Заря Востока. Глава1. ЦУП

- И как давно вы поняли, что можете выходить на контакт с Землёй?
- Не могу точно сказать. Понимание не пришло как-то вдруг, однажды, оно словно бы потихоньку росло во мне.
- Как вы думаете, почему это случилось именно с вами?
- Не знаю. Мне кажется, что у любого человека должен быть такой контакт. Если бы человек думал о смысле жизни каждый день, он бы дорос до ощущения и понимания того, что Земля живая.
- А вы рассказывали кому-нибудь о том, что чувствуете?
- Рассказывала. Только, сами понимаете, люди считали мои слова, мягко говоря, чудачеством.
- Но, тем не менее, в трудные минуты они обращались именно к вам.
- Да.
- И вы брались помочь?
- Я не то, чтобы бралась помочь…  Я сообщала Земле о некоторой дисгармоничной ситуации и просила её восстановить гармонию.
- Вы же должны помнить, как первый раз вы просили об этом?
- Ну… Я услышала зов. Пришла на то место, откуда, как мне казалось, я его слышу. Это был пустырь.  Я приходила туда каждый день и пыталась хоть как-то понять  приходящие на ум образы, выстроить между ними взаимосвязь. Образов было очень много, и ощущение выхода из некоторой замкнутой области пространства усиливали звёзды. Ведь  на пустыре не было фонарей. Через месяц там построили фонтан,  и  после этого  я общалась с Землёй через воду. Потом я поняла, что мне совсем необязательно ходить на фонтан, любой источник воды словно бы стал для меня каналом связи.
- Антонина Владимировна, я благодарю вас за беседу. Мне было очень приятно пообщаться с вами.
- Я делала что-то не так?
- Нет. Вы всё абсолютно правильно делали.  В некотором роде мы горды вами, вы сумели выйти на уровень, недоступный простым людям.
- Вы вернёте меня обратно?
- Конечно. Но вы же не откажетесь от нескольких дней обучения у нас. Вам к тому же надо отдохнуть, набраться сил, пообщаться с природой. Вы же мечтали побывать на Тибете.
- Мечтала… Но…
- Не беспокойтесь, все ваши социальные  дела будут максимальным образом улажены. А здесь у нас для вас  есть  возможность проявить свои способности на благо всего человечества.  В некотором роде мы - это  высшая планетарная академия, центр управления планетой – ЦУП.  Да что мне вам рекламировать  наши места, вы и сами всё хорошо видите.
- Хорошо. Сколько дней я должна здесь пробыть?
- Неделю.  Но если захотите остаться, можете и больше.  Все ваши родные знают, что вы находитесь в  обычной туристической поездке, которую  вы выиграли, став миллионным посетителем сайта  о вкусной и здоровой пище.
- Я случайно попала на этот сайт.
- Ничего не бывает случайного, вы же должны это понимать, - говорящий улыбнулся.

Лучше бы он этого не делал. От его улыбки у женщины пробежал холодок по спине.  Улыбались  у мужчины только губы, глаза же оставались колючими и настороженными.  Хотя это ей могло показаться, мало ли что на уме у человека, просто, может быть, она ему совсем неинтересна, поэтому и улыбка у него соответственная. Ведь он знает  об этом  мире гораздо больше, чем она, это точно.  Вполне можно объяснить  отсутствие  у него искреннего интереса к обычной земной женщине. 
Антонина поднялась с бархатного светлого кресла,  одёрнула  смятую хлопковую рубашку.  Шорты-сафари до колен, кожаные сандалии, русые волосы собраны в низкий хвост -  сейчас она не могла видеть своего отражения в зеркале, но ощущала жар  нервного румянца на щеках. Обладая средней внешностью и таким же средним возрастом, она не привыкла ловить на себе восхищённые мужские взгляды  и  не владела азами кокетства и «совращения».  Любой разговор с представителем противоположного пола она воспринимала как чисто «технический»  процесс обычного бесполого общения между людьми.  Но если разговор происходил в обстановке «тет а тет», он  всегда вызывал у неё  нервную дрожь.
Впрочем, мужчина не обратил на её смущение ровно никакого внимания, он тоже поднялся со своего кресла  и, показывая  внешнее почтение,  галантно открыл перед ней дверь, ведущую на широкую мраморную террасу, залитую  неярким  золотым светом заходящего солнца.
 
