Весна для студента...

Весна для студента - пора зачётов и экзаменов, пора надежд и любви. Как не хочется сидеть на лекциях, порой слушать монотонные речи, читать, учить!

Звонок на последний семинар, практическое занятие перед зачётом по старославянскому языку.

-    Юс малый идёт! - забежал в аудиторию и занял своё место Коля Егоров.

-    Здравствуйте! Итак, сегодня повторим самые трудные темы перед зачётом, - занимая место у трибуны, хитро поглядывая на студентов, говорит доцент Леонид Петрович Грузов. - Николай Егоров, идите к доске и ещё раз докажите, что «день» и «ночь» -однокоренные слова.

-    Он уже доказывал! - кричит с места Роза Капитонова, студентка, на которую обращали внимание не только парни факультета, но и некоторые молодые преподаватели.

-    Тогда идите Вы. Как Вас зовут? Кажется, Роза. Знаю, что в группе Роз много, как Ваша фамилия?

-    Нет, нет! Коля уже доказал, дописывает формулу, - перебивает доцента Надя Грачёва.

-    Извините, студенты-шашники, - заметив чернильную надпись на трибуне, слегка покраснев, доцент стал читать вслух: «Юс малый + Роза = любовь». Я давно знаю, как меня величают студенты. Старославянский язык трудный, не всем он нравится. Тут кто-то чернилами вывел, которая из Роз в меня влюблена? Или любит?

Действительно, доцент Грузов был неравнодушен к одной из Роз, об этом в группе НШ знали и посмеивались. Знали и о том, что у него, мужчины среднего роста, с красивыми каштановыми вьющимися волосами, с прищуром в глазах, с ямочками на всегда румяных щеках, у завтрашнего профессора, трое несовершеннолетних детей. Студентки тоже не упускали момента, чтобы лишний раз не встретиться, не поговорить с ним, старались не пропускать его лекций, исключали семинары: дотошно спрашивал, ставил оценки и стыдил, если чего-то не знаешь. На этот раз на семинаре перед зачётом присутствовали все, кроме Геннадия Логинова. Грузов начал перечислять студентов-счастливчиков, освобождённых от зачёта по старославянскому языку, первым назвал Колю Егорова - без стука в дверь заходит шеф группы НШ истфилфака, заведующая кафедрой русского языка Зинаида Филипповна Барцева.

-    Пожалуйста, извините, Леонид Петрович! До конца урока ещё достаточно времени, отпустите мне двух Роз и Гену Логинова.

-    Которых Роз? На кафедре нацарапали меня и Розу, всех Роз освободил от зачёта, Зинаида Филипповна, заберите всех троих. А Геннадия вашего сегодня не вижу.

-    Спасибо! В соседнем кабинете, чуть приоткрытом, слышится плач ребёнка.

-    Это плачет наш ребёнок. Что творите вы с моей седой головой? Где Геннадий, почему его нет на занятии? Это, кажется, его ребёнок, мой внук, - говорит расстроенная Зинаида Филипповна и вызванных студенток подводит к кабинету декана историко-филологического факультета Хлебникова Николая Васильевича.

-    Уймите, девочки, ребёнка! Где его отец, ваш однокурсник? -просит декан, сам, качая малютку, ходит туда-сюда. - До звонка с ним разберитесь. Принесла молодая женщина, бросила ребёнка на мой диван и ушла. Куда она ушла? Заберите, пожалуйста!

Роза Шабрукова имела небольшой опыт обращения с грудным ребёнком, иногда ей приходилось нянчиться с маленькой племянницей, и она осторожно, нежно приняла от декана девочку, но тут в кабинет забежала мама ребёнка.

-    Пусть он платит алименты! Одна растить девочку не собираюсь! - запеленав ребёнка, сказала незнакомка и тут же покинула кабинет декана.

-    Какие тут алименты со стипендии студента? - успела сказать доцент Барцева. - Ой, устала сегодня, девочки. Проводите меня, пожалуйста, домой.

* * * *

Прошёл тёплый весенний дождь, прогремела гроза, на небосклоне снова появилось яркое вечернее солнце. Преподаватель и две студентки шагают по мокрому блестящему асфальту, по знакомым улицам Йошкар-Олы, у подруг перед преподавателем почти не было секретов.

-    Роза, ты в детдоме своём бываешь? После экзаменов собираешься там работать? Работать после экспедиции. С деканом и учёным советом института я договорилась, что вы обе и ещё Коля Егоров будете участвовать в научной экспедиции МарНИИ по диалектологии, от всех зачётов, надеюсь, вас освободят, экзамены сдадите досрочно. А сейчас я приглашаю вас к себе в гости. У меня вы ещё не были. Тесто я замесила, напечём пирожков.

