Взлет и падение Бориса Петухова

Заслуженный тренер Борис Петрович Петухов и ЗМС СССР Николай Федорович Королев,который был направлен федерация бокса СССР в Молдавию,1960-е годы.

Любитель бокса и стихов Борис Петрович Петухов

 
   -Вот это место... - с горечью показывая на тёмный асфальт, рассказывает мне, только что приехавшему в Бельцы из Израиля, Изя,
   -говорят, он сам выбросился из окна седьмого этажа и разбился...
   Печальная весть молнией облетела всех, кто знал этого безумца, фанатика, воспитавшего целую плеяду боксёров - маcтеров спорта в захолустном, провинциальном городке Бельцы.
Глядя на облезшую коробку восьмиэтажного здания, на мусорный ящик во дворе, я не мог поверить, что именно здесь оборвалась жизнь одного из моих лучших друзей...
   С Борисом мы познакомились почти полвека назад. В одно и то же время демобилизовались из армии и приехали в Бельцы.
Петухов временно поселился в старой гостинице по улице Достоевского и устроился при горсовете тренером по боксу.
   Бывший боцман, моряк Черноморского флота, стройный красавец привлекал внимание многих подростков, и они повалили к нему в бывшую церковь, переоборудованную в спортивную школу.
   Первыми его воспитанниками были Гарик Цисарь, Лёня Гешеле, Мусик Трахтенберг, Лёня Ройтман, Ваня Чёрный и многие другие...
На одну из первых тренировок пришёл в зал и я. Женившись на бельцкой красавице,мне
тоже не легко пришлось устраивать молодую жизнь. Как в то время было принято, меня "по блату" определили в ремонтные мастерские подсобным рабочим.
Борис Петрович сразу заметил своего сверстника, чьи боксёрская стойка и резкие удары были точны и определённы.
   -Откуда ты такой взялся, Мухач?-спросил он, обнажив свои белые зубы и, расширив в улыбке чёрные усы.(боксёры наилегчайших и тяжёлых весовых категорий всегда были в дефиците).
   -Приехал из Вильнюса.
   -А, понимаю...- положив на моё плечо левую "лапу" и дважды моргнув глазом, утвердительно сказал Борис.-Ты Мачулиса знаешь?!
   -Да, до армии тренировался у него полгода.
   -Хорошие боксёры в Литве. Прославленные мастера ринга...
   -А во время службы был на сборах у Когана, заслуженного тренера Белоруссии.
   -Знаю, он в моём весе выступал, "полу тяж" знаменитый. Чемпионом России был в сороковых годах.
О себе Борис Петрович ничего не рассказывал, но ребята знали, что боевые перчатки впервые одел в Томске, что все бои выигрывал нокаутами. О том, что во время службы на флоте занял первое место в военном округе, узнали от Лонгиновой, председателя городского спорткомитета.
Общительный, энергичный тренер работал с утра до ночи. Через его спортивные руки, как сквозь сито просеивались сотни мальчишек. Лучшие из них оставались в секции.
Он также выработал новую тактику боя.
"Инициатива должна быть в ваших руках", говорил Борис, "Вы хозяева ринга. Недаром говорят:умный боксёр. Во время боя надо уметь не только наносить удары, но и правильно мыслить, не убегать в угол, а вгонять в него противника", учил Петухов.
Сам он продолжал учиться в физкультурном институте и во время зимних сессий оставлял своих лучших перворазрядников вместо себя.
За физподготовку отвечали Цисарь и Гешеле, а руководство тренировками он поручал мне. Впоследствии мы стали тренерами Спортивной школы молодёжи.
В середине 60-х Борис Петрович получил звание Заслуженного тренера Молдавии, а Гешеле, Цисарь и Трахтенберг получили звание "Мастер спорта".
На всех республиканских соревнованиях бельцкие боксёры занимали первые и вторые места...
За Петуховым числится и ещё одно немаловажное начинание: Борис Петрович впервые создал добровольные дружины из своих ребят, которые следили за порядком в городе.
Он был строгим воспитателем, но в тоже время задушевным человеком. Его боялись и любили. Он требовал и великодушно помогал. Самые отъявленные хулиганы перевоспитывались у него в секциях...
   Однажды военный патруль задержал Цисаря(он был в то время молодым солдатом), и за нарушение формы его посадили на гауптвахту. Пришлось выручать.
Борис пошёл к военкому и добился освобождения Гарика. Не зря спортсмены называли его "отцом"...
   Как-то Леонид Гешеле пригласил на новоселье Петухова и меня с женой, он получил квартиру на восьмом квартале. Борис тогда изрядно выпил, переворачивал стакан за стаканом, но крепко держался на ногах. Домой решили идти пешком. Это было во втором часу ночи.
   Мы шли по ухабистой дороге через пустырь, навстречу нам, освещая фарами пространство, приближались две машины. Первая резко затормозила в двадцати метрах от нас. Вмиг распахнулись дверцы белой "Волги". Четверо парней выскочили из неё. Вторая машина остановилась сзади. "Грабители"- решил Петухов и скомандовал:
   -Люба, убегай в сторону, а ты, муха, за мной! Похожий на глыбу, он шёл своей твёрдой походкой, переваливая груз тела с одной ноги на другую, готовый нанести молниеносный удар. Боевая четвёрка стояла у машины не двигаясь. Они поджидали свою жертву и о чём-то тихо переговаривались между собой...
   -Ребята, это же Борис Петрович!
   -А вы что здесь делаете по ночам?!
   -Погуляли в городе, теперь едем на квартал. Мы вас увидели и остановились...
Хотите, подвезём домой? Развернись, Петька, подбрось Борис Петровича на Ленинградскую!
   -Залезайте, - открыв дверцы красной машины, сказал Петухов, подошедшей  перепуганной Любе, - не бойся, родная, я поеду с вами... Вылезая из машины, Борис Петрович сказал:
   -Передай моё почтение "Быку". Мне его ночные прогулки с "Одессы" по Бельцам не по вкусу... Пусть он завтра зайдёт к Цисарю...
   -Хорошо, Борис Петрович, передам. А вам куда надо?!-обратился он к Любе.
   -Не надо, спасибо, мы тоже выйдем, живём рядом. Прощайте...- дрожащим голосом сказала Люба и стала выходить из машины.
   