Терраса  представляла собой  круглое каменное плато и словно бы плыла в воздухе,  над верхушками фруктовых деревьев, которые окружали её по периметру.  Нежные тонкие листья древесных вершин едва трепетали в неподвижном воздухе, окрашенном сладкими  фруктовыми ароматами. Прямо по центральному  курсу  кроны  расступались, открывая место плоским пологим  ступеням, ведущим вниз, к ущелью, откуда долетал приглушённый рокот горной реки.
Женщина подумала немного, и решила всё же не торопиться спускаться вниз.  Она уже достаточно хорошо ориентировалась в незнакомом ей прежде месте, и знала, что если пойти вправо от лестницы, то там,  парящая в воздухе терраса, в своём круглом изгибе  откроет ей вход в шикарные апартаменты, в которых она успела провести ночь после приезда.
Антонина довольно таки смутно помнила свой «выигрыш путёвки» и перелёт. Но, видимо, это было связано с тем, что «выигрыш» оказался куда более значительным, чем она могла представить.  Её  забрали сюда, в особое место, о назначении которого она могла только догадываться. Вежливый, но непреодолимый напор «забирающих»  Антонина сама себе объяснила важностью некоей «миссии», сопричастность к которой она ощущала давно.  Может быть, в смутных грёзах  ей уже являлся архетип  места « центрального управления планетой».  Наверное, так и должен был выглядеть ЦУП -  максимум роскоши, минимум коммуникаций, сплав природы и науки.

Всё конструкции здесь были нарочито модерновыми, отторгающими каноны  общепринятой бытовой логики. Антонине предоставили  особенные  условия проживания,  которые  не так то и просто было соотнести с традиционной земной культурой. В её просторных апартаментах, конечно,  находились обычные составляющие структурные ячейки  человеческого быта -  кухня, спальня, ванная комната, гостиная, но все они имели весьма своеобразное  внешнее оформление, без намёка на сдержанность в размерах и  формах. 
 Высокие полукруглые потолки  в комнатах ночью становились прозрачными, пропуская свет звёзд.  Ванную заменял  бассейн, имитирующий горное озеро со  скальными берегами, в гостиной изумрудного цвета диван  напоминал шелковистую траву, которой порос плавный изгиб косогора. У дивана, как и у бассейна,  тоже не было правильной формы.  И кровать в спальне, соответственно,  имела вид природного ложа, с ровной поверхностью срубленного пня  от циклопического дерева метра три в диаметре. На этот огромный низкий плоский пень был наброшен обычный человеческий матрац, застланный льняной серой простынёй.  Невесомое пуховое одеяло, несколько подушек в живописном порядке раскинутых по «кровати» придавали спальне сказочный вид жилья, ориентированного не на людей, а на дриад. 
Предыдущей  ночью Антонина  ощутила, как приятно спать на дереве, в тонком аромате древесной смолы.  Сон словно бы наполнил её живительной энергией, которая  не имела кулинарного происхождения.  Но и кулинарная энергия здесь была предусмотрена в полном шике и объёме.
В кухне были две зоны – холода и огня.  Они отделялись друг от друга прозрачной стеной.  В холодной части разместились  многочисленные полки с упаковками еды, в горячей – очаг открытого огня, который горел постоянно с приятным слуху потрескиванием невидимых дров.  Кроме очага открытого огня,  кухня располагала ещё и своеобразной каменной печью,  на плоской поверхности которой можно было запекать нужные продукты.
Про продукты стоило поговорить отдельно, потому что даже фруктовые деревья, растущие вокруг террасы,  уже давали много поводов для удивления. Антонина  никогда не видела таких диковинных фруктов, какие росли на них. Скорее всего, это были некие гибридные виды известных плодоносящих.  О составе остальных продуктов, складированных  в холодильной части комнаты, ей  тоже приходилось только догадываться, пробуя их на  вкус.

