Полудочка

     Маргарите М.

                «О, как прекрасны ноги твои в сандалиях,
                дщерь именитая! Округление бедр твоих, как
                ожерелье, дело рук искусного художника.»
                (Песн. П. 7:2)


Часть вторая
Глава вторая
2

Душ стих, остался ровный гул вентилятора. Он срабатывал от датчика влажности, выключался таймером.
Силуэт Эллиной стрижки был осиян отражением в оконном стекле: из кухонной двери пробивались остатки света со второго этажа. Еще через некоторое время все погасло, Маргарита улеглась.
Ксенька осталась далеко. Элла была рядом.
Его ладонь помнила прикосновение ее колену – затянутому в капрон, от того еще более гладкому.
После нескольких минут напряженного молчания в пробитой разноцветными огоньками темноте Ганцев встал, налил по четверти стакана и они выпили – не чокаясь, как на поминках.
Еще через некоторое время жена друга заявила, что ей жарко, и попросилась на балкон.
Там она встала у парапета, посмотрела вниз.
Вспомнив недавние мысли, Ганцев, вышел следом, взял ее за плечи и повернул к себе.
Дальше все рванулось почти так же, как три года назад с Ксенькой на сене, только инициатива исходила от него.
Вместо пятнистого коршуна висела бесстыдно голая Луна. Возможно, она намеревалась упасть на Землю, но передумала, решила досмотреть до конца.
Балкон качался, как марс «Титаника», каждый миг растягивался в вечность, свет мерк и возвращался, небо опускалось и поднималось обратно.
Когда все вернулось на места, Ганцев обнаружил, что на нем остались лишь носки и расстегнутая рубашка, на Элле – туфли, чулки и золотой крест.
Впрочем, на ней, вероятно, был еще перстень с александритом, которого он не видел.
Они стояли у стены, они сжимал обильные Эллины ягодицы. Сверху нависала консоль, на которой стоял наружный блок кондиционера. Тот укреплялся без учета подобного эпизода, Ганцев подумал, что чудом не стукнулся головой о железные ребра.
К его груди прижалась грудь Эллы – крошечная, но ощутимая, с твердыми сухими сосками.
Под животом он ощущал прикосновение жестких волос, ниже было очень жарко и очень влажно.
Момент высшей истины пролетел мимо.
Но, кажется, они испытали все одновременно – что случалось только с Ксенькой.
Ганцев нежно поцеловал Эллу в губы – та попросила подать трусики, чтобы зажать их между ног и не залить пол по дороге в душ.
Черная тряпочка валялась на отливе кухонного окна, до нее удалось дотянуться, не разъединяясь.
Отступив, Элла сказала, чтобы он снял рубашку: ее следовало отстирать, если остались следы помады.
Крест на Эллиной груди укоризненно отблескивал, но сама она выглядела довольной.
Через темную кухню, через подсветившийся от пола холл, где закрытая дверь гостиной сотрясалась от Войтовичева храпа, Ганцев провел гостью в свою ванную комнату, помог ей снять чулки и забраться в поддон душевой кабины.
Показав, как переключается вода, он не ушел сразу.
Увидеть обнаженной женщину, с которой непорочно дружили двадцать лет, было странно и удивительно.
Семьями они бессчетное количество раз выезжали на природу, где женщины ходили полуголыми. Будучи нормальным мужчиной, Ганцев не только любовался Эллиными несравненными коленками, но рассматривал ее всю, со всех сторон и во всех подробностях. Казалось, что тело старшей Войтович полностью изучено визуально и уже не представляет интереса.
Но сейчас, когда Элла стояла перед ним не полуголой, а совсем голой, выяснилось, что это не так. Купальник, прикрывавший необходимые места, на самом деле скрывал все. Без него жена друга выглядела совершенно иначе.
Даже маленькая грудь ее казалась не жалкой, а соразмерной всему прочему. А очень темные соски составляли идеальный баланс с черным треугольником, обнаружившимся в точке схождения бедер.
Отметив это, Ганцев почувствовал, что готов повторить случившееся на балконе – прямо тут и немедленно. Это было слишком, он отступил назад.
Истолковав по-своему, Элла посетовала, что слишком плохо выглядит.
Ганцев возразил, что она прекрасна, в подтверждение слов шагнул к ней, нагнулся, нежно поцеловал пупок, втянутый в пухловатом животе и, не удержавшись, погладил ее между ног.
Элла сказала, что не следит за собой, заросла насмерть и ей стыдно за свой вид - он ответил, что это место все оформляют по-разному и в том особая прелесть. Сказав это, Ганцев вспомнил женщину из прошлой жизни - украинку Людмилу, которая те волосы расчесывала на две стороны.
Взглянув виновато, Элла развела бедра, напряглась, по животу пробежала волна, из-под черных зарослей полилось.
Точно так же лилось когда-то из Ксеньки, когда та поднялась с сена, и присела на дорожке.
Но дочь извергала из себя продукт недозволенной страсти спокойно и привычно – присев на корточки, разведя узкие бедра и глядя, как на черной земле образовывается беловатая пенистая лужица.
А мать стеснялась своего состояния – самого нормального, в каком может находиться женщина, только что испытавшая главный экстаз бытия.