В трёхкомнатной квартире Зинаиды Филипповны, учёного преподавателя, как нам показалось, тесновато. С ней проживал сын Альберт, аспирант, ассистент пединститута. Розы знали его: аспирант часто обращался к девушкам, брал у них лекции матери, чтобы этот материал преподнести студентам педфака. Встретив знакомых студенток, он поздоровался с ними и тут же скрылся, закрылся в своей комнате.

Комната Зинаиды Филипповны была рядом со столовой комнатой-кухней.

-    Вот вам готовая начинка из капусты с мясом, вы, девочки, катайте тесто, стряпайте, а я с супругом поговорю, - ушла в соседнюю комнату, откуда слышалось непонятное: ругань, беседа в грубой форме, объяснение, после чего супруг Зинаиды Филипповны хлопнул дверью своей комнаты, накинул на себя плащ, покинул квартиру.

-    Зинаида Филипповна, я знаю Вашего мужа, он был директором Йошкар-Олинского педучилища? - спросила Роза Николаева.

-    Был. Педучилище здесь закрыли, перевели в Оршанку, теперь он туда ездит. Девочки, не обращайте на него внимания, мы с ним в разводе, но живём под одной крышей. Роза, и он тебя помнит. Беляев не всех учащихся своих знает, а тебя хорошо знает, почему?

-    Зинаида Филипповна, ничего особенного. У меня и в педучилище случались инциденты.

-    Какие? Конечно, ты выкидываешь номера, что же Беляеву устроила? Ха-ха!

-    Я училась на четвёртом курсе педучилища, группа была шумливая, дисциплины не было, и я была непослушная, - рассказывает Роза Николаева, - срывала уроки рисования.

-    Это у Николая Николаевича? - спросила Зинаида Филипповна.

-    Да, он сейчас преподаёт рисование на педфаке пединститута. Изредка встречаю его, но к нему никакого уважения нет.

-    Почему? - интересуется Шабрукова.

-    Как всегда. Поддерживала в проделках мальчишек группы, выкрикивала, в общем, срывала уроки. А он, этот Николай Николаевич, мне ставил четвёрки, - объясняет Николаева.

-    Это не новость, проделки твои известны всему факультету, - говорит шеф. - Ты ведь сняла свою фотографию со стенда «Гордость факультета»? Что натворила Беляеву?

-    Сняла свою фотографию, не чужую. Беляеву ничего плохого не сделала, а вот этому, «Эн-эн», да! Над эскизом «Берёзка» работала шесть уроков, рисовальщик мне поставил четвёрку карандашом, оценки ставил всегда карандашом. Мальчишки резинкой убирали оценку, мою работу акварельными красками подносили учителю - он им ставил пятёрки. Лучшие рисунки студентов, в том числе мои, оказались на выставке, где указал, что он -учитель.

-    И что же ты сделала? - допытывается Зинаида Филипповна.

-    Я? Ушла с урока педагогики, у строителей взяла лесенку, притащила её на четвёртый этаж, достала все свои рисунки и порвала их в клочья. Понимаете, в клочья! Думаете, мне было не жалко? Это мой труд!

-    Что же дальше?

-    Дальше? Николай Николаевич нажаловался директору, который мне влепил выговор, с приказом ознакомил весь коллектив преподавателей и учащихся.

-    А ты?

-    Я ничего, только учителя во всеуслышание назвала дураком, перестала посещать его уроки.

-    Ладно. Николай Николаевич в институте никто, нагрузка невелика, подрабатывает в какой-то школе. Розы, где научились мастерству кулинарии? Шабрукова - понятно, а Николаева?

-    В детдоме тётя Даша-повар научила.

-    Роза, милая, я знаю: тебе трудно, тебя поддерживают в группе многие, особенно Шабрукова. Мне сказали, что вы с Феней Романовой создали бригаду строителей, верно?

-    Верно. Бригаду не на стройке, на железнодорожной станции, ночами выгружаем разную крупу, таскаем вёдрами, на носилках. Стипендии не хватает.

-    Как ночью домой добираетесь, на автобусе?

-    В час ночи автобусы не ходят, до общежития добираемся пешком, - ответила Роза Шабрукова.

-    И ты работаешь? - удивлённо спросила Зинаида Филипповна.

-    Да. С нами ещё Феня Романова работает.