Войдя в свой «номер», она решила разобрать дорожную сумку, которую бросила накануне на полу в спальне. Вещей в ней было не так много, и все они показались ей тусклыми, кроме шифонового  сарафана  цвета индиго с широкими лямками на плечах.  Тонкий трикотажный подклад  сарафана заканчивался чуть выше колен, а дальше волнами струилась полупрозрачная невесомая  ткань, призванная  показать стройность ног.  Лицо, конечно, усталое  с дороги,  без грамма косметики, хотя если подкрасить слегка ресницы и губы, то можно утешиться  эпитетом «миловидная». 
Примерив  сарафан, Антонина покрутилась в нём немного около зеркальной стены и потом босиком прошла на кухню, чтобы выпить чашку кофе.  К счастью в этой странной  кухне была  предусмотрена обычная машина для приготовления чая и кофе.
Достав из холодной  комнаты упаковку  с пирогом, Антонина вскрыла фольгу,  включила каменную печь на нагрев, положила  на горячую поверхность пирог.  Вскоре вкусные запахи  выпечки наполнили комнату.  В начинке пирога угадывались овощи и мясо. Жёлтое пышное тесто, пропитанное  куркумой и маслом, слегка слоилось и на огне быстро покрывалось румяной корочкой.  Выложив пирог на плоскую  прямоугольную тарелку, Антонина поставила туда же кофейную чашку с дымящимся напитком. Может быть, стоило поискать на полках какой-нибудь чудесный клюквенный соус, там, в холодильной  комнате она видела палитру из маленьких бутылочек, наверняка,  они скрывали в себе диковинные вкусы.  Но тело вдруг жадно затребовало еды, немедленно, сию секунду.
- Живут же люди! – пробормотала  Антонина, усаживаясь за стол из чёрного мрамора в тайнописи белых прожилок. 
К столу были приставлены крутящиеся  замшевые кресла – трансформеры, спроектированные для полного расслабления при приёме пищи.

