Кузьмич

     Кузьмич был бывалый и потомственный сантехник. Практически всю свою сознательную жизнь он уделил этому ремеслу. Он помнил, как ещё в младенчестве, когда его папа занимался ремонтом унитаза или раковины, Кузьмич со знанием дела чинил молотком свой горшок и вырезал прокладки из купленных за бешеные деньги у барыги, маминых югославских сапог. Кузьмич прошёл огонь, воду и медные трубы  на своём нелёгком, жизненном пути сантехника. Огонь практически всегда горел в его внутренностях, потому как за работу с ним  расплачивались жидким топливом, которое помогало ему выполнять свой труд на автомате. А вот уж когда топлива не было, то у Кузьмича включался ручной тормоз и задняя передача. И в случае, когда он тормозил, вопрос - зачем ты подключил стиральную машину к газовой трубе - становился неактуальным. Потому как он сразу включал заднюю передачу и, перекрыв всё водоснабжение в доме, уходил, громко хлопнув дверью, со словами:

- Я вам ещё покажу, где раки ночуют и чью мать они за хвост таскали.

Ну, а медные трубы вообще не давали ему покоя. Бывало, увидит у кого-нибудь медный вентелёк, открутит и поставит чугунный.

- Вот, говорит, смотрите, этот-то на века и даже крутить не надо, сразу в рабочем состоянии, и так и эдак вода по трубам бежит, а вам же и нужна вода. А у нас авиационная промышленность страдает от недостатка алюминия и меди. Вы знаете, сколько труда надо, чтобы нарыть кимберлитовую трубку?

А ему:

 - Так там же алмазы вроде?

Ну, а он:

 - А вы знаете, сколько алмазов надо на хороший надфиль? Полкило, не меньше. Бедным заиритянам и заиритянкам Заира приходится трудиться день и ночь, чтобы помочь нам в этом вопросе. Вы, я посмотрю, неважно оцениваете международную обстановку. Вот купите пузырь, я вам сейчас и объясню всю широту вопроса. За одно и раковину заменим, а то она у вас какая-то оцинкованная, а  цинк, вы знаете,  он какой вредный? У вас вон дети бегают, паров надышатся, потом хромать будут и нервный тик начнётся. Кто потом вашу дочку в таком виде замуж возьмёт? Только тот, у кого унитаз из нержавейки, но, не волнуетесь, я попозже и к нему зайду. Пристроим вашу дочку, не боитесь, найдём жениха, честного, работящего и с деньгами. Что? Это мальчик?  У, как ты зарос малыш, тебе бы очень пошла стрижка *а-ля Катовский*, а брови немножко надо выщипать. Я ещё думаю, тяжело будет девушке с бровями, как у Брежнева. И не ешь больше мамину помаду, а то привыкнешь, точно придётся родителям замуж выдавать. Вот я вам и говорю, ставьте пузырь и самая лучшая сантехника уже у вас в квартире. У меня вот ванна есть, практически даже не лежал никто.
 
В общем, хотя бы вентиль утащить у Кузьмича удавалось всегда. Ну, и, конечно, не проходило и дня, чтобы он не обмочился. В смысле, не попал под струю воды. Бывало, пойдёт в подвал канализационную трубу поменять, а там сверху всё льют и льют, валится, да валится всякое непотребство. А ещё говорят, в стране есть нечего, туалетной бумаги не хватает, да вот же оно, всё на Кузьмиче и висит. А что ему, отряхнулся, да пошёл дальше, как с гуся вода. Ему так и говорят:

- Эй, гусь лапчатый, когда деньги вернёшь?

А как он вернёт, у него же всё на депозитах в Центробанке, в золоте, в валюте. Вот проценты накапают, всё вернёт сполна. Вот только фьючерс на акции упадёт, а дивиденды нефтяных компании поднимутся. Ну, так всё всем и сразу, безоговорочно, бесповоротно, окончательно и безотлагательно, незамедлительно и ежечасно, а иначе и быть не может. Ведь он, Кузьмич, никого и никогда не обманывал, и если надо, на газовом ключе поклясться может.

А тут дали ему практиканта. Ни дать, ни взять, Илья Муромец из Бухенвальда. Голос хороший, чёткий,  далеко узнаваемый, аж стёкла дрожат, ну, а вот мышечную массу где-то потерял. Голову кудрявую на тонкой шейке к земле клонит, сапоги сорок шестого размера об асфальт шаркают, сумка с ключами меняет траекторию тела в левую сторону.
 
- Эй ты, глист коломенский, пойдём со мной, тут у одной бабки надо унитаз поменять.

Поднялись, звонят в хлюпкую дверь.

- И кто там?

- Открывай, бабка, сантехники, -  пробасил практикант.

Дверь на петлях зашатало.

- Ой, батюшки, свят-свят, - послышался бабкин голос, - Я живой не дамся, помогите, насилуют,-  вскричала она, и тут же раздался характерный звук металла о дерево, и из прорубленной двери показалось острие топора.

- Тетя Клава, это я, Кузьмич, не бойся, просто тут у меня напарник с неизлечимо больной головой и горлом. Пока шёл, головой ударился, громкость сбилась.
 
- А, ну тады заходите, милки.

Пройдя в туалет, студент опять забасил:

- Бабка, ты зачем унитаз по самую крышку бетоном залила?