Ганцев снял с полочки самое большое банное полотенце, взял с пола черные туфли, вышел в холл и закрыл дверь.
Женщина, только что испытавшая экстаз, имела право заняться собой без соглядатаев.
Сев на диван, он ощутил что-то мягкое. Пощупав и растряхнув, он понял, что это банный халат, аккуратно положенный на край.
Неизвестно какие мысли посетили Маргариту, оставившую мужа с подругой, но она не поленилась спуститься, принесла ночную одежду.
Элла мылась долго, угар прошел, Ганцев думал о ней спокойно.
Когда Элла освобождалась от чулок и забиралась в душевую кабину на ее пальце сверкал тонко ограненный александрит – фиолетовым, поскольку даже при температуре в 4200 градусов Кельвина диодный свет оставался искусственным.
Этот атрибут казался привычным, он не задавался вопросом, почему жена друга постоянно носит одно и то же в то время, как Маргарита обновляет украшения.
После сегодняшних Ксенькиных слов Ганцев задумался и кое-что понял.
Женщина, до недавнего времени казавшаяся стервой, всю жизнь не снимала перстень, подаренный безвременно ушедшим женихом. Вероятно, брак Эллы с Виктором был таким же актом спасения от отчаяния, как у них с Маргаритой. Но Ганцев любил жену, началось у них неплохо, потом стало еще лучше. А до каких-то пор вообще все было хорошо.
Виктор, похоже, никогда не относился к Элле достойным образом. Он не интересовался ранней судьбой Войтовичей, они казались сложившейся парой. Теперь Ганцев подумал, что женитьба Виктора была обусловлена какими-то материальными причинами: например, отсутствием собственного жилья. Ксеньку они родили по случаю: ведь не мог же друг круглый год таскаться по чужим бабам, игнорируя законную жену в постели.
Однозначно,  Войтовичи были парой взаимно чужих людей.
В свете новых знаний недавняя Маргаритина шутка имела основу.
Открылась ванная дверь, выпустила свет и шум вентилятора, показалась Элла.
Обернутая поперек тела полотенцем, она казалась моложе, чем была.
Ганцев подал ей туфли, помог обуться.
Перед тем, как подниматься наверх, жена Виктора сообщила, что из-за долгого отсутствия секса она не предохраняется и не считает дни. Элла сказала, что выполаскивалась, как могла, но без спринцовки полных гарантий нет и теперь она может забеременеть.
Он даже не испугался, все еще витая на балконе.
В еле сочащемся свете звезд на большой кровати был видны контуры Маргариты, спящей на большой кровати – в первый раз за все время тут.
Ганцев уложил Эллу в голубой спальне. Она мгновенно уснула, он пошел вниз мыться.
Тело пахло женой друга, подругой жены. Ночь поставила все с ног на голову.
В ванной комнате на полотенцесушителе висели выстиранные бежевые чулки и черные трусики. Рубашка его, совершенно чистая, лежала на стиральной машине: целовались они аккуратно, следов помады не осталось.
Протрезвев, Ганцев вспомнил об остальной одежде - своей и Эллиной, разбросанной где-то в процессе.
Пиджак, брюки и все прочее валялось на кухонном стуле, черного платья не нашлось.
Он вышел на балкон. Звезды светили ярко, луна существенно сместилась, справа вниз налево тянулась еле заметная светлая линия. Кухонный балкон смотрел на сторону, где проходило много трасс, днем тут однажды сиял Андреевский крест из двух инверсионных следов.
Что хотел сказать нынешний самолет, перечеркнувший небо наискось, было неясно. Он то ли закрыл предыдущую жизнь, то ли запретил продолжать то, что тут случилось.
Платье висело на вентиле кондиционера, цветы различались, но не имели цвета. Под ним нашелся бюстгальтер – черный, простой и не новый. Почему эти предметы оказались не в том порядке, в каком снимались, Ганцев не мог вспомнить.
Бюстгальтер пах знакомо. Через секунду он понял, что это запах Ксеньки. Полудочка редко надевала бюстгальтер, для случаев крайней необходимости у нее имелись два белых, отделанных кружевами, бантиками и колечками. Черного белья она никогда не носила. Да и фасон казался старушечьим.
Вещь принадлежала Элле. В том, что запах матери совпадал с запахом дочери не было ничего странного.
Взяв одежду, Ганцев вышел в холл. Теперь все выглядело пристойно, ничего лишнего на балконе не осталось.
Поднимаясь по лестнице, он услышал сдавленный мат Виктора из гостиной. Видимо, друга разбудило мелькание света за полупрозрачной дверью.
Ганцев лег рядом с женой, завернулся в свое одеяло.
Больше всего ему хотелось встать, пройти в голубую спальню и еще раз взять Эллу – сонную и теплую, ощутить ее желанное тело без всяких чулок. Но это лежало за пределами допустимого.
В двухэтажной обители воцарился покой. Спала Маргарита, через холл спала Элла, внизу притих Виктор.
Где-то очень далеко спала Ксенька. Он уже понял, что африканской страсти в ее браке нет, она вряд ли занималась сексом с мужем ночь напролет.
В воскресенье следовало отдохнуть, а с понедельника нырять в «Гостиный Двор».