- К вам можно? – в стеклянную дверь номера постучали.
- Заходите, -  не глядя крикнула Антонина,  вонзаясь зубами  в нежный горячий кусок пирога. Капли янтарного масла потекли по пальцам, но  она уже успела вытереть их салфеткой.
- Вкусно?
- Угу. Вы кто?
- Ваш сосед и  коллега.
Антонина  обернулась.  Долговязый кудрявый сосед  улыбался, щуря глаза за линзами очков.  Типаж  Жюль-Верновского Паганеля  воплотился в нём  в  полной мере.
- Вы, как я знаю, Антонина, а я Серёжа. 
- Серёжа…
- Да. Так меня называют друзья.
- Тогда я Тоня.  Кофе будете?
- Я пью исключительно чай. Сидите, я сам налью.  Вы ведь у нас новичок.
- Да, я новенькая. Но меня уже успели допросить.
- Здесь разве допрашивают?  В этом благословенном месте не может быть допросов, тут только вопросы.  Нас ведь мало таких, особенных.
- Вы тоже слышите Землю?
- О нет! Я не слышу, я умею говорить. 
- Я тоже умею говорить. Что в этом такого?
- Я умею говорить у человека в голове.
- Да? Скажите мне что-нибудь, - Антонина протянула руку к пирогу, но потом передумала, решив  не  уплотнять и без того поздний ужин.
- Правильно сделали, - улыбнулся Серёжа, - это я вам сказал не есть!
- Шутите!
- Не шучу.
- Тогда прикажите мне съесть.
- Я не могу приказывать делать что-то.  Мой дар связан только с сигналом стоп. Я, в некотором роде, могу играть роль стоп-крана, - Серёжа - Паганель мечтательно улыбнулся, присаживаясь за стол напротив Антонины. – Вкусный чай, в нём много листьев земляники, вы ещё, наверное, не все чаи распробовали?
- Я предпочитаю кофе. Серёж, а здесь много таких, со способностями?
- Нет. Люди подобные нам с вами, штучный товар.  В отличие от обычных людей  мы с вами умеем создавать коммуникации в обход существующей системы.
- И потому представляем этой системе угрозу?
- Почему так сразу и угрозу? Посмотрите на обстановку, вокруг себя,  Тоня. Мы с вами – благо для системы.  Система нас отловила, поместила в поднебесные чертоги, окружила роскошью.
- Мы для неё уникальные инструменты?
- Похоже на то.
- Вы здесь давно?
Последний луч заходящего солнца  поглотился горизонтом. Комната погрузилась в сумрак буквально на секунду, на стенах сами собой  вспыхнули электрические свечи. Серёжа  отставил чашку с чаем в сторону.
- На пять дней раньше вас. Я уже обследовал окрестности.  Здесь неподалёку есть очень симпатичный городок, можем завтра поутру прогуляться, если вы не против. 
- Я подумаю.
- Хорошо. Приятно было познакомиться.
- Взаимно.
Серёжа  легко поднялся из-за стола и стремительно вышел из номера.  Антонина отметила про себя, что стремительная походка не соответствует образу  доброго недотёпы. Недотёпа должен был обязательно зацепиться за угол, что-то задеть, свалить, неуклюже переминаться с ноги на ногу. Да ладно,  что ей с этим Сержем детей крестить?  Дети… Нет у неё детей!  Ей хватает детей сестры.  Надо бы созвониться с ней.  Но пока что-то не очень хочется. В принципе там всё нормально. Сестра отправила ей пару сообщений  о том, что она  с мужем и детьми  на базе отдыха. И это замечательно. Они отдыхают на базе,  и она тоже отдыхает на базе, правда, на базе не простой, а «поднебесной».   Или всё же позвонить?  Нет. Не стоит. Начнутся расспросы. Соврать невозможно, умолчать тоже. Лучше не звонить.
- Интересно, а то, что я не хочу звонить сестре,  могло бы быть запретом со стороны Серёжи? Или это моё желание? – сказала Антонина в пустоту.
Кофе в чашке остыл, превратившись  в горькую  бурду. Аппетит пропал. Сумрак за стеклом сгустился в полную тьму.  Антонина вернулась в спальню, сняла сарафан, переоделась в более удобную одежду.  Хлопковые шароварчики, сверху футболка, на ноги носки и сандалии. Конечно, носки не спасут от укусов змей. Надо будет спросить у Серёжи  про наличие этих пресмыкающихся в столь идеальном  месте.  Но она  сегодня и не будет особенно рисковать, просто немного исследует лестницу, идущую от террасы. 