Клава, опустившая было топор, с испугу выскочила на балкон, прихватив с собой межкомнатную дверь.

- Послушай, студент, ты что-то перепутал, мы сантехники, а не похороненная команда, хотя Клавка то ещё ого-го, чувствуется боевой наскок, сила и мощь, - сказал Кузьмич.

- Бабуля, ты зачем унитаз забетонировала?
 
Клава распласталась на балконе и грызла ногти на руках.

- Слушай, с виду такой никудышный мужчинка, а на самом-то деле какой внутренний этот самый потенциал. Мне бы годков 30 сбросить.

- Тётя Клава, ты слюни то на пол не пускай, если хочешь, я тебе его здесь оставлю на доработку, но после.

Практикант стал плавно перебираться поближе к выходу.

- Ну, так что с унитазом случилось?
 
- Да потёк, зараза. Унитазов тогда не было, а бетон был. Я в ту пору бетонщицей работала, ух и хороший бетон был, а с годами то ещё прочнее становится, я тебе как специалист говорю, ни один отбойный молоток не возьмёт.
 
- Значит так, студент. Иди в мастерскую, возьми отбойник, да помощнее, бошевский.
 
- А что такое отбойник?

- У мужиков там спросишь, они дадут.

Студент ушёл и пропал. К его приходу Клавка мирно уснула на табуретке, а Кузьмич выкурил все сигареты.

- Слушай, глист, ты что припёр?

 На плече у практиканта была самая крупная кувалда из тех, что можно было найти. Ноги тряслись, а язык вывалился наружу.

- Вот, ещё зубило дали. Сказали, самое лучшее, из имеющегося, правда, производство российское, но не убиваемое.
 
- Ну и что ты мне свой отбойник подаёшь? Давай, дерзай. Качай мускулатуру. А я схожу, может, что попроще найду.
 
Выйдя за порог, Кузьмич услышал грохот кувалды и благой бабкин мат вперемешку с "какие инженеры вас таких в прэкт запустили".

 Вернувшись с отбойным молотком, наш сантехник обнаружил полуживого студента, лежащего в ванной, и взглянул на унитаз.

- Да тебе надо в скульпторы идти.
 
В бетоне было выгравировано "Здесь был Федя".

- На, Федя, держи отбойник, работай. А я пойду Клавке валерьянки накапаю.

Но стук отбойника продолжался не долго. Вскоре студент вышел и произнес:

- Всё, дело сделано, унитаз ушёл.
 
- Ты что, Федя, куда ушёл?

- К соседям, Пётр Кузьмич.

Войдя в туалет, Кузьмич обнаружил огромную дыру в полу, сквозь которую был виден мужик, со спущенными штанами, обильно покрытый штукатуркой. Зажавшись в угол, мужичок пытался трясущимися руками прикурить фильтр сигареты.

- Ну вот, студент. Теперь нам придётся менять два унитаза. При чём, за твой счёт. У тебя стипендия то большая, наверное? А ты, Клавка, говорила, что нам твой унитаз не под силу. С такими орлами не страшны даже партизаны Вьетконга.
Мужик, ты не пугайся. Так и должно быть. У нас плановая реконструкция полов и перегородок. Всё утверждено ГорСпецАвтоСантехСтройЗаказщиком. Не переживай, завтра всё установим в лучшем виде.

- Как завтра, а куда я ходить то буду? - вскричала Клавка. Я вот уже нервный стресс с вами испытала.

- Слушай, Кузьмич, ты мне в прошлый раз ванну месяц устанавливал. Пришлось к соседке мыться ходить, а потом она меня жениться заставила - возмутился мужик.
 
- А, Славка, это ты? А я тебя не узнал. Что-то ты с лица изменился. Ну, так поздравляю, а то бобылём ходил.
 
- Да ты что, у неё ж пять детей.

-  Ну, не фига ты шустрый, Славян. Когда и успел. Время то как летит.

- Да то ж четверо не мои.
 
- Как не твои? Ну, ничего. Зато ты теперь отец-героиня. В нашей стране героев любят. Знаешь,  я вот к тебе, Славян, с огромным уважением отношусь. Получается, с тобой проблема решена, ты можешь и к жене, если припрёт, сходить. Там мы ещё со студентом не были. Ну, а ты, Клава, мужайся. Завтра с утра, как только, так сразу у тебя, в первую очередь. Эй, студент! Берём инструмент, пошли, уже 17.00 и так задержались.

Кузьмич вышел и за ним следом выскочил студент, хлопнув дверью. Дверь покосилась и слетела с петель.

- Ну, ничего страшного, завтра починим, - сказал Федя.

- Растёшь на глазах, студент, -  ответил Кузьмич.

Ещё долго стояли Клава и Слава, глядя в технологическое отверстие друг на друга. Много добрых мыслей посетило их о сантехниках за это время, но слов уже не было. Потом Слава всё-таки промолвил:

-  Знаешь, Клава, меня удручает мысль, что они завтра вернутся.

- Да что ты, Господь с тобой, сплюнь, -  ответила Клава.


Рецензии
Интересный рассказ,профессиональный.

Анюта Исайкина   07.04.2021 12:12     Заявить о нарушении
Спасибо! Так уж и профессиональный)?

Роман Синицин   07.04.2021 18:32   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.