**********************************************************
ВЫ ПРОЧИТАЛИ ТРЕЙЛЕР ДАННОГО ПРОИЗВЕДЕНИЯ.

ПОЛНЫЙ ТЕКСТ МОЖНО ПРИОБРЕСТИ У АВТОРА –

обращайтесь по адресу victor_ulin@mail.ru

*********************
АННОТАЦИЯ

Жизнь бизнесмена Вячеслава Ганцева складывалась наилучшим образом. Его фирма процветала, становясь монополистом в городе. У него была прекрасная жена и замечательные друзья – семейная пара Войтовичей. Правда, у Ганцевых не имелось своих детей. Зато родным существом была Ксения Войтович, которую он вырастил на своих руках и называл «полудочкой». Однако человеческие отношения имеют свойство развиваться в неожиданную сторону. И никто не знает, к каким последствиям могут привести иные поступки.

******************************************
               
                2009-2020 г.г.

© Виктор Улин 2007 г. - фотография.
© Виктор Улин 2020 г.
© Виктор Улин 2020 г. – дизайн обложки.

http://www.litres.ru/viktor-ulin/poludochka/

ISBN 978-5-532-99572-7
290 стр.


Рецензии
Начало интересное. Но интриги никакой.

Валентина Забайкальская   14.11.2021 10:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Валентина.
Но это - НЕ начало, а произвольно выдернутый фрагмент.

Начало - только вот тут:

http://www.litres.ru/viktor-ulin/poludochka/

Виктор Улин   14.11.2021 10:29   Заявить о нарушении
Роман - 11 листов.
Там много всего...

Виктор Улин   14.11.2021 10:35   Заявить о нарушении
ПС.

При размещении анонса я всегда даю самый нейтральный кусок: иначе модература может прицепиться, удалить произведение или запретить к анонсированию навсегда (последнее произошло с одним из моих лучших романов - "НикитОй")

Сегодня время анонса прошло, фрагмент размещен гораздо более содержательный:

http://proza.ru/2020/12/11/589

Виктор Улин   15.11.2021 07:44   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.