Антонина выскользнула из своего номера и, стараясь ступать неслышно, пошла в сторону лестницы, ведущей вниз.
Это место по праву можно было назвать продуктом триумфа дизайнерской мысли.  Широкая  мраморная  лестница не освещалась фонарями. В ней просто  подсвечивались перила и сгибы ступенек, слегка, создавая видимый контур и не забивая свет звёзд, льющийся с бархатного  чёрного неба. 
Не успела Антонина сделать и несколько шагов по направлению к лестнице, как  из боковой тени плодового дерева вышел мужчина. 
- Простите, Антонина Владимировна.  Если вы намереваетесь спуститься вниз, я должен вас сопроводить.
- Вы кто?
- Ваш телохранитель.
- Личный? – улыбнулась Антонина.
- Да, - ответил мужчина, подходя поближе.
Наверное, он был излишне красив для телохранителя.  Поджарое тело, рост чуть выше среднего, мускулы на руках, шрам на лице, пружинистая походка, прищуренные глаза, волевой подбородок, коротко остриженные волосы. Одет в камуфляжные штаны и майку. Не мужчина, тигр, так почему-то Антонина сразу окрестила его.  Она почти угадала с именем - Тигран. Он представился ей  в довольно старомодной манере, назвав имя и почтительно наклонив голову вниз, а руки отведя за спину.
- Я не думала, что здесь такое опасное место, - робко отозвалась Антонина.
- Место не представляет  опасности. Но  мы не можем рисковать вашей жизнью даже на микрон. Слово «микрон» не вязалось с типичным образом телохранителя. Но Антонина уже поняла, что в этом месте привычная типология личности, видимо, не работает, ровно как и привычная гравитация.
- Скажите, мне кажется или вправду, что всё это сооружение висит в воздухе?
- Парит, скорее. Современные технологии позволяют это  сделать. То, что кажется людям чудесами, давно уже осуществлено здесь, в  ЦУПе , в центре управления планетой. 
- А почему тогда этого нет всюду?
- У людей проблемы с нравственностью. Они хотят жить, наслаждаться и не желают  работать. Новые технологии окончательно убьют в людях тягу к самосовершенствованию.
- А зачем им самосовершенствоваться? 
- Странный вопрос.
- Ничего странного. Я всегда задаю его себе.  И не могу найти на него ответа. Ведь смерть лишает человека всего, чего  он достиг.  Вот, к примеру,  я научилась разговаривать с Землёй. А  если я умру, то моё умение пропадёт.  Какой смысл в моём самосовершенствовании?  Вот и вы боитесь, что со мной может что-то случиться.
- Боимся.  Потому что у вас очень сильный дар. Нельзя его потерять прежде времени. У нас много проблем, которые вы поможете нам решить.
- А чего ещё вы боитесь?
- Вдруг вы попросите Землю навести порядок в области человеческой нравственности.
- И?
- Она уничтожит  злых людей, и останутся одни добрые хомячки.
- Вы это серьёзно?
- Да. У вас очень опасный дар.
- Тогда  вам тогда проще меня убить.
- Мы не убийцы. Мы должны охранять ваш дар и работать вместе в деле совершенствования человечества, соблюдая при этом крайнюю осторожность.
-  Вы будете ходить рядом со мной везде?
- Практически.  Не переживайте, Вы меня не будете видеть.  Профессионалы работают незаметно, - он улыбнулся.
В этой улыбке Антонина не разглядела холодка, как раз наоборот, она была тёплой и даже слегка приторной.
-  Я хочу пройтись  вниз до города. Можно?
- Ваше желание для меня закон, Антонина Владимировна.
- Зовите меня просто Тоня. Я терпеть не могу официоз.
- Хорошо, Тоня.
- Вы можете идти рядом со мной.
- Как скажете.

Ей показалось, или он слегка прикоснулся рукой к её бедру?  Но, наверное, не стоило об этом задумываться, потому что хлопковые бесформенные брючки  и помятая футболка  не  предполагают флирта.  В голове, правда роем пронеслись  мысли  о его мужской сути, которую он и не собирался  скрывать. Интересно, сколько женщин было у него.  Разборчив или всеяден? Так сразу и не поймёшь.  Но и её не возьмёшь на дешёвые уловки.
Мир покачнулся, свет померк. Сильные руки подхватили её.
- Вам плохо, Тоня?
- Пустяки. Это пройдёт, - она отстранилась от него. – У меня бывает такое очень редко, правда, но бывает. Давление пониженное. Я, наверное, с дороги ещё не пришла в себя.
- Вот видите, а вы ещё сомневались насчёт моих функций.
- И много у вас этих функций? – спросила она грубовато.
- Сколько есть, все к вашим услугам.
Антонина пыталась злостью вернуть привычное ощущение своей тарелки, из которой она так некстати вышла, просто выплеснулась в горячую южную ночь, пропитанную ароматом мужских феромонов.
Как отключить волнение?  Просто найти недостатки в спутнике, физические или умственные изъяны. Второе - вернее.  Нужен вопрос наподобие  - «не подскажете, как пройти в библиотеку?»
- Скажите,  а мировому правительству ничего не известно про инопланетян?
- Мировому правительству?
- Ну да, вам…
- Мы не совсем правительство. Мы наверху, да. Но мы не управляем в том смысле, как вы это себе представляете. Мы не командуем, какому государству что делать. Мы больше сдерживающая сила, чем активная.
- Вы охраняете нас, непутёвых, я понимаю.  И вам не может быть ничего известно ни про каких инопланетян. Их нет!  Да и откуда взяться им в этом пустынном окраинном уголке галактики. Кстати, знаете, чем галактика отличается от звёздного скопления?
Стрела с ядом достигла цели. Антонина физически ощутила судороги внутреннего бессилия  спутника. Тигран не годился на роль интеллектуального и просвещённого собеседника. Ум его имел чёткие предметные очертания  и был достаточно предсказуем в пределах своей глубины. Словно зоопарк - тайны есть, но определённого животного характера, не более того.
- Ты животное. Да… Ты можешь быть сильным животным. Ты можешь загрызть меня - человека. Но от этого ты не перестанешь быть животным, - сказала Антонина вслух, но очень тихо, вроде бы как обращаясь к самой себе.
Тигран сделал вид, что не расслышал, соорудив озабоченное выражение на лице, и Антонина  в ответ послала ему доверчивую  улыбку, свойственную типажу  обычной женщины-дурочки.

 Светящаяся мраморная лестница привела их к дороге с такими же люминесцентными  бордюрами.  На импровизированной стоянке  Антонина увидела  с десяток машин, выбирай любую.  Все они были с открытым верхом и  сверкающими дисками на колёсах.  Тигран, поиграв связкой ключей, остановился у чёрного кабриолета. Он открыл дверцу пассажирского сиденья,   приглашая Антонину присесть.
Чёрный кабриолет  с бесшумным движком повёз их в сторону огней.  Перед Антониной проявились объёмные  картины неведомой жизни поднебесного города ( так она окрестила его про себя)-  покатые многоярусные крыши домов в китайском стиле и плоские тибетские крыши, просторные улицы, люди…  Антонина жадно вглядывалась в людей. Лица их  большей частью  соответствовали азиатскому типажу, но с неподвижной мимикой,  без проявлении эмоций, словно принадлежали ходячим куклам.  Женщины и мужчины  были одеты в просторные рубашки и штаны, напоминающие  хлопковые робы для работы на плантациях.  У женщин рубашки чуть длиннее, напоминают платья.  Тигран опередил её вопрос:
- Это непростой город, здесь собраны особенные трудолюбивые люди без агрессивных  черт характера.
- Селекция?
- Может быть и такое.
-  Всё же добрые хомячки? Странные такие. Не высказывают никакого удивления при виде нас. А ведь на улицах больше нет машин.
- Они хорошо воспитаны. Им нельзя показывать эмоции.
- Как это так, нельзя? Они не могут разбить чашку или крикнуть, или побежать?
- Могут. Но лучше им этого не делать. Есть определённые рамки, в которых возможно проявление их эмоций. Нарушение же таких рамок ведёт к  изъятию  нарушителей из города. Это город без преступников.  Это модель, на которой мы изучаем идеальное общество.  Здесь  полная безопасность.
- И всё же вы меня охраняете.
- Бережёного Бог бережёт.  Если вам не нравится город,  то  могу предложить прокатиться по реке. Искусственное русло пробито среди гор, поездка будет незабываемой.
- А куда вы изымаете нарушителей?
- В отдельное поселение.
- В тюрьму?
- Здесь нет тюрем. Это просто отдельный посёлок. Да и посёлком его назвать трудно, там живут всего с десяток человек.
- Суровая кара.
- Они живут, не зная  лишений.  Считайте, что им повезло.
- Смертникам разве может повезти?
- Их никто не собирается убивать.
- Но ведь они всё равно когда-нибудь умрут. Как можно говорить о счастье и везении смертных людей? Это же абсурд!
- Тоня, я вижу, вас очень занимают  вопросы смерти.
- Не могу же я закрывать глаза на эту  главную несправедливость мира.
- Мир так устроен. И мы работаем над тем, чтобы продлить жизнь.
- Есть успехи?
- Конечно, есть. 
- Никогда не жаждала оказаться в тайном ордене. Иные тайны лучше не раскрывать.
- Жалеете, Тоня? Такой шанс не всем в жизни выпадает.  Ну, так что, едем на речную прогулку?
- Я не против.
Тигран подрулил к речному причалу,  звучно тормознул, вышел из машины, широким жестом открывая перед Антониной дверцу авто, галантно подал ей руку.
- Мне это снится, - прошептала женщина.
- Впечатляет?
- Нет слов.
- Зачем слова, когда первичны чувства?
Антонина не могла представить, кто рисовал и воплощал в жизнь такие исполинские горные формы, словно нарочито лишённые человеческой обыденной логики.  Причал представлял собой абсолютный тупик дороги.  За причалом перекатывала по камням свои воды река, за рекой вздымалась в вертикаль  высоченная отвесная  скальная стена.

Русло реки,выдолбленное в ущелье с отвесной высокой береговой стеной,  перерезало городскую  дорогу строго перпендикулярно. Возникал полный эффект того, что река как будто бы приходит из ниоткуда и уходит в никуда. Плавное течение вод  не исключало шума. Река звучно перекатывалась по прибрежным камням. Её тёмные ночные воды были контурно очерчены светящимися буйками. Ширина русла навскидку  составляла метров тридцать.  Отвесный скалистый противоположный берег  был окутан вверху туманом, который не позволял определить его высоту. Он уходил  в глубину ночного неба. И даже если запрокинуть голову,  невозможно было бы увидеть, что  там есть, на вершине  этой гряды и есть ли она, вообще. Полная иллюзия стены, уходящей в бесконечность и перерезающей мир надвое.
- На вид  как  стена.  Очень высокая?
- Выше не бывает, - сказал Тигран тоном человека, посвящённого в некую тайну.
- Я и не заметила её с террасы ЦУПа.
- Гора закрывает восток, а ЦУП гостевыми окнами обращён на запад.
- Но всё же очень странно. Обычно город тянется вдоль реки, а этот перпендикулярен ей.
- Тут всё необычно. Пологий берег этой реки не выдерживает строительной нагрузки, такова особенность местного рельефа.
- А эта башня зачем?
- Что-то типа маяка или храма для местных.
- Ни одного человека здесь не вижу.
- Сейчас башня не работает.
Башня, сложенная  из охристо - жёлтого камня, по виду больше напоминала маяк, чем место религиозных сборищ.  Смотровая площадка по периметру верхушки лишь слегка отсвечивала рубиновым  ореолом.
На причале Антонина заметил несколько  яхт  разного калибра. Тигран уверенно подошёл к среднеформатной однокорпусной белоснежной красавице с надписью Leda.
- Прошу на борт, - протянул он руку Антонине.
Конечно, по всем законам жанра эта яхта должна была быть образцом роскоши.  Но фантазийная роскошь оказалась достаточно сдержанной в своём реальном воплощении. Каюта с бархатными фиолетовыми диванчиками и  таким же бархатным в основании столом имитировала фрагмент ресторанного помещения. Впечатление усиливал массивная барная стойка с бутылками, кофемашиной  и разнообразными наборами посуды. 
- Яхтой управляет автопилот, потому мы можем просто наслаждаться путешествием, - сказал Тигран, включая мотор.
- Полная сбыча социальных мечт, - пробормотала Антонина себе под нос. 
Она понимала, что  расслабиться в этом месте с бесплатным сыром у неё не получится.  За сыр точно придётся расплачиваться. Вот только неизвестен номинал расплаты. В любом случае,  нужно быть начеку.

Тигран занялся сервировкой стола, Антонина отдалась объятиям фиолетового бархата дивана. Плеск светящихся  волн за  открытым стеклом иллюминатора  все же был призван  навеять полное расслабление.  Пригубив бокал вина, Антонина, наконец-то, ощутила, как  спадают внутренние спазмы, разжимаются кулаки раздражения, тело наполняется маревом благодати и покоя. Тигран выключил верхний свет, зажёг ароматическую свечу так, как это должен делать слуга. В его микродвижениях не было и намёка на половое влечение. Его взгляды не «общупывали»  тело Антонины, и она  могла просто наслаждаться бесшумным плавным дрейфом  яхты по течению. Мотор, корректирующий курс, включался лишь изредка с лёгким, успокаивающим рокотом.  Стеклянный люк каюты на потолке был открыт, в нём густо я ярко горели звёзды глубокого ночного неба.

- Тоня, вы можете заночевать здесь в спальном отсеке.  Я буду охранять ваш покой, целостность и невредимость.
Заночевать на яхте и встретить рассвет, да ещё и с личным телохранителем – заманчивое предложение для женщины-дурочки. Но Антонина себя в разряд таких женщин не относила.  Она подумала о том, что можно было бы и поговорить с Землёй, но потом решила, что пока не стоит этого делать.
- Прогулка отличная, но, видимо, нам пора повернуть обратно. Утром у меня снова допрос, вернее, беседа с вашими дознавателями.
- Это не дознаватели, это научные сотрудники ЦУПа.
- Сотрудники или дознаватели… Но они задают слишком много вопросов! Скажите, Тигран, а у вас тоже есть некие способности?
- Есть.
- Это секрет?
- В какой- то мере для других  это секрет, но не для вас. Я – везунчик по человеческим понятиям. Я умею чувствовать опасность шкурой. Миллиметраж моего прохождения через смертельные ситуации можно представить как пробежку по канату над пропастью.
-  Так , значит, вы бегаете по канату?
- Да. И виртуально и реально.
- Вы умеете отключать гравитацию? – усмехнулась Антонина.
- Да. И не только её, но и время. Говорят, что они связаны. Я могу растянуть мгновение. Особенно, если оно прекрасно, - Тигран улыбнулся клубничными губами.
- Ничего же себе! Я просто оказалась в сказке. Один в голову может залезать и мысли останавливать, другой время останавливает.
- Сказка – это борьба сил тьмы с силами света.
- Вы намекаете на что-то серьёзное? Здесь идёт борьба?
- Нет. Здесь нет никакой борьбы, здесь просто надзор.  ЦУП  охраняет планетарную стабильность. А я говорю намёками и присказками, чтобы хоть как-то заполнить паузы.
Тигран отвернулся, словно  пытаясь разглядеть что-то  важное в раскрытом иллюминаторе, Антонина тоже перевела взгляд на ночное небо, в котором вдруг неожиданно вспыхнул болид, мягко и плавно входя в  яркую  хвостатую дугу падения.  Через пару секунд он бесшумно погас на высоте.
- Как красиво! – воскликнула Антонина.
- Красиво.
- А сюда, в ЦУП  других женщин привозили?
- Привозили.
- И где они теперь?
- Вернулись домой, работать на благо планеты.
- А они были красивыми?
- Всякими. Одна была похожа на бабу ягу, - усмехнулся Тигран.

Антонина прикусила язык, ощутив усталость Тиграна. Иногда глаза людей словно экран показывали ей нечто особенное, не выражаемое словами.  Сейчас в экране мужских глаз она увидела тоску атланта, придавленного грудой камней.
- Я устала. Везите меня обратно.
- Хорошо, - отозвался он.


продолжение следует.


Рецензии
🌹здравствуйте Алла !
Замечательное начало, текст легко читается и увлекает фантазия автора.
Читатель садится в лодку и начинает своё путешествие вместе с гидом-автором.
Грамотная речь, красивые обороты, дизайнерское описание быта и предметов,
убеждает, что Вы, Алла безгранично талантливый человек, Писатель с большой
буквы.
Не буду вдаваться в подробности сюжета, он меня захватил, буду читать дальше.
Рад, что на Прозе есть такие талантливые авторы !

Всех благ и удачи, уважаемая Алла !
С теплом

Валерий Олейник   14.03.2021 18:21     Заявить о нарушении
Валерий, спасибо. Я пишу с листа, без особой редакции, меня захватил один удивительный смысл.

Хочется передать его.

Алла Динова   14.03.2021 19:28   Заявить о нарушении
Я это почувствовал, Алла, благодатная тема, особенно для такого талантливого, многогранного писателя, вернее писательницы, как Вы, читаю вторую
главу и уже предвкушаю интересные события

Валерий Олейник   14.03.2021 20:27   Заявить о нарушении
На это произведение написано 12 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.