Майор дёрнулся и мгновенно среагировал.
      – Тихо ты, запись сорвёшь!
      Стас растерялся. А майор, указав правой рукой на стул, левой повёл в сторону противоположного угла.
      – Видишь, люди работают, садись.
      Поляков потянувшись к уху лейтенанта прошептал.
      – Это наверно надолго.  Как закончишь беседу поднимись ко мне, я жду, пойдём в подразделение.
      Стас осторожно присев на стул, осмотрелся. В углу, на который показал майор, у стола на корточках сидел старший лейтенант, на полу перед ним стояли два катушечных магнитофона. Видимо старлей переписывал какой-то материал. Как долго всё это могло длиться, было неведомо, и  лейтенант успокоился. А между тем желудок заурчал, после сытных отпускных харчей, нарушение системы приёма пищи, сказалось. Вчера он,  по сути, не ел с раннего утра, и сегодня от волнения связанного с предстоящими беседами, яичница с салом, радушно  приготовленная Пальчиковым, не лезла в рот. И вот к обеду, да ещё в тишине, ему вдруг  нестерпимо захотелось есть, да ещё майор за столом слева аппетитно  хрустел яблоком. Стас сглотнул слюну и прикрыл глаза.
      –  Александр Семёнович, всё, я переписал.
      Шамин вздрогнул, громкий голос старшего лейтенанта вывел его из равновесия.
      Майор оторвался от газет, потянулся.
      – Так говоришь на группу назначен?
      Стас сначала не понял, что это обращение к нему. Майор продолжил, но уже чуть громче.
      – Эй, лейтенант, проснись. Я спрашиваю, когда прибыл.
      Шамин встал.
      – Сегодня утром, товарищ майор.
      Майор встал, прошелся по кабинету, остановился рядом с лейтенантом.
      – Так ты же вчера в город приехал. Почему сразу в полк не прибыл?
      – В предписании указан день прибытия на службу сегодняшним числом и вчера, к тому же было воскресенье.
      Майор поморщился и, обращаясь к коллеге, майору с яблоком, ухмыльнулся.
      – Слышь, Илларионыч, время посидеть с полковым алкашом на зимних квартирах он нашел, а в полк прибыть вовремя, не захотел. Вот это номер! Смотри, его ещё и сейчас качает!
      Коллеге майора последняя фраза не понравилась.
      – Александр Семёнович, заканчивай ты это дело.
      Тот, кого назвали Александром Семёновичем, явно не ожидал от майора такие слова. Он недовольно покрутил головой.
      – Ладно, докладывайте, лейтенант. Коротко о себе, семье, проблемах и прочее.
      Шамин растерянно стоял посредине кабинета. Покрасневшее лицо его заливал пот. Такого приёма он не ожидал. Внутри всё кипело. Это же надо так встретить человека… Чем он заслужил такое отношение к себе? И он понял, ответить этому человеку надо достойно.
      – Товарищ майор, я не намерен выслушивать хамские комментарии по отношению к себе. Разрешите идти?
      И не дожидаясь ответа, развернулся и вышел в коридор. Майор и не  успел ничего ответить, он замер с открытым ртом.
      Лейтенант поднялся на второй этаж,  зашёл к Полякову. Капитан, оживлённо беседовал с каким-то офицером, Стас сразу не рассмотрел звание того.
      – Всё? Вот и отлично. Представляю, твой командир – майор Романенко Тарас Петрович. Петрович, забирай лейтенанта и веди в подразделение. Давай Станислав, с первым днём тебя! Будут вопросы, заходи.
      Майор улыбнулся, подошёл к Шамину, двумя руками пожал его вспотевшую руку.
      – Приятно познакомиться. 
      Отпустив Шамина, чуть отстранился от него.
      – А рука крепкая, это хорошо. Что же, пошли комиссар. Только сначала в столовую, пообедаем, а уж потом дела. Не против?
      Весь сжатый в комок после неожиданно жёсткого  приёма в полковых кабинетах, в простых словах нового командира Стас почувствовал отеческие нотки, и ему захотелось вдруг обнять этого улыбчивого полноватого мужичка в мятых майорских погонах на рубашке. 
     – А можно воды выпить?
      Капитан налил полный стакан из графина и подал Шамину. Тот большими глотками шумно выпил воду. Рукавом кителя вытер губы.
      – Пойдёмте, товарищ майор.

      Продолжение следует


Рецензии