   Весть о том, что в Бельцах готовятся проводить Всесоюзные соревнования по боксу, облетела всю страну. Многие не слышали об этом городе, но зато самые лучшие, заслуженные боксёры России и Европы Николай Королёв и братья Степановы приехали в гости к тренеру-педагогу Борису Петухову.
Они вместе делились опытом работы, опорожняя за вечер по несколько бутылок превосходного молдавского вина.

   Петухов был не только тренером, он был поэтом, прозаиком, журналистом. Его стихи, рассказы и статьи часто появлялись в периодической печати. Он был принят в Союз журналистов CCCP. В литературном объединении "Коммунист" он, вместе с Сергеем Храмовым, возглавлял кружок начинающих литераторов. Через эту творческую кухню прошли многие любители поэзии и прозы: Сергей Сиволобов, Григорий Коршак, Владимир Марфин, Александр Сойфер, Зиси Вейцман, Симон Дубовиков, Роза Бланк и многие другие.
Я тоже регулярно посещал литобъединение с 1957 года.
   Шестнадцать лет, до самого отъезда в Израиль мы были неразлучны с Борисом Петровичем. Петухов даже не подозревал, что, в некотором роде "виновником" репатриации нашей семьи явился он сам...
   В 1972 году Борис вернулся из Мюнхена, где проводились Олимпийские игры.
Это было вершиной его спортивной карьеры - он представлял на этом всемирном форуме Россию. Там он и был свидетелем убийства палестинскими террористами израильских спортсменов. Петухов привёз немецкую газету с фотографиями убитых и израильскую монету, лиру... и передал её мне. До сих пор храню я и мюнхенский сувенир: боксёрские перчатки, подаренные Борисом. Они напоминают мне обо всём, что было связано с этим незаурядным человеком.
   Решение об отъезде в Израиль было принято в то же самое время и первым об этом узнал Борис Петрович:
   -До последней простыни всё отдам, только не уезжай - вырвалось у него.
   -Нет, не могу...Решение окончательное и бесповоротное, -ответил я.
   После всех переживаний, притеснений, увольнений и собраний, нас, наконец-то вызвали в ОВИР... Разрешение на выезд было выдано в день смерти матери Любы...
   Какая ирония судьбы! Бедная старушка"! Молилась, просила Б-га и не дожила до этого счастливого дня...
   Мы ехали поездом с Северного вокзала до пограничной станции Унгены, где находилась таможня. Нас было четверо и столько же провожающих: Мойше-родной брат Любы, Борис-до гроба преданный друг, Изя, мальчик, влюблённый в дочь Нонну, и Сойфер, мой детдомовский собрат. В то время провожать "предателей" осмеливались только мужественные люди и настоящие друзья.

Отъезд

Длинные тени упали у ног,
Вечер опустился на крыши...
Мы покидаем любимый порог.
Так повелел нам Всевышний.

Город, где юность бурлила в крови,
Тьмою покрылся навеки.
Пыльные улицы пьяно кривы,
Ставни закрыты, как веки.

Мы уезжаем сегодня в ночи,
Молясь, надеясь и плача...
Пусть догорает огарок свечи
И принесёт нам удачу!

   Стихотворение "ДРУГУ", которое я посвятил Борису Петухову, было напечатано в маленьком сборнике "Признание". Бельчанин Григорий Блехер рассказывал, что когда Борис его прочитал, он заплакал как ребёнок... К тому времени Петухов совсем сдал. Нервы подкосили. Не доверял больше никому. Стал замкнутым. Одиноким...
Его трагический конец до сих пор волнует многочисленных учеников и друзей,
разбросанных по всему свету.

ДРУГУ

Он не погас, пылающий костёр,
Не стёрты временем воспоминания.
Я помню в парке тихий разговор,
И в поезде поспешное прощание.

Шестнадцать лет уж минуло с тех пор.
Да, годы безвозвратно пролетели...
Уехал я, покинув старый двор,
И песни те, которых не допели.

Всю жизнь мою я поделил на части,
И треть её принадлежит тебе.
Поверь, я был бы на вершине счастья,
Чтоб возвратить тебя к моей судьбе.

Давид Озурас


© Copyright: Озурас Давид, 2013


Рецензии