-    Девочки, будьте осторожны, ночью по городу ходить страшно, всякое может случиться, - предупреждает преподаватель своих подопечных.

-    Может случиться, да вот на той неделе мы шли во втором часу ночи, темно было. Прошли по улице Советской, повернули на Коммунистическую - к нам навстречу идут подвыпившие парни, стали просить деньги, мы только получили за работу, пусть немного. Начали к нам приставать, - рассказывает Роза Николаева. - Один из них набросился на Феню. Мы сначала растерялись, я начала кричать.

-    Хорошо, что на крик из соседнего дома выбежали люди, они помогли, - добавила Шабрукова.

-    Ой, девчонки! Надо что-то придумать. Найдите сопровождающих парней, ищите. Роза, ты меня, пожалуйста, извини: не дала я тебе денег на пальто, извини!

-    Вы, Зинаида Филипповна, меня извините, что на меня нашло? Просто хотелось перед нашим детдомовским парнем выглядеть прилично, хотела купить новый костюм. Не вышло, ладно уж.

-    Он приезжал? Девочки рассказали мне, очень уж он им понравился, хвалят. Ты-то как?

-    Да, хороший парень, он и в детдоме был лучшим. Пробыл полдня, успели встретиться в Йошкар-Оле с другими детдомовцами, вечером на поезде уехал в Крым, в санаторий.

-    Видно будет, жизнь покажет, удачи вам. Пока у вас всё хорошо, обе учитесь отлично. Розе Николаевой пожелание - сдерживать себя, и всё. Всё будет хорошо. Жизнь - трудная штука, жизнь прожить - не поле перейти.

На одной из страниц многотиражной газеты «Педагогические кадры» Марийского педагогического института от тринадцатого декабря 1960 года появилась статья студента, редактора стенгазеты историко-филологического факультета «Знание - сила» Валерия Морозова. Он пишет:

-    Когда я зашёл в комнату, Роза, наклонившись над столом, что-то рисовала на большом листе ватмана... Она оформляла газету «Знание - сила», рисовала, писала. Роза всегда всё успевает делать... Часто можно было видеть, как по коридору в перерыв быстрым шагом проходит с первого взгляда неприметный на вид паренёк. Он заходит в аудиторию, находит нужного ему человека, говорит с ним и записывает в блокнот. Это Вася Исаков, студент второго курса... Вася в газете ведёт отдел сатиры и юмора... Он рисует карикатуры, пишет рубрики. Главным художником газеты является Пётр Апакаев, студент четвёртого курса. Пётр - способный художник. Он ветеран в стенгазете, работает четвёртый год. Петру приходится делать всё: писать заголовки, рубрики, оформлять газету... Художники - это главное в стенгазете, и все они -Василий Исаков, Роза Николаева, Пётр Апакаев - ясно сознают это и с честью справляются со своими обязанностями. Недаром газету «Знание - сила» считают лучшей в институте.

«Знание - сила», газета красочно оформленная, содержательная, с разнообразной тематикой и размером в четыре, а иногда и в пять-шесть листов ватмана, привлекала внимание всех студентов. С тех пор прошло достаточно много времени. Всё в жизни меняется, движется.

Ныне оба: и Валерий Алексеевич Морозов, и Петр Андреевич Апакаев - работают в своём институте, учёные преподаватели. Пётр Апакаев - известный в республике профессор, доктор педагогических наук, а Валерий Морозов - почётный доктор исторических наук, профессор, заядлый гармонист, активный общественный деятель, как когда-то много лет назад.


Рецензии
..like.ponravilsa

Фальконье   20.01.2021 22:38     Заявить о нарушении
ЗДРАВСТВУЙТЕ, ФИЛЬКОНЬЕ! СПАСИБО, ЧТО МОЙ ТЕКСТ ОДНОЙ ИЗ ГЛАВ ПОВЕСТИ "НЕ ПОЛЕ ПЕРЕЙТИ" ПОНРАВИЛСЯ. ПРЕМНОГАЯ БЛАГОДАРНОСТЬ И ЗА РЕЦЕНЗИЮ! КОРОТКО И ЯСНО! ДО ВСТРЕЧИ НА ВАШЕЙ СТРАНИЦЕ!

Роза Салах   20.01.2021 23:09   Заявить о нарушении
ФАЛЬКОНЬЕ, ПРОШУ ИЗВИНИТЬ И ЗА ИСКАЖЕНИЕ ВАШЕГО ИМЕНИ.

Роза Салах   20.01.2021 23:12   Заявить о нарушении
На это произведение написано 13 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.