Тюрьма

Маленький мальчик привязан к столбу. Стоять он уже не может, он висит на своих путах, опустив голову. Он часто и неровно дышит, словно вокруг осталось очень мало воздуха. Щуплую грудь пересекают пять длинных свежих порезов. Огромный удушающий ужас серой массой медленно приближается к нему.
Ледяная рука рассвета вырвала Эрика из сна. Он резко вскочил, торопливо озираясь. Он находился в каменной камере, маленькой и темной. В ней ничего не было кроме соломенного тюфяка в углу. Металлическая решетка, закрытая на массивный замок, перекрывала вход. За ней был каменный коридор, слабо освещенный догорающей лучиной, который упирался в широкую лестницу. Эрик ощупал и простучал стены. Везде был плотный шершавый камень.
«Они меня не убили, но посадили в тюрьму, мерзавцы!» - выругался он.
Промозглый застоявшийся воздух стоял в камере и коридоре. Светлый поежится, ведь на нем по-прежнему были надеты только штаны и сапоги. Он почувствовал, что слабость и головокружение возвращаются, и сел на тюфяк. Там он с удивлением обнаружил толстое шерстяное одеяло.
«Им нужен ларец, а мертвый Светлый не скажет, где он» - подумал Эрик – «отсюда лечение и забота».
«Зря стараются, живой тоже не скажет» - зло продолжил он – «Ведь когда он это сделает, он сразу станет мертвым».
Затем он завернулся в одеяло и уснул.

- Просыпайся! Просыпайся! Завтрак! – громкий голос тюремщика разбудил Эрика.
Тот нехотя принял сидячее положение. Огромный детина загородил дверной проем, и в камере стало совсем темно.
- Верни тарелки, а то обеда не будет! – предупредил он, поставив завтрак на пол.
Затем зажег новую лучину и потопал к лестнице.
Завтрак включал в себя пшенную кашу с кусочками курицы, густой ягодный морс и укрепляющее лекарство.
«Это они всех преступников так хорошо кормят, или только мне такая честь?» - задался вопросом Эрик, которого после еды снова потянуло в сон.

 Шаги трех человек на лестнице быстро разогнали одолевшую Светлого дремоту.  Подобрав под себя ноги, он замер, притворяясь спящим.
- Он спит, - негромко и с нотками нежности сообщил Макс.
- Пора ему вставать, открывай, - приказал голос, принадлежавший Шандору.
Как только скрипнула решетка, Эрик, словно сжатая пружина, прыгнул вперед. Головой протаранив живот Шандора, стоявшего в дверном проеме, он ударил его между ног. Черный воин охнул и скрючился. Светлый ловко выдернул меч из ножен на его поясе и толкнул Шандора на Макса. Затем, развернувшись, уклонился от удара Гунтера и направил меч молодому человеку в живот.
- А ну-ка не шали! – громогласно завопил Макс, оглушив присутствующих.
Словно ураган, он перескочил через Шандора и снес Эрика с места. Тот не успел отреагировать. Макс прижал его спиной  к стене и вывернул руку с мечом. Клинок выпал из его руки и упал на пол, глухо звякнув.
- Не шали! – ревел Макс, - у меня нельзя шалить! Я очень не люблю, когда шалят!
- Отпусти, отпусти руку, - стонал Эрик, пытаясь вывернуться из захвата тюремщика, но это было так же бесполезно, как пытаться сдвинуть гору.
- Порядок! У меня главное порядок!
- Все в порядке, Макс, - рядом с ним появился Шандор.
Тюремщик сразу замолк и отпустил Эрика. Тот не успел вздохнуть, как боковой хук от Шандора выбил землю у него из-под ног.
- Ах ты тварь! – выругался Шандор, - Гунтер, держи его.
Черный воин вместе с помощником подняли Эрика и втащили обратно в камеру, прижав лицом к стене.
- Где ларец? – Шандор тряхнул Светлого.
- Не скажу, - выдохнул тот и хрипло рассмеялся.
Мир вокруг него кружился, конечности не слушались, боль настойчивой пчелой жужжала в теле.
Шандор взял его за мизинец и стал медленно выворачивать в обратную сторону.
- Где ларец? Говори!
- Нет, - процедил Эрик и сжал зубы, чтобы не закричать от боли.
Палец хрустнул, черный воин взялся за безымянный.
- Где ларец?
- Не скажу!
- Ты думаешь, что ты сильнее меня? Что все вытерпишь? Что я не сломаю тебя, выродок? - нарочито спокойно спросил Шандор и, отпустив палец, достал темный нож. Он сунул клинок Эрику под нос. Светлый задергался, пытаясь отстраниться, но Гунтер крепко его держал.
Шандор провел клинком по плечу Эрика, слегка надавив. Из длинной царапины выступила кровь. Светлый заорал во все горло и забился в конвульсиях.  Боль разрывала его грудь, вкручивалась в руки и ноги, лавиной обрушиваясь на мозг.
Боль схлынула, и Эрик обмяк, но не перестал кричать.
- Где ларец? – спросил Шандор.
Длинный и полный ужаса крик вырывался из горла Светлого.
«Нет, - сообразил тот,- это не я кричу, а какой-то ребенок». Голос был тонкий и звонкий. Ребенок кричал у самого уха, и где-то вдалеке кто-то вопрошал:
- Где ларец?
Шандор развернул молчащего Эрика лицом к себе.
Эрик увидел круглое полное лицо с длинными грязными волосами серого цвета, бесформенным носом и маленькими поросячьими глазками.
- Шандор? – удивился Светлый.
Нет, это был не Шандор. Незнакомый мужчина гадко ухмылялся. Неприкрытое вожделение и яркое наслаждение читались в его глазах. Ужас сковал молодого человека так, что он перестал даже дышать.
- Эй очнись! – черный воин похлопал светлого по щекам.
Эрик выдохнул, огляделся. Да, это был Шандор, рядом стоял Гунтер, они были в полутемной камере.
- Где ларец?
Молодой человек перевел взгляд на черного воина, и лицо его снова расплылось, преобразившись в лицо толстяка с поросячьими глазками. Теперь оно хохотало, раскрыв вонючий рот с желтыми кривыми зубами, а ребенок над ухом продолжал истошно орать.
- Да что с тобой! – Шандор тряхнул Эрика, находившегося в прострации.
- Отключился от реальности, - прокомментировал Гунтер.
- Гад! – выплюнул черный воин, - видимо сейчас мы от него ничего не добьемся, пойдем.
Воины оставили Светлого и вышли из камеры, заперев дверь.
Эрик сел у стены, обняв колени и ошарашенно слушая странный непрекращающийся крик. Уродливое лицо пропало, взгляд его уперся в серую каменную стену камеры.
Наконец, крик оборвался. Светлый лег на тюфяк, накрывшись одеялом.
«Что это было? – растерянно думал он, - кто этот человек, и что за ребенок кричал?»
Ответов на эти вопросы у него не было. Наконец, его одолела сильная слабость, и сморил беспокойный неглубокий сон.

- Обед! Я принес обед! – прогудел Макс, со стуком поставив тарелку на пол.
Эрик с трудом сел. Голова болела и кружилась, сломанный палец покраснел и опух, словно сосиска, ныла рана на спине.
- Ты больше не шали, ладно? – сказал Макс.
В его словах было столько детской искренности, что Светлый невольно ухмыльнулся.
- Ладно, - согласился он.
«А может, удастся обмануть тюремщика?» - возникла мысль – «заговорить зубы, раз он такой простачок, уговорить выпустить?»
- Вот и славно, – с большим облегчением кивнул тот, - я не люблю, когда шалят.
«Нет» - размышлял Эрик, - «наверное, он не такой дурак, как кажется, раз до сих пор работает тюремщиком»
- Я люблю таких, как ты, - продолжил Макс, - сидишь тихо, не обзываешься, не требуешь, не пытаешься меня обманывать! – закончил он грозно, помахав кулаком куда-то наверх.
«Значит я прав, - усмехнулся Светлый, - и не мне одному в голову приходили такие мысли»
- А я ведь обо всех здесь забочусь, - вздохнул тюремщик, - Вот, одеяло тебе принес, у тебя ведь рубашки-то нету.
- Спасибо, - искренне поблагодарил Эрик.
- Люблю таких как ты, - повторил Макс, - вы благодарные.
Громила повернулся и, сопя, зашагал к лестнице.
Эрик обедал и думал. Он понимал, что его будут еще пытать. Пытки будут изощренные и очень жестокие, ведь они знают, что он Светлый. Он твердо решил не говорить им, где ларец. Он знал, что ему еще выпадет шанс сбежать, и может даже не один, потому что удача постоянно подкидывает возможности, главное их увидеть и вовремя использовать. Надежда и вера в себя не давали повода для уныния и безысходности. Его только беспокоило странное видение. Почему возникло, что оно означало и что от него ждать? Возможные отрицательные последствия беспокоили его больше всего.
За ним пришли сразу после обеда.
- Сам пойдешь или тебя тащить? – хмуро поинтересовался Шандор через решетку.
Эрик непроизвольно сжал кулаки и сразу разжал, поморщившись от боли в сломанном пальце.
- Сам, - буркнул он, понимая, что сейчас не подходящее время для новой попытки бегства.
Макс открыл дверь и Светлый медленно вышел в коридор.
- К стене – рявкнул Шандор, глаза его светились ненавистью и злобой.
Рядом стоящий Гунтер был похож на ощетинившуюся собаку, готовую в любой момент кинуться на врага. Только Макс равнодушно взирал на происходящее.
Подавив в себе ярость. Эрик повернулся лицом к стене. Шандор прижал его к холодному камню, а Гунтер крепко связал руки за спиной.
- Иди, - приказал черный воин.
Светлый последовал за Максом. Следом двигался Шандор, готовый к любой выходке пленника. Замыкал шествие Гунтер. Они поднялись по лестнице, миновав один коридор, где слышались негромкие голоса, и вошли в другой, такой же каменный и холодный. Там Макс открыл боковую дверь и провел Эрика в комнату без окон со столом и двумя стульями в центре.
«Не похоже на пыточную» - подумал Эрик, садясь на один из стульев. Шандор и Гунтер встали за спиной.


Рецензии
Знаете, в общем-то стоит признать, что Эрик сам себя загнал в подобную ловушку.
Самонадеянно посчитав себя неуязвимым, решил сыграть в столь опасную игру, не представляя до конца ценности той вещи, за которой так много охотились.
Понимаю, что это художественное произведение, но в реальной жизни его бы давно сломали, во всех смыслах этого слова.
Ну, а так, похоже, сейчас начнутся споры среди желающих завладеть ларцом, что и даст Светлому некоторый шанс.

С наилучшими пожеланиями,

Сергей Макаров Юс   16.12.2020 21:18     Заявить о нарушении
Добрый день, Сергей!
Шанс есть всегда, главное его не упустить.

С наступающим!

Елена Ивановская   31.12.2020 18:29   Заявить о